DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 314,56 Brent 36,55
Мустафа Йалчинкайа: «Туризм – это мягкая сила в международных отношениях»

Мустафа Йалчинкайа: «Туризм – это мягкая сила в международных отношениях»

Сколько зарабатывают гиды в Турции и какие штрафы предусмотрены за отсутствие лицензии abctv.kz рассказал член правления Ассоциации экскурсоводов Антальи.

25 Апрель 2018 20:39 7498

Мустафа Йалчинкайа: «Туризм – это мягкая сила в международных отношениях»

Автор:

Алина Альбекова

Фото: Мария Матвиенко

Деятельность гидов-экскурсоводов в Турции с 2012 года регулируется специальным законом, в котором четко прописано, кто имеет право заниматься этой деятельностью, как и где получить лицензию. По словам Мустафы Йалчинкайа, это помогло значительно повысить статус профессии и по сей день помогает бороться с нелегальными «представителями» турецкого туризма.

В Казахстан член правления Ассоциации экскурсоводов Антальи приехал по приглашению столичной Ассоциации туризма и Ассоциации туризма ЮКО, акиматов Шымкента и Астаны, а также Конвеншн-бюро. За шесть дней успел провести два трехдневных мастер-класса для практикующих казахстанских гидов.

– Господин Йалчинкайа, как произошло Ваше знакомство с казахстанским туризмом?

– Со столичной ассоциацией я познакомился в прошлом году на выставке медицинского туризма. Их заинтересовало, каким образом осуществляется легализация деятельности экскурсовода в Турции, как работает этот рынок у нас, а они в свою очередь рассказали, какие проблемы есть в Казахстане. Так у нас и завязалась «профессиональная дружба».

А с Ассоциацией туризма ЮКО мы познакомились чуть позже – на форуме по Шелковому пути, который прошел в прошлом году в Таразе. Я выступил с докладом, и казахстанскую сторону он заинтересовал, особенно момент про экскурсоводов. Они поняли, что это нечто большее, чем просто человек, который говорит: это – с левой стороны, это – с правой. Экскурсовод – это в первую очередь представитель страны. Вся культурная и туристическая политика страны зависит от него. Меня пригласили в Казахстан рассказать именно об этом, поделиться опытом. И это огромная ответственность для меня.

– Какие основные аспекты были затронуты в рамках вашего мастер-класса?

– Мы изучили практику Турции, с чего начинался процесс легализации и как работает эта система сейчас. А также рассмотрели четыре главных компонента экскурсоводческой деятельности. Организаторские навыки, коммуникабельность, конструктивность и познавательность экскурсий – это те вещи, к которым экскурсовод должен относиться внимательно в процессе саморазвития.

– То есть это те качества, которыми должен обладать хороший гид-экскурсовод?

– Именно. Организаторские навыки и лидерство важны для этой профессии. Есть люди, которые легко решают любые организационные вопросы, а кому-то бывает очень трудно с этим. То же самое с лидерством. Почему-то некоторым людям мы доверяем, даже не зная их, а некоторым, несмотря на то, что они находятся в качестве директора, не удается стать лидером в глазах своих подчиненных. Так вот, гид просто обязан быть лидером, иначе как он сможет заинтересовать группу своей экскурсией?

Помимо этого, он должен иметь навыки психолога и уметь устанавливать отношения не только с туристической группой, но и с каждым человеком индивидуально. Мы это называем коммуникабельностью. И, естественно, у него должно быть интеллектуальное любопытство ко всем событиям, происходящим как в стране, так и во всем мире.

– Как Вы считаете, всем этим качествам гида можно обучить или это все же заложенные от рождения качества?

– Конечно, можно. Все зависит от желания специалиста развиваться. Я считаю, что это вообще нужно делать постоянно. Если школьных знаний математики или физики нам хватает на всю жизнь, то искусствоведению, народоведению, науке человеческих отношений нужно обучаться всегда и по принципу: «Век живи – век учись».

