«Пока не понятно, за счет чего ВВП вырастет на 5%: административными путями роста экономики не добьешься»

"Пока не понятно, за счет чего ВВП вырастет на 5%: административными путями роста экономики не добьешься"

07:06 19 Март 2019 6528

«Пока не понятно, за счет чего ВВП вырастет на 5%: административными путями роста экономики не добьешься»

Автор:

Елена Тумашова

Макроэкономические заметки об инфляции, валютном курсе и базовой ставке.

Министр национальной экономики Руслан Даленов, презентуя на прошлой неделе макроэкономический прогноз на этот год, сообщил: реальный рост ВВП на 2019 год оценивается на уровне 3,8%. В то же время премьер-министр Аскар Мамин на заседании правительства 12 марта говорил о том, что необходимо добиться не менее 5% роста ВВП в этом году.

По мнению аналитиков Halyk Finance, рост в этом году составит 3,6%. Этот расчет и. о. председателя правления компании Мурат Темирханов, выступая на круглом столе "Долговой рынок Республики Казахстан", объяснил так:

"В прошлом году производство нефти увеличилось немногим больше чем на 4%, среднегодовая цена на ресурс выросла примерно на 30%. Это дало громадный толчок (росту экономики. – Ред.). В этом году такого толчка не будет. Будет небольшой рост и даже, может быть, как уже сейчас прогнозирует правительство, падение производства нефти, средняя стоимость черного золота точно не вырастет".

Фактор, который, по мнению спикера, способен оказать влияние, – продолжающиеся инвестиции в такие крупные нефтяные проекты, как Тенгиз, Кашаган.

В прошлом году рост экономики Казахстана составил 4,1%.

"Если говорить о качестве этого роста, то нужно понимать: он обеспечен компонентами сырьевой экономики (нефть, газ, добыча и первичная переработка металлов, транспортировка нефти и прочее)", – подчеркивает аналитик.

Мурат Темирханов указывает на то, что в Казахстане сохраняется зависимость от сырья: цены на него выросли, экспорт минеральных ресурсов увеличился сразу с 65% до 75%, то есть фактически говорить о диверсификации экономики и росте обрабатывающей промышленности нельзя. Доля МСБ в экономике остается на уровне 26-27%.

"Пока не понятно, за счет чего будет 5%. Потому что административными путями роста экономики не добьешься", – комментирует он.

Он также обращает внимание на то, что в начале этого года резко увеличили бюджетные расходы, были социальные инициативы, плюс была оказана поддержка "Цеснабанку" и т. д.

"По нашей оценке, это еще примерно 0,4% дополнительного роста дает. Если из прогнозируемых нами 3,6% экономического роста убрать фискальный импульс, останется 3,2%", – говорит спикер.

Коммунальные тарифы снизили инфляцию

В январе-феврале этого года инфляция в Казахстане замедлилась. "У нас никогда меньше 5% не было, а тут стало 4,8% (по итогам февраля. – Ред.). Это произошло в основном потому, что административным путем сократили тарифы на коммунальные услуги. Если исключить этот эффект и взять рост тарифов, каким он был в январе-феврале прошлого года, то оказывается, что на самом деле инфляция в этом году выросла по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. То есть пока еще проблемы с инфляцией не проходят, по нашему мнению", – говорит экономист.

Напомним: таргетируемый коридор инфляции в Казахстане – 4-6%. Нацбанк 13 марта опубликовал прогноз инфляции, в котором указывается, что в 2019 году инфляция не выйдет за пределы этого коридора. Однако "в сравнении с предыдущим прогнозным раундом "ноябрь-декабрь 2018 года" в 2019 году траектория инфляции была скорректирована в сторону понижения". Отметим, что прогнозные раунды регулятор проводит четыре раза в год для оценки основных макроэкономических показателей, в первую очередь инфляции, на среднесрочный период (предстоящие семь кварталов).

"Кто-то большой" направляет курс

Говоря о курсе нацвалюты, эксперт отмечает, что предыдущее руководство Нацбанка придерживалось политики слабого тенге относительно рубля.

