/img/tv1.svg
RU KZ
Мораторий на смертную казнь: отменить нельзя оставить?

Мораторий на смертную казнь: отменить нельзя оставить?

Дискуссии о возможной отмене моратория на смертную казнь могут развернуться при обсуждении законодательных поправок, направленных на усиление мер по борьбе с терроризмом и экстремизмом. 

17:54 07 Сентябрь 2016 1493

Мораторий на смертную казнь: отменить нельзя оставить?

Автор:

Лилия Ахметова

Соответствующий законопроект уже поступил на рассмотрение парламента, в среду на пленарном заседании депутаты мажилиса приняли его в работу. Председатель комитета мажилиса по международным делам, обороне и безопасности Маулен Ашимбаев, комментируя журналистам законопроект, заявил: «В той ситуации, которая сегодня складывается в мире, попытки определенных экстремистских организаций провести теракты в нашей стране, мы знаем об определенных событиях и в Актобе, и другая информация, поэтому в этой связи, нужно рассмотреть вопрос об ужесточении ответственности за те или иные действия, направленные против граждан нашего государства».

Он пояснил, что законопроектом вносятся изменения в более 20 законов нашей страны, включая Уголовный кодекс, Уголовно-процессуальный кодекс, Кодекс об административных правонарушениях, закон о борьбе с экстремизмом терроризмом и другие законы, и заверил, что депутаты будут приглашать к работе над документом все заинтересованные стороны, с тем, чтобы «обеспечить широкое общественное участие».

Отвечая на вопрос журналистов о возможной отмене моратория на смертную казнь за террористические преступления, г-н Ашимбаев пояснил, что в законопроекте «этот вопрос не предусмотрен». «Этот вопрос мы будем обсуждать, но в целом я хочу подчеркнуть, что предусматривается усиление ответственности за различные преступления, связанные с экстремизмом и терроризмом, финансирование, организация, отправка наемников за рубеж и все вопросы, охваченные данным законопроектом», - сказал депутат.

При этом он подчеркнул, что «гнать» рассмотрение документа никто не будет. «Мы будем тщательно обсуждать каждую норму, но затягивать это тоже нельзя, вы видите, какие есть проблемы, видите потенциальные угрозы. Мы постараемся не затягивать, но будем тщательно работать над законопроектом. (...)  Мы до нового года этот закон в любом случае должны принять и не должны откладывать его на следующий год», - заключил г-н Ашимбаев.

В свою очередь, заместитель генерального прокурора Андрей Кравченко, комментируя журналистам возможность отмены моратория, заявил, что генпрокуратура такой вопрос не инициировала. По его же личному мнению «любое усиление наказания неадекватно снижению преступности по тому или иному вопросу». В качестве примера г-н Кравченко привел США, где в ряде штатов существует смертная казнь. «Догадайтесь, в каких штатах меньше убийств? Оказывается, там, где смертной казни нет. Поэтому никакого знака равенства между усилением ответственности и снижением уровня преступности, к сожалению, нет. Если бы все было так просто, мы бы действительно тогда увеличивали, инициировали бы увеличение ответственности по отдельным преступлениям и тогда бы таким образом боролись с преступностью. К сожалению, преступность явление больше социальное», - считает он.

В отношении ситуации в Казахстане, по мнению г-на Кравченко, вопрос должны решать не только юристы, а общество в целом.

«Общество должно к этому прийти, какая-то бОльшая часть общества должна сказать, нужна смертная казнь или не нужна. Я в данном случае далек от мысли, что это должны делать только юристы или юристы, которые сталкиваются с уголовным процессом. Потому что, честно говоря, у таких юристов где-то может быть точка зрения немного не с точки зрения сохранения личности или прав человека, а больше все-таки направлена на то, чтобы покарать конкретного преступника. Вы знаете, что наказание должно еще преследовать цель совершенно другую, оно должно преследовать цель возврата человека в нормальное общество, в нормальное общество, чтобы он стал нормальным членом современного общества и мог свободно трудиться по любому из преступлений. Вот такая точка зрения”, - объяснил он свое личное мнение.