Все зависит еще от того, как люди пришли в эту профессию, что подтолкнуло их к этой работе, чего они от нее ожидают? Основная причина выбора профессии экскурсовода – это нежелание застревать в рутинной жизни, когда нужно работать с утра до вечера с небольшим перерывом на обед. Большинство не приемлют такой монотонной работы и делают выбор в пользу свободного графика и вольного образа жизни. Кто-то приходит в эту профессию в молодом возрасте, кто-то позднее, попутешествовав по миру, кто-то желает сменить профессию переводчика, историка или менеджера по персоналу на профессию гида. Я считаю, что в любой профессии мы должны задаваться вопросами, зачем нам эта профессия и нравится ли она нам, готовы ли мы отдаться ей без остатка? Постоянный самокритичный анализ позволяет нам не перегореть.

Профессиональное перегорание происходит еще и по причине финансовой неудовлетворенности человека. Можно обладать множеством талантов, любить свою работу, но, если это не будет приносить материального поощрения, «профессиональная деградация» просто неминуема. У человека начинает портиться настроение, он начинает искать себя в других сферах. Туристы это всегда чувствуют, их не обманешь.

– Вы хотите сказать, что профессия гида должна быть априори хорошо оплачиваемой? А как сегодня в Турции решается этот вопрос, сколько зарабатывают ваши гиды?

– Учитывая тот туристический поток, который мы наблюдаем из года в год, многие вопросы у нас решаются сами собой. В том числе финансовые. Официальная зарплата определяется Министерством туризма, которое смотрит общее экономическое положение, сравнивает зарплаты гидов с другими профессиями и корректирует под требования рынка. На сегодняшний день ежемесячная зарплата экскурсоводов составляет приблизительно 800 долларов.

–Позволительно ли иностранцам работать экскурсоводами в вашей стране?

– В нашем Трудовом кодексе конкретно прописано, что лицензированными экскурсоводами, врачами и ветеринарами могут быть исключительно граждане Турции. Чтобы вести экскурсии официально, нужно иметь лицензию. А ее можно получить только при наличии определенного образования и практических навыков.

Почему именно граждане Турции? Потому что важно, чтобы экскурсовод предоставлял туристам достоверную информацию о стране, истории, культуре, традициях, ценностях. Экскурсовод – это не политический дипломат, который ведет культурно-пропагандистскую работу, занимается продвижением страны на своем уровне. Он объяснит то, что другие не смогут, тем самым покоряя сердце людей и вызывая любовь к стране.

– То есть лицензию на экскурсоводческую деятельность иностранцам получить в вашей стране невозможно?

– Они могут обучаться в наших университетах, получить профессию, но на получение лицензии рассчитывать не могут. Зато могут оставаться работать в качестве сотрудников отелей, аэропортов, туристических компаний.

Носители языка, знающие еще и другие иностранные языки, важны для нашей туротрасли. Нам всегда требуются люди, которые могут встретить туристов в аэропорту, разместить в гостинице, предложить экскурсию.

– А насколько сложен процесс получения лицензии?

– Для начала необходимо отучиться на туристических факультетах. Здесь вам дается выбор: либо это будет двухлетнее образование на младшего специалиста, либо четырехлетнее – на бакалавра. Затем необходимо пройти 25-дневную экспериментальную экскурсию по всей Турции с опытным экскурсоводом, стаж которого должен быть не менее 10 лет, а также с археологами и искусствоведами. То есть теория должна быть подкреплена практикой. После всего этого выпускники проходят два экзамена: один – по истории, искусствоведению, мифологии и истории религии, а другой – на знание иностранного языка. Если выпускник прошел все эти этапы, он может смело отправлять пакет своих документов в Министерство туризма, где после проверки достоверности выпускнику выдается сертификат соответствия. С ним дальше начинающий экскурсовод обращается в областную ассоциацию по месту жительства, регистрируется, получает свой номер в реестре и начинает работать экскурсоводом.

