/img/tv1.svg
RU KZ
Предприниматели Риддера занялись выпуском продукции из ТБО и золы ТЭЦ

Предприниматели Риддера занялись выпуском продукции из ТБО и золы ТЭЦ

В Восточном Казахстане только два предприятия стали перерабатывать бытовые и промышленные отходы и тут же столкнулись с проблемой сбыта продукции.

08:30 16 Август 2020 4630

Предприниматели Риддера занялись выпуском продукции из ТБО и золы ТЭЦ

Автор:

Ольга Ушакова

Цех по переработке и сортировке мусора ТОО «Фирма «Эталон» был открыт в апреле этого года. Сейчас цех перерабатывает около 70 тонн ТБО в сутки. По данным директора ТОО «Фирма «Эталон» Виктора Стребкова, цех полностью перерабатывает тот мусор, который ежесуточно поступает от населения и предприятий Риддера.

Идея создания такого участка по сортировке и переработке мусора у предпринимателя возникла потому, что стал заканчиваться срок эксплуатации полигона ТБО в Риддере – городе Восточного Казахстана с населением более 48 тыс. человек.

«Мы занимаемся вывозом мусора от населения, предприятий. Но Экокодекс запрещает захоронение, складирование на полигонах практически 90% всего морфологического состава ТБО. Куда его девать? Я понимаю прекрасно, что данные участки должны строиться за счет бюджета. Но мы приняли решение построить самостоятельно этот участок, каким-то образом городу помочь. Но все упирается в финансирование. Вот этот цех с оборудованием для нашего небольшого городка обошелся мне в 255 млн тенге. И это еще не предел», – говорит Виктор Стребков.

Нужное дело

«Мы выделили ТОО «Фирма «Эталон» земельный участок, – говорит заместитель акима Риддера Евгения Нужных. – Теперь его предприятие будет забирать в собственность без аукциона, по программе развития территорий. Открытие такого цеха – это было действительно важно. Сейчас в городе нет раздельного сбора мусора, но этот вопрос рассматривается руководством «Эталона».

Сам узел разборки и сортировки мусора в цехе – российского производства, но монтировали его работники ТОО «Фирма «Эталон» своими силами. Станки по разделу шин тоже производства РФ. Пиролизные печи для сжигания ТБО – производства КНР. Число работников – 20 человек. Начальник цеха по переработке и сортировке мусора ТОО «Фирма «Эталон» Максим Щелкунов рассказал inbusiness.kz о процессе утилизации ТБО в этом цехе.

«Заезжает машина с мусором, выгружает. Погрузчиком мусор сдвигается, он поступает на конвейерную ленту. Шесть человек занимаются сортировкой мусора. У нас шесть видов ТБО сортируются на продукцию, которая идет на продажу, – это полиэтилен, пластиковые бутылки, картон. Мы ее прессуем в тюки. И есть мусор, который мы сжигаем в пиролизных печах, это пластик, текстиль, резиновые изделия, пищевые отходы. После того, как его в печи переработали, получается пиролизное масло, – объяснил Максим Щелкунов.

Он также рассказал, что в печах процесс сжигания происходит без доступа кислорода. Открытого горения внутри печей нет. Они нагреваются за счет форсунок, потом проходит процесс разложения.

«Выделяется дым, он проходит через теплообменники, и мы получаем пиролизное масло двух типов – более тяжелой и более легкой фракции. И получаем газ. Получается, печь сама себя отапливает. Газа хватает и на работу самой печи, и для запуска второй печи. Здесь нет сильных выбросов, большого расхода дизельного топлива. В одну печь максимум загружается 10 тонн ТБО. Цикл – 12 часов. После остывания идет выгрузка. К печи подсоединяется специальный аппарат, и она сама себя разгружает», – говорит Максим Щелкунов.

Помимо пиролизного масла, в процессе сжигания мусора в печи образуется порошок, после прессования которого образуются угольные брикеты. Как отмечает Максим Щелкунов, этот уголь – хорошего качества. Он отлично горит, долго держит температуру, не дымит и не коптит.

«Сейчас сделаем экономический подсчет, сколько он будет стоить. По всем составам это активированный уголь. Его можно применять в водоочистке, он широко применяется в России, используется на фабриках для улавливателя золота», – отмечает г-н Щелкунов.

Куда деть продукцию?

