/img/1920х100.png
/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 403,19 Brent 36,55
Кризис вспыхнет с новой силой?

Кризис вспыхнет с новой силой?

Что ждет экономику Казахстана во втором полугодии.

08:00 30 Июнь 2020 2253

Кризис вспыхнет с новой силой?

Автор:

Ольга Фоминских

Эксперты активно обсуждают, как изменится мировая экономика после пандемии, будет ли коронакризис быстрым или затянется на несколько лет. Но в целом все сценарии напрямую зависят от «новых волн» заболеваемости, карантинных мер, господдержки и прочих факторов. Inbusiness.kz опросил экономистов о том, какие вызовы стоят перед экономикой Казахстана во втором полугодии и какие тренды проявятся.

Экономист Алмас Чукин считает, что ситуация в экономике страны не улучшается, а ухудшается. Основным вызовом, как и прежде, остается высокая зависимость от сырья, и тут все будет зависеть от мировой экономики. Если она будет восстанавливаться, то и спрос на сырье будет оживать, а значит, доходы от экспортируемого сырья будут расти.

«Основная часть нашего успеха в этом случае будет зависеть не от нас», – считает экономист.

Второй вызов – это то, как будет развиваться ситуация на внутреннем рынке.

«Три-четыре месяца малый и средний бизнес выживал на силе воли, на старых запасах. Но, если ситуация с ростом заболеваемости и введением карантинных мер во второй половине года не изменится или повернется в худшую сторону, к концу года порядка 20-30% компаний МСБ мы не досчитаемся. В первую очередь это коснется сферы общепита – рестораны, кафе, бары. Туристическая отрасль уже пошла «под откос». В значительной степени пострадают сервисные компании и розничная торговля. Соответственно, будут снижаться доходы населения и вырастет уровень безработицы», – поясняет экономист.

Также, по его мнению, произойдет выпадение доходов от основных экспортных компаний, которые сократят размещение заказов, и этот негатив дойдет до мелких и средних компаний как через потребительский спрос, так и через косвенные факторы. В итоге к концу года мы можем увидеть порядка 10-15% безработных по сравнению с сегодняшними 4,8-5%.

«Все ждали, каким будет выход из карантина, но пока только увидели, что наступает, скажем так, посткарантинный кризис… После ослабления карантинных мер произошло оживление, люди начали посещать магазины, рестораны, отложенный спрос был удовлетворен, но сейчас опять все начало сворачиваться. Сейчас видим, что ситуация далека от той, что была до карантина. В условиях ухудшения экономической ситуации, снижения доходов и роста безработицы, безусловно, потребуется очередной пакет поддержки от государства. И власти думают над этим и анонсируют какие-то новые решения, но пока эти меры не вызывают у меня оптимизма. К августу обещают предложить план по выходу из кризиса, тут можно только ждать, чтобы понимать, что собирается делать правительство», – отметил Алмас Чукин.

Уже известно, что из-за карантина и ЧП за реструктуризацией кредитов в банки обратилось более 40% заемщиков МСБ, или более 12 тыс. малых и средних компаний. 34% получивших отсрочку, по данным агентства по финнадзору, приходится на сферу торговли, 11% – на услуги химчисток, салонов красоты, парикмахерских, 5% – на транспорт и складирование, 4% – на общественное питание, 3% – на туризм, 1% – на гостиничную отрасль.

«Ситуация в экономике во втором полугодии будет зависеть от разных факторов. При негативном сценарии, если будет вторая волна пандемии, введут карантин, экономика Казахстана сильно пострадает из-за ограничения экономической активности и снижения цен на нефть, которые упадут вслед за снижением глобального спроса на нее», – полагает экономист Жарас Ахметов.

Если эти страхи не оправдаются, то, по его мнению, падение ВВП Казахстана, как и озвучено в разных прогнозах, составит где-то в пределах от 2,5% до 5%. При этом сценарии восстановление экономики произойдет в следующем году.

Малый бизнес пострадает в любом случае, даже если не будет дальнейших ухудшений и ограничений, потому что он в меньшей степени затронут мерами поддержки.