– Достаточно тяжелый путь…

– Оценивать знания, практику и уровень иностранного языка нас заставляют условия, потому что в нашей экономике, сами понимаете, туризм имеет огромное значение. Мы гордимся нашими гостиницами, нашей кухней, сервисом обслуживания, и мы хотим гордиться нашими экскурсоводами. Многошаговый отборочный тур помогает нам легко определить, кто на самом деле хочет эту работу, а кто нет.

Мы стараемся достигать качества во всем через самоанализ и самокритику. И не только в сфере туризма. Мы никогда не расслабляемся, у нас постоянно идет подмодернизация Турции. Это уже наш образ жизни, менталитет.

– Казалось бы, куда еще развиваться: в плане туризма вы и так очень популярная дестинация.

– Знаете, когда человек говорит себе, что ему больше ничего не надо, тогда ни о каких улучшениях речи идти не может, развития не будет. Мы всегда смотрим, что есть в других странах, мониторим ситуацию на рынках средиземного побережья – Италии и Греции, всегда сравниваем себя с ними и думаем, как сделать лучше. Это, знаете, такая здоровая конкуренция, потому что мы поддерживаем с ними дружескую связь.

– И все же вы сталкиваетесь с проблемой нелегальных гидов, которые работают без лицензии? Как вы с этим боретесь?

– Это проблема всех стран. Не могу сказать, что все у нас хорошо, что все вопросы решены. Но у нас есть достаточно влиятельный закон, который позволил нам достичь того уровня, когда туристический рынок начал понимать значение лицензированного экскурсовода и легального бизнеса. И если раньше с болезнями шли к экстрасенсам и бабушкам, занимающимся народной медициной, то сегодня люди предпочитают обращаться к специалистам. В туризме все аналогично. Турагентства предпочитают пользоваться услугами лицензированных гидов.

А с нарушителями мы боремся на уровне правоохранительных органов. В самых наших развитых туристических регионах, в курортных зонах есть туристическая полиция, жандармерия, которая ведет регулярную проверку. И наша ассоциация, и Министерство туризма постоянно ведет с ними переговоры. Есть еще многопрофильный комитет, который в этих туристических местах проверяет легальность турагентств, качество туристических автобусов, соответствуют ли они стандартам, есть ли у водителя нужные документы и лицензированы ли действующие экскурсоводы.

– А за отсутствие лицензии какое наказание предусмотрено турецким законодательством?

– После составления протокола нарушитель выплачивает штраф минимум тысячу долларов. И если на первый раз все обходится предупреждением, в случае повторного нарушения предусмотрена депортация иностранного гражданина из страны с запретом на последующий въезд. Я не думаю, что иностранцы будут рисковать своим статусом в Турции из-за этого.

Кроме того, в Ассоциации экскурсоводов Антальи предусмотрен единый реестр гидов. В туризме вообще все должно работать синхронно, гармонично. Наше Министерство туризма всегда готово оказать помощь, если нужно принять какой-то новый законопроект или урегулировать какой-то вопрос, чтобы не доводить его до проблемы, которую решать всегда гораздо сложнее. А как иначе? Туризм без сотрудничества не построить, собственно, как и туристический маршрут без транспортных компаний, без парков, без ресторанов и отелей, без сувенирных лавок. Госорганы понимают, что должны сотрудничать с частным рынком, иначе бы никакого туризма у нас не было.

– А как ваше государство участвует в процессе развития экскурсоводов?

– Ну вот, к примеру, сейчас очень актуальны китайские туристы. Это большая страна, которая вышла на другой экономический уровень – средний класс уже в ожидании путешествий. В этом плане по потребности рынка мы для своих гидов организовали курсы китайского языка, провели семинары по профилю китайского туриста. Помимо этого, мы постоянно информируем их о новых трендах, объясняем плюсы-минусы того или иного направления, обучаем, повышаем их уровень.

– Скажите, а сколько сегодня Турция тратит на развитие туризма?

