/img/tv1.svg
RU KZ
КРЕМ завершил расследование тарифов на услуги столичного аэропорта

КРЕМ завершил расследование тарифов на услуги столичного аэропорта

Антимонопольный регулятор сравнил его расценки с сопоставимыми по оборотам воздушными гаванями в ближнем зарубежье.

09:59 10 Август 2019 5934

КРЕМ завершил расследование тарифов на услуги столичного аэропорта

Автор:

Данияр Сериков

Фото: Максим Морозов

Комитет регулирования естественных монополий (КРЕМ) не выявил злоупотреблений монопольным положением при повышении тарифов на услуги взлета-посадки, авиабезопасности, авиапарковки и сверхнормативной стоянки со стороны столичного аэропорта Нурсултан Назарбаев. Расследование было начато в прошлом году с подачи жалобы авиакомпании Air Astana. Об этом в интервью inbusiness.kz рассказал исполняющий обязанности руководителя управления регулирования и расследований в сфере гражданской авиации и морских портов антитрастового подразделения Минэкономики Рауан Тлегенов.

Усмотрев признаки нарушения в виде максимальной цены на услуги и резкого повышения тарифов в сравнении с другими географически близкими аэропортами на соответствующем товарном рынке с зоной охвата 300-600 км – Караганды, Павлодара, Кокшетау, Костаная, Петропавловска, достаточные для проведения расследования, в комитете провели анализ затрат с учетом прибыльности при предоставлении аэропортовых услуг по международным направлениям.

«Мы провели анализ расходов, прибыли и себестоимости аэропорта Нурсултан Назарбаев по проверяемым услугам за 12 месяцев 2018 года, по итогам которого выявили, что в целом данные услуги остались убыточными. Прибыль сложилась только по одной услуге – сверхнормативной стоянке. Фактическая себестоимость не превышает установленный тариф», – рассказал чиновник.

У аэропорта по большинству статей затрат за многие годы накопилось увеличение расходов на ГСМ, электроэнергию, материалы, сырье, налоги, зарплату, а также стоимости затрат на обслуживание и содержание основных средств и нематериальных активов. Кроме того, на повышении издержек и убыточности выросших в стоимости услуг сказалась проводимая девальвация национальной валюты. Хотя объемы пассажиропотока в прошлом году были выше заложенных в тарифную смету, констатировал представитель КРЕМ.

На протяжении более 15 лет тарифы оставались без изменения, при этом, как показал анализ, за последние годы имеется факт наличия убытков по основной деятельности. Дальнейшее сохранение текущей убыточной ситуации ограничит возможности аэропорта оказывать качественные и бесперебойные услуги по обслуживанию воздушных судов, отметил он.

«В итоге снижение расходов по статье обеспечения взлета-посадки, предоставления места-стоянки и сверхнормативной стоянки составило 131 млн, по услуге обеспечения взлета-посадки – 2,3 млн. По нашим расчетам на обеспечение взлета-посадки тариф сложился 2 030 тенге, а у них применяемый тариф действует в 1875 тенге – разница между применяемым и установленным тарифом 7,5%. По авиационной безопасности нами установлен тариф 1468 тенге, а у них применяется 720 тенге, разница в 59%. Базирование и сверхнормативная стоянка так же – мы установили более высокие тарифы в ходе расследования с учетом расходов, относительно применяемых тарифов аэропорта», – отчитался Тлегенов.

Между тем в ходе расследования стоимостной цепочки по обозначенным услугам выяснилось, что аэропорт осуществляет дополнительные выплаты сотрудникам, к примеру, за географическую отдаленность – 15% и персональные надбавки в 50% в виде премий. Экспертиза в Минтруда показала, что это внутреннее дело хозяйствующего субъекта.

«Нами были выявлены премии административному персоналу по итогам 2017 года, выплаченные в 2018 году. По этой статье расходов было выплачено 25 млн тенге административному и 500 тыс. тенге производственному персоналу. Эту премию мы не приняли, ее срезали в их тарифной смете затронутых услуг, потому что она была выплачена по итогам убыточной деятельности за год», – раскрыл детали госслужащий.