«Также реальные денежные доходы населения снизятся в обоих сценариях. Но если в более благоприятном варианте мы сможем затянуть пояса и переждать, а уже в следующем году доходы восстановятся, то в пессимистическом доходы пострадают очень сильно, и пока сложно предположить, как люди будут выживать, если не будет масштабной поддержки от государства», – отметил Жарас Ахметов.

Сейчас, по его словам, у правительства сложный выбор – ужесточать карантин или нет, но ужесточение сильно ударит по экономике. Это приведет к падению спроса, который властям нужно будет стимулировать, и в первую очередь за счет наращивания госдолга для расширения мер государственной поддержки. В какой-то степени такие меры нейтрализуют подваленный спрос.

Директор консалтинговой компании Ulagat Consulting Group, экономист Марат Каирленов считает, что во втором полугодии кризис развернется в полную силу. В числе основных вызовов будут сокращение госдоходов и возможная девальвация тенге.

По мнению экономиста, во втором полугодии будет сокращение доходов от нефти. Казахстан взял на себя обязательства уменьшить в мае-июне ежедневную нефтедобычу на 390 тыс. баррелей в рамках соглашения ОПЕК+. Это снижение добычи при невысоких ценах на нефть приведет к еще большему сокращению доходов. Именно поэтому сейчас для пополнения бюджета минфин заговорил о повышении налогов.

«Мы подсчитали, что для Казахстана критична среднеквартальная цена на нефть марки Brent в 32-35 долларов, когда госрасходы падают на примерно 1/3 в долларах. Даже если она составит 40 долларов во втором полугодии – это негативно скажется на экономике», – полагает экономист.

Такие цены, по его мнению, приведут к девальвации тенге – это будет второй вызов для экономики.

«Цена на нефть на уровне 40 долларов, падение курса тенге и введение карантинных ограничений приведут к цепочке таких последствий, как снижение доходов и спроса, рост безработицы, вплоть до 35-40%, если отталкиваться от неофициальной статистики, которая сегодня составляет 15%. Но этот сценарий ближе к негативному. Если брать базовый сценарий, при котором цены на нефть останутся по 40 долларов, карантин не введут, то цифры по безработице будут порядка 30%», – поясняет Марат Каирленов.

Уровень сокращений по секторам ударит по-разному.

«Пострадает и горнодобывающий сектор, но особенно сфера услуг. Туризм, сфера развлечений, рестораны остро почувствуют кризис. В этих сегментах может быть сокращение до 50-80%. Образование также может столкнуться с трудностями. Здравоохранение понесет большие потери», – считает экономист.

«В торговле индекс физического объема упал на 45% в апреле, т. е. почти вдвое. В мае частично был реализован отложенный спрос. С учетом роста заболевших, вероятно, начнут вводиться карантинные ограничения. Также сейчас многие компании и госорганы уже перешли на удаленную работу. Все это приведет к снижению спроса, который будет влиять на экономику напрямую: будет меньше заказов, начнут приостанавливаться проекты. Плюс будет меньше спонтанных покупок, меньше встреч в кафе и ресторанах», – подчеркнул глава Ulagat Consulting Group.

Ольга Фоминских


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Итоги первого полугодия 2020: падение нефти на 38% и снижение тенге на 6%

Первое полугодие 2020 года было насыщено драматическими событиями, однако к концу периода стало ясно, что в финале, вероятнее всего, будет счастливая концовка, а не повсеместная экономическая депрессия.

07 Июль 2020 08:00 693

Итоги первого полугодия 2020: падение нефти на 38% и снижение тенге на 6%

По традиции все движение началось с нефти, которая с первой недели в этом году продемонстрировала резкое снижение. К 21 апреля котировки черного золота растеряли более 70%, а 21 апреля вообще ушли в отрицательную зону.

В этот день нефть марки WTI на американской фьючерсной бирже протестировала отметку -$40 (минус сорок) за баррель. Дальше были заполненные хранилища, непростая сделка ОПЕК+ c постоянно хлопающими дверями, затем договоренности, сокращение добычи. В итоге в июне нефть восстановилась к $43 за баррель, продемонстрировав рост с минимумов в этом году более 150%.