– Немало, учитывая, что эта индустрия влияет на 52 отрасли, как транспорт, строительство, сельское хозяйство, авиалинии, отели, рестораны, на качество инфраструктуры страны. Это где-то 10-15% от ВВП страны прямым или косвенным путем вливания финансовых средств.

С другой стороны, мы называем туризм «мягкой силой» в международных отношениях. У многих народов существуют предрассудки по поводу других народов, складывается отрицательное мнение. Но, когда эти люди приезжают в твою страну, ты видишь, что они обычные люди, которые также кушают, фотографируются, радуются жизни, и нет в них ничего страшного, ты начинаешь по-другому к ним относиться. Туризм сближает народы и предотвращает конфликты, которые мы сегодня наблюдаем во многом из-за религиозных предрассудков. В странах, где развит туризм, всегда царит атмосфера дружбы и любви.

Туризм минимизирует и предотвращает экономические кризисы. Представьте себе, что одна женщина в деревне продает стакан апельсинового сока за доллар. За день, продав 30 стаканов, она может заработать 30 долларов. У нее уже какой-то доход.

Другой пример, когда один туристический обычный отпуск может принести эффект сотни ярмарок и стать возможностью большого, великого партнерства. Единственное, конечно, сегодня это трудно определить статистическими методиками. Но мы все равно называем это резонансом.

– Как вы считаете, сфера туризма может развиваться без помощи государства?

– Мое мнение: если в какой-то стране люди умеют зарабатывать деньги без государственного фактора, эта страна легко развивается. Если же в этой стране люди постоянно находятся в ожидании помощи от государства, это значит, что частное предпринимательство там не очень развито.

Сегодня мы видим большой всплеск предпринимательства во всех странах, запускаются новые стартапы, маленькие компании, применяются инновации, новые технологии. И та женщина, которая раньше сельским хозяйством занималась и ничего больше не могла делать, сейчас увидела для себя перспективы. Она начала думать, в каком стакане угостить туристов, чтобы им было интересно, что еще добавить в сок, чтобы его покупали. Она становится маленьким предпринимателем.

– Что Вы можете сказать о развитии сферы гидов в Казахстане по завершении мастер-классов?

– Знания у ваших гидов прекрасные. Но я им рекомендовал бы быть немного коммуникабельными, предоставлять своим туристам больше интересной информации. Даже самую обычную информацию можно рассказать интересными путями. Можно обогатить какими-то новостными фактами. Нужно проявлять креативность и творчество. Когда людям будет интересно, тогда и сам гид получит больше удовлетворения от своей работы и будет оцененным, получая хорошее финансовое поощрение за свой труд.

Алина Альбекова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Брифинг – о туризме в это лето

Трансляцию можно увидеть в эфире телеканала ATAMEKEN BUSINESS в 12:20.

28 Май 2020 10:30 171

Брифинг – о туризме в это лето

В качестве спикеров выступят председатель комитета индустрии туризма МКС РК Дастан Рыспеков, председатель АО «НК Kazakh Tourism» Ержан Еркинбаев, директор департамента событийного маркетинга и специальных проектов АО «НК Kazakh Tourism» Даниел Сержанулы.

Инна Рей: «Туроператоры готовы предлагать полноценный турпродукт, но надо, чтобы их не «бомбили»

Телемарафон «Бизнес & государство» в прямом эфире.

27 Май 2020 12:30 1226

Инна Рей: «Туроператоры готовы предлагать полноценный турпродукт, но надо, чтобы их не «бомбили»

Смогут ли казахстанцы отдохнуть внутри страны? Какие требования будут предъявлять к открывшимся отелям и турбазам? Почему единственная возможность в сложившейся ситуации – переносить купленные и несостоявшиеся из-за коронакризиса зарубежные туры, а не требовать возврат средств? Какая поддержка нужна туристическим компаниям? Об этом говорили участники очередного выпуска телемарафона «Бизнес & государство» на телеканале ATAMEKEN BUSINESS.

