Маркировка товара становится обузой для бизнеса

3661

Предприниматели уже теряют часть доходов.

Маркировка товара становится обузой для бизнеса

Проблемы маркировки товаров и работу с контрафактом обсудили представители бизнеса с депутатами мажилиса РК от фракции ДПК "Ак жол" в ходе круглого стола. Об этом сообщает корреспондент inbusiness.kz.

По словам генерального директора ТОО Sevenr Logistics Оксаны Сорокиной, немало проблем создает маркировка обуви. Среди них и дополнительные расходы по хранению на таможенном складе (порядка 50-80 тыс. в месяц), расходы на дополнительную декларацию, режим ИМ-70 (порядка 60 тыс. за 1 декларацию в месяц). Нужно тратиться на этикетки и оборудование. Только мобильный сканер стоит около 100 тыс. тенге, а программное обеспечение около миллиона тенге. Плюс заработная плата одному-трем работникам от 200 тыс. тенге в месяц, включая налоги.  

“На коленке получается, что компания в год завозит 150-200 пар обуви и на каждую пару сверху "падает" по 24 тыс. тенге. То есть если ранее пара обуви стоила в магазине 40 тыс. тенге, то теперь будет стоить 64 тыс. тенге. Если мы говорим об импорте тысячи пар в месяц, то наценка будет порядка 8 тыс. тенге в месяц. Для низкого ценового сегмента это существенный удар, т. к. у нас в стране, к сожалению, низкая покупательская способность. Особенно это будет удар по детской обуви, которую нужно покупать по два раза в год минимум. А для семьи из 4 человек при средней зарплате в 150-200 тыс. тенге в год дополнительно тратить на обувь больше 100 тыс. тенге – это слишком”, – сказала она.

Следующий проблемный момент, связанный с маркировкой, который обозначила Оксана Сорокина, – инфраструктура. В пунктах отгрузки никто не будет ставить дополнительное оборудование и ПО для того, чтобы делать маркировку для Казахстана. Для этого у страны недостаточные емкость рынка и объемы закупа.  

В Алматы склады временного хранения не оборудованы системами маркировки. Поэтому предпринимателям приходится привозить груз на склад временного хранения, заявлять режим таможенного склада, перевозить груз под таможенным контролем либо таможенным перевозчиком, размещать на таможенный склад и потом делать маркировку. Как отметила Оксана Сорокина, для решения ситуации гораздо проще в аэропорту сделать общий таможенный склад, доступный для всех импортеров, с персоналом и ПО. Этот склад должен быть с температурным режимом для возможности хранения и оклеивания товара с соблюдением норм хранения фармацевтической продукции.

“Если говорить про автоперевозки, то мелкие партии таможенным складам не интересны. Таким образом, у нас остаются на рыке такие флагманы, как Zara, Mango и т. д, у которых объемы позволяют снимать большую территорию склада. А вот МСБ просто выкидывается с рынка. Это скажется не только на МСБ, но и на покупателях, так как основным регулятором рыночной цены все-таки является конкуренция. Либо все перейдут на доступные Lamoda и Wildberries, и весь доход, в том числе и таможенные пошлины в бюджет, налоги с продаж и так далее, будут в казне РФ, а Казахстан опять останется ни с чем”, – добавила предпринимательница.

Оксана Сорокина предложила меры, для того чтобы маркировка стала удобной для бизнеса. По ее словам, маркировка одежды и обуви должна быть только для предметов высокого риска по стоимости либо здоровью.

“Никто в здравом уме не будет подделывать обувь за 10 долларов. Но зато весь Интернет пестрит брендовыми сумками и обувью. То же самое с куртками, шубами и часами. У нас полно контрафактных лекарств, БАД и прочего – вот что нужно маркировать в первую очередь”, – отметила она.

Чтобы не дублировать данные при маркировке, достаточно указывать ссылку на грузовую таможенную декларацию. Либо сделать привязку системы маркировки к "Астана-1", чтобы брать данные оттуда либо из виртуального склада.

Своей ситуацией, связанной с маркировкой, поделился директор Wigwam Smoking Христо Кромендопуло. На рынке табачной продукции компания являемся импортером уже 20 лет. С проблемой маркировки она столкнулась в 2020 году. За это время лишь одна европейская компания купила специальное оборудование для маркировки для работы с ними. Остальные либо отказывались, либо разрывали контракты, предлагая везти товар через Армению.

“В итоге мы нашли другой путь. Заказали коды, чтобы клеить их вручную. Помимо того, что "Казахтелекому" мы заплатили три тенге, посреднику заплатили девять тенге за каждый код. На выходе печатной компании заплатили две тенге за каждую. Все это собрали и заплатили еще 150 тыс. тенге, чтобы все это отправить в Германию. Там заплатили, чтобы все это официально растаможить. Взяли 0,60 цента евро, чтобы обклеить товар и только потом отправить нам товар. Итого за штуку вышло 200 тенге”, – сказал он.

По словам Христо Кромендопуло, многие коды оказались нерабочими. 5% из них либо вообще не читались, либо отсутствовал конец кода.

“Второй путь – отправка сигар в Латвию. За доставку товара туда из Германии заплатили две тысячи евро. Там все обошлось в четыре тысячи евро. И после этого мы еще заплатили налог на резидента, по 5% с доставки и 20% за услуги нерезидента. Это еще плюс 160-170 тыс. тенге сверху. Потом наши клиенты удивляются, откуда такие цены (…). Еще один вопрос – остатки товара, который нам запретят продавать с 1 апреля 2022 года. За него мы официально заплатили налоги, растаможили, наклеили акцизные марки. Мы не знаем, что с ними делать и куда девать. А ответы нам на это никто не дает”, – сказал предприниматель.

Депутат мажилиса РК от ДПК “Ак жол” Ерлан Барлыбаев отметил, что с проблемой маркировки приходится бороться уже не первый год.

“И это вроде как налог, но который идет в частные руки. Это меня возмущает больше всего (…). Это глубокая проблема, которая идет из России. По этому вопросу я выступал в стенах Государственной Думы. Несколько депутатов там были против, а все остальные за (…). И мы должны теперь подчиняться этому. Эту проблему мы можем решить только одним способом – выходом из Евразийского союза. Но тогда вы не сможете торговать и получать продукцию из РФ и государств, которые находятся в Евразийском пространстве. Это большая проблема (…). Борьба с контрафактом и введение маркировки – это перекладывание ответственности на плечи бизнеса контролирующими органами”, - сказал Ерлан Барлыбаев.

Мария Галушко