Баннер втб
RU KZ
Наши в Каннах: казахстанка основала международный кинофестиваль во Франции

Наши в Каннах: казахстанка основала международный кинофестиваль во Франции

08:10 30 Октябрь 2020 4354

Наши в Каннах: казахстанка основала международный кинофестиваль во Франции

Автор:

Мадина Ерик

Что думают о казахстанской киноиндустрии зарубежные кинематографисты, и какие фильмы стоит посмотреть киноманам в ближайшее время.

Эта история – традиционная для формата self-made. На первый взгляд. Однако откровения нашей соотечественницы Анары Мусреповой – основателя, президента Каннского международного фестиваля независимого кино CIIFF – заставляют прочувствовать всю боль и переживания, через которые пришлось пройти нашей героине: врачебная ошибка при родах, предательство мужа, отъезд из Казахстана, новая непростая жизнь во Франции. Корреспонденту inbusiness.kz Анара Мусрепова рассказала, какой ценой ей досталось рождение нового кинофестиваля в столице мирового кино – Каннах.

Анара, в одном из последних постов на Facebook Вы достаточно эмоционально задаете казахстанцам вопрос: почему мы не можем радоваться за успехи земляков за рубежом? Вы нашли для себя ответ на этот вопрос? Давайте здесь же дадим как давно Вы живете в Каннах? Что привело Вас туда? Чем заняты сегодня?

Да, вопрос был задан в рамках моей страницы в статусе для друзей и нес несколько иной подтекст. Посты с фотографиями, не имеющие содержания, мои казахстанские FB-друзья «лайкают», а посты о моей деятельности во Франции, к сожалению, игнорируют. Я не искала ответы, я констатировала этот факт. Что касается краткого бэкграунда: в Канны мы с сыном переехали в декабре 2018 года. До этого жили в Париже и Ле Ман. Переехали во Францию в 2013-м после операции, после которой мне пророчили инвалидность, что я не встану, но я, как видите, хожу и даже бегаю. Мой экс-муж испугался трудностей и бросил с месячным ребенком, заблокировав меня везде. И я бесконечно благодарна ему и его нынешней жене, преследовавшей нас на протяжении нашей совместной жизни, ибо, если бы он нас не бросил, я бы не поднялась. Это был самый тяжелый период в моей жизни после смерти моей мамы. Я весила тогда 38 кг, и меня останавливали только дети, когда были темные мысли. Но однажды я проснулась и решила поменять кардинально жизнь. Выставила на продажу свою квартиру, машины, музыкальную студию в Алматы. Моя дорога была открыта. В течение месяца я все продала, а еще через месяц мы въехали с сыном во Францию по студенческой визе. Поступила в Высшую киношколу в Париже, экзаменовали меня по «Скайпу». Я знала, что это поездка в один конец. Было тяжелое время, без родных, друзей, совершенно одна с грудным ребенком в Париже... Но это был мой выбор, назад дороги я не видела. Почему Париж? Первый раз сюда я приехала в 2000 году. Сотрудничала с деятелями искусств, продвигала свою музыку, дистанционно принимала заказы, училась в Высшей аудиовизуальной школе по специальности «продюсер электронной музыки». Я – дипломированный композитор, выпускник Казахской национальной консерватории имени Курмангазы. А в Париж я влюбилась в первую свою поездку, и энергетически Франция мне очень подходила. Сейчас я президент каннской ассоциации Silk Road Production. У нас два кинофестиваля, также проекты, связанные с кино и музыкой. Иногда я снимаю независимое кино и отправляю на фестивали. Все идет успешно.

Спасибо за откровенность, истории сильных женщин всегда впечатляют. Давайте о самих успехах. Пожалуй, это действительно должно стать большим событием не только в Вашей карьере, но и в рамках всего Казахстана, казахстанской киноиндустрии в особенности. Казашка, казахстанка основала международный фестиваль независимого кино – очень патриотично, не побоюсь этого определения. Сколько времени вынашивалась идея, шла подготовка к открытию первого издания? Как вообще получилось, что Вы оказались у руля фестиваля?