По словам Виктора Стребкова, его цех пока работает с убытками. Но предприниматель даже и не взялся бы за его создание, если бы ТОО «Фирма «Эталон» не занималось бы еще, помимо сбора и вывоза ТБО, ремонтом дорог и не имело бы асфальтных заводов в собственности.  

«Я пошел по принципу, чтобы использовать получаемый уголь и пиролизное масло для собственных нужд. Пиролизное масло вместо мазута мы используем на асфальтном заводе. Уголь мы также используем на асфальтном заводе для производства пара. Но вопрос встанет зимой, куда мне все это деть? А я произвожу в месяц 22 тонны пиролизного масла. Уголь я населению могу продать. А пиролизное масло не знаю, куда девать», – говорит Виктор Стребков.

По его информации, для того чтобы в дальнейшем производство развивалось, необходимо еще 250 тысяч долларов для того, чтобы приобрести установку, которая из пиролизного масла изготавливает бензин и дизельное топливо. Эта продукция уже востребована круглый год, и ТОО «Фирма «Эталон» могло бы покрывать собственные нужды в таком виде топлива.

«Также в ТБО очень много идет пластика, полиэтилена. Еще нужно финансирование для того, чтобы поставить линию по производству полимерпесчаной плитки, полимерпесчаной доски. Зарабатывать надо. Сами зарабатываем, сами развиваемся. Но, если подсчитать, у меня пока идут убытки», – говорит Виктор Стребков.

По его данным, цех уже столкнулся с проблемами сбыта картона из-за запрета на его вывоз за пределы Казахстана. В то же время если цена за один килограмм картонной продукции в Российской Федерации составляет 18 рублей (более 102 тенге), то в Павлодаре, где она также идет в переработку, всего 40-45 тенге за килограмм. Везти ее туда невыгодно, и пока картон в цехе по переработке и сортировке мусора ТОО «Фирма «Эталон» только складируется.

«Заводы по переработке картона в Казахстане стоят из-за коронавируса почему-то. В Алматы какое-то оборудование на таком предприятии сломалось, они ждут его из Китая. Но пока оно не пришло, завод всю зиму стоит. Но нам туда его возить экономически невыгодно. И куда девать картон, не знаем. Границы закрыты. И вообще, вывоз картона в ту же Россию запрещен. Я считаю, что это лоббирование чьих-то интересов. Продукция сортируется, девать ее некуда. Необходимы деньги для переработки того сырья, которое накопилось на складе. Пока картина не совсем радужная, – резюмирует Виктор Стребков. – Государство знает о проблеме, но лицом не повернулось к бизнесу в этом вопросе. Любой закон, который выходит, должен подкрепляться экономически, иначе работать он не будет».

По сбыту ударила пандемия

Другая фирма Риддера – ТОО «Таймур» пустило в дело промышленную золу с местной ТЭЦ. Как рассказал директор предприятия Мурат Ордаканов, ТОО «Таймур» занимается производством газобетонных блоков, бетонных блоков, а также выпускает пескоблоки, шлакоблоки, лего-кирпичи. В качестве инертного материала при производстве до 80% используется зола, также добавляется речной песок.

«Золу мы покупаем в отстойниках Риддерской ТЭЦ. Ее здесь валом, она десятилетиями собиралась. Мы по использованию золы полностью прошли сертификацию. В этом году получили СТ. КЗ, – рассказал Мурат Ордаканов. – В Восточном Казахстане подобную продукцию выпускают в Семее, Усть-Каменогорске, но на золе по ВКО стройматериалы выпускало только одно предприятие в Усть-Каменогорске. С золой производственники не связываются, потому что с ней непросто работать. В ней остается до 28 видов кислот, окислов, и, когда процесс идет, должен быть определенный температурный режим, нужно строго соблюдать технологию. Я специально связывался с университетом в Барнауле, там профессор защищала докторскую по газоблокам. И я с ней до сих пор консультируюсь. Допустим, мы залили массу в форму, а она не поднялась. Значит, мы что-то недоложили».

Сейчас на предприятии создано шесть рабочих мест. По производству лего-кирпичей ТОО «Таймур» получило инновационный грант в 2019 году. Это 3 млн тенге по программе «Дорожная карта бизнеса – 2020» от фонда «Даму».

Мурат Ордаканов говорит, что производством газоблоков предприятие начало заниматься с 2013 года. В то время по Риддеру планировались большие стройки: несколько девятиэтажных домов. Также предприниматель активно сотрудничал с частниками, которые строили свои дома.