В феврале-марте прошлого года тенге отвечал фундаментальным факторам, и тогда курс составлял 320-330 тенге за доллар и 5,6-5,7 тенге за рубль. Санкции против России, которые во временном периоде последовали за этим, обесценили национальную валюту в этой стране, что было, как говорит Мурат Темирханов, фундаментально правильно из-за влияния на платежный баланс и экономику.

"У нас никаких санкций не было, тем не менее, тенге последовал за рублем. И по нашему мнению, хотя Нацбанк и говорил, что он не влияет на курс, мы считаем, что влияет, мы видим это по ежедневым торгам: есть кто-то большой, который туда-сюда направляет курс", – говорит собеседник.

По его словам, интервенций не было, однако у регулятора есть "много путей, как управлять курсом". Например, Нацфонд, который "почему-то не вырос", есть ЕНПФ с большими валютными активами.

Эксперт говорит, что, по его расчетам, курс, если бы он определялся фундаментальными факторам, должен был бы быть "350-360, может быть, даже 245-255 тенге за доллар и 5,3-5,4 тенге за рубль".

"То есть тенге должен быть гораздо крепче, и после всех санкций он должен был укрепиться к рублю, но этого не произошло", – отмечает аналитик.

Он указывает, на то, что были заявления о снижении волатильности.

"Но у нас нефтяная страна. Если бы мы производили что-то и продавали, тогда не было бы волатильности. А поскольку нефть – сырьевой товар и цена на него резко меняется, без волатильности никак не обойтись", – заключает эксперт.

Базовая ставка: между рисками и стимулами

В марте Нацбанк сохранил базовую ставку на текущем уровне – 9,25% с неизменным коридором процентных ставок +/-1 процентный пункт. В сообщении регулятора, которым сопровождалось решение, было указано следующее: "Сохраняются риски повышения инфляционного фона, в том числе связанные с несбалансированностью динамики составляющих инфляции. Риски ухудшения внешней ситуации, учитываемые при предыдущем рассмотрении базовой ставки, не реализовались, и вероятность их дальнейшего проявления, по оценкам Национального банка, уменьшилась. Текущий уровень базовой ставки способствует достижению целевых ориентиров по инфляции на 2019 год".

Отметим, что в 2018 году базовая ставка была снижена в целом с 9,75% до 9,25%

Решение оставить базовую ставку на уровне 9,25% Мурат Темирханов считает "абсолютно правильным".

"Потому что чисто визуально инфляция вроде падает, но если разобраться, то инфляционный фон даже ухудшился", – говорит он. И указывает на большие фискальные стимулы – социальные расходы, расходы на инфраструктуру и т. д., повлиявшие на это.

"Сам Нацбанк отмечает, что если убрать административную часть, то инфляционный фон остается высоким", – говорит собеседник.

В пресс-релизе о прогнозе инфляции от 13 марта написано, что, по оценкам, в 2020 году возможна реализация проинфляционных рисков. Это объясняется, во-первых, тем, что будет исчерпан положительный эффект, когда на инфляцию оказало влияние снижение тарифов на регулируемые услуги, во-вторых, сохранится рост потребительского спроса, связанный с фискальным стимулированием. Помимо этого, влияние на рост продовольственной инфляции в Казахстане будет оказывать динамика мировой продовольственной инфляции.

"В таких условиях, с учетом фискальных стимулов, снижать базовую ставку в ближайшие шесть-семь месяцев нет смысла. Инфляционный фон тяжелый, есть стимулы увеличения госрасходов. При снижении базовой ставки есть риск того, что инфляция усилится", – говорит Мурат Темирханов.

В заключение он отмечает, что его беспокоит такой момент. Новое руководство Нацбанка "пришло под флагом стимулирования роста экономики". Однако одновременное воздействие со стороны фискальной политики и со стороны Нацбанка несет в себе достаточно высокие риски, и это, как говорит эксперт, вызывает опасения.

Елена Тумашова

Материалы по теме:

elzhan-birtanov-rak-–-ne-prigovor

sabirov-i-dzhukembaev-berut-svoe

v-pavlodare-akimat-pytaetsya-razorvat-trehletnij-dogovor-na-obsluzhivanie-kommunalnyh-setej

rybakina-v-shage-ot-chetvertogo-titula-itf-pod-kazahstanskim-flagom

eleusinov-pobeda-v-novom-stile

загрузка

×