Также КРЕМ направил запросы в Федеральную антимонопольную службу России, коллегам в Узбекистане и Кыргызстане, чтобы сравнить показатели с сопоставимых товарных рынков в аэропортах Екатеринбурга, Новосибирска, Бишкека и Ташкента. Они выявили разницу в тарифах большую в 3-4 раза, нежели в аэропорту Нур-Султана. При этом учитывались такие аналогичные факторы, как объемы пассажиропотока и услуг. Кроме того, сравнение проводилось с аэропортом Алматы, где тарифы на четыре услуги оказались почти на одном уровне, хотя расценки на взлет-посадку и авиабезопасность в южной столице несколько выше. Вместе с тем стоимость базирования в столичном аэропорту более дорогая.

Напомним, с января 2018 года аэропорт Нур-Султана повысил тарифы на четыре нерегулируемые услуги для международных авиаперевозчиков: взлета-посадки – на 30%, с 1441 до 1875 тенге, авиабезопасности – на 100%, с 360 до 720 тенге, авиапаркинга на аэродроме – на 156%, с 72 до 185 тенге, и сверхнормативной стоянки на 177%, с 144 до 400 тенге. Внутренних направлений это не коснулось, и комитет гражданской авиации (КГА) поддержал такое повышение, поскольку расценки не поднимались с 2003-2006 годов.

Как известно, с января 2017 года функции по регулированию и контролю тарифов в авиаотрасли были переданы от КРЕМ в КГА. После чего тарифы на четыре аэропортовые услуги по международным направлениям были дерегулированы профильным комитетом, и они теперь могут подпадать под антимонопольный контроль только в случае жалобы.

Данияр Сериков

Аэропорт Шымкента выставили на торги

05 Октябрь 2020 09:27 6761

Воздушную гавань южного города готовы передать в доверительное управление с правом выкупа.

Тендер на передачу АО «Аэропорт Шымкент» в доверительное управление с правом выкупа объявлен на площадке gosreestr.kz. Стартовая цена, с которой планируется начать торги, установлена в сумме 5,2 млрд тенге.

По условиям конкурса победителю необходимо будет вложить в объект не менее 6 млрд тенге за период доверительного управления. Инфраструктуру аэропорта необходимо привести к современным стандартам в сфере гражданской авиации. В частности, требуется провести реконструкцию пассажирского терминала, модернизацию, а также обновить спецтехнику и оборудование. Компания должна обеспечить безубыточность деятельности с увеличением с 2021 года ежегодной чистой прибыли не менее 150 млн тенге. 

Продажа воздушной гавани должна осуществляться по рыночной стоимости, определяемой на момент заключения договора доверительного управления в соответствии с законодательством об оценочной деятельности в РК. При этом рыночная стоимость в течение срока доверительного управления подлежит индексации в соответствии с официальной ставкой рефинансирования Национального банка РК и может быть выплачена в рассрочку, которая предоставляется на срок не более трех лет после даты заключения договора купли-продажи.

Торги намечены на 8 октября 2020 года. В настоящий момент идет прием заявок на участие.

Как указывается в отчете об оценке аэропорта на 28 мая 2020 года, совокупная прибыль АО «Аэропорт Шымкент» на 1 января 2020 года составила 95 млн тенге, что на 13 млн тенге меньше показателя годичной давности. Полеты в воздушную гавань одного из самого густонаселенного города в республике на постоянной основе совершают пять авиакомпаний: АО «Эйр Астана», АО Bek Air, АО «Авиакомпания Scat», АО Qazaq Air. Регулярными рейсами Шымкент связан с городами: Нур-Султаном, Алматы, Москвой, Стамбулом, Амстердамом.

Чартерные рейсы выполняются по всему миру, но основными направлениями являются Шарм-Эль-Шейх, Анталья, Баку, Тбилиси.

Наибольший пассажиропоток отмечается в направлениях Нур-Султана, Алматы, Москвы, Амстердама и Стамбула.