Лилия Ахметова

О фейках и мировой практике ограничений

28 Июнь 2017 09:58 5193

Министр информации представил в парламенте поправки в закон о СМИ. 

Министерство информации и коммуникаций представило в мажилисе пакет поправок в законодательство по вопросам информации и коммуникаций. Некоторые предлагаемые новшества вызвали у журналистов немало вопросов, однако министр Даурен Абаев назвал их международной практикой. 

В целом законопроект включает более 200 поправок в четыре кодекса и 12 законов. Министр, презентуя документ, подчеркнул, что работа над ним проходила в максимальной открытости, проводились общественные обсуждения, принимались предложения от общественных объединений, журналистов и простых граждан, и в целом 70% этих предложений учтены в законопроекте. 

«Для министерства было важно предусмотреть нормы, направленные на обеспечение прав наших граждан», – отметил господин Абаев. 

В частности, разработчики сочли, что в действующем законодательстве недостаточно четко был прописан порядок досудебного разрешения споров в рамках опровержения опубликованной в СМИ информации. Практика, по словам министра, показывает, что зачастую после публикации в СМИ порочащих честь и достоинство сведений бремя доказательства обратного ложится на гражданина.

«Считаем, что в данный процесс должны быть вовлечены обе стороны», – сказал он.

Предлагается законодательно урегулировать порядок публикаций в СМИ изображения и персональных данных ребенка, пострадавшего в результате противоправных действий.

«В настоящее время этот вопрос никак не урегулирован, в то время как появившиеся в Интернете сведения могут в дальнейшем отрицательно сказаться на жизни ребенка», – сказал господин Абаев, добавив при этом, что «уже сейчас мы добились понимания многих СМИ, использующих технические средства, позволяющие скрыть личность таких детей». 

В качестве послаблений для самих СМИ предлагается исключить меры административного взыскания в виде приостановки деятельности СМИ и конфискации тиража по таким незначительным нарушениям, как невыполнение требований о размещении выходных данных и предоставлении обязательного экземпляра. Также предложено отказаться от бумажной версии обязательного экземпляра печатного издания, которую СМИ обязаны направлять в министерство. В ведомстве решили, что вполне достаточно будет электронной версии. 

В законопроекте, по словам министра, расширен перечень оснований, по которым СМИ освобождаются от ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности (если они ссылаются на официальное или обязательное сообщение, а также информацию от уполномоченных лиц или структурных подразделений по взаимодействию со СМИ). При этом расширяется само понятие «официальное сообщение» – с включением в число авторов подобных сообщений юридических лиц, являющихся получателями бюджетных средств.

«Это направлено на обеспечение информационной доступности указанных организаций. Кроме того, предлагается обязать государственные органы обеспечить наличие в своей структуре уполномоченного лица либо уполномоченного подразделения по взаимодействию со СМИ», – подчеркнул господин Абаев. 

По мнению министра, это будет способствовать открытости госорганов и улучшит работу журналистов. В первую очередь за счет того, что на запрос СМИ, связанный с официальным сообщением, изданию обязаны будут ответить в течение двух дней. Если же журналистский запрос не связан с темой официальных сообщений, то тут срок ответа увеличивается до 15 дней, чтобы госорган смог ответить более качественно. 

Вводится обязанность журналистов получить согласие от лица или его законного представителя на распространение в СМИ личной, семейной, врачебной, коммерческой, банковской и других тайн. Некоторых депутатов эта норма удивила: как тогда бороться с коррупцией, особенно если учесть, что чаще о взятках сообщают именно журналисты в своих расследованиях. Министр заверил, что на борьбе с коррупцией эта норма никак не отразится. 

«Это мешать борьбе с коррупцией не будет. Мы исходили из нормальной мировой практики. Персональные данные, личные данные должны быть опубликованы только с согласия. Если мы этот вопрос снимем, то будет, наверное, не очень корректно, когда все будут обращаться и узнавать номера банковских счетов. Мы долго думали, изучили мировой опыт и пришли к тому, что на персональные данные нужно согласие гражданина», – заявил господин Абаев. 