Идея вынашивалась с тех пор, как я начала учиться в киношколе Парижа. Мы стажировались на самых больших фестивалях: в , -, Париже. Также в 2015-м я проходила стажировку как на женском кинофестивале в Париже, где получила отличный опыт и поняла весь механизм кинофестивалей во Франции. Я подписана почти на все русскоязычные группы во Франции, и меня привлекло то, что здесь проводятся несколько кинофестивалей российского кино. Один имел тогда уже 17-е издание. На Facebook с 2015-го я писала о том, что у меня есть идея создать первый кинофестиваль казахстанского кино во Франции. Я встречалась с сотрудниками посольства Казахстана во Франции и предложила для начала организовать первый вечер казахстанского кино в Монако, приуроченный к юбилею независимости Казахстана. Мою идею приняли и сказали, чтобы я отобрала фильмы и начала вести переговоры с правообладателями фильмов. Я сотрудничала с Зейнеш Сейсеновой – одним из лучших главных редакторов Казахстана, журналистом-фрилансером. Мы вместе выбирали фильмы, долго обсуждали каждый. Зейнеш связывалась с режиссерами и продюсерами, а также актерами главных ролей, которые были безгранично счастливы. Словом, мы начали подготовку к мероприятию. В итоге киновечер почему-то стал кино-музыкальным вечером. Посольство включило оркестр под управлением известного скрипача вместо одного фильма. На афишах ни слова не упоминалось о нас с Зейнеш. Только посольство, консульство в Монако, министерство культуры, программа «Рухани жангыру». Бумагу, подтверждающую мое участие (хотя это была моя идея) я буквально выпросила у посольства. Это был мой первый опыт, и я рада, что он состоялся, так как поняла механизм работы с такими структурами. Я продолжала на Facebook призывать кинопрофессионалов и любителей присоединиться к идее создания фестиваля казахстанского кино. Делала опрос, какие фильмы показать во Франции, участие в нем принимали профессионалы и любители казахстанского кино. Также я отправила презентацию бывшему и нынешнему министрам культуры. Просила режиссеров Ермека Турсунова и Рустема Абдрашева показать мой проект министру. В тот период нас связывал казахстанский павильон на Каннском фестивале, директором которого я была. В итоге другие организовали фестиваль казахстанского кино в Париже в прошлом году, и я этому бесконечно рада, так как поняла, что мой уровень другой – он шире. Это международный фестиваль. После всех моих поездок на кинофестивали, где мои фильмы были отобраны и где-то побеждали, я имела уже четкое представление, что и как нужно и что не нужно делать, учитывая разные варианты бюджета. Касательно моих организационных навыков – это, наверняка, по генам передалось. Мой папа был руководителем организаций, последняя его должность – генеральный директор Национального оркестра имени Курмангазы, которым он руководил более 30 лет. Сейчас папа на пенсии. Моя мама, она скончалась в 1994 году, была правой рукой Ермека Серкебаева в Союзе музыкальных деятелей Казахстана. И ее часто приглашали на международные конкурсы в качестве жюри. Я выросла в атмосфере деятелей культуры. Очень хорошо помню творческие посиделки в Ленинграде, мое детство прошло там. И вот однажды на такую тусовку пришли Аркадий Райкин, Людмила Гурченко, Андрей Миронов. Помню, как меня один раз попросили встать на стул и прочитать стихи. Потом эти взрослые дяди-тети хохотали, но хлопали. И тогда у меня случилась психотравма, и позже, спустя годы, когда я осознала, какие люди смеялись, с тех пор не люблю публичные выступления, даже обычная речь приветствия со сцены вгоняет меня в ступор. Так вот, в декабре 2019-го я сделала запрос в мэрию Канн о возможности проведения такого рода мероприятия. Мне сразу ответили: каннские ассоциации имеют право на организацию подобного рода мероприятия. Я сразу же открыла на киноплатформе прием заявок на фестиваль. Всем понятно, что это далеко не альтернатива фестивалю класса А в Каннах, бюджет которого около 2,5 млн евро и очередь «наикрутейших» спонсоров. В марте был подписан контракт с мэрией накануне всемирного локдауна. Я благодарна мэрии Канн, что они отозвались на мой стартап, что в департаменте культуры работают профессионалы, которые понимают, что лишь толике процента всех фильммейкеров мира посчастливилось или посчастливится быть отобранными на знаменитый фестиваль в Каннах и пройтись по главной красной дорожке мира. И что такой фестиваль, как мой, дает возможность другим быть показанными в Каннах – на родине кинофестивалей.

