/img/tv1.svg
RU KZ
Пришло время новой экономики – экономики шеринга

Пришло время новой экономики – экономики шеринга

Феномен экономики шеринга, также известной как трастовая экономика и экономика совместного потребления, повлиял на изменение поведения покупателей. 

08:00 29 Январь 2020 9266

Пришло время новой экономики – экономики шеринга

Автор:

Альмира Сирбаева

Концепт новой экономической модели стал очень популярным и дошел до традиционных индустрий, таких как туризм, гостиничный бизнес, транспорт и рынок труда. Этот быстрорастущий концепт создал новые возможности для бизнеса и потребителей, но и эта система оказалась не без погрешностей.

Понятие шеринга не является новым. Сдача квартир в аренду и просмотр фильмов в кинотеатрах относятся к модели совместного потребления. Тем не менее, новые формы трастовой экономики возникли в расцвет поколения миллениалов. Если в прошлом веке наличие собственного жилья, автомобиля и дачи являлись основными показателями успеха, то сейчас покупатели следуют иному поведенческому шаблону.

Согласно изданию РБК объем трастовой экономики по всему миру достигнет 335 миллиардов долларов к 2025 году. Инвесторы провозгласили экономику совместного потребления новым мегатрендом, который привлечет сотни миллионов в стартапы данного типа. За последние 9 лет эта бизнес-модель привлекла 23 миллиарда венчурных инвестиций.

Что такое экономика шеринга?

С развитием технологий у молодых людей пропадает необходимость быть привязанными к одному месту жительства. Они больше ценят краткосрочный доступ к вещам, товарам и услугам, а не прямое владение ими. Это экономическое нововведение известно под многими именами, но чаще всего его называют шеринг-экономикой.

Многие ученые отметили положительный эффект, который оказывает на общество и окружающую среду этот новый метод потребления. Благодаря аренде товаров, недвижимости и транспорта трастовая экономика уменьшает негативное воздействие на экологию, приводит к эффективной утилизации ресурсов и способствует появлению новых знакомств. Развитие таких IT-инструментов, как онлайн-маркетплейсы и мобильные приложения, повлияли на создание новых профессий и нового поведенческого паттерна потребителей.

С другой стороны, отсутствие правового регулирования, защиты прав потребителей и условий труда доказывает, что это противоречивая концепция. Многие отмечают переоцененный положительный эффект на экологию и нарушение трудовых прав.

Движущие факторы экономики шеринга

Обмен не является новым явлением: люди делились товарами с семьей, друзьями и соседями с момента образования общин. Однако с развитием Интернета появились новые бизнес-модели и новые типы компаний, такие как Naimi.kz и OLX, которые значительно облегчают доступ к услугам. В результате вместо того, чтобы тратить время на дорогу в салон красоты, потребитель, например, может вызвать мастера себе на дом через приложение. В этом случае развитие технологий значительно снижает расходы на стоимость услуги и другие операционные издержки.

Почему же концепт трастовой бизнес-модели с каждым годом привлекает все больше пользователей и инвестиций? Были выделены следующие факторы, которые влияют на решение потребителей участвовать в онлайн-обмене.

Забота об экологии

Участие в совместном потреблении, как правило, происходит в экологически чистой обстановке. Недавние исследования показывают, что платформы шеринговой экономики используются для создания устойчивого рынка, которые оптимизирует экологические, социальные и экономические последствия потребления для удовлетворения потребностей как нынешнего, так и будущих поколений.

Экономика шеринга рассматривается как экономическая модель, которая вовлекает особенно экологически сознательных потребителей. Позитивное влияние шеринга на окружающую среду может привлечь новых активных людей, которые следят за происходящим в мире и не желают отставать от своих прогрессивных друзей.

Все для высокого рейтинга

Звезды, лайки и другие виды оценок в приложениях являются важным фактором, который мотивирует потребителей участвовать в онлайн-сотрудничестве. Например, специалистов онлайн-маркетплейса Naimi.kz и водителей сервиса онлайн-заказа такси InDriver стимулирует не только заработок на площадках. Завоевание высокого статуса среди единомышленников в виде положительных отзывов является одним из основных факторов, который подталкивает людей на предоставление услуг.

