/img/tv1.svg
RU KZ
Между странами ЕАЭС во взаимной торговле до сих пор существует 61 препятствие

Между странами ЕАЭС во взаимной торговле до сих пор существует 61 препятствие

Устранение только одного препятствия в свободном передвижении товаров в рамках ЕАЭС снижает транзакционные издержки бизнеса на $100 млн, подсчитали эксперты.

08:09 17 Сентябрь 2020 2191

Между странами ЕАЭС во взаимной торговле до сих пор существует 61 препятствие

Автор:

Кульпаш Конырова

Вопрос по устранению препятствий на внутреннем рынке ЕАЭС актуален до сих пор для стран – партнеров по союзу, считает Акимжан Арупов, директор Института мировой экономики и международных отношений.

«Согласно данным специально созданного интернет-портала функционирования внутренних рынков ЕАЭС, во взаимной торговле сейчас существует 61 препятствие (14 барьеров, 13 изъятий и 34 ограничения). Препятствий по государствам примерно одинаковое количество на каждое: Армения – 43 препятствия, Беларусь – 45, Казахстан – 46, Кыргызстан – 42, Россия – 45», – сообщил г-н Арупов.

Он напомнил, что в июле 2020 года на заседании коллегии ЕЭК министр по внутренним рынкам, информатизации, информационно-коммуникационным технологиям ЕЭК Гегам Варданян сообщил, что за 2018-2019 годы устранили только шесть препятствий.

«А устранение только одного препятствия снижает транзакционные издержки бизнеса на сумму порядка $100 млн. И, учитывая тот факт, что общее количество препятствий превышает 60, нам есть еще, над чем работать», – подчеркнул эксперт

Акимжан Арупов напомнил, что Казахстан в определенный период демонстрировал слабость в переговорных процессах, но в последнее время ситуация меняется. На помощь в вопросе устранения препятствий должны прийти цифровые инициативы и проекты ЕАЭС. В работе сейчас три основных проекта. Это экосистема цифровых транспортных коридоров ЕАЭС, унифицированная система поиска «Работа без границ» и Евразийская сеть промышленной кооперации и трансфера технологий.

«Однако на приземленном уровне складывается впечатление, что все это в большей степени отражает интересы российской стороны. Скептики говорят, мол, нужно ли вкладывать деньги на отслеживание и цифровизацию движения товаров, допустим, алкогольной продукции казахстанского производства, если ей трудно попасть на российский рынок?» – отметил г-н Арупов.

Свободному передвижению товаров в рамках ЕАЭС должно помочь введение на законодательном уровне такого понятия, как «товар ЕАЭС».

«Есть вероятность, что производители товаров из Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России будут добавлять к маркировке «Сделано в ЕАЭС». Идут споры об инфраструктуре, законодательной и нормативной базе, уровне ценообразования для такого рода товара», – сказал эксперт.

Кстати, в Европейском союзе маркировка Made in EU была предложена Европейской комиссией еще в 2003 году, но не была принята, так как Германия и Франция выступили против. Однако в ЕС существует обязательная маркировка для тех видов продукции, которые должны соответствовать не только уровню качества, но и безопасности. В обязательную маркировку Made in EU, дополняемую индивидуальными обозначениями, входят товары таких сфер, как машиностроение, детские товары и игрушки, лифты и другие приборы для перевозки людей и т. д.

Кульпаш Конырова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Эксперты: «Бывшим постсоветским республикам нужны новые общие ценности»

Новое поколение граждан, живущих в бывших республиках Советского Союза, уже по-другому относится к общим ментальным ценностям своих родителей, считает Ирина Черных, профессор Казахстанско-Немецкого университета, сотрудник представительства Фонда им. Розы Люксембург в Центральной Азии.

15 Сентябрь 2020 08:36 1789

Фото: Серикжан Ковланбаев

По мнению эксперта, гуманитарное сотрудничество очень важно для сохранения связей между бывшими постсоветскими республиками, и в первую очередь для стран – партнеров по ЕАЭС.

«Гуманитарная составляющая – это основа для создания единого социального пространства для людей в рамках того же Евразийского экономического союза», – подчеркнула г-жа Черных. 

По ее мнению, сегодня осталась одна-единственная общая ценность – это победа в Великой Отечественной войне.

«Мы помним единое советское прошлое, но уже по-разному к нему относимся на уровне социумов стран – членов ЕАЭС. Даже незыблемость победы уже неоднозначно оценивается разными поколениями, живущими в странах ЕАЭС», – отметила собеседница.

