/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 383,45 Brent 36,55
«Мне очень часто задают вопрос, почему Баянаул, почему экшен?»

«Мне очень часто задают вопрос, почему Баянаул, почему экшен?»

О том, почему в качестве места съемки выбран Павлодарский регион, о многолюдном кастинге и о планах с inbusiness.kz поделился режиссер будущего фильма Aga Фархат Серкебаев.

08:00 27 Июнь 2019 13121

«Мне очень часто задают вопрос, почему Баянаул, почему экшен?»

Автор:

Шолпан Абдрахманова

О том, почему в качестве места съемки выбран Павлодарский регион, о многолюдном кастинге и о планах с inbusiness.kz поделился режиссер будущего фильма Aga Фархат Серкебаев.

Съемочная группа приехала в Павлодар, чтобы снять полнометражный фильм в стиле экшен. Для автора сценария и режиссера ленты Aga Фархата Серкебаева это первая самостоятельная работа в кино.

– Мне очень часто задают вопрос: почему Баянаул, почему экшен? Начнем с того, что я окончил школу в Павлодаре, сам я выходец с Торгайгыра (Баянаул. – Авт.), поэтому хотелось показать свой край, его людей. В свое время это сделал наш земляк Шакен Айманов. Самой идеи сценария лет шесть, но тогда я не нашел в Павлодаре киностудии. Время шло, и вот я решил, что пришел момент снять кино. Мы с друзьями проработали тему, решив, что это будет боевик, экшен, но с элементами драмы. Команда фильма состоит из алматинских ребят, с кем работал прежде.

О чем картина?

– Исходя из названия фильма, речь идет о дяде, племянник которого живет в городе. А дядя – в селе Торайгыр. Некогда он был кулаком клана «три жуза», но отошел от дел. С племянником происходит история, которая заставляет родственника выйти на тропу войны. Он добивается справедливости, но то, как он это делает, зритель уже увидит в кинозале.

– Несколько слов о названии. У него латинское написание. В прошлом году вышло европейское кино точно с таким названием. Вас это не смущает?

– Тем интереснее. Пусть люди выбирают, что смотреть.

Несколько слов об устроенном вами кастинге. Людей, пожелавших сняться в картине, оказалось очень много.

– Да, он оказался масштабным, более 2 тыс. человек приняли в нем участие. Причем не только павлодарцы, приехали из Нур-Султана, Костаная и других близлежащих регионов. Мы решили дать возможность всем желающим попробовать свои силы, в результате кастинг занял больше месяца. Набрали молодых и перспективных. Даем им шанс заявить о себе. Есть у нас и профессионалы – актеры местных театров.

Фархат, сколько времени займут съемки и когда фильм увидит зритель?

– Сами съемки планируем уложить в 23 дня. Затем пойдет техническая часть процесса: монтаж, озвучка и прочее. Есть у нас и амбициозная задача – поучаствовать в кинофестивалях. Если все успеем, то хотим это сделать осенью.

Если честно, то цифра 23 дня настораживает. Какой-то скоропалительный процесс.

– В мире кино есть хорошая отработанная система. Когда вы видите, что за кулисами стоит 70 человек, значит, в работе семь департаментов, где каждый отвечает за свой фронт работы. Имеется календарный постановочный план, который выполняется. Нельзя забывать, что подготовка к фильму шла больше года.

Озвучивалась цифра бюджета фильма 128 млн тенге. Насколько она хороша? И хватит ли ее, чтобы оплатить работу того же Александра Устюгова, бывшего экибастузца, а теперь российского актера?

– На самом деле бюджет среднестатистический, и думаю, он хороший. Но главное, это команда, которая будет участвовать в процессе изготовления фильма. На мой взгляд, она лучшая в нашей стране. Что касается Александра, ему понравился его герой и в цене сошлись. Проблем нет, всех устроили предложенные роли и гонорары. Для многих актеров дело не в сумме гонораров, а им нравится перспективность проекта.

В Павлодаре до вас уже снимали кино, и не одно. Их показали и также благополучно о них забыли. Не боитесь подобного финала?

– На самом деле случиться может все. Может произойти то, что мы будем стоять на Каннском фестивале и получать большие призы. Загадывать рано. Главное в жизни – заниматься тем, что тебе нравится.

Согласитесь, сегодняшнему зрителю есть что выбирать для просмотра из огромного списка. Чем Вы можете его взять, привлечь внимание?