«В то время я провел маркетинговые исследования. Работал с частным сектором, раньше три-пять домов строились в городе в год, и я спокойно выдавал свою продукцию. Газоблок – материал очень хороший для строительства, отлично держит тепло. Звукоизоляция и шумоизоляция очень хорошая. Из него строить намного быстрее, чем из кирпича. Если возьмем обыкновенный красный кирпич, то в газоблоке 18 кирпичей. Если они весят около 60 кг, то газоблок – 20 кг. Он объемный, но легкий. При строительстве получается экономия в растворе, цементе, во времени. Газоблок, который делаем, используется для строительства домов, гаражей, бань. В сутки мы производим 10 кубометров газоблоков», – объясняет г-н Ордаканов.

Несмотря на такие преимущества стройматериалов компании «Таймур», вывозить их за пределы Риддера экономически невыгодно.

«Сбыт идет только по Риддеру. Из Усть-Каменогорска мне звонили в июне, хотели приобрести газоблоки. Но доставка получается дорогой, занимает почти 50% от стоимости самого материала. Заказчику нужны газоблоки в количестве 1 тыс. штук, но в «КамАЗ» такое количество не вместится. Туда только 300 положишь, значит, надо три рейса сделать из Риддера в Усть-Каменогорск. Или нанимать длинномер. В общем, пока складируем наши газоблоки, – говорит Мурат Ордаканов. – Сейчас из-за пандемии нет много заказов. Приходят мелкие, но люди не могут оплатить и забрать продукцию. Готовая продукция у нас лежит».

Евгения Нужных утверждает, что еще не все потеряно. В этом году по Риддеру уже построено 3,5 тыс. квадратных метров частного жилья. Сейчас в рамках госзаказа разрабатывается проект многоэтажного жилого дома на 60 квартир. Но для участия предпринимателя в этом строительстве необходимо внести изменения в техническое решение, потому что в проект строительства заложено использование других материалов. В будущем по Риддеру планируется строительство школы и больницы.

«В перспективе есть подключение этого предпринимателя к реализации своей продукции, – говорит замакима Риддера. – У нас по городу в прошлом году не было государственного строительства. В этом году оно начинается, и в перспективах строительство тоже есть».

Ольга Ушакова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/oLBqA3rZ.jfif https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/vw6ylAW4.jfif https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/rRIQoDxe.jfif https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/Dkr7jsEX.jfif https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/6tqVUlpA.jfif https://inbusiness.kz/ru/images/original/31/images/BzBFTvCs.jfif

Свалки приходят на место полигонов ТБО

Оптимизация сети полигонов ТБО в малых селах Костанайской области провоцирует появление стихийных свалок. У властей есть вариант решения проблемы, но его реализация отстает.

15 Сентябрь 2020 09:36 1127

Фото: Татьяна Шестакова

Политика сокращения сети полигонов ТБО (твердые бытовые отходы), по данным управления природных ресурсов и регулирования природопользования Костанайской области, должна помочь защитить от загрязнения землю и источники воды. На деле получается, что на смену официальным, пусть и не благоустроенным полигонам приходят стихийные свалки, где размещение отходов не контролируют вообще.

В 2019 год Костанайская область вступила с 306 действующими полигонами ТБО. Однако пятая часть из них на тот момент считалась бесхозяйной после передачи управляющих предприятий со 100%-ным участием государства в частные руки. По сути, обслуживание этих объектов оказалось невыгодным бизнесу. Частники пошли на закрытие полигонов. Есть случаи, когда аналогичные решения принимают акиматы в отношении полигонов. Чаще речь о тех полигонах, что расположены вблизи упраздненных поселков или малых сел. Аргументацией таких решений стала именно необходимость оптимизации сети. Как результат, за полтора года число официально существующих полигонов сократилось на 40 объектов.

«Нужно обратить внимание на сортировку, переработку отходов», – говорят в областном управлении природных ресурсов и регулирования природопользования.

Вот только со стороны экологов звучат претензии в части роста числа стихийных свалок, обнаруживаемых как на территории населенных пунктов, так и за их пределами. Проблема эффективного управления отходами сегодня включена в перечень экологических проблем региона наряду с отсутствием станций биологической очистки в областном центре и устаревших канализационных систем в других городах региона.