Она привела в пример результаты исследований российского социолога Натальи Космарской, которые были проведены в Казахстане, Кыргызстане и России. Опрос студентов вузов трех стран на тему «Что для вас означает ВОВ, и как вы к ней относитесь?» показал, что молодежь испытывает прагматическое отношение к Великой Отечественной войне.

Результаты опроса таковы: не надо устраивать затратных помпезных мероприятий, война – это трагическое событие нашей истории, День Победы – это день памяти. Лучше отмечать его не помпезными и дорогостоящими мероприятиями, а в семьях, вспоминая погибших родственников и близких. Деньги, выделяемые на праздничные мероприятия, лучше потратить на оказание материальной помощи ветеранам войны.

«Нам важно создавать новые общие ценности сегодня», – считает г-жа Черных.

Ее мнение поддерживает Александр Губерт, старший преподаватель кафедры «Государственная и общественная политика и право», Алматы Менеджмент Университет (AlmaU).

«Рано или поздно уйдет поколение лидеров, которые создавали союз. Уйдет и наше поколение, которое поддерживает интеграцию ментально и культурно. Воспоминания умрут вместе с нами, а у нового поколения нет таких воспоминаний, оно ничем и никому не обязано, ни прошлому, ни каким-то другим связям. Уже сегодня необходимо думать о том, чтобы поддержка евразийского пространства, сотрудничества и интеграции продолжалась на гуманитарном уровне. Молодежи нужны новые стимулы», – резюмировал г-н Губерт.

Кульпаш Конырова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Быть или не быть ЕАЭС

Как на европейскую интеграцию повлияют события в Беларуси?

14 Сентябрь 2020 12:16 2520

Вот уже более месяца, как наш партнер по ЕАЭС – Беларусь охвачена протестными настроениями, связанными с выборами президента. Сразу возникает вопрос о том, что ожидать Евразийскому экономическому союзу из-за этого? Ответы на этот и другие вопросы не могут не волновать бизнес-сообщество Казахстана, ибо от ситуации в стране зависит сотрудничество в рамках экономического союза. Inbusiness.kz обратился к отечественным экспертам.

Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива»:

«Прежде чем рассуждать о том, куда ЕАЭС развиваться дальше, следует понять, к чему он пришел и что представляет собой на текущий момент. В 2015 году вырисовывались три вероятных сценария развития ЕАЭС в среднесрочной перспективе (пять-семь лет): позитивный, нейтральный и негативный. Последний исходит из возможного прекращения деятельности союза вследствие нарастания разногласий между странами-участницами. Однако сейчас, несмотря на критические моменты в работе союза и взаимоотношениях между странами-участницами, никаких признаков этого не наблюдается. Позитивный сценарий предполагает постепенное преодоление в ЕАЭС всех критических моментов и его вступление в фазу поступательного развития. В рамках же нейтрального сценария ожидается консервация текущего положения дел с постепенным превращением союза в относительно аморфную структуру, аналогичную СНГ.

Если сейчас не начать реальную совместную работу по увеличению и укреплению экономической составляющей в ЕАЭС, то дальнейшее развитие союза может пойти по третьему сценарию. Прежде всего здесь должен быть установлен такой порядок, чтобы деятельность предпринимателей стран-участниц была свободной на внутренних рынках каждой из них и зависела исключительно от качества предлагаемой ими продукции и конкуренции с другими ее поставщиками. Реальны ведь не только административные и экономические проблемы, но и проблемы в отношениях разных поколений. Когда уйдет поколение правящих элит, создавших ЕАЭС, придет совсем другое, настроенное прагматично и требующее четких правил для всех».  

Гульмира Илеуова, президент ОФ «Центр социальных и политических исследований «Стратегия»:

«Российский экономист Михаил Делягин недавно высказал следующую мысль в отношении Беларуси: «Она может нормально развиваться, жить только в условиях модернизации России. Если Россия не модернизируется, то Беларусь может только стагнировать».