На мой фестиваль не было ни цента помощи, просто потому что их не было. Я понимала, что предлагать участие спонсорам в период всемирного коллапса более чем странно. В конечном итоге я это сделала на бюджет фонда моей ассоциации и личного бюджета. Вообще, первый мой опыт проведения и организации мероприятий был в 1997 году – в Рахманиновском зале Московской консерватории, вечер памяти моего педагога . Статья была в газете «Труд» о том, как 20-летняя девушка из Казахстана без привлечения собрала аншлаг, где выступали известные музыканты мирового уровня. С тех пор мной было организовано много мероприятий в разных концах мира и в качестве руководителя, и как наемного работника. Но организовать кинофестиваль в не каждый осмелится, так как первую неудачу не прощают, более того, есть риск оказаться высмеянным. Я все делала без суеты, волнений, была уверена, что фестиваль состоится. И, конечно, не рекламировала, чтобы, как говорят, «не спугнуть удачу».

Расскажите о самом фестивале. Какие у него задачи? Кто участники, были ли среди них казахстанские кинематографисты? Как прошло первое издание, с каким результатом?

Фестиваль называется «Международный фестиваль независимого кино» – Cannes International Independent Film Festival-CIIFF. Задача – дать возможность сделать еще один шаг вперед в карьере независимым фильммейкерам, так как любой живой фестиваль – это один из видов продвижения фильма. Показ фильма в кинотеатре в Каннах в рамках международного кинофестиваля – мечта любого режиссера. В нашем первом издании были отобраны фильмы из 33 стран. Казахстанских фильмов, к сожалению, не было. Но девушка-казахстанка Алина Мустафина отправила заявку своего документального фильма «Андер» производства Катара и выиграла специальный приз. Качество фильма было высоким, а сама история – о ее сыне, который болеет и социально дистанцирован, – очень тронула жюри и зрителей. В конце фильма была исполнена колыбельная на казахском, я ревела, зрители тоже. Ее фильм произведен при поддержке катарских государственных организаций. Хочется еще раз поздравить Алину с призом, а ее сыну желаю чуда исцеления! Первое издание прошло замечательно, а иначе не могло быть. Мой девиз: «делай хорошо или не делай вообще». В нашей команде работают профессионалы, и я выбрала людей, схожих со мной по духу. В этом году жюри состояло только из французских кинодеятелей ввиду мировой пандемии. Возглавлял жюри наш соотечественник, номинант на премию «Оскар», призер 56 престижных кинонаград, в том числе «Особый взгляд» Каннского фестиваля, Булат Галимгереев. Сеансы проходили с 10 утра до 11 вечера, 69 фильмов были просмотрены в течение трех дней, а после мы до двух-трех часов ночи обсуждали фильмы. Была колоссальная нагрузка, но все проходило в очень теплой дружественной обстановке. Я сделала все возможное для комфортного пребывания в Каннах членов жюри из Парижа, Тулона. Получила и получаю до сих пор теплые слова благодарности. На нашем фестивале есть три категории призов: международная премия, национальная (французская) и премия стран Шелкового пути. И в каждой категории есть свои подкатегории: Гран-при полнометражного фильма, короткометражного, документального, анимационного, экспериментального и музыкального клипа. А также призы: «Лучший режиссер», «Лучший оператор», «Лучший композитор», «Лучшая актриса» и «Лучший актер». Пять призов отправились в США, а также в Болгарию, Колумбию, Францию, Тайвань, Россию, Индию, Австрию, Гану, Филиппины, Катар и Иран.

Какие работы Вам запомнились особенно? И что, как Вы считаете, дает победа участникам фестиваля, кроме признания?

Мы отобрали потрясающие работы для конкурса. Но особенно хочу выделить несколько фильмов. Из короткометражных – американский Resemblance Фильм снят с европейским вкусом. История изложена очень кинематографически красиво – о мальчике, нашедшем в семейном сундуке фотографии о еврейском геноциде во времена нацистской Германии, что повлияло на его взросление. Какой потрясающе выставленный свет, операторское мастерство, режиссура, костюмы, декорации, игра актера и музыка – я бы дала все премии этому фильму! Из полнометражных мы отметили болгарский фильм Shibil. Примечательно, что режиссеру всего 19 лет, но было впечатление, что картину снял матерый режиссер. Это адаптация народной легенды. Выдающаяся картина. Фильм взял Гран-при и приз «Лучший композитор». Из документальных лично я была потрясена американской картиной «Спасти челюсти». Фильм об очень известной девушке, ее называют Океан, она борется за популяцию и сохранение акул. Невероятно красивые подводные съемки в расстоянии вытянутой руки рядом с гигантскими акулами. Очень завораживающий и впечатляющий фильм, который взял приз «Лучший оператор».

