/img/tv1.svg
RU KZ
Прощай, оружие?

Прощай, оружие?

Участники оружейного рынка называют меры МВД по ограничению арсенала граждан бесполезными.

15:51 19 Октябрь 2016 4034

Прощай, оружие?

Автор:

Аскар Муминов

Оружейники Казахстана высказались резко против изменений в Закон РК «О государственном контроле за оборотом отдельных видов оружия», отметив, что предлагаемые нормы никак не скажутся на борьбе с терроризмом. Однако они могут серьезно ударить по рынку легального оружия, а в конечном итоге привести к его фактическому краху. В Алматы в ходе заседания аналитической группы КИПР оружейники говорили о том, что результативность противодействия экстремизму и терроризму связана с эффективностью соответствующих правоохранительных структур, а не с ограничением прав охотников, владельцев оружия, любителей практической стрельбы, предпринимателей.

Стоит отметить, что изменения инициированы в рамках проекта Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты в сферах противодействия экстремизму и терроризму, оборота оружия и регулирования миграции». Они предполагают ограничение   права владения  охотничьим огнестрельным оружием с 10 единиц до 4 по схеме «2+2», с нарезным стволом – до двух единиц и гладкоствольного – до двух единиц. По данным МВД, в настоящий момент на учете состоят 212 969 владельцев оружия, единиц оружия - 261 196. С 2006 года в РК было похищено 4 848 единиц огнестрельного оружия, утерянными числится 7 041, из них обнаружено 938 единиц.  Вместе с тем, по данным комитета правовой статистике и спецучетов  Генеральной прокуратуры, за последние восемь лет в Казахстане было совершено почти 2 млн преступлений, из них с применением огнестрельного оружия – 4 252, а с использованием нарезного  – всего 125.

При этом, согласно информации, озвученной экспертами в ходе дискуссии,  с каждым годом фиксируется сокращение применения огнестрельного нарезного оружия при совершении преступлений. Во время терактов  этим летом в Актобе и Алматы применялось  оружие из ограбленного магазина и, во втором случае, отобранное у полицейского, но не оружие, украденное у охотника или приобретенное человеком с охотничьим билетом и законным разрешением. В 2015 году по уголовным делам, связанным с террористической деятельностью, было изъято пять единиц оружия и семь боеприпасов. В 2013-2014 годах этот показатель  был нулевым, подчеркнули оружейники.

Отсрочка в возмещении
Вице-президент оружейной ассоциации «Корамсак» Сергей Катнов заявил, что принимаемые меры в конечном итоге приведут к тому, что рынок легального оружия будет фактически уничтожен, а это повлечет рост нелегального оборота оружия. Он отметил, что оружейники никогда не просили льгот и субсидий для отрасли, при этом  на каждого работника по отрасли приходится до 3 млн тенге выплат в бюджет в год только по НДС, не принимая в расчет другие налоги.

Сергей Катнов рассказал о своем разговоре с заместителем министра внутренних дел РК, которому он задал вопрос о том, как быть с теми гражданами, у которых сейчас на руках оружия больше оговариваемого в новых поправках лимита. По его словам, представитель МВД сказал, что на пять лет оружие останется в их распоряжение, после чего оно будет изъято. По словам г-на Катнова не понятно, для чего государство дает отсрочку, так как спустя пять лет срок владения оружием не продлят. Но если государство не дает акт в виде отказа о продлении разрешения, то не ясно, как оно прекращает право собственности в части владения и пользования этим имуществом.

Г-н Катнов заметил, что это противоречит статье 291 Гражданского кодекса в которой отмечается, что в случае прекращения права собственности в результате государственного акта убытки собственника возмещаются в полном объеме по рыночной стоимости. При этом по подсчетам оружейной ассоциации «Корамсак» лишних стволов окажется около 6 тыс., самое дешевое оружие стоит 400 тыс тенге. Чтобы возместить убытки владельцам государство должно было выплатить им 2,5 млрд тенге.  Но этого не будет.  Есть лишь право отсрочки, которое саму проблему возмещения материального ущерба не решает, заметили в ассоциации.