Мы еще не добрались до сути того, в чем смысл наших экономических взаимодействий. Являются ли наши страны в экономическом плане надолго устойчивыми, можем ли мы на какой-то иной основе объединиться? В связи с этим должно быть понимание новых производственных отношений по поводу текущих экономик. Осознаем ли мы, зачем все надо синхронизировать? Не будет общего надежного строительства просто потому, что все объединяются, и нам надо так же делать, или потому, что когда-то мы были в одной стране, и это нельзя забывать. Вот этих новых оснований пока еще никто не понял. В странах ЕАЭС происходит смена лидеров. Когда рано или поздно Александр Лукашенко уйдет, неизвестно, кто придет ему на смену, будет ли новый лидер апологетом ЕАЭС или нет. Я, как человек, который изучал марксизм-ленинизм, понимаю, насколько это все зыбко и неустойчиво, когда есть только воля одного или нескольких людей и мало объективного движения друг к другу. Сейчас, когда мы говорим о новых концепциях интеграционного развития, требуются какие-то основания, нужен новый мир, к которому хочется стремиться. К примеру, российский китаевед и публицист Андрей Девятов пишет о новом идеологическом проекте «Третьей Орды» (или «Новой Орды»). То есть первая – это Золотая Орда Чингисхана, вторая – Советский Союз. Эта концепция подразумевает объединение Китая и других стран ШОС в «Новую Орду» как «семью народов», не относящуюся к западной цивилизации, без иерархии, кто старший, кто младший. Я веду не к тому, что эта концепция для меня привлекательна. Просто, должны быть веские причины, почему наши страны должны быть вместе».

Сергей Козлов, заместитель главного редактора газеты «Аргументы и факты – Казахстан»:

«Союзы создаются не народами, а лидерами и политическими элитами, чья задача – убедить свои народы в необходимости этих союзов, в интеграции. Вспомним историю создания Европейского союза, когда именно жесткая воля и твердая рука политических лидеров привела к созданию франко-германского альянса, который казался немыслимым спустя считанные годы после окончания Второй мировой войны. Но, тем не менее, был создан Союз угля и стали, на базе которого спустя годы появился ЕС. То же самое можно сказать о ЕАЭС. Именно Нурсултан Назарбаев проявил волю и был главным идеологом и инициатором развития евразийской интеграции. И сейчас он почетный председатель Высшего Евразийского экономического совета. Была попытка создать Центрально-Азиатский союз в 2007 году. Что этому помешало? Нежелание президента Узбекистана Ислама Каримова входить в этот союз. Успели подписать только Договор о вечной дружбе между Казахстаном, Узбекистаном и Кыргызстаном. Отсутствовали экономические жесткие предпосылки, союз не был выгоден для Узбекистана. По этому поводу имелись какие-то соображения правящей элиты Узбекистана, которую возглавлял Каримов. Это не говорит о том, что воля евразийских народов или воля народов Европы игнорируется. Если союз был создан, то он выгоден хотя бы большинству представителей правящей элиты, которая ориентируется на финансовые, промышленные и прочие группировки, интересы которых они защищают. Но создаваемый союз со временем должен подтверждать свою выгодность также для простых граждан. Поэтому все было достаточно органично. В 2014 году (Договор о ЕАЭС был подписан 29 мая) удалось запрыгнуть в последний вагон, когда еще можно было создать этот союз. Лидеры наших стран этим воспользовались. С тех пор мы провели много дискуссий, постоянно говоря фактически об одном и том же: о желании сделать ЕАЭС более эффективным, почему он пока не такой, каким хотелось бы его видеть? Да, это актуальные вопросы. Но прислушиваются ли те, кто формулирует и принимает те или иные решения, к мнению экспертов? Выгоден ли ЕАЭС нашим странам? Если бы не был выгоден, его бы уже не было. Полагаю, тогда вопросы о выгоде для Казахстана ставились бы в более жесткой форме. Некоторые цифры, конечно, откровенно могут не устраивать, например, статистика внешней и взаимной торговли товарами. Однако деятельность ЕАЭС – это процесс «взаимоприспособления», сближения, которому присущи объективные сложности. Хотелось бы, чтобы процесс шел более интенсивно, упорядоченно. ЕЭК прилагает усилия к этому, и наталкивается на противоречия, которые вызваны столкновениями и пересечениями интересов различных финансово-промышленных, клановых группировок в странах союза. Я полагаю, что в посткризисный период, а может, и во время кризиса, если он затянется, станет очевидным, что альтернативы ЕАЭС для наших стран просто не существует. Уже стало ясно, что преодолевать трудности гораздо легче, удобнее, безопаснее вместе, нежели порознь. А претензии еще будут предъявляться, это естественно. Даже если в союз больше никто из стран не вступит, дело евразийской интеграции все равно останется благотворным и выгодным».

Ерлан Смайлов, руководитель аналитической группы «Кипр»:

«Есть много броских изречений вроде того, которое приписывают лорду Палмерстону: «У Англии нет постоянных друзей и врагов, но есть постоянные интересы». Эта простая мысль может быть применена и к другим государствам, интересы которых проявляются в разных формах и осуществляются разными методами».

Кульпаш Конырова


Подпишитесь на наш канал Telegram!