«За резким снижением нефти последовали все рынки, в том числе и криптовалютный. С 12 марта биткоин начал пикирование, суммарно потеряв менее чем за сутки более 50% стоимости. Но, собравшись с силами, первой криптовалюте удалось вырасти на 100% с закрытия дня 12 марта, или на 150% с минимумов в этом году. Уже в мае биткоин торговался выше отметки, с которой в марте продемонстрировал резкое падение. Это время было стресс-тестом для холдеров, так как все маржинальные позиции в лонг были ликвидированы сильнейшей волатильностью», – прокомментировал ситуацию на мировых рынках за полугодие в интервью inbusiness.kz Александр Янюк, эксперт по финансам CEX.IO Broker.

По словам эксперта, настроения на фондовых площадках менялись день ото дня.

«Самое быстрое падение фондовых индексов за одну неделю», «Самое быстрое восстановление фондовых индексов за последние 30 лет», «Самый лучший рост индексов за второй квартал» – все эти заголовки будоражили умы инвесторов и заставляли участников рынка задуматься о перспективах мировой экономики.

«Волна пандемии запустила сильную распродажу на рынке акций, но умные инвесторы воспользовались этой возможностью для покупки бумаг по очень выгодным ценам. Мировые центральные банки напечатали триллионы денег для поддержания экономики и стабилизации финансовых рынков. Дешевые деньги, хлынувшие на рынок, осели на фондовых площадках, многие индексы продемонстрировали резкий рост и восстановление после достижения локальных минимумов», – напомнил аналитик.

Валютный рынок продемонстрировал стабильность из-за огромных вливаний мировых центральных банков, основные валюты двигались в боковом диапазоне. Тем не менее инвесторы занимают выжидательную позицию в связи с тем, что макроэкономические данные оставляют желать лучшего.

«В мире наблюдается самая высокая безработица за десятилетия, самые низкие ожидания на будущее у потребителей. Индекс деловой активности в мире упал до исторических минимумов. На фоне плохой макроэкономической и эпидемиологической обстановки, а также резкого падения цен на энергоносители курс российской рубля сильно проседал к американскому доллару, в моменте достигая отметки выше 80 за $1», – аналитик подчеркнул.

Однако беспрецедентные меры Центрального банка РФ по поддержанию стабильности рубля, а также восстановление рынка нефти вернули пару USD/RUB к отметкам 69-71 за $1. Дальнейшая динамика рубля зависит от эпидемиологической обстановки в мире и реакции рынка нефти на восстановление добычи. По нашему прогнозу, при сохранении котировок Brent на текущих значениях рубль будет находиться в широком диапазоне 68-72 за американскую валюту.

Что касается Казахстана, то, по словам эксперта, страна за первое полугодие 2020 года пережила падение котировок нефти, введение ЧП из-за эпидемиологической ситуации, выход из режима ЧП в мае и возврат к карантину в начале июля.

«Конечно, такие американские горки не могли не сказаться на экономических показателях Казахстана и котировках тенге. В стране фактически обвалился рынок труда, значительно снизился ВВП, упала розничная торговля и просел нефтяной сектор, особенно под удар попали нефтесервисные компании. Возврат страны к карантинным мерам может сильно усугубить и без того непростую ситуацию в экономике. Курс тенге за это время обвалился до 466 за американский доллар, затем частично восстановился к отметкам около 400, но из-за второй волны коронавируса, скорее всего, направится к значениям 420-430 за $1», – резюмировал г-н Янюк.

Кульпаш Конырова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Казахстан после Covid-19: что поможет выйти из кризиса

Рецептами поделились участники панельной дискуссии на Astana Finance Days.

30 Июнь 2020 07:01 2529

Казахстан после Covid-19: что поможет выйти из кризиса

Фото: Серикжан Ковланбаев

«Что будет после коронавируса-2019 – кризис или восстановление?» – так обозначил направление дискуссии директор по стратегическим вопросам, председатель Академического совета и председатель отдела Corporate Governance & Stewardship в Международном финансовом центре «Астана» профессор Александр Ван де Путт.