Наказать – и точка!

Начиная с 2018-го в регионе с помощью космического мониторинга, осуществляемого АО «НК «Қазақстан Ғарыш Сапары», ежегодно фиксировали более 300 стихийных свалок в радиусе 40-45 км от областного центра. 2020-й побил рекорд – 461 несанкционированная свалка. Но здесь в зону мониторинга дополнительно попали Лисаковск, Денисовский, Камыстинский районы и район им. Майлина. По официальным данным, львиную долю находок уже ликвидировали.

Лисаковск

В то же время департамент экологии Костанайской области направил в суд материалы в отношении трех акимов района им. Майлина. Экологи предлагают наказать чиновников за неисполнение предписаний по устранению стихийных свалок. Если суд встанет на сторону охранников природы, то имена сельских акимов пополнят список из 38 имен, тех, кого в 2019-м наказали за неубранные в срок стихийные свалки.

В акиматах на местах в ответ говорят о нехватке средств на уборку. Сетуют акимы и на несознательность граждан, которых затруднительно каждый раз ловить за руку. Часто на месте убранных свалок появляются новые. И такие факты, признают экологи, зафиксированы во всех районах. Люди не хотят везти мусор далеко, если близлежащий полигон закрыли, не хотят вообще платить кому-то за свой мусор.

Рудный

«Мы вносили предложение в акиматы, чтобы в сельских населенных пунктах, особенно тех округах, где нецелесообразно держать полигоны ТБО, организовать временные площадки для хранения. Чтобы компании, занимающиеся сбором и вывозом мусора, поставили там оборудование. Население будет носить на эти площадки мусор, а после его будут вывозить. Такой вариант мы прорабатываем с местными исполнительными органами», – отметил руководитель департамента экологии по Костанайской области Талгат Сабиев.

В управлении природных ресурсов и регулирования природопользования признали, что вариант вполне жизнеспособный, поскольку в Экологическом кодексе предусмотрена возможность организации мест временного хранения ТБО. На таких площадках мусор можно хранить до полугода, чтобы впоследствии отправить на переработку. Однако для создания таких мест необходимы не только волевое решение местного акима, но и согласие на сотрудничество со стороны частных мусоровывозящих компаний. Учитывая тот факт, что о подобных действующих площадках в области пока не говорят, договориться властям и бизнесу пока не удается.

Эффектная уборка

Добавляет головной боли и новая норма Экологического кодекса, которая вступит в силу в 2021 году: запрет на захоронение на полигонах ТБО стройматериалов и пищевых отходов. Сегодня в Костанайской области, по данным управления природных ресурсов и регулирования природопользования, сортируют и отправляют на переработку около 10% всех отходов. В 2016 году доля сортируемого мусора составляла всего 0,7%.

Костанай

Сегодня несколько компаний в 12 из примерно 550 (в регионе продолжается оптимизация сел) населенных пунктов региона наладили раздельный сбор отдельных таких категорий отходов, как пластик, картон, бумага, стекло. В основном это города, райцентры, а также близкие к областному центру поселки. Сеть специальных контейнеров и пунктов приема развернули буквально в течение четырех лет.

Еще на 26 полигонах налажена сортировка поступающих отходов. Она ручная, а значит, как считают экологи, ресурсозатратна и неэффективна. Более того, львиная доля бумаги и пластика в этом объеме уже не подлежит переработке: сырье отсыревшее или изрядно загаженное пищевыми отходами. В Костанае и Тоболе есть мусоросортировочные линии. Вот только они не работают. Официальной причиной считается отсутствие рабочей силы.

Экоактивисты говорят и о других существующих проблемах сортировки и утилизации отходов.

«Сейчас мы в Костанайской области занимаемся раздельным сбором опасных отходов, в том числе ртутьсодержащих ламп. Столкнулись с тем, что наши волонтеры, обходя оранжевые контейнеры, видят: половина из них разбита или сломана, а внутри лежат разбитые ртутьсодержащие лампы. Мы несколько раз писали в отдел ЖКХ Костаная, но они не принимают меры. Что можно сделать, чтобы система до конца заработала?» – задал вопрос на одной из встреч экоамбассадор Алмат Сатыбалдин.