Уже в кулуарах журналисты сами пытались прояснить у министра, как он себе представляет действие этой нормы. Министр объяснил так:

«Появился фейковый сайт, который опубликовал фото депутата или министра через фотошоп, повесили на главной странице. Недоброжелатель мог придумать эту информацию. Но вы же должны будете у депутата или министра спросить – твой дом или нет». 

«Меня удивляет, что у вас вызвало вопрос то, что вы должны проводить нормальное расследование. Вы хотели получить информацию и просто разместить на своём сайте, не проверяя? Это же противоречит и этике журналиста, и профессиональному долгу. Вы же тем и отличаетесь от обычного гражданина, который может написать на «Фейсбуке»: «Вот депутат купил остров». У вас высокий статус, которому вы должны соответствовать», – заявил он журналистам.

Предлагается также обязать журналистов проверять полученную информацию и получать официальное подтверждение сообщениям очевидцев. Присутствовавшие на презентации репортеры вспомнили прошлогодние теракты, когда сообщения от официальных лиц поступали лишь через несколько часов после случившегося. Министр тоже вспомнил об этих же ситуациях, но с другой стороны. 

«С этой точки зрения мы внимательно посмотрели. Посмотрели первые реакции в Ницце, властей в Лондоне. Какая была реакция и через сколько они ответили? Каждый из них с помощью «Твиттера» отвечал. В Ницце, по-моему, ответили через 40 минут. Но общество правильно отреагировало, оно не сеяло панику. У нас же, к сожалению, прошлогодний теракт когда был, мы получили немного другую ситуацию. Когда один так называемый стрелок в Алматы вызвал сумасшедший переполох, когда люди начали писать, что на вокзале захватили. Один человек внёс такую сумятицу, потому что люди начали фейковые новости выставлять. Мы думаем об этом и понимаем, что правило «золотого часа» уже не работает. Если раньше в течение часа госорган отвечал, сейчас мы эти механизмы в той или иной степени отработали. Жизнь покажет, насколько мы правильно это сделали», – заявил он. 

Ирина Севостьянова 

Парламент возьмется за госзакупки

28 Апрель 2017 17:42 9992

Законодательство о госзакупках будет скорректировано для защиты интересов бизнеса.

Государственные закупки и закупки квазигосударственного сектора могут стать драйвером для развития обрабатывающей промышленности в стране. Однако на деле принятые несколько лет назад критерии по госзакупкам с учетом «казахстанского содержания» фактически превратились в головную боль для отечественных производителей.

По словам заместителя председателя правления Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Нуржана Альтаева, действующие меры поддержки предприятий уже не оказывают желаемого эффекта, причем отчасти из-за внешних факторов.

«Мы считаем, что обрабатывающей промышленности Казахстана нужно придать новый импульс, увеличив в первую очередь спрос на товары отечественного производства. Мы опрашивали предприятия последние 2-3 года. Основной вопрос, который ставится новыми предприятиями, это сбыт продукции. Такой спрос мог бы быть обеспечен в первую очередь за счет возможности максимального участия отечественных товаропроизводителей в государственных и квазигосударственных закупках, а также в закупках недропользователей», - сказал он, выступая на собрании фракции «Нур Отан» по вопросам предпринимательства в мажилисе парламента.

Господин Альтаев сравнил размеры средств, выделяемых на поддержку бизнеса, с суммами закупок – разница колоссальная: десятки миллиардов – в первом случае и триллионы – во втором. Только в 2016 году объем закупок составил 8,3 трлн тенге.

«Это огромная сумма! Если грамотно на системном уровне использовать этот ресурс, то это станет мощнейшим стимулом для развития местного производства. Госрегулирование, инструменты, нормативная база – все это должно работать в первую очередь на поддержку отечественных товаропроизводителей», - убежден он.

Безусловно, весь импорт отечественные производители заместить не сумеют. Согласно анализу НПП, есть 8 отраслей, которые уже сейчас конкурентоспособны, могут продукцию импортировать и поставлять на внутренний рынок. Объем закупок в этих отраслях составляет порядка 1,5 трлн тенге, причем речь здесь идет исключительно о товарах, тогда как закупаются еще работы и услуги.