Карина Алимова


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Эксклюзивное интервью председателя правления аэропорта столицы

11 Сентябрь 2020 21:00 4855

С какими сложностями столкнулся главный аэропорт Нур-Султана после уплаты штрафа?

20 миллиардов тенге просит у властей аэропорт Нур-Султана. Об этом в эсклюзивном интервью Atameken Business заявил председатель правления Габит Тажимуратов. Он уточнил, что эти деньги нужны на ремонт взлетно-посадочной полосы. А нынешние доходы, по его словам, не покрывают расходы воздушной гавани. Сейчас аэропорот зарабатывает около 700 миллионов в месяц. О сложном финансовом положении  аэропорта, рабочих местах, ценах, дальнейших планах и о том, почему кризис не повлиял на зарплату самого председателя.

Здравствуйте, уважаемые телезрители, в эфире программа «Интервью». Меня зовут Молдир Абдуалиева. Сегодня мы беседуем с председателем правления Международного аэропорта Нурсултан Назарбаев – Габитом Тажимуратовым. Габит Калиевич, добрый день! Не буду ходить вокруг да около, начну с последней новости. Вас оштрафовали на два миллиона. Почему?

По их замечаниям, в основном все устранены. Здесь уже необходимо отметить социальную ответственность пассажиров тоже. Они, когда шли в аэропорт, могли онлайн регистрироваться на рейс, есть элементарное – носить маски, пользоваться антисептиками и соблюдать дистанцию, которую мы здесь обозначили, в аэропорту. Далее можно отметить: в этом году, начиная с марта, мы работали в усиленном режиме именно в части недопущения распространения коронавируса в нашей стране, в нашем городе.

300 миллионов тенге потратил столичный аэропорт на борьбу с коронавирусом

Например, мы, аэропорт, для этих целей выделили 300 миллионов тенге, на которые купили 4 тыс. комбинезонов, 122 тысячи медицинских перчаток, 400 тысяч масок, 4 тыс. антисептиков, потом установили в 400 местах санитайзеры, можно отметить. В принципе, потом кто обслуживает наших пассажиров, наши работники прошли ПЦР-тестирование, ежедневно проходят. Кроме того, согласно нашим требованиям авиации, они утром и вечером перед каждой сменой проходят медицинский осмотр.

Вы ушли от ответа. За что именно вас оштрафовали? То есть только вина людей в том, что они не носили маски?

Требования санврачей не подходят к авиации – глава столичного аэропорта

Не вина людей. Надо отметить, что требования, которые установили они... Как вам сказать… К нашим требованиям авиации они не подходят. Например, в самолете сидят 100 человек, а мы должны в автобусе, который перонный автобус, мы там должны разделить пятерых или 10 человек. И в аэропорту тоже  пассажиры стоят, мы определили им место, где должны они стоять, но, если они не соблюдают, как может аэропорт требовать от него? Это не функция аэропорта, это уже не понятно, на основании чего они нам такие штрафы написали.

По бюджету бьет не только наложенный штраф, но и коронакризис в целом. Авиация сейчас за бортом. Аэропорты в том числе. Сейчас каково ваше финансовое положение, речь об аэропорте, и сколько сейчас аэропорт зарабатывает в день, можете озвучить сумму? И какой она была раньше?

Доходы упали на 70% – глава столичного аэропорта

Могу сказать, что в день, например, у нас было регулярных рейсов где-то 80-100, а сейчас максимум где-то у нас 40 рейсов в день – это внутренние рейсы, не считая международных рейсов, их вообще нет. Основная доля наших доходов – международные и грузовые рейсы. Доходы аэропорта в это время упали на 70%, пассажиропоток снизился на 50%. У меня работают 2200 человек в аэропорту, я должен обеспечить зарплатой, работой элементарной.

Сколько сотрудников отправлено в отпуск без содержания?

Вначале, в марте, где-то тысячу человек отправили. Оставили только тех, кто работает в охране. И мы отключали все электроэнергию, чтобы экономить.

В итоге сколько сотрудников сейчас работают в полную силу?

В полную силу на сегодня все работают, но мы сократили зарплату.