В мире все иначе
Сергей Катнов заметил, что в мире десятки стран, которые ежегодно сталкиваются с проблемой терроризма, те же США, Франция, Италия, Испания, Германия.  Но нигде нет ограничений на приобретение оружия законопослушными гражданами. Он также отметил, что МВД и Генпрокуратуре стоит не «кошмарить» оружейный бизнес, а прислушиваться к советам по обеспечению безопасности в стране, которые дают силовикам представители отрасли.

Еще несколько наглядных примеров. Пожалуй, самый яркий Израиль.  Там теракты уже обыденность, несмотря на это власти, наоборот, приняли меры, которые упростили процедуру владения израильтянами огнестрельного короткоствольного оружия, что привело к обеспечению большей безопасности и способности общества защитить себя.  А, к примеру, в таких постсоветских странах как Латвия, Литва, Эстония, Грузия, Молдова разрешено владеть и носить пистолеты и револьверы, при этом эти страны считаются самыми безопасными на территории бывшего СССР.  Например, в той же России гражданин имеет право владеть 17-ю единицами огнестрельного оружия, 10 из которых – охотничье, 5 – спортивное огнестрельное с нарезным стволом и, при наличии соответствующего разрешения спортивной организации, 2 – огнестрельное оружие ограниченного поражения.

«Когда в 2011 году был теракт в Таразе, мы дали рекомендацию МВД дублировать тревожный сигнал не только в охранной фирме, но и в пунктах полиции. Нас тогда никто не послушал, мол, полиция никого специально охранять не должна. А теперь, что мы видим в новых поправках? Что само МВД вносит в парламент, причем только сейчас, это предложение. Если бы эта поправка была принята еще в 2011 году, то во время стрельбы в оружейный магазин, кроме одного несчастного парня, приехал бы еще СОБР в бронежилетах. Можно было бы избежать потерь», - сказал г-н Катнов.

Он подчеркнул, что, например,   гранатометы, взрывные устройства и автоматы в магазинах не продаются,  но чаще всего террористы и криминалитет использует этот арсенал.  Гражданское оружие эксперт назвал  признаком цивилизованного  общества.

Ограничений быть не должно
Председатель правления Национальной стрелковой ассоциации Казахстана Александр Тен заметил, что раньше законом охотникам было запрещено стрелять из травматического оружия. В то же время по некоторым данным во время теракта в Актобе террорист стрелял именно из травматики.  

«Сейчас есть все нормы для того, чтобы обеспечить сохранность оружия в магазинах и у легальных владельцев, дома оружие хранится в разобранном виде в сейфе. Есть еще предположение, что террорист может купить в оружейном магазине ствол и вооружить целую группу. Но ведь владельцы оружия постоянно сдают свои данные в МВД, находятся на контроле. Если человек придет и скажет, что купил 10 стволов - будут подозрения. Так никто не делает. Террористы, как правило, вооружается, нападая на армейские склады, никто не вооружается, грабя охотников», - сказал он.

Эксперты затронули также проблему браконьерства, на которую напирают силовики, говоря о необходимости более жестких мер в отношении оборота оружия. Оружейники отметили, что при  общем количестве охотников в стране более 200 тыс. человек выявлено лишь 2 тыс. фактов браконьерства. С учетом того, что примерно половина этих фактов не связана с использованием огнестрельного оружия, а часть связана с использованием незарегистрированного оружия, то общая доля охотников с огнестрельным оружием среди браконьеров составляет менее 0,5%. 

«Необходимо снять любые ограничений как по количеству, так по калибрам. Мы в целом выступаем за лицензируемое, строгое, но реальное право на приобретение короткоствольного оружия гражданами. Гражданское оружие – благо, так как сдерживает преступность. В стране и так не много людей, полностью прозрачных для системы, владельцы оружия – одни из них. Наша позиция – это право на оружие. Не обязанность, не свободная продажа, а право», - сказал Александр Тен.