Острожный оптимизм уже появился

«По всем направлениям отрасль встала, – начала дискуссию заместитель директора департамента туризма НПП «Атамекен» Елена Михнова. – Что касается внутреннего туризма, то здесь, как вы знаете, карантинные меры привели к тому, что все остановилось, все сидят в изоляции. Но нужно сказать, что острожный оптимизм у субъектов туризма уже появился, с 18 мая туроператоры могут работать. С 16 мая авиакомпания Scat начала внутренние перелеты, «Эйр Астана» – также. С 25 мая гостиницы начинают возвращаться к деятельности. Санитарные требования разработаны, мы (палата. – Ред.) принимали в этом активное участие, чтобы эти меры не стали чрезмерной нагрузкой для субъектов бизнеса».

«Бизнес воспрянул и испытывает осторожный оптимизм? Или что у вас?» – обратился ведущий телемарафона Данил Москаленко к председателю Туристской ассоциации Акмолинской области Кайрату Султанову.

«Многие объекты, в том числе для детского отдыха, готовятся к открытию. Ждем отдельное постановление главного государственного санврача о санаторно-курортном лечении и детском отдыхе. На объектах «взрослого» туризма, конечно, сказался карантин и ЧП, эти меры совпали с Наурызом и майскими праздниками. Объекты готовятся, многие готовят заявления на открытие. Единственное, нужна поддержка», – говорит спикер.

Поддержка, по его словам, нужна, например, в части проведения медосмотров, они стоят от 8 до 12 тыс. тенге за человека. Наличие ПЦР-теста отменили, но только для туристов. Если человек приезжает, например, на сутки, и это стоит 3-4 тыс. тенге, то заплатить за тест 12-15 тыс. тенге – это слишком дорого. Но ПРЦ-тесты должны сдавать сотрудники, за которых платит компания.

«С региональной СЭС мы уже обговорили вопрос проведения акции, это когда баклаборатория в течение дня бесплатно сделает анализ воды из водоемов и т.д., там много анализов, сумма доходит до 150 тыс. тенге. О такой поддержке мы уже договорились в регионе. Хотелось бы еще, чтобы нас включили в списки тех, кто может проходить бесплатный скриниг – сдавать тесты ПЦР. Здравоохранение, крупная торговля ежемесячно проводят такие скриниги для сотрудников. Мы бы хотели рассмотреть вопрос, особенно это касается детского туризма, чтобы нашу отрасль тоже включили в списки. Если 70 человек в штате, по 15 тыс. тенге за тест, посчитайте, какая сумма получается, она неподъемная», – говорит Кайрат Султанов.

Сколько бизнес потерял из-за простоя

«Справки о прохождении ПЦР-тестов для сотрудников туробъектов отменили, требование об их наличии привело бы к удорожанию продукта и развитию «дикого» туризма», – подключился к обсуждению и.о. замдиректора Палаты предпринимателей Акмолинской области Ерканат Мусылманбек.

Он рассказал, что сейчас региональная палата продвигает вопрос компенсации затрат на содержание туробъектов за март-май, пока был простой. Речь идет о коммунальных услугах, связи. «По электричеству мы получили отказ, это обосновали тем, что электроснабжающие компании – это тоже бизнес. По газу, воде и теплу вопросы прорабатываются с местными исполнительными органами. Но шансы на положительное решение низки», – говорит спикер.

На примере одного оздоровительного комплекса, расположенного в Боровом, он поясняет, каковы потери бизнеса: если посмотреть по налогам, плате за комуслуги и возврату сумм брони на Наурыз, то убытки этой компании составили 30-35 млн тенге. Когда предприниматель сможет выйти на такой уровень по доходам, чтобы перекрыть эти «дыры», не известно.