Из музыкальных роликов очень порадовала работа российского режиссера Алексея Белкина «У кошки четыре ноги», снятая в Санкт-Петербурге в духе 1960-х. Это абсолютно полноценный короткий метр. Качество фильма самое высокое. Ну и, как отметило французское жюри, такой добрый и веселый клип в наше время поднимает настроение, которое нам всем необходимо в этот непростой период. Из анимационных фильмов все члены жюри были потрясены тем, как тонко изложена история маленькой девочки, страдавшей от сексуальных домогательств своего папы, когда мама была в другом городе. Этот фильм снят по заказу министерства образования и показывается в школах Филиппин, чтобы дети не боялись и не скрывали свои тайны. Фильм «Секрет Лии» был удостоен Гран-при премии Silk Road. А из экспериментальных фильмов нас потрясла французская картина «О». Фильм также снят под водой, с очень красивой постановкой хореографии. Вся картина – сплошная метафора. Знаете, есть эстетически красивые картины, от которых выделяется гормон счастья. Все члены жюри были единогласны в присуждении Гран-при этой картине. Я могла бы рассказать о всех фильмах. Они достойны наград, но, к сожалению, тяжело сделать выбор. Мы спорили, наши мнения разнились, но за президентом жюри было последнее слово.

Насколько сложно было организовать и провести событие такого масштаба в период пандемии? Как, кстати, ведут себя жители Канн в карантине?

Это вообще невозможно сделать, от слова «совсем», без поддержки, без спонсоров. И не где-нибудь, а в Каннах. Но я это сделала, так как не думала, что, возможно, не получится, что, возможно, отменят ввиду новых указов санитарного протокола, и, конечно, я это сделала благодаря моей команде. Я признательна всем и каждому в отдельности за то, что поверили в меня и без доли сомнения приняли решение стать членами команды: Булату Галимгерееву, Миле де Тарад, Орелье Казан, Филиппу Донон и Лорану Коледа.

Интересный факт – комендантский час объявили во многих департаментах Франции с 17 октября на шесть недель, а это с 21:00 до 06:00 нельзя выходить из дома, только в исключительных случаях. Наш фестиваль прошел с 18 по 20 октября, а 24 октября и в нашем департаменте ввели комендантский час. Мы удачно не попали под комендантский час, многие говорят о том, что это мистика. Каннуазцам больше повезло, как и всем жителям Лазурного берега: у нас солнце, море. Поэтому меньше стрессов и депрессий. А вообще мы, как и все, соблюдаем санитарный режим.

Анара, уверена, Вы следите за новостями казахстанского кино, кинематографа в целом. Какую оценку Вы можете дать нашей киноиндустрии, что впечатляет, что расстраивает?

Об этом я говорила в рамках казахстанского павильона на кинорынке Каннского фестиваля в 2019 году. У нас очень талантливые режиссеры авторского кино, и очень жаль, что не все получают поддержку. Рада, что у нас есть сектор коммерческого кино. Бывшие кавээнщики создают кино, потребное народу. Создать любой фильм требует больших инвестиций: человеческих, моральных и материальных. Безусловно, нужно иметь талант как режиссера, так и продюсера, чтобы производить фильмы, кассовые сборы которых значительно больше голливудских фильмов. Меня впечатляет такая информация. Я сама с удовольствием смотрю наши фильмы, когда хочется отключить мозг и просто отдохнуть. Вот, я только что придумала новую категорию таким фильмам – это «релакс-фильмы», в противовес интеллектуальному кино.

Вам ведь есть, с чем сравнивать. Насколько сильно казахстанское кино, наши режиссеры и сценаристы отстают от своих зарубежных коллег? Конечно, мы говорим сейчас не о таланте. Самородки есть в любой стране, и у нас, наверняка, тоже. Но, тем не менее, почему казахстанское кино до сих пор в позиции развивающегося? Когда на весь мир «выстрелят» наши Кэмероны и Тарантино? Что нужно для этого?

Когда-нибудь это случится. Может, именно сейчас, в эту минуту, наши Кэмерон и Тарантино ждут своего часа. И он обязательно наступит.