Зарплаты сотрудников сокращены на 15-20% – глава столичного аэропорта

На сколько?

На процентов 15-20.

А Ваша зарплата тоже сокращена?

Я работаю круглосуточно. У меня зарплата устанавливается советом директоров.

Понятно. Вы будете просить поддержку у государства?

Мы должны 33 млрд тг БРК и 5 млрд тг японскому банку – глава столичного аэропорта

Поддержку мы просили, и в первый, второй, третий квартал была отсрочка налоговая, но это тоже помощь такая... Мы относимся к крупному бизнесу. Например, маленькие аэропорты – они полностью поддерживаются, под социальным налогом, а у нас, наверное, максимум на 300 миллионов поддержка была в связи с отсрочкой налогов. В связи с этим у нас еще есть кредит БРК и японскому банку. Новое здание же построили.

Сколько вы должны?

Банку развития мы 33 миллиарда должны. В этом году просто отсрочку получили, на следующий год перекинули, но это тоже не спасает нас, поэтому мы должны его как-то отодвинуть или как-то решить на уровне государства.

Сколько вы должны японской организации?

Японская иена, японскому банку мы должны 5,5 миллиарда.

То есть 33 миллиарда вы должны Банку развития Казахстана, а пять миллиардов – японской компании, японскому банку?

Да. Когда строили первый терминал, тогда получали кредит.

Как будете возвращать?

Это зависит от нашей работы, как мы будем сейчас работать с БРК. Работаем с министерством финансов, работаем с министерством индустрии, со своим уполномоченным органом, непосредственно работаем в этом направлении.

Вы знаете, что президент в своем послании сказал о том, что выделят два триллиона тенге на устранение последствий пандемии? Вы рассчитываете на эти деньги?

Я очень рассчитываю на эти деньги, потому что аэропорт столицы – это стратегический объект, во-первых. Во-вторых, здесь любой пассажир или гость первым прилетает в аэропорт. Видя аэропорт, дальше уже можно видеть город или страну.

Рассчитывать одно...

Тем более здесь у нас работают высококвалифицированные специалисты, которых я не могу потом найти в авиации специалистов. Готовить специалистов очень трудно. Поэтому, если работают две тысячи человек, я за каждого борюсь, потому что специалистов в отрасли авиации сейчас идет нехватка.

Повторюсь, рассчитывать одно, как вы думаете, этот кусок пирога достанется вам?

Я не могу сказать «кусок пирога». Надо просто работать, показывать, доказывать им, что необходимо сюда вкладывать деньги.

20 млрд тенге просит выделить аэропорт Нур-Султана

И сколько вы бы хотели получить?

Ну хотя бы для ремонта полосы.

Сколько?

Капитальный ремонт полосы стоит 20 миллиардов, примерно.

Говоря о ремонте и дальнейших планах. Я первой записала интервью с турецкими владельцами аэропорта в Алматы. Вы знаете, это компания Tav Airports. Они рассказали о своих планах. Там намечено строительство нового терминала за 200 миллионов долларов. Что планируете вы?

Мы не планируем строительство новых аэропортов, потому что в нашем мощность Т1,Т2, достаточно, а где-то даже половины загруженности нет, поэтому основная проблема у нас – полоса. В первую очередь мы ставим задачу реконструкцию полосы. Планируем в следующем году плотно заниматься этим вопросом, потому что у нас два сезона ремонта пропустили. Должны были давно сделать ремонт. Второй вопрос – в дальнейшем мы хотим, чтобы здесь развивались грузовые авиаперевозки, можно построить мультимодальный центр, где расположены железнодорожные и авиатранспортные узлы.

То есть ремонт полосы и развитие грузоперевозок – это задача-максимум?

Это на ближайшие годы.

Позади нас стоит новый код. Повлияла ли смена кода на работу аэропорта?

Смена кода не повлияла, но я думаю, для будущего развития, развития нового города пассажиры узнают код нашего аэропорта, узнают город и страну. Раньше, например, TSE был, это Целиноград, до 1960-го года получали, получается, 40 лет прошло. Никогда такого в истории не было, аэропорт, который получил новый код.