Отели нельзя перегружать гостями

«На днях мы обсуждали 37-е постановление главного санврача. Если заболеваемость коронавирусом не будет превышать 7% в регионах, то блокпосты открою. Правительство планирует сделать это с 1 июня, но все будет зависеть от эпидобстановки в стране. А так туробъекты практически в полной готовности. В Акмолинской области совместно с областной СЭС и местными исполнительными органами созданы мониторинговые группы. Они будут проверять объекты на готовность, принимать заявки отельеров на открытие, проверять соблюдение всех санитарных норм», – продолжает Ерканат Мусылманбек.

Он перечислил требования к местам проживания. Самое главное – наличие защитных средств у персонала (перчатки, маска), обеспечение социальной дистанции на ресепшене, в блоке питания. Обязательно: наличие санитайзеров в коридорах, антисептиков – в каждом санузле, тепловизора – на входе («в отель ни в коем случае не должны впустить человека с высокой температурой»). Одно из главных преимуществ постановления – то, что разрешили подачу питания для клиентов в самом ресторане или кафе, это облегчает отельерам жизнь. Еще один такой «бонус»-послабление – гости сами должны обеспечивать себя масками.

Елена Михнова добавляет: также увеличили количество человек, которые могут одновременно пребывать в ресторане, с 30 до 50. При этом осталось требование не загружать объект свыше проектной мощности; например, если отель рассчитан на проживание 50 человек, нельзя ставить дополнительные кровати или раскладушки, чтобы не превышать эту цифру. Это касается и детских лагерей отдыха.

Плата за профобязанности

«Нет худа без добра. Сегодня есть возможность уделить внимание внутреннему и въездному тризму. Мы ожидаем, что больше будут развиваться такие продукты, как тур выходного дня, тур дневного дня. Многие люди не работали, но культура отдыха у них осталась. Мы действительно ждем с первых чисел июня наплыв гостей. И, конечно, отельерам придется подготовиться и подтянуть уровень сервиса: люди привыкли отдыхать за рубежом, они знают, каким должен быть сервис», – продолжает председатель Туристской ассоциации Акмолинской области Кайрат Султанов.

Говоря необходимых мерах поддержки, он напоминает о том, что до коронакризиса представители отрасли готовили изменения и дополнения в Закон РК «О туристской деятельности в Республике Казахстан». Нужно продолжить эту работу. Больной вопрос для участников рынка – плата за въезд на особо охраняемые территории. «Были послабления по налогам, но такой налог никто не отменял. За одного ребенка, например, нужно платить 261 тенге, это ощутимо. Невозможно держать ребенка взаперти в течение десяти дней, нужно выводить на маршруты, в лес. За каждого нужно платить 261 тенге за каждый день. И плюс – за каждого сотрудника. В какой отрасли еще есть такое? Пришел нефтяник на работу и за него надо заплатить 261 тенге. А в туризме есть», – представляет свою точку зрения спикер.

Еще он считает, что нужно разъяснять меры поддержки от государства, доводить до бизнеса, потому что не все о них знают.

Договора есть, но проезд пока закрыт

Директор компании «Саят Павлодар» Гульмира Отаргалиева (турагент) поддерживает коллегу в вопросе платы за въезд на особо охраняемые территории. «По Баянаулу это 855 тенге в сутки за человека. Это нереально много, учитывая сумму, которая платится за проживание и питание. Наши призывы о том, что, может быть, нужно быть гибче, обратиться в маслихат, уменьшить эту сумму, пока понимания не нашли ни со стороны акимата, ни со стороны турбаз. Позиция такая: вы напишите – мы поддержим», – говорит предприниматель.

Она рассказывает, что ее компания готова возить отдыхающих на Алаколь, поставила автобус на это направление. Но проблема в том, что закрыты границы регионов. «И пока они закрыты, об Алаколе речи нет. Проехать туда мы не можем. Договора с домами отдыха и с транспортниками у нас есть. Мы готовы переключиться на внутренний рынок. Теперь все зависит от постановления санврача, от решения наших властей. Баянаул, например, открыт, но турбазы пока не принимают. Нам сказали, что 1 июня озвучат, как и в каком режиме будут работать (объекты туризма. – Ред.)», – говорит Гульмира Отаргалиева.