– Брать мы его не хотим, а планируем показать свою культуру, свои интересные ходы. Если зритель захочет, значит, будет смотреть. У нас нет задачи заработать. Для себя я определился, что хочу снимать такое кино, которое было бы интересно смотреть самому.

А что любите смотреть?

– Как и все, разножанровое хорошее кино. Ну и, конечно, классику – «Однажды в Америке» или «Крестный отец». Мы выросли на таком качественном кино. Хотелось бы делать нечто подобное, я имею в виду качество.

Нынешний кинематограф напоминает конвейер: много и далеко не всегда хорошего. Посмотрел и забыл. А главное, зритель видит на экране то же, что происходит у него во дворе. Хочется чего-то другого.

– Тут, конечно, многое зависит от сценария, режиссера и команды. На мой взгляд, главное в кино – это вызвать у зрителя те или иные чувства, которые сценарист и режиссер вкладывали в проект. Надеюсь, это наш не последний проект, есть планы запускать в работу новые фильмы.

Опыт работы был?

– Да, но не в качестве режиссера.

Что бы могли сказать о казахстанском кино?

– Оно находится на таком пути развития, когда ему необходим толчок. Дело в том, что в основном кинокартины ориентированы на узкую целевую аудиторию.

Вы на время фильма просто сколотили команду?

– Можно и так сказать. Но сейчас подвигаем свою компанию «Торайгырфильм», которая зарегистрирована в Павлодаре, и позже планируем здесь открыть свою киностудию.

Киностудия в Павлодаре? Больше скептицизма вызывает этот проект.

– Это и хорошо. Вдвойне будет приятно, когда это получится, и вы скажете: «Вау». Когда мы только планировали снимать фильм в Павлодаре, нам говорили, что это невозможно. И это круто, когда все думали, что проект провальный, а мы уже зашли на съемку фильма.

Шоплан Абдрахманова​

Потери казахстанского кинобизнеса составят 5 млрд тенге

Причиной является временный запрет из-за коронавируса.

13 Март 2020 12:42 3312

Потери казахстанского кинобизнеса составят 5 млрд тенге

Потери казахстанского кинобизнеса из-за временного запрета работы кинотеатров в торгово-развлекательных центрах могут составить 5 млрд тенге. Об этом inbusiness.kz сообщил PR-директор Kinopark & Kinoplexx Theatres Ерлан Бухарбаев.

Напомним, вчера, 12 марта, вице-премьер Ералы Тугжанов сообщил, что кинотеатры в торговых развлекательных центрах временно закроют из-за угрозы распространения коронавируса.

«Этот вопрос непростой был, мы его долго обсуждали. Фактически фильмы у нас идут более часа, поэтому в одном помещении нахождение столько времени будет вызывать определенные вопросы, поэтому мы приняли такое решение», – отметил вице-премьер.

В этот же день кинопрокатчики Казахстана обратились с открытым письмом к премьер-министру страны Аскару Мамину, в котором просят не закрывать кинотеатры. В письме, подписанном десятью представителями сетей и кинотеатров, говорится о том, к чему может привести данное распоряжение. В их числе угроза потери рабочих мест и заработной платы сотрудников кинотеатров более чем для 5000 сотрудников на обозначенный срок; финансовые потери всех организаций, занимающихся прокатом, дистрибуцией, подготовкой премьер новых фильмов, в том числе и казахстанского производства, запланированных на обозначенный указом период, что напрямую скажется на объеме налоговых отчислений в бюджет страны.

«Учитывая, что кинотеатры уже испытывают значительное снижение посещаемости по причине переноса ожидаемых мировых и казахстанских премьер, у кинотеатров возникают проблемы по кредитным обязательствам перед банками, в том числе и в иностранной валюте. Закрытие кинотеатров только усугубляет ситуацию», – говорится в письме.

В целом в Казахстане в 2018 году, по данным комитета по статистике минэкономики, работало более 96 кинотеатров с общим количеством залов в 320 единиц. Так, наибольшее количество кинозалов находится в Алматы – 113, в Нур-Султане – 54, в Карагандинской области – 17, в Шымкенте – 16. Общее число мест в кинозалах по всей стране составляет порядка 47 тысяч. Доход всех кинотеатров от оказанных услуг в 2018 году составил 18,4 млрд тенге. Число проведенных киносеансов около 740 тысяч, из них национальные фильмы – 120 тысяч, зарубежные фильмы – 626 тысяч показов, число проведенных киносеансов для детей – 164 тысячи. Общее число посещений киносеансов составило 17,8 млн человек.