Эксперты отметили, что инициаторы поправок планируют запрет на размещение помещений для хранения и торговли оружием в жилых домах, на территории спортивных, развлекательных, транспортных объектов, организаций образования, здравоохранения, гостиниц, рынков, объектов общественного питания, торгово-развлекательных центров, торговых центров и торговых домов.

Однако недавние теракты показали, что они произошли по совершенно другим причинам, не связанным с нахождением оружейного магазина в жилом доме. К тому же, как показывает международная практика, в том числе нападение террористов на оружейные магазины в России, на Северном Кавказе, объектом нападения может являться оружейный магазин вне зависимости от того, в каком здании он расположен.

Ранее, презентуя в нижней палате парламента поправки, заместитель министра внутренних дел Рашид Жакупов аргументировал позицию силовиков.

«Мы сегодня реально столкнулись с новым явлением в государстве - терроризмом, которое существует, и это реальность. Даже гипотетически, предположим, если кража в доме происходит, при нападении, заведомо зная, что в данном доме хранится до десятка «стволов», достаточно совершить разбойное нападение на квартиру, чтобы десять потенциальных террористов оказались вооруженными. То, что мы вводим - это не от прихоти. В Казахстане 231 тысяча граждан имеет на руках 265 тысяч единиц оружия. Получается разговор идет о 35 тысячах человек, которые владеют более чем двумя единицами оружия. Получается интересы 35 тысяч человек или всего общества в данном случае должны превалировать? Мы не против того, чтобы люди приобретали оружие. Но вы мне покажите необходимость - почему ему обязательно нужно приобретать пять «стволов», а не два? Я понимаю, различные виды охоты есть. Пожалуйста, пусть человек определяется, каким видом охоты он хочет заниматься. Мы не вводили бы эти ограничения, если бы Казахстан не столкнулся с таким явлением, как терроризм. Даже десяти «стволов» хватит, чтобы натворить дел. Мы предполагаем: государство на будущее должно исключить любой вариант возможности завладения незаконным оружием. И потом, мы не ограничиваем право на владение оружием. Но четыре «ствола», на мой взгляд, тоже более чем достаточно», - отметил тогда Рашид Жакупов.

Стоит отметить, что в целом ужесточение норм по обороту оружия в Казахстане началось в 2010 году, после того как в соседнем Кыргызстане вооруженная толпа захватила власть в стране и совершила революцию.

Аскар Муминов

 

Инновации в обороне поддержат через специальный фонд

В Казахстане появится фонд развития оборонно-промышленного комплекса.

30 Май 2018 14:42 7087

Фото: Максим Морозов

Мажилис в среду на пленарном заседании одобрил в первом чтении проект Закона «Об оборонной промышленности и государственном оборонном заказе». Законопроектом предлагается изменение механизма формирования размещения и выполнения государственного оборонного заказа – передача бюджета оборонного заказа Министерства обороны в Министерство оборонной и аэрокосмической промышленности и определение его основным заказчиком по поставке продукции для нужд Министерства обороны.

Министр оборонной и аэрокосмической промышленности Бейбут Атамкулов пояснил, что законопроектом также «в целях экономических мер развития оборонно-промышленного комплекса предлагается создать фонд развития оборонно-промышленного комплекса для единого подхода к финансированию прорывных идей среди субъектов квазигосударственного и частного секторов».

«Финансовая политика институтов развития, банков второго уровня также не предусматривает финансирование производства оружия и военной техники, – объяснил он целесообразность создания фонда. – Кроме того, с помощью фонда предполагается увеличить экспорт продукции отечественного оборонно-промышленного комплекса, привлекать инвесторов и современные технологии, а также заключать контракты с иностранными компаниями, в том числе по трансферту технологий. Все эти факторы позволят оздоровить финансовое состояние предприятий оборонно-промышленного комплекса».

Кроме того, предусматривается для освобождения силовых ведомств от несвойственных им функций передать в Министерство оборонной и аэрокосмической промышленности право по распоряжению неиспользуемым военным имуществом и неиспользуемым вооружением и военной техникой специальных государственных и правоохранительных органов.