«Три четверти от этого объема (более 1 трлн тенге) приходится на закупки товаров машиностроения, металлообработки, продукции нефтепереработки. Самая минимальная сумма составляет 12,6 млрд тенге – на закупку мебели, но даже эта сумма является для наших отечественных товаропроизводителей очень весомой», - подчеркнул господин Альтаев.

Однако участвовать в закупках производителям сегодня очень сложно. Во-первых, отсутствует какой-либо план проведения закупа. Даже несмотря на требование законодательства размещать эти планы в начале года. По данным за март 2017 года, из 18 тысяч госучреждений свои планы разместили в доступе только 8 тысяч структур. Соответственно, бизнес не может планировать свое развитие, ориентируясь на закупки.

Во-вторых, отсутствуют единые подходы в закупках. Существует несколько «площадок» для закупок – у госорганов, у фонда «Самрук-Казына» и его дочерних предприятий, у недропользователей, то есть ни о каком едином подходе говорить не приходится. Попытка упорядочить процесс с введением предквалификационного отбора, красиво выглядевшая в теории, на практике привела только к новым сложностям для бизнеса.

«Сейчас каждая национальная компания имеет свой предквалификационный отбор. То есть теперь к предпринимателю, чтобы он мог участвовать в разных закупках, будут от каждой нацкомпании, госоргана приходить комиссии, его проверять, и каждый раз ему нужно будет доказывать, что он способен, что он отечественный товаропроизводитель, - объяснил суть практики господин Альтаев. - Мы считаем это неправильным. Нужен единый подход, должен быть один реестр, единая система проверки этих предприятий».

Еще одна проблема также с применением хорошей, казалось, нормы на практике возникла с кодификацией товаров, работ и услуг. Был создан справочник кодификации ЕНС ТРУ, предполагалось, что он необходим как раз для удобства бизнесменов, которые по специальным кодам могут быстро найти и просмотреть интересующие их закупки определенных товаров, работ и услуг.

«Этот справочник постоянно обновляется, на сегодня 170 тысяч кодов, и каждый день принимаются новые, более тысячи в неделю, - констатировал господин Альтаев. - Получается так, что заказчик, договорившись уже с тем предпринимателем, под кого все заточено, придумывает новый код. И вот эти коды каждый день принимаются. Мы предлагаем провести полную ревизию этих кодов и утвердить порядок присвоения новых коллегиальным способом и передать эту систему кодификации на государственный уровень – министерству финансов».

Директор региональной палаты предпринимателей Восточно-Казахстанской области Игорь Шацкий также отметил, что с проблемой «затачивания» заказчиком конкурсной документации (технических спецификаций) под определенных поставщиков бизнес сталкивается постоянно. Такая же «ориентированность» на конкретного поставщика нередко заложена в проектно-сметной документации по многим проектам.

Господин Шацкий пояснил, что зачастую в проектах указывается оборудование иностранных производителей, даже при наличии аналогичной по качеству и меньшей по стоимости продукции отечественных производителей.

Услышанное возмутило спикера мажилиса Нурлана Нигматулина. Он сразу же поддержал предложение НПП об установлении ответственности за проведение закупок в квазигосударственном секторе и уравнивании ее с требованиями по нарушению проведения госзакупок.

«Получается, что уже на этапе технико-экономического обоснования, на этапе проектно-сметной документации, что называется, затачивается все под конкретные товары, под конкретные материалы, которые завозятся? - уточнил он и, получив утвердительный ответ, возмутился: - А мы идем и хватаем только последнее звено этой цепи – смотрим, какое там есть наше, казахстанское, содержание. Давайте внесем все необходимые предложения вместе с правительством и изменим законодательство. Так, чтобы уже на этапе ТЭО, ПСД было полное участие и «Атамекена», если необходимо – структур правительства, госорганов, чтобы уже на этом этапе мы могли формировать, и тогда и вам, и производителям будет легче. Мы готовы».

Готовы и предприниматели. Нуржан Альтаев подчеркнул: «На сегодняшний день бизнес говорит не просто развернуть государственные закупки на себя, он говорит: мы готовы взять ответственность на себя, мы готовы увеличивать свою модернизацию, мы готовы выходить на экспортные рынки, мы это готовы зафиксировать в соответствующих соглашениях».

Ирина Севостьянова