Коммерческий директор сети кинотеатров Chaplin Дмитрий Кириенко также говорит о потенциальных убытках, которые понесет бизнес. По его словам, о постановлении участники рынка узнали из новостей.

«На сегодняшний день у нас на руках нет распоряжения от местных властей о запрете работы кинотеатрах. Поэтому в настоящее время мы ждем официальные документы. Для того чтобы посчитать наши убытки, необходимо понимать юридический статус этого вопроса. Если данная история будет носить характер форс-мажора, возможно, какие-то обязательства мы сможем перенести на неопределенный срок. Если же мы будем продолжать нести все затраты, но при этом не будем работать, это ударит по бизнесу. Так как большая часть кинотеатров несет обязательства перед кредиторами, банками, сотрудниками, арендаторами, поставщиками и дистрибьюторами фильмов. То есть достаточно много постоянных обязательств. К примеру, наша сеть оборачивает порядка трех с половиной миллионов зрителей в год, если учитывать, что март – это один из лучших месяцев в году, на который приходится порядка 14-16% всей годовой выручки, что практически в два раза больше, чем в любом другом месяце, безусловно, потеря прибыли сильно ударит по нам и нашей способности отвечать по своим обязательствам», – подчеркнул Дмитрий Кириенко.

Майра Медеубаева

Адильхан Ержанов: «Я хотел создать крепкий сюжет»

Казахстанский кинорежиссер о фильме «Черный, черный человек».

07 Февраль 2020 08:21 10420

Адильхан Ержанов: «Я хотел создать крепкий сюжет»

В массовый казахстанский прокат вышел фильм Адильхана Ержанова «Черный, черный человек». За свое творение казахстанский режиссер получил «азиатский Оскар» в номинации «Лучший режиссер». В интервью корреспонденту inbusiness.kz Адильхан Ержанов рассказал о том, что стало определяющим для сюжета, почему он не ждет больших сборов в прокате, и готовности казахстанского зрителя к авторскому кино.

– Адильхан, Вы являетесь сосценаристом этого фильма. Почему была выбрана именно эта история? Что вас вдохновило на ее создание?

– Наверное, как и любому кинематографисту, мне нравится Альфред Хичкок и его формула саспенса (Саспенс» (англ. suspense) – беспокойство, приостановка, а латинский глагол suspendere переводится как «подвешивать»). Я всегда мечтал сделать фильм, где саспенс будет определяющим для сюжета. Когда-то я прочитал рассказ американского автора, о человеке, которого собираются линчевать. Мне показались интересными взаимоотношения полицейского и местного жителя, которого пытается защитить шериф. Мне же захотелось немного другой истории, где весь фильм главный герой находится между дилеммой – убивать или нет. Я подумал, что если смогу показать метаморфозу героя, его эволюцию, то выполню свою задачу. А остальное было уже дело техники. При переносе подобного сюжета на наши реалии, естественно, появляется и социальный фон, и какая-то правда жизни. Но изначально у меня не было цели сделать социальную историю, я хотел создать крепкий сюжет.

– В чем уникальность этой кинокартины для Вас, как для режиссера?

– Конечно, подобных сюжетов было много, и я не думаю, что изобрел что-то новое в эстетике. Свою работу оценить сложно, но самое оригинальное, что есть в картине, на мой взгляд, это дуга характера главного героя, его развитие. Все концентрируется на нем. Неотрывно мы следим за тем, как в подробностях, детально меняется его характер. При этом главный герой явно нигде не показывает своих изменений. Все происходит внутри, в подтексте. Сюжет фильма классицистский, с некоторыми нарушениями, но единство места, времени и действия остается. Мы не переключаемся ни на что другое и идем вслед за персонажем.

– В «Ласковом безразличии мира» художественная реальность вкраплена в настоящую жизненную реальность. В детективной истории «Черный, черный человек» также уживаются два этих мира?

– Это более реалистичное по форме кино. Здесь нет той доли условности, которая присутствовала в «Ласковом безразличии мира». Но в самой эстетике фильма есть какой-то намек на то, что фильм является фильмом. В этом смысле есть некий постмодернизм. И, мне кажется, я уже ни в одной работе не смогу избавиться от этого налета условности. Я думаю, любой фильм должен обладать какой-то условностью. Кино без стиля – это не очень интересно.