«Будем опротестовывать» – глава столичного аэропорта о возможности повторного штрафа

Вернемся к штрафам. Вы сказали, что невозможно работать по тем требованиям, критериям, которые установлены. Как Вы думаете,  если еще одна претензия будет со стороны правоохранительных органов, вы сможете оплатить еще один штраф?

Нет, оплатить не сможем. Мы будем уже обжаловать.

То есть будете опротестовывать?

Будем опротестовывать уже от ассоциации всех аэропортов, не только от аэропорта Нур-Султана. Это проблема не только нашего аэропорта, это во всех аэропортах.

Сейчас доходы  составляют 700 млн тенге – глава столичного аэропорта.

Сколько сейчас аэропорт зарабатывает в месяц, можете сказать?

Когда карантин был, у нас было 200 миллионов, но содержание аэропорта – это тоже немаленькие суммы, те же самые ремонтные работы мы проводим,  текущий ремонт полосы, потом ремонт перронов, потом у нас здесь терминал Т1, крытый паркинг, сверху когда дождь капает – крышу делаем. Это все расходы. И так расходы больше выходят, чем доходы. Если я этой работы не сделаю, то не обеспечу безопасность полета.

Сейчас сколько зарабатывает аэропорт?

Сейчас, с увеличением международных полетов, 700 миллионов, здесь надо учитывать зарплаты.

Мы помним. Их урезали на 15 процентов, Вы сказали.

За семь месяцев у нас должны были быть шесть-семь миллиардов где-то, а мы получили четыре миллиарда за восемь месяцев.

Вы проговорили мне о том, что, несмотря на нынешние экономические условия, вы стараетесь поддерживать сотрудников. А были увольнения на фоне происходящего?

Увольнения были, именно по собственному желанию, потому что кто-то в связи с этим карантином переезжает, кто-то снимает квартиры, молодые – они к себе переезжают или зарплата маленькая. Раньше они в выходные сверхурочные получали, а сейчас такой работы нет и зарплата такая не устраивает многих.

Габит Калиевич, я всегда обращаю внимание на сервис и на цены. Вот сейчас, если посмотреть, допустим, сэндвичи – 1600 тенге. Раньше они стоили дороже 2000-2500 тенге, был скандал. В Алматы, допустим, если сравнивать, то цены на еду дороже. Как удалось снизить цены на продукты питания?

Во-первых, надо отметить, какие бюджетные компании сейчас работают. Открылись FlyArystan и Qazaq Air. У них же билеты не такие дорогие, поэтому мы учитываем это, смотря какие пассажиры летают. В связи с этим открыли магазин в зоне Т2, столовую для пассажиров, а эти цены надо просто контролировать. Руководитель любого аэропорта должен лично контролировать цены на еду. Поэтому есть коммерческий департамент. Каждый день они следят за соблюдением санитарных норм. Как цены соблюдаются. Тем более я сам лично обход делаю, днем и ночью обход, и от их доходов зависят и наши доходы, потому что они у нас за аренду площади платят переменный платеж. Если у них поток пассажиров уйдет, то от этого процент у нас падает. Поэтому мы прямо здесь можем устанавливать цены, так нельзя и так можно, хотя они являются частными лицами, частными компаниями, но здесь можно, так как работаем совместно. Мы просим и требуем.

То есть аэропорт пытается диктовать арендаторам свои правила в угоду клиентам, чтобы посетители не жаловались?

Да, и мы где-то тоже им помогаем. Во время карантина мы вообще отменили арендную плату, потому что пассажиров не было. Хотя мы могли. Чтобы здесь зайти, конкурсный отбор идет, смотрим на качество и цену.

То есть вы пошли навстречу. А сейчас?

Скидку сделали, по увеличению рейсов мы пересматриваем квартал каждый из договора

Хорошо, Габит Калиевич, спасибо за уделенное время и ответы. Уважаемые телезрители, я напомню, это была программа «Интервью», и мы беседовали с председателем правления Международного аэропорта в Нур-Султане.

Мольдир Абдуалиева​

Подпишитесь на наш канал Telegram!