Дело в деньгах

Благодаря развитию экономики шеринга у владельцев появилась возможность заработать на имуществе, которое они редко используют или не используют вовсе. Чем пылиться инструментам или другим вещам, их можно выставить на аренду. Следовательно, для потребителей это отличная возможность заплатить меньшую сумму за доступ к услуге или товару в определенный отрезок времени.

Конфиденциальности пришел конец?

К сожалению, в эпоху шеринговой экономики потребителям приходится делиться с другими не только своим имуществом. Чтобы получить ту или иную услугу, пользователям необходимо предоставить доступ к своему местоположению. С одной стороны, может показаться, что в этом нет ничего необычного. По словам основателя сервиса Airbnb Брайана Чески, вам не смогут доверять в Airbnb, если вы остаетесь анонимом. Чтобы стать арендодателем, мастером или курьером на похожих онлайн-площадках, людям приходится публиковать свои данные.

Возьмем, к примеру, функцию приложения Doggy Logs, которое позволяет хозяину питомца следить за перемещением специалиста во время прогулки собаки. Основатели британского сервиса для животных утверждают, что приложение помогает установить доверие между хозяином и специалистом. Но это своеобразное «доверие» требует полного наблюдения.

Как и любая другая экономическая модель, экономика совместного потребления обладает преимуществами и недостатками. Но в ближайшем будущем это тенденция никуда не денется.

Альмира Сирбаева

Стоимость обслуживания госдолга Казахстана выросла в 1,8 раза

В первом полугодии проценты по займам «съели» четверть налоговых доходов республиканского бюджета на фоне ударных темпов прироста обязательств регионами. 

22 Сентябрь 2020 10:48 2161

Расходы на обслуживание госдолга Казахстана за январь-июнь текущего года, куда входят выплаты процентов по займам правительства, составили 578,6 млрд тенге. Это в 1,8 раза, или на 260,2 млрд тенге, больше аналогичного показателя прошлого года. Об этом сообщает министерство финансов страны в обновленной статотчетности.

Налоговые доходы республиканского бюджета за первое полугодие текущего года обрушились на 27% к показателям годичной давности, до 2,27 трлн тенге. На этом фоне расходы на выплату процентов по госдолгу превысили 25% от фискальных доходов. Другими словами, каждый четвертый тенге налоговых поступлений в республиканскую казну ушел на оплату процентов по госдолгу. Годом ранее этот показатель был в 2,5 раза меньше, или на 10,2%.

Для оценки уровня долговой нагрузки минфин использует лимит в 15% ко всей доходной части бюджета, куда включаются трансферты из Нацфонда. Последние в первом полугодии 2020 году выросли на 67%, или 1,35 трлн тенге, к аналогичному показателю прошлого года, до отметки в 3,36 трлн тенге. Это позволило незначительно увеличить доходную часть республиканского бюджета, до 5,73 трлн тенге.

Стоит отметить, что данных об объеме бюджетных средств, направленных на погашение основного долга в 2020 году, от министерства финансов РК нет. Это пока делает невозможным точно оценить уровень текущей долговой нагрузки. Однако можно предположить, что расходы на погашение как минимум остались на прошлогоднем уровне. Ведь объем госдолга (включая госгарантии и поручительства), по официальным данным, за январь-июнь этого года вырос на 10,5%, или 1,8 трлн, до 19,09 трлн тенге.

В 2019 году на погашение и обслуживание госдолга было направлено более 1,34 трлн тенге. Соответственно, уровень долговой нагрузки составил 14% от налоговых доходов страны при лимите в 15%. Из этих расходов на погашение основного долга в первом полугодии 2019 года было направлено более 318 млрд тенге.

При условии сохранения расходов на погашение основной суммы долга на уровне прошлого года в первом полугодии текущего года расходы по внешним долгам (основной долг + проценты) могут составить почти 900 млрд тенге. Во-первых, это делает расходы по госдолгам второй крупнейшей статьей расходов; во-вторых, уровень долговой нагрузки пересекает планку в 15,6% к доходам бюджета, что ставит вопрос о действиях в части оптимизации долговой нагрузки.  