– Каков бюджет фильма? Он снимался полностью на инвестиции Astana Film Fund или в нем также есть доля участия других финансовых источников?

– Бюджет фильма – $50 тыс., и это полностью инвестиции Astana Film Fund. Мне кажется, это один из самых маленьких бюджетов в нашем казахстанском производстве. Мы выиграли питчинг на Almaty Film Festival и благодаря этому сняли фильм.

– Сколько времени заняло создание фильма?

 Над сценарием я думал очень долго. Первая сценарная наработка была лет пять назад. Это была совсем другая история. Единственный фабульный стержень, который остался, это то что местного дурочка пытаются линчевать. Дальше все развилось в историю о следователе. Где-то за три месяца я доработал сценарий. Снимали фильм в течение месяца, из них 11 съемочных дней. Съемки шли через день. В промежутках готовились и репетировали.

– На какой охват аудитории вы рассчитываете?

– Мне кажется, для аудитории это непривычный жанр. Все-таки зритель, вообще, не очень любит мрачные фильмы, и не только в нашей стране. В той же Италии с американскими фильмами могут конкурировать только солнечные комедии. Если там такая проблема, то нашему зрителю это тем более простительно. «Черный, черный человек» со своими особенностями и может не понравиться большой аудитории, и не собрать бюджет, как настоящие коммерческое кино. Это мой пессимистичный прогноз. Но я надеюсь, что хоть какая-то часть аудитории посмотрит картину. Наш зритель достаточно образован, но, возможно, дело в том, что у нас еще не сформировалась культура просмотра авторского кино. Также база кинотеатров, где показывают такие фильмы.

– По Вашим ожиданиям, сколько картина соберет в прокате? Как Вы считаете, она окупится?

– «Ласковое безразличие мира» собрал смешные деньги, около 200 тысяч тенге. Я думаю, «Черный, черный человек» соберет немного больше. Но это мой пессимистичный прогноз. Я не очень верю, что снял картину, которая станет хитом. Зато верю в то, что те зрители, что посмотрят ее, найдут что-то интересное для себя. Оценить окупаемость фильма смогут только дистрибьютеры, но я думаю, даже бюджет в $50 тыс. будет сложно окупить.

– Кинокартина Сергея Дворцевого «Айка» не окупилась, но получила признание на Каннском кинофестивале и считается одним из шедевров мирового кино. Его можно назвать художником, который занимается творчеством. Сейчас режиссер оказался в сложной ситуации. Фильм не стал кассовым, и у него образовались долги. Вы, наверное, знаете об этой ситуации. Насколько важно, чтобы государство поддерживало подобные авторские фильмы?

– То, что делает Дворцевой, это область культурного кинематографа, произведение искусства, которое должно поддерживаться государством, как музеи, балет. Если такое искусство не будет финансироваться государством, то исчезнет. Во всех странах Европы авторские фильмы финансируются государством.

– В Казахстане создан Государственный фонд национального кино. Как вы считаете будет ли это способствовать развитию казахстанского кинематографа? Насколько он будет эффективен? Казахфильм, например, таким назвать нельзя. По данным счетного комитета, больше половины снятых там фильмов не выходят в прокат.

– По аналогии с европейскими фондами, конечно, это должно способствовать развитию. В таких фондах есть комиссия, отчего возникает какой-то плюрализм мнений. Есть рыночная конкуренция прозрачность, а это всегда хорошо. Фонд работает первый год, и результаты уже есть. Составлен определенный список фильмом. Мы точно знаем, кто финансируется и в каких жанрах. Среди них есть авторское и коммерческое кино. И эта первая ласточка меня радует.

Даже на голливудских студиях, примерно половина фильмов и может быть больше, не видит проката. Это нормальный процесс. Какие-то фильмы оказываются не прокатными, какие-то незавершенными и ждут дофинансирования.

– Поделитесь своими планами. Над чем вы сейчас работаете?

– Я готовлю два проекта. Один на частной студии, один на Казахфильме. Надеюсь, что в конце этого года и начале следующего мы их увидим. Они будут отличаться от того, что я делал раньше. Мне кажется нет смысла делать то, что ты уже сделал, надо пробовать новое.

Мария Галушко, Динара Куатова