«Такие факты вандализма есть: контейнеры разрушают или используют не по назначению. Наше управление неоднократно направляло письмо в адрес акимата Костаная. Эти контейнеры обслуживают подрядные организации. Необходимо, чтобы обслуживающая организация занималась не только вывозом отходов, но и следила за состоянием контейнеров», – сказал руководитель областного управления природных ресурсов и регулирования природопользования Амангельды Исмаилов.

Размещенные на сайте goszakup.gov.kz документы подтверждают, что в Костанае обслуживанием контейнеров, предназначенных для утилизации ртутьсодержащих ламп и батареек, занимается специально нанятая для этого компания. Договор на 2020 год предусматривает оплату 3,8 млн тенге за обслуживание 53 контейнеров. Согласно размещенной на сайте документации, подрядчик – ТОО GOLDEN SERVICE LTD из Талдыкоргана уже получило за свои услуги 2,6 млн тенге. Важно, что изначально акимат готов был в 2020-м заплатить за указанные услуги 6,2 млн тенге.

Экоактивисты поднимают вопрос качества оказываемых услуг и сомневаются в эффективности работы подрядчика. Государственные экологи, в свою очередь, считают, что рычаги воздействия на талдыкорганскую компанию у акимата есть – за некачественно выполненную работу власти могут просто не платить, не подписав соответствующие акты.

На фоне сложившейся ситуации, когда львиная часть населенных пунктов региона не охвачена раздельным сбором и сортировкой отходов, не видно предпосылок к тому, чтобы за оставшиеся несколько месяцев 2020 года наладить переработку еще и пищевых отходов. На местах власти ждут утверждения правил работы мусоросжигательных заводов для утилизации пищевых и органических отходов на законодательном уровне. Уже сейчас экоактивисты говорят о том, что с нового года львиная часть компаний, занимающихся сбором и вывозом ТБО, станут нарушителями норм Экологического кодекса.

Татьяна Шестакова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Экотуризм: предприниматели предлагают системный подход

В условиях закрытых границ и ограничений, вызванных COVID-19, стали востребованными казахстанские зоны отдыха. С увеличением плотности отдыхающих в Сети растет количество снимков с мусорными завалами.

11 Сентябрь 2020 11:42 1160

Фото: Максим Морозов

«К сожалению, инфраструктура нацпарков оказалась не готова к такому наплыву туристов. Мы неоднократно поднимали вопрос о том, что только за счет проведения акций по уборке мусора проблему не решить. Важно подойти системно – создать условия для отдыха через зонирование и благоустройство, наладить процессы управления потоками посетителей. Также в международной практике широко используются цифровой мониторинг и образовательные практики, начиная с начальных классов», – озвучила предложения заместитель председателя правления НПП РК «Атамекен» Юлия Якупбаева.

По словам Юлии Якупбаевой, нельзя все проблемы с мусором списывать на низкую культуру отдыхающих. Ведь если на территории предусмотрены специальные беседки для пикника, а рядом с беседкой стоят баки с мусором, то люди склонны выбросить мусор в бак.

Председатель правления АО «НК Kazakh Tourism» Ержан Еркинбаев отметил, что зачастую знаков и мусорных баков на территории недостаточно.

«В Чарынском каньоне есть зонирование, но зачастую знаки «Соблюдайте тишину» или «Не разводить огонь» не работают или работают в противоположную сторону. Контроль потоков – это необходимая вещь, но мы этим летом объехали несколько мест и поняли, что основное препятствие к развитию цифрового регулирования – отсутствие Интернета. Например, в Кольсае недоступны мониторинг нарушителей и введение электронного билетирования. Там нет мобильной связи, и на территории нельзя применить безналичный расчет. Считаем, что нужно изменение законодательства в части приема оплаты не с человека, а с машины, и, пока этого не случится, ничего не изменится. У нас нацпарки посещают до 1 млн человек в год, по данным официальной статистики, и даже это количество наносит урон природе. К примеру, в США нацпарки посещают 318 млн человек в год и не наносят такого вреда. В первую очередь страдает уровень культуры, и, сколько бы волонтеров и сотрудников ни было, весь мусор они не соберут», – рассказал Ержан Еркинбаев.

Kazakh Tourism предложено в рамках пересмотра бюджета реализовать программу по повышению культуры туристов и снять ролики с социальной рекламой, которые можно будет распространять в сетях.

Директор ГНПП «Чарынский каньон» Ельнур Ахметов отметил в качестве проблемы отсутствие Интернета, что негативно влияет как на систему оплаты (невозможно провести онлайн-платеж), так и на систему мониторинга посетителей.