Совокупный госдолг Казахстана, включая госгарантии и обязательства по поручениям, согласно отчетности министерства финансов, на начало июля 2020 года составлял 19,09 трлн тенге, или $47,27 млрд (внешний долг – $16,5 млрд). Из этой суммы долг правительства и Нацбанка составляет 14,37 трлн ($35,58 млрд) и 3,28 трлн тенге ($8,13 млрд).

Долги местных исполнительных органов РК растут еще быстрее. Примечательно, что за январь-июль текущего года долги регионов выросли в 1,5 раза, или на 414 млрд, до 1,26 трлн тенге. Причем акиматы активно стали занимать деньги у «прочих кредиторов», займы перед которыми с начала года выросли в 2,7 раза, или на 363 млрд, до 580 млрд тенге.   

Гарантированный государством долг с января по июль текущего года вырос на 7,7%, до 827,5 млрд тенге. Однако по факту сумма сильно занижена. Долг трех крупнейших субъектов квазигосударственного сектора Казахстана на начало 2020 года составил 10,16 трлн тенге, или около $24 млрд. За последние полтора года этот показатель снизился на 28,4%, или 4 трлн тенге.

Наибольшая часть долга приходится на компании группы ФНБ «Самрук-Казына» (73,5% обязательств, или 7,47 трлн тенге), НУХ «Байтерек» (25,5%, или 2,6 трлн тенге) и НУХ «КазАгро» (11%, или 1 трлн тенге). Наибольшее сокращение долговых обязательств за последние годы произвел ФНБ «Самрук-Казына» – 2,2 трлн из 4 трлн тенге, или свыше 55%.

Среди нацкомпаний крупнейшие обязательства аккумулировали АО «НК «КМГ» (3,84 трлн тенге), Банк развития Казахстана (1,87 трлн тенге), «Казахстан темир жолы» (1,5 трлн тенге) и «Самрук-Энерго» (270 млрд тенге). Существенная часть таких обязательств имеет валютный характер, а держателями выступают внешние кредиторы и инвесторы.

Задолженность региональных СПК, согласно имеющейся в наличии отчетности, на начало 2020 года составляла около 37 млрд тенге. Лидерами по размеру обязательств являются: СПК Shymkent (11,5 млрд тенге), «Тараз» (более 9 млрд тенге), «Павлодар» (3,9 млрд тенге), «Алматы» (3 млрд тенге), «Атырау» (2,1 млрд), «Туркестан» (около 2 млрд) и «Тобол» (1,6 млрд).

Природа этих долгов очень разнообразна, а их основными держателем являются, как правило, МИО и госбанки. Например, крупнейшие кредиторы СПК Shymkent, «Тараз» (выдан аванс), «Алматы» и «Атырау» – областные акиматы, выделявшие средства на формирование продовольственных стабфондов, что относительно безопасно для должников.

В то же время есть и сложные истории. К примеру, большая часть долга (почти 2,5 млрд) СПК «Павлодар» представлена кредитом от ЕБРР на покупку трамвайного парка. На конец 2019 года нарушен долговой лимит, и кредитор может потребовать досрочного возврата средств, но, как уверяют в СПК, пока не потребовал.

СПК «Тобол», в свою очередь, выдала госгарантии по трем займам ТОО «СарыаркаАвтопром» на общую сумму свыше 18 млрд тенге. Причем в их структуре есть внешний долг от китайских партнеров на $12,2 млн (около 5 млрд тенге) со сроком погашения в 2021 году. И в случае неплатежа автопроизводителя эта госгарантия может сделать СПК крупнейшим должником в своей когорте госкомпаний. 

Султан Биманов

Подпишитесь на наш канал Telegram! 

Переходите по ссылке и принимайте участие в опросе Телеграм-канала Atameken Business. Там мы спрашиваем читателей, необходимо ли ограничивать увеличение долговой нагрузки? Если - да, то кому? 

1) Правительству
2) Национальному банку 
3) Национальным компаниям 
4) Регионам, СПК (социальным-предпринимательским корпорациям)
5) Не надо ограничивать

Как восстанавливается деловая активность в Казахстане

Улучшение ситуации наблюдается в сфере услуг.  

22 Сентябрь 2020 10:14 183

После ужесточения карантинных мер в июле текущего года наблюдается постепенное восстановление экономической активности в стране, сообщает ranking.kz.