Он представил три сценария развития событий. Первый – сценарий управляемого кризиса. Это когда все международное сообщество будет сотрудничать, чтобы минимизировать последствия кризиса, и в этом случае восстановление пройдет в форме V, количество смертей в глобальном масштабе уменьшится.

Второй сценарий предполагает экономическое восстановление в виде W. Такой вариант возможен, если мировое сотрудничество в борьбе с последствиями пандемии КВИ будет налажено, но не везде. В этом случае восстановление продлится до 2021-го и даже, возможно, до 2022 года.

«Но тут нужно понять, что кризис коронавируса может привести к кризису экономическому», – комментирует спикер.

Третий сценарий – пессимистический, предполагает восстановление в форме L. Этот вариант может воплотиться в жизнь, если различные государства не будут участвовать в международной борьбе с коронавирусом, что приведет к продолжительной депрессии, экономическому спаду вплоть до 2023 года.

«Мы не должны особо полагаться на вакцину, может быть, она и не появится. С этим можно спорить, но не нужно думать, что она появится совершенно точно сама по себе», – добавляет к описанию вариантов спикер.

Природные ресурсы: пересмотреть перспективы

На взгляд Александра Ван де Путта, то, над чем можно работать в Казахстане и что будет содействовать устойчивому экономическому развитию, – это экономика непрерывного цикла. Она послужит «мостом в будущее».

«Например, в Казахстане много нефтегазовых ресурсов, но, к сожалению, большое количество попутного нефтяного газа. Он выделяется, это загрязнет экологию. И кроме того мы не используем ценный ресурс. Может быть, этот ресурс можно использовать для производства водорода, например, для металлургии, что сделает эту отрасль намного более экологичной. И, кроме того, можно обеспечить общественный транспорт – и городской, и междугородний – экологически чистым топливом», – приводит пример спикер.

«Это достаточно перспективное направление, я вижу много возможностей. Но нужно учитывать существующую рыночную архитектуру и издержки», – говорит директор по контенту Bloomberg New Energy Finance Натаниэль Буллард.

Кроме того, добавляет он, нужно понимать, что, если говорить о транспорте, то усилится конкуренция (например, с электромобилями, с транспортом, работающим на других источниках энергии).

«Поэтому сначала надо задаться вопросом: где такие технологии будут иметь особую ценность, где они могут существенно помочь», – считает участник дискуссии.

Региональный ведущий экономист ЕБРР по странам Центральной Азии Эрик Ливны также согласен с тем, что, прежде чем использовать какой-либо вид топлива, например, «синий» водород, нужно точно знать, каков его потенциал.

«Мы можем сравнить стоимость новых источников с традиционными, чтобы посмотреть, какие перспективы есть у водородного топлива, – говорит он. – Для этого необходимо изменить законодательство, проводить НИОКР. Это не просто как какой-то сайт запустить. В секторе ВИЭ нужны новые технологии. Сейчас только 2,3% энергии в Казахстане вырабатывается из возобновляемых источников, эту цифру нужно поднимать до 5-10%, может быть, 15%, тогда появится возможность снижать ее стоимость».

Регионализация и умные города

Дальше участники дискуссии говорили о том, насколько коронакризис отличается от финансово-экономического кризиса 2008-2009 годов.

Александр Ван де Путт отметил, что под влиянием этих двух кризисов разные сектора экономики пострадали по-разному. Сейчас на некоторых отраслях кризис сказался больше, на некоторых – меньше. В 2008 году при росте информационных потоков сократились глобальные финансовые потоки, сейчас количество информации также продолжает расти, но снижается традиционная, физическая, торговля.

«Каковы преимущества Казахстана, которые смогут претворить в жизнь новый шелковый путь? Я говорю именно о цифровом пути», – обозначил спикер направление беседы.