Председатель Казахстанской туристской ассоциации Рашида Шайкенова и президент ОЮЛ «Евразийская ассоциация туризма» Рысты Карабаева видят выход из ситуации в развитии организованного туризма. Поскольку в ходе организованного тура можно провести инструктаж с отдыхающими.

Также Рашида Шайкенова подчеркнула, что, помимо мероприятий по экологическому воспитанию, очень ценным для развития нацпарков может стать опыт создания общественных советов.

«Kazakh Tourism может распространить опыт создания общественных советов по примеру Алматы и Алматинской области на все нацпарки», – предложила спикер.

Руководитель управления туризма Алматинской области Жанар Алчимбаева предложила проект экологического кейса для мест туристского интереса, состоящий из четырех разделов: управление туристскими потоками, управление мусорными отходами, благоустройство туристских маршрутов, формирование культуры путешествий. Спикер отметила, что для регулирования туристских потоков можно применить субсидирование туристских перевозок, и, в случае когда в одном нацпарке наблюдается превышение посещаемости, перенаправлять через этот механизм турпотоки по другим Нацпаркам.

«Можно ввести так называемый мусорный депозит, когда при посещении нацпарка туристы оплачивают определенную сумму, которая будет возвратной, если туристы убрали за собой мусор. Если же мусор не убран, сумма депозита пойдет на оплату труда специальных рабочих, которые занимаются уборкой мусора», – отметила она.

От ряда участников прозвучали идеи повышения штрафов и соответствующего контроля со стороны сотрудников нацпарка.

Эколог из Уральска Ринат Утебалиев отметил, что должны быть четкие требования и мониторинг их исполнения: пошаговый план и понятные процедуры по аналогии с теми, которые используются на месторождениях. То есть полностью расписанный и понятный бизнес-процесс, тогда и проблем с неправильным поведением туристов не будет.

«На въезде в нацпарк люди должны получить полный инструктаж, сама территория должна быть зонирована и оборудована информационными знаками и билбордами. Кроме того, должны быть специальные службы, постоянно осуществляющие объезд территории. Конечно, для этого необходим и соответствующий бюджет», – предложил Ринат Утебалиев.

С ним согласилась и предприниматель Гульден Оспанова. По ее мнению, необходимо провести анализ структуры бюджета нацпарков и совместно с акиматами заложить необходимые суммы на вывоз и утилизацию ТБО.

Как отметил заместитель председателя комитета лесного хозяйства МЭГПР РК Ерлан Муратов, все озвученные в ходе совещания вопросы и проблемы министерству знакомы, по многим вопросам уже ведется работа, в частности, имеются договоренности по обеспечению сотовой связью и Интернетом всех нацпарков по примеру Акмолинской области, по предоставлению 200 мусорных контейнеров и двух мусоровозов в Иле-Алатауский нацпарк и многое другое.

Подводя итоги совещания, Юлия Якупбаева предложила объединить усилия с министерством экологии, «Казахтуризмом», санврачами и на площадке «Атамекена» выработать совместный с бизнесом комплекс мер по следующим направлениям:

  1. Анализ структуры бюджетов нацпарков (в т. ч. на предмет наличия финансирования на сбор мусора и службу контроля).
  2. Инвентаризация инфраструктуры нацпарков (планы и предложения по благоустройству маршрутов).
  3. Предложения по администрированию (мониторингу) соблюдения экологических и санитарных требований на территории Нацпарков;
  4. Предложения по управлению туристскими потоками.
  5. Предложения по пропаганде и воспитанию экологической культуры (ролики, буклеты, вебинары, образовательные программы, «живые уроки»).
  6. Предложения по цифровизации (подведение сетей, онлайн-регистрация, онлайн-платежи, видеонаблюдение и т. д.).
  7. Предложения по утилизации мусора (стимулы по развитию ТБО и сортировке мусора).
  8. Предложения по системе штрафов и господдержке (субсидирование организованных перевозок, обустройства троп и пр.).

«Ждем предложения от бизнеса и экспертов по всем вышеуказанным пунктам. Давайте соберем все предложения, структурируем их и по каждому пункту отработаем. По результатам получится совместный план с МКС, «Казахтуризмом» и минэкологии», – резюмировала Юлия Якупбаева.


Подпишитесь на наш канал Telegram!