«Право распоряжения заключается в передаче указанного имущества организациям оборонно-промышленного комплекса на модернизацию, разработку новых типов вооружений и военной техники и в случае отсутствия такой необходимости передаче его на реализацию с условием его экспорта и возможности ремонта и модернизации в организациях оборонно-промышленного комплекса, а также на переработку и ликвидацию», – объяснил Атамкулов.

Ранее сообщалось, что предлагается осуществить право распоряжения неиспользуемым военным имуществом в два этапа. На первом этапе внести поправки в законодательство и закрепить компетенцию МОАП по распоряжению неиспользуемым военным имуществом. Второй этап будет включать последующую процедуру по высвобождению территорий войсковых частей, вывозу и хранению имущества, которое осуществим по выделению средств из госбюджета в случае одобрения бюджетной комиссии.

Министр подчеркивал, что сегодня «большое наследие еще из советской эпохи, военной старой техники, которая находится на складах некоторых воинских частей». «Предлагается все это отремонтировать, модернизировать и реализовать все, что возможно. Все, что невозможно, мы должны отправить в утиль. Чтобы не создавался теневой оборот оружия в стране. Почему экспорт? Внутри страны эту компетенцию имеют правоохранительные органы, специальные органы и Минобороны. Когда происходит модернизация на казахстанском предприятии и дальше доводится до товарного вида и реализуется, мы практически выводим это вооружение за пределы Казахстана», – заявлял Атамкулов.

Ирина Севостьянова

Оборона просит стандарты

Оборонно-промышленному комплексу страны нужны стандарты продукции.

14 Май 2018 14:23 5189

Фото: vlast.kz

Казахстану необходимы национальные военные стандарты. Как заявил министр оборонной и аэрокосмической промышленности Бейбут Атамкулов, сегодня отсутствие стандартов на военную продукцию приводит к серьезным коррупционным рискам при выполнении государственного оборонного заказа.

«Министерством проведен анализ действующего механизма гособоронзаказа, который свидетельствует о необходимости его совершенствования, в том числе в части повышения его прозрачности, эффективности использования бюджетных средств. Во-первых, это вопрос ценообразования на продукцию и услуги. Нет государственного органа, наделенного компетенцией по разработке и утверждению методики ценообразования в целях анализа стоимости товаров, работ и услуг и обоснованности ее калькуляции. Во-вторых, это отсутствие стандартов на продукцию гособоронзаказа, в том числе на вещевое имущество, которое занимает значительную долю в гособоронзаказе», – сказал он, выступая в ходе правительственного часа в мажилисе Парламента.

По данным министерства, сегодня минимальная потребность составляет 1400 стандартов. Общая же потребность отрасли – 30 тысяч стандартов. Министр констатировал: если в гражданском секторе проблема решена, ежегодно выделяется миллиард тенге на разработку тысячи стандартов, то в оборонно-промышленном комплексе ситуация намного хуже.

«В оборонном секторе за годы независимости Казахстана было разработано всего 56 национальных военных стандартов. Нерешенность данной проблемы приводит также и к коррупционным рискам со стороны заказчиков и исполнителей. И мы здесь будем, наверное, очень серьезно «нагонять», и это будет одним из самых главных приоритетов. (...) Решение этой проблемы позволит не только обеспечить единство и целостность всей госсистемы техрегулирования, но и повысит качество выпускаемой продукции и, соответственно, конкурентоспособность для ее продвижения на международные рынки. В этой связи министерством сформирован перечень национальных военных стандартов, в соответствии с которым в ближайшие пять лет мы планируем разработать 1115 единиц военных стандартов на сумму 3,5 миллиарда тенге», – сказал министр.

Стандартизация необходима не только для внутреннего рынка и поставок для казахстанских вооруженных сил. Оборонно-промышленный комплекс страны набирает обороты и уверенно выходит на экспорт со своей продукцией: по итогам 2017 года объем производства оборонной промышленности вырос на 14% – до 80 млрд тенге (в сравнении с 2016 годом), экспорт увеличился в два раза – до 16 млрд тенге.