Так, в августе консолидированный индекс деловой активности (ИДА) в экономике РК увеличился до 45,4 (в июле 2020 года — 44,7). Наибольший рост индекса отмечается в сфере услуг, где почти все компоненты индекса улучшились. В промышленности показатель увеличился только на 0,3 пункта, а в сфере строительства понизился на 0,9 пункта.

Ослабление экономической активности, в свою очередь, негативно сказалась на рынке труда Казахстана. Так, уровень безработицы в республике увеличился до 5% во II квартале 2020 года (годом ранее — 4,8%). Соответственно, численность занятого населения сократилась на 0,7% за год, до 8,7 млн человек.

Значительное влияние на деловую активность в стране оказывает Алматы: в регионе осуществляет деятельность наибольшее количество действующих предприятий — 80,7 тыс., или 25,1% от общего числа по стране. В августе индекс деловой активности в мегаполисе составил 46,7, что заметно превышает среднее значение по РК, указывая на более эффективный процесс восстановления экономической активности. С 31 августа в Алматы возобновили деятельность 579 объектов, где насчитывается 13,1 тыс. рабочих мест. В их числе религиозные объекты (600 рабочих мест), объекты культуры (6,2 тыс. рабочих мест), бассейны (1,7 тыс. рабочих мест), тренажерные залы (2,8 тыс. рабочих мест), спортивные комплексы (1,3 тыс. рабочих мест) и др. С момента отмены ЧП и начала послаблений карантинного режима возобновили деятельность 188 тыс. предприятий, в которых занято порядка 855 тыс. работников. Одной из главных задач в регионе является восстановление темпов роста экономики до уровня прошлого года. При этом остается в приоритете безопасность населения и учитывается фактор состояния эпидемиологической ситуации.

В Алматы также принимаются все необходимые меры для сохранения рабочих мест. Надежным помощником от государства для безработных граждан является Центр занятости населения. С момента возникновения пандемии деятельность государственных служб занятости в Казахстане была направлена на смягчение ее последствий для рынка труда. Наиболее активным центром занятости в стране является ЦЗ акимата города Алматы, через который было трудоустроено на постоянную работу более 24 тыс. алматинцев, из них 8,8 тыс. человек были трудоустроены по программе «Дорожная карта занятости — 2020». Принимаемые меры направлены в том числе на поддержку наиболее уязвимых групп — женщин, людей с инвалидностью, молодежи. К примеру, многодетным матерям помогут обучиться азам ведения бизнеса и открыть свое дело центры «Бакытты отбасы», которые есть в каждом районе Алматы.

Через ЦЗ можно устроиться на временную работу — к ней относятся общественные работы, социальные рабочие места, молодежная практика. С начала года в общественных работах в городе приняли участие порядка 14 тыс. граждан — почти в 3,5 раза больше, чем в аналогичном периоде прошлого года. На социальные рабочие места устроены 1,1 тыс. человек, на молодёжную практику — 994 человека. Кроме того, гражданам выдано 130 направлений на микрокредитование. Всего с начала года выдано 1705 государственных грантов на реализацию бизнес-идей. Меры содействия занятости в Алматы нивелируют негативное влияние кризиса и позволяют восстановить экономическую активность в городе.

В связи со вспышкой пандемии также был внедрен облегченный метод регистрации вакансий без физического контакта при подборе персонала в новом электронном формате. Работодатель теперь может подать вакансию самостоятельно на портале Электронной биржи труда и сам выйти на соискателя или обратиться в ЦЗ. ЭБТ — это единая цифровая площадка по трудоустройству, обеспечивающая возможности для поиска работы и подбора персонала.

Внедрение цифровых каналов коммуникации сделало услуги по содействию в трудоустройстве значительно более доступными. Подобные цифровые коммуникации для трудоустройства применяются во всем мире. Так, во время действия режима самоизоляции в Испании отделения службы занятости на местах работали главным образом через портал вакансий в режиме онлайн. В Индии и Уругвае ГСЗ содействуют регистрации безработных и размещению списков вакансий на онлайн-порталах по трудоустройству.

Подпишитесь на наш канал Telegram!