«Карта занятости» поделится средствами

Заместитель директора департамента туризма НПП «Атамекен» Елена Михнова отметила, что из-за недоработок по инфраструктуре не все курортные зоны смогут заработать в полную силу: где-то, например, не хватает кусочка дороги, полкилометра-километр, не хватает, условно, пары туалетов, где-то внутренняя инфраструктура самого субъекта не приведена в порядок и т.д.

«Мелочи, но, как известно, в сфере услуг мелочей не бывает. Мы ищем дополнительные, альтернативные возможности решить эти проблемы. Сейчас пытаемся подключиться к программе минтруда, уже есть определенные договоренности, поручение правительства, о том, чтобы сэкономленные в регионах по «Дорожной карте занятости» средства направить на реализацию инфраструктурных проектов в сфере туризма», – говорит спикер.

По ее словам, для этого сейчас проводится инвентаризация туристических маршрутов по регионам, определяются приоритетные. «Если это получится реализовать, то, думаю, какие-то инфраструктурные вещи мы сделаем», – говорит спикер.

Переносить туры – единственная возможность

Участники телемарафона говорили и о выездном туризме. Как отметила президент Ассоциации туроператоров и председатель КФ «Туристик Камкор» Инна Рей, исторически туротрасль направляла усилия в основном на предоставление услуг за рубежом, поэтому большая часть участников рынка работают именно в этом сегменте. «Но выездной туризм не получил той поддержки, на которую рассчитывал», – говорит она.

Объявление чрезвычайного положения и карантина из-за пандемии, по ее словам, было неожиданным и резким. Но, тем не менее, в Казахстане был «инструмент», с помощью которого туристов, оказавшихся за рубежом, можно было возвращать домой: силами фонда вернули почти 5 тыс. человек. Эта задача в тот момент стояла на первом месте.

«Но дальше возник вопрос: что делать с теми турами, которые были отменены из-за карантина? Туроператоры очутились в ловушке. Потому что средства, которые они направили в отели, остались в отелях, средства, которые они перечислили за перелеты, остались в авиакомпаниях. А туристы оказались с невыполненными со стороны турагентов обязательствами», – говорит спикер.

Решением этой проблемы, на ее взгляд, было бы разъяснение от правительства, от уполномоченного органа, почему возможности возвращать деньги за купленные туры, на чем сейчас настаивает большинство туристов, нет.

«Люди нетерпеливы, у всех ощущение, что их обманывают, тем более агентства до сих пор закрыты. Получается, как будто сталкивают лбами клиента и турагента, турагента и туроператора, хотя ничьей вины нет. Государство должно нас поддержать, разъяснить населению. Продажи выстраиваются не одномоментно, это не то, что человек приходит, платит, берет товар и уходит. В туротрасли все предоплаты делаются заранее. Туроператор участвует в большой финансовой схеме, которая не может быть оборвана одним решением, и при этом чтобы не возникли последствия. Нам нужен официальный документ, в котором бы разъяснялось, что в сложившейся ситуации единственная возможность – откладывать туры и выполнять их позднее. Вопрос возврата может стоять только после того, как отрасль восстановится, и когда у туроператора появятся новые свободные деньги», – говорит Инна Рей.

Тем более, по ее словам, ситуация все равно стабилизируется, мир постепенно открывается. Казахстан считается страной с наиболее благополучной эпидситуацией, и Турция уже указала нас в числе тех, кому будет открыта возможность привозить туристов.

Туристам нужна гарантия государства

«Главная проблема у нас – возврат средств за несостоявшиеся во время периода ЧП туры, и возврат или урегулирования отношений по турам, которые были забронированы по акциям раннего бронирования. Все находится в рабочей стадии. Хотелось бы почувствовать поддержку государства в этом вопросе», – поддерживает Гульмира Отаргалиева.