Бейбут Атамкулов проинформировал также о планах по развитию отечественных оборонных предприятий. Так, на базе Алматинского авиаремонтного завода планируется организовать крупноузловую сборку вертолётов МИ-8/17, в 2018 году начнется первый этап сборки. Министр подчеркнул, что этот тип вертолетов востребован как в вооруженных силах, так и в других отраслях, включая сельское хозяйство.

На базе ТОО «Казахстанская авиационная индустрия», запущенного в декабре 2016 года (сборка, ремонт и техническое обслуживание авиационной техники), в этом году запланировано проведение капитального ремонта 10 самолетов фронтовой и четырех самолетов военно-транспортной авиации.

«30 процентов объемов работ, которые будут непосредственно выполняться центром. Данные меры позволяют в дальнейшем увеличить наше казахстанское содержание за счет локализации процессов ремонта, технического обслуживания авиационной техники и оставить значительную часть средств, направляемых ежегодно за рубеж, в Казахстане, создать рабочие места, развивать отечественную авиационную промышленность, создать компетенцию специалистов, которые могут ремонтировать и обслуживать эту высококлассную технику», – подчеркнул г-н Атамкулов.

Развивается и созданный в 2011 году «Еврокоптер Казахстан инжиниринг» – в 2018 году предприятие получило право технического обслуживания всех вертолетов класса «Еврокоптер», став единственным сертифицированным центром на всей территории постсоветского пространства.

«Сегодня в нашем центре в Астане ремонтируются вертолёты Российской Федерации, Украины, Закавказья, Центральной Азии, Монголии. Сегодня около 50 процентов дохода у нас как раз составляет экспорт услуг. Компания выходит на уровень высокий как центр еще и подготовки пилотов. К этому году мы уже подготовили 60 пилотов для наших сопредельных государств в нашем авиационном центре», – рассказал министр.

Развивается и военное судостроение – два отечественных предприятия (АО «Уральский завод «Зенит» и АО «НИИ «Гидроприбор») практически полностью покрывают потребности военно-морских вооруженных сил страны. За последние 20 лет в боевой состав введены 47 различных судов (девять кораблей второго ранга, восемь кораблей третьего ранга и девять морских и 18 речных катеров, три единицы военно-вспомогательных судов и два плавучих пункта базирования), созданных именно на казахстанских предприятиях. Кроме того, на стадии разработки находятся два проекта по совместному строительству судостроительной верфи непосредственно на Каспийском море с участием иностранных компаний.

«До настоящего времени потребности в средствах ПВО практически закрываются производственными мощностями отечественного предприятия – СКТБ «Гранит». В прошлом году запущен сервисный центр по ремонту всех систем ПВО (декабрь 2017 года) на данном предприятии.

В этом году планируем обеспечить полный цикл капитального ремонта зенитно-ракетной техники. Освоено производство современных трехкоординатных РЛС, которые по своим возможностям заменяют аналоговые радиолокационные станции старого образца и превосходят по тактико-техническим и эргономическим характеристикам», – рассказал Атамкулов.

Дальнейшие планы развития оборонно-промышленного комплекса напрямую связаны с индустриализацией. По мнению министра, целесообразно внедрение в отечественное производство таких технологий, как 3D-принтинг, композитные материалы, информационные технологии. В качестве приоритетных направлений развития отрасли министерство определило такие направления: средства радиотехнических войск противовоздушной обороны, высокоточное оружие, автомобильная и бронетехника, средства связи и автоматизированные системы управления, аппаратно-программные средства кибербезопасности, индивидуальные средства защиты военнослужащих, беспилотные летательные аппараты, отдельные виды боеприпасов.

«Именно через производство и внедрение в Вооружённых силах высокотехнологичных видов вооружения и военной техники будет осуществлена информатизация, роботизация и профессионализация Вооружённых сил», – убежден он.

Ирина Севостьянова