Хотя, говорят, сейчас в Париже большим успехом пользуется картина «Черный, черный человек» Адильхана Ержанова. Этот же фильм и еще «Жаным, ты не поверишь» очень достойно были представлены на кинофестивале «Киношок» совсем недавно. О чем это говорит, как Вы считаете? О чем вообще может свидетельствовать фестивальный успех для конкретного фильма?

Как я уже говорила, фестивальная история – это один из видов продвижения фильма. Однажды Адильхана Ержанова заметили большие французские продюсеры и предложили ему сотрудничество, с тех пор его карьера идет только вверх. Я познакомилась с ним в 2011 году. Мне позвонили с киностудии «Казахфильм», предложили быть композитором фильма «Конокрады», режиссером которого должен был быть Ержан. Он почему-то не захотел обсуждать это в павильоне, и мы сидели на остановке возле киностудии. Ержан рассказывал о проекте, какую музыку он слышит в разных сценах, показывал режиссерскую раскадровку фильма. Я до сих пор храню этот файл. Глаза его горели. Проект заморозили, и нам не удалось поработать вместе, к сожалению. Да, Ержан Адильханов – один из лучших кинорежиссеров страны. Но я уверена, что есть и другие выдающиеся, но «не раскрученные» режиссеры. Меня ничего не огорчает, хочется только пожелать восстановления дружбы между киноструктурами Казахстана. А нашим молодым режиссерам пробивать дорогу самостоятельно. В мире существуют несколько тысяч международных фестивалей. К примеру, Америка. Там десятки тысяч независимых продюсеров и режиссеров, многих поддерживают фонды. Конкуренция огромная, но каждый создает свой фильм вопреки и продвигает на фестивалях. Из более чем 500 фильмов на наш фестиваль подали заявки 176 фильммейкеров из США. Там кинопроизводство кипит.

В последнее время много говорят об интересе к Казахстану со стороны иностранных режиссеров – тут и локации, и ментальность казахстанцев, их гостеприимство. Чаще всего речь идет о копродукции. Как Вы считаете, у Казахстана действительно большой потенциал, для того чтобы развить тот же кинотуризм, когда страна может стать местом «паломничества» для киноманов со всего мира?

Для этого существуют кинорынки фестивалей класса А, где необходимо делать презентации. Вот я в 2016-м сама решила поехать на самый большой американский кинорынок, презентовала свои фильмы и новые проекты, с тех пор меня приглашают на форумы и фестивали по всему миру, я обросла большой сетью кинематографистов со всего мира. Никто вам ничего на блюдечке не принесет. Узбекистан, к примеру, мощно делает рекламу своих потрясающих локаций, и они уже имеют контракты с голливудскими студиями. Кинотуризм, «кинопаломничество» звучит красиво, ожидающе, но не более того. В мире очень много райских уголков, много, так сказать, конкурентных экзотических мест. Без работы пиарщиков никого не завлечешь. А на это нужен большой бюджет.

Анара, какое будущее Вы видите у СIIFF, притом что Канны давно считаются столицей мирового кино?

Будущее моего фестиваля прекрасное, замечательное, блестящее, чудесное – а иначе зачем я это все делаю? И да, Канны – столица мирового кино – приветствуют новый фестиваль киноискусства, как было опубликовано в октябрьском номере журнала мэрии Канн Cannes Soleil.

Мадина Ерик


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Новости

Сегодня
20:50

Папа Римский впервые высказался о притеснении мусульман в Китае

Сегодня
19:17

Почти две тысячи рабочих задействовано в уборке Нур-Султана от снега

Сегодня
18:56

Пенсионерка пострадала при опрокидывании пассажирского автобуса в кювет в Карагандинской области

Сегодня
18:32

Власти КНДР усиливают контроль за соблюдением ограничений из-за COVID-19

Сегодня
17:43

Полиция пресекла деятельность браконьеров, охотившихся на сайгаков в ЗКО

Сегодня
17:21

В Алматы продолжается работа по обеспечению жителей природным газом

Сегодня
16:21

Посвященный борцам с коронавирусом монумент Biz birgemiz появился в Таразе

Сегодня
15:59

Сингапурская SCE окажет содействие МТИ РК в сфере электронной торговли

Сегодня
15:37

Свыше 17 тыс. человек, из которых более 3 тыс. – актюбинцы, стали жертвами финансовых пирамид «Гарант 24 Ломбард», «ЕSTATE Ломбард» и «Выгодный займ»

Все новости