Лучше поздно, чем никогда: Казахстан может быть медиатором в Центральной Азии

1537

Страна должна брать на себя ответственность за безопасность в регионе и инициативу лидерства в объединении этих стран для совместного решения проблем, считает экономист Рахим Ошакбаев.

Лучше поздно, чем никогда: Казахстан может быть медиатором в Центральной Азии Фото: qazweek.kz

О внешних факторах безопасности среднеазиатских стран и о роли Казахстана во взаимодействии с соседями Рахим Ошакбаев поговорил с inbusiness.kz в кулуарах экспертной встречи "Центральная Азия – 2030".

– У нас очень много вызовов, и особенно сильно в этом году высвечивается вызов, связанный с энергетической безопасностью. В Казахстане изношена инфраструктура, не сделаны своевременные инвестиции, есть дефицит тепла, электроэнергии. В Узбекистане тоже совершенно неожиданно возник энергетический кризис. Кризис, связанный с водными ресурсами, конфликты на границах Таджикистана, Кыргызстана также достаточно серьезные. Как думает ряд экспертов, погруженных в эту тематику, между таджикской и киргизской сторонами без третьей стороны, равноудаленной, в первую очередь, наверное, в лице Казахстана, эти конфликты долгосрочно не смогут быть отрегулированы. Принимая во внимание, что Россия в любом случае имеет большое влияние, в первую очередь, в сфере общей безопасности в Центрально-Азиатском регионе. Но в силу того, что сейчас она находится в формате большого конфликта с Западом и войны в Украине, соответственно, возможности быть медиатором, на мой взгляд, в некоторой степени падают. Россия отвлечена, и мы это видим на примере развития конфликтов между Арменией и Азербайджаном. Поэтому здесь, очевидно, Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан и другие центральноазиатские страны, соответственно, должны существенно в большей степени пытаться решать накопившиеся проблемы самостоятельно.

– Казахстан в какой-то мере является лидером в Центральной Азии, и сегодняшняя диалоговая площадка, собравшая представителей всех пяти стран, говорит об этом…

– Я не очень поддерживаю тезис системы координат, что кто-то является лидером – Казахстан или, например, Узбекистан. Мы соседние страны, мы не находимся в конкуренции – ни в политической, ни в экономической, ни в военной. У нас есть большой нереализованный потенциал взаимной торговли и взаимных инвестиций. Более того, я убежден, что именно казахстанские бизнесмены должны стать и, возможно, уже являются одними из ключевых инвесторов в экономику Узбекистана. И это можно только приветствовать, потому что мы соседи, инфраструктурно и географически мы комплементарны. Плюс у нас есть такие большие вызовы с падением качества человеческого капитала, с очень большим демографическим давлением – особенно в южных регионах. И этот рост населения опережает возможные социальные и образовательные инфраструктуры.

Афганистан, талибы… Очевидно, что это тоже нерешенная проблема. Там США, по мнению экспертов, оставили невероятное количество современного оружия, а как говорят, "на стене висит ружье, оно когда-то должно выстрелить". В Таджикистане большая проблема связана с транзитом президентской власти. Несколько попыток прошли не очень успешно, и подозреваю, что внутри Таджикистана, в их внутренней политике, есть тоже много разломов, противоречий и сложностей. В какой-то момент Таджикистан может стать в этом отношении достаточно уязвимым во время транзита власти. У них на границе стоят талибы, и возможности Российской Федерации тоже в какой-то момент могут быть лимитированными с точки зрения эффективного военного присутствия. И я боюсь, что тогда нам придется по линии ОДКБ активизироваться и выступать третьей стороной. Сейчас, насколько я понимаю, Казахстан осуществляет сотрудничество с Таджикистаном по вопросам укрепления пограничных постов, и это то, куда мы действительно должны тратить деньги. Это инвестиции в общую безопасность, и образ мышления казахстанцев о том, что "это наш Казахстан и наши проблемы", неверный. Мы должны мыслить едино, что представляем один регион и только сообща можем решить значительную часть проблем.

– Не кажется ли Вам, что в связи со сложной ситуацией в Афганистане конфликт между Таджикистаном и Кыргызстаном сопряжен с рисками и необдуманными действиями?

– Весь регион состоит из рисков, это совершенно верно. Таджикистан, как и любая страна, включая Казахстан, мы все очень уязвимы. Даже в Узбекистане, который отличался консолидированной, крепкой вертикалью власти, мы увидели трагические события в Каракалпакстане и кризис. Поэтому все среднеазиатские страны находятся в зоне риска.

У Кыргызстана тоже свои сложности, связанные с тем, что у действующего главы государства есть своя политическая позиция. Многие его действия критикуются, в том числе в отношении с Узбекистаном. Мы понимаем, что самая высокая сменяемость, в том числе на выборах, во власти происходила всегда в Кыргызстане.  Это дает основание предположить, что "последний раз был не последний раз".

– Какова роль Казахстана в свете кооперации с соседними странами?

– На Казахстане есть особая ответственность, связанная с тем, что, во-первых, у нас есть экономические, финансовые возможности, и мы должны брать на себя ответственность за безопасность в регионе, брать на себя инициативу лидерства к объединению этих стран по совместному решению проблем.

Хороший пример, я считаю, если Казахстан профинансирует, допустим, укрепление границ Таджикистана с Афганистаном, это будет очень хороший вклад. Соответственно, должно быть больше учений по отражению возможных атак. Казахстан может на себя взять роль медиатора в разрешении конфликтов между Кыргызстаном и Таджикистаном, поскольку у президента Касым-Жомарта Токаева блестящая репутация как дипломата. У него очень хорошие личные отношения с главами государств, и, соответственно, он мог бы выступить стороной медиации. 

– Не запоздавшая ли реакция у Казахстана сейчас, на Ваш взгляд?

– Конечно, можно было и раньше. Мы сегодня жалеем, что не начали все это вчера, завтра будем жалеть, что не начали сегодня. У нас сейчас есть особая роль, и мы должны осознать, что мы, все страны, сами несем ответственность за себя, и не оглядываться на Россию. Можно ее поблагодарить в хорошем смысле слова, что своим военным присутствием, авторитетом она обеспечивала все-таки безопасность и на южных границах, и внутри региона. Вы посмотрите, как только Россия начала слабеть, стали вспыхивать конфликты по окраинам. Я думаю, что это все увязано.

Читайте по теме:

Вызовы для Центральной Азии: безработица, социальные лифты и образование

Япония планирует поставлять вооружения в Центральную Азию – китайский эксперт

Товарооборот между Казахстаном и Узбекистаном приблизился к 5 млрд долларов

Telegram
ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАС В TELEGRAM Узнавайте о новостях первыми
Подписаться