«Последствия двух кризисов совершенно разные, картина оказалась диаметрально противоположной. Я говорю, прежде всего, о тех изменениях, которые повлияли на ведущие, крупнейшие компании мира, на 10 или 20 компаний. Существующий кризис приводит к активному росту цифровых компаний, чья деятельность происходит в основном в онлайн. В то же время объемы физическо торговли сократились. Цифровая экономика начинает активно развиваться именно с наступлением коронавируса», – говорит генеральный директор AIFC Business Connect Джеймс Мартин.

Но, по его словам, есть еще один аспект: сейчас мир переходит от глобализации к регионализации.

«Объемы физической торговли сокращаются, в том числе на глобальном уровне, некоторые страны начинают производить товары на своей территории. Сейчас мы фокусируемся прежде всего на цифровой инфраструктуре, однако должны учитывать, что физическая инфраструктура никуда не делась. Мое мнение: надо объединить физическую и цифровую инфраструктуру. Это позволит и дальше укреплять экономику», – уверен эксперт.

Что касается Казахстана, то, на его взгляд, стране необходимо продолжать работать с международными организациями, которые обеспечивают устойчивое развитие. И нужны инновации.

«Необходимо сосредоточиться на инновационных продуктах, которые позволят улучшить логистику. Необходимо обеспечить целостность цепочек поставок. Это один из приоритетов. Умные города, где будут развиваться инновации, искусственный интеллект, различные новейшие технологии, – вот над чем нужно поработать. Международные финансовые институты также должны развиваться в Казахстане в рамках умных городов. Это позволит объединить традиционный физический мир и мир виртуальный», – делится своим рецептом Джеймс Мартин.

Уникальное положение в Центральной Азии

Управляющий директор и управляющий портфельными инвестициями, EnTrust Global Джулиан Проктор видит эффективность и большие возможности технологии блокчейн в сфере логистики, она позволит сократить затраты и оптимизировать документооборот.

«На территории Казахстана это можно применять, например, в железнодорожном транспорте. Думаю, это можно назвать серьезным драйвером развития транспортной индустрии Казахстана, потому что можно связать несколько конечных точек – потребителей, производителей товаров. Можно сделать шаг вперед, и Казахстану стоит об этом задуматься», – говорит он.

Вообще, по мнению эксперта, у Казахстана уникальное и очень выгодное положение в Центральной Азии с точки зрения доступа и к России, и к Китаю, и к Европе.

«Думаю, эти возможности нужно сейчас использовать, если правильным образом применять технологии. Это может стать катализатором развития не только определенных направлений экономики, но и прямых инвестиций, может быть, даже новых проектов с IPO. Это очень интересные возможности, потенциал для финансовых сервисов и услуг Казахстана, особенно для МФЦА», – говорит Джулиан Проктор.

Образование онлайн как возможность

Эрик Ливны также указывает на то, что у Казахстана сейчас есть все предпосылки для развития собственной транспортной инфраструктуры и сферы услуг.

«Казахстан – часть Евразийского союза, это замечательный коридор для традиционной торговли. Например, в Грузии есть серьезные проблемы, начиная с географических, связанных с Каспийским морем, и заканчивая политическими. В Казахстане нет этих проблем. Это феноменальная возможность для Казахстана развиваться в этом проекте», – считает спикер.

На его взгляд, Казахстан также может выиграть от цифровизации, начиная с финтеха и электронной торговли.

«Нужно особенно подчеркнуть онлайн-образование, это новый переходный момент, новая возможность, которая была запущена пандемией. Учителя, преподаватели из больших городов могут работать в онлайне в разных городах. Также можно больше сделать в цифровизации и в развитии навыков и знаний молодого поколения», – рекомендует региональный ведущий экономист ЕБРР по странам Центральной Азии.

Отметим, что Казахстан опробовал дистанционное обучение в условиях карантина. По словам министра образования Асхата Аймагамбетова, за это лето педагогам предстоит плотно поработать над вопросами технического и методического характера. Министр выразил надежду, что учеба в начале следующего года все-таки начнется в стенах школ, однако вместе с этим необходимо подготовиться и к другому варианту.

Елена Тумашова


Подпишитесь на наш канал Telegram!