Она считает, что можно было бы пойти по пути других стран, например России, где государство принимает участие в решении этой проблемы.

«Там средства, потраченные на туры, замораживают в валюте по курсу на день оплаты. И это государственное решение, то есть оно идет не от операторов и агентов. Одно дело, когда мы говорим туристу, другое – когда это делает государство», – говорит предприниматель.

Туристам, уверена она, нужна гарантия того, что тур, отложенный на следующий год с сохранением его стоимости, состоится, а если по каким-то причинам не состоится, то они получат выплату.

«Сейчас гарантировать никто не может. Если что-то случится с туроператором, один на один с туристом окажутся турагенты, которые не являются правообладателями турпакета, они всего-навсего агенты-реализаторы. Судебная практика до сих пор показывала, что ответчиками чаще всего остаются агенты», – говорит спикер.

Она рассказала, что в своей компании 80% туров перенесла с сохранением стоимости на следующий год. Раннее бронирование – это в основном постоянная клиентура, с которой мы можем работать, и нас слышат. Объяснили людям, что они потеряют очень много, если мы сейчас пойдем на аннуляцию, потому что есть фактически понесенные затраты, и операторы их выставят. Либо мы переносим тур и сохраняем стоимость в валюте по курсу на день оплаты», – рассказывает участница эфира.

Туры, купленные на август-сентябрь, пока не переносили: люди надеются, что небо откроется, Турция, Египет откроются, и они полетят на отдых.

Предложения внесены, решения ожидаются

Елена Михнова рассказала, что со времени введения ЧП Нацпалата направила в правительство пять пакетов мер поддержки, в том числе по выездному туризму. «Мы предлагали рассмотреть европейский опыт по переносу туров. Также пытались донести мысль о том, что решение проблемы просто в рамках договорных отношений субъектов и потребителей сейчас не представляется возможным. Потому что сумма, требуемая туристами к возврату, серьезная – около 4 млрд тенге. Сейчас субъекты не в силах одномоментно вернуть такие деньги. Мы предлагали уполномоченному органу провести разъяснительную работу с населением. Совместный пресс-релиз готовится, министерство культуры и спорта уже провело брифинги. Тема очень острая», – говорит спикер.

Она также говорит о той поддержке, которую туротрасль получила в России: возможность переноса туров до конца 2021 года закреплена законодательно, туроператорам дали такие полномочия. Также утверждено постановление правительства РФ о субсидировании туроператорам потерь, понесенных за период чрезвычайной ситуации.

«Такие предложения мы внесли, но решения пока не приняты. Понятно, что бюджет государства ограничен, и правительство расставляет приоритеты. Ожидаем каких-то решений», – говорит представитель НПП.

Нужен алгоритм выхода из карантина

Председатель республиканской ассоциации СРО «Казахстанская индустрия туризма» Мунирам Ахматова добавляет, что поддержка туроператоров нужна, потому что агенты работают в определенной цепочке: берут пакет, который сформирован туроператором. «Поэтому необходимо пересмотреть агентские договора. Ответственность туроператоров нельзя перекладывать на турагента, поскольку он продает готовый продукт», – считает спикер.

На взгляд Инны Рей, вопрос субсидирования отрасли, вероятно, поднимать поздно, государство с ним уже определилось. «Вопрос: банкротство или рестарт? Я бы сказала, период опасных банкротств мы прошли. Жизнь налаживается. Нужен правильный алгоритм выхода из карантина», – говорит она.

По ее словам, очень многие туроператоры, которые занимались выездным туризмом, сейчас перенаправляют силы на въездной. «Формируются доступные пакеты. Туроператоры готовы предлагать полноценный турпродукт, но для этого надо, чтобы их не «бомбили», – заключает спикер

«Бизнес & государство» – совместный проект телеканала ATAMEKEN BUSINESS и НПП «Атамекен». Это онлайн-площадка для обсуждения актуальных проблем в различных сегментах экономики.

Елена Тумашова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: