/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 376,04 Brent 36,55
Роман Исаев, генеральный директор comScore по России и СНГ: «Индустрии нужна стопроцентная прозрачность»

Роман Исаев, генеральный директор comScore по России и СНГ: «Индустрии нужна стопроцентная прозрачность»

Кинобизнес должен развиваться на равных условиях открытости.

08:00 28 Май 2019 1464

Роман Исаев, генеральный директор comScore по России и СНГ: «Индустрии нужна стопроцентная прозрачность»

Автор:

Елена Тумашова

За последние десять лет казахстанский кинорынок сделал огромный качественный скачок с точки зрения отчетности. В 2000-х годах происходил «полный хаос» с теми данными, которые кинотеатры предоставляли правообладателям и прокатным компаниям, и случаи сокрытия части кассовых сборов были тогда постоянной практикой. С этим боролись и дистрибьюторы, и создатели аналитических сервисов для сбора и обработки данных. Потому что огромные средства, вложенные в производство, выпуск, рекламную поддержку фильмов, должны возвращаться и генерировать прибыль, которая идет на развитие индустрии и создание новых проектов. Работа принесла плоды, и сейчас часть кинотеатров отчитывается через защищенные протоколы.

Inbusiness.kz поговорил с игроками рынка и узнал, почему кинотеатрам выгодно предоставлять прозрачные данные о прокате, почему зритель может отвыкнуть ходить в кино и как сохранить аудиторию лояльной.

Роман Исаев, генеральный директор comScore по России и СНГ:

– С чем связан ваш приезд в Казахстан?

– В Алматы я приехал для проработки текущих вопросов нашей операционной деятельности, партнерства, которое мы осуществляем с сетью Chaplin Cinemas в течение уже многих лет. Также я принял участие в совещании в Министерстве культуры и спорта РК в Нур-Султане по поводу инициативы по построению единой автоматизированной информационной системы в киноиндустрии, которая будет учитывать и обрабатывать данные по кассовым сборам на территории Казахстана. Мы предложили государству создать такую систему и получили очень положительный отклик министерства и министра культуры и спорта в частности. Эта инициатива будет прорабатываться и реализовываться в Казахстане в сотрудничестве с корпорацией comScore.

– Роман, компания, которую вы представляете, – мировой лидер в выпуске сервисов для сбора и обработки данных в киноиндустрии. Как давно вы присутствуете в Казахстане и чем привлек вас наш рынок?

– Рынок Казахстана нами освоен ровно с того момента, как мы зашли на рынок России и остальных стран СНГ, – с 2008 года. Так как рынок Казахстана развивался достаточно успешно и к тому же параллельно с кинорынком России, мы стали применять технологии сбора данных практически одновременно в двух странах. И с тех пор, на мой взгляд, достаточно успешно продвинулись вперед с точки зрения новых технологий и трендов. Прежде всего это касается усиления автоматической отчетности и прозрачности на рынке Казахстана.

– Что происходит в сфере сбора и обработки данных в киноиндустрии? Куда движется эта сфера?

– Обработка данных и в целом работа с цифрами кассовых сборов движется, как и все в нашем мире, в сторону Big Data. Аналитические данные применяются в широком спектре функционала, на их основе строятся определенные выводы, и все идет в сторону технологических решений, основанных на блокчейне.

– Насколько много компаний в глобальном масштабе занимаются сбором и обработкой данных кинобизнеса?

– Мы являемся главным агрегатором мировых данных по кинотеатральным сборам. Безусловно, другие игроки в других сегментах аналитики киноиндустрии, определенно, действуют. Мы стараемся обеспечивать более масштабное проникновение в нужды индустрии и, соответственно, задаем всему некие векторы развития. На наших данных идут аналитические построения и у голливудских студий, и у других игроков.

– Вы сказали «нужды индустрии». Что сейчас нужно производителям кино и прокатчикам с точки зрения данных?

– Индустрии нужна стопроцентная прозрачность. Потому что без этого не произойдет движения вперед, не будет создаваться качественно новый контент и индустрия не получит частные инвестиции. И без этого, по сути, мы не сможем обеспечить то разнообразие контента, которое необходимо для сохранения интереса аудитории, для удержания зрителя в кино.

Сейчас наблюдается тенденция оттока зрителей из кинотеатров на платформы персонального киносмотрения, и это явление становится массовым. Поэтому очень важно сохранить аудиторию и магию кинозала, общую коллективную эмоцию сопереживания тому, что происходит на экране, которую зритель может получить только в кинотеатре. Ты никогда не получишь этого дома. На данном этапе  развития индустрии кинотеатры становятся не просто местом, куда можно прийти посмотреть кино, а центром развлечений, куда семья может прийти за получением различного функционала и эмоций. Если есть возможность оставить ребенка с аниматором, а самому посмотреть кино, если кинотеатр дает выбор для разных сегментов аудитории, то он становится более востребованным аудиторией и перспектив для развития и прибыльности у него больше.

– Какие выгоды получают непосредственно кинотеатры от использования ваших инструментов? Может быть, себестоимость снижается?

– Здесь вопрос в том, что появляется больше доверия между дистрибьютором, поставщиком контента и кинотеатром. Кинотеатр, пусть даже небольшой по рыночной доле, начинают воспринимать как надежного партнера, который правомочен получать все фильмы от того или иного правообладателя. И, таким образом, расширяются горизонты репертуарного планирования, и, по сути, большее количество зрителей получает интересный и нужный контент, и все это работает на общее восприятие культуры похода в кино.

Потому что если тот или иной зрительский сегмент не получает то, что ему нужно, он отвыкает ходить в кино. И, по сути, это может отразиться на фильмах более широкого жанрового ориентирования, даже на крупных семейных проектах. Например, если родители отвыкли ходить в кино, они могут и ребенку отказать пойти на какой-то крупный семейный проект, предложив дождаться его выхода на какой-либо платформе домашнего смотрения.

В целом повышение уровня прозрачности дает базу для доверия в отношениях и сохранения зрительской аудитории.

Бахытжан Мусатаев, генеральный директор Chaplin Cinemas, рассказал о том, почему сервис для сбора и обработки данных comScore – важный партнер в стратегии развития киносети:

«Мы начали сотрудничать с comScore практически с момента основания нашей сети. Философия и стратегия нашей компании – ясность и прозрачность, для нас это основополагающие принципы.

Они важны не только для нас, но и для всего рынка. Каждому игроку – и студиям, и дистрибьюторам, и кинотеатрам – эта прозрачность дает понимание величины, глубины структуры и перспектив рынка. Это очень важная информация, которая помогает развиваться нам самим, как игрокам, и участвовать в развитии рынка в целом.

Решение собирать аналитику по сети было осознанным, и мы воспринимаем это как движение вперед, потому что хотим работать на понятном рынке. Сейчас у нас вся информация по кассовым сборам аккумулируется на инструментах comScore.

Поскольку киносети непосредственно работают с гостем, то понимают его потребности. Используя инструменты сбора и анализа данных, кинотеатры становятся ретрансляторами для всего рынка, подсказывая, что интересно, а что – нет, что можно продвигать более успешно, каков потенциал каждого жанра в отдельности или рынка в целом».

Елена Тумашова

Потери казахстанского кинобизнеса составят 5 млрд тенге

Причиной является временный запрет из-за коронавируса.

13 Март 2020 12:42 3312

Потери казахстанского кинобизнеса составят 5 млрд тенге

Потери казахстанского кинобизнеса из-за временного запрета работы кинотеатров в торгово-развлекательных центрах могут составить 5 млрд тенге. Об этом inbusiness.kz сообщил PR-директор Kinopark & Kinoplexx Theatres Ерлан Бухарбаев.

Напомним, вчера, 12 марта, вице-премьер Ералы Тугжанов сообщил, что кинотеатры в торговых развлекательных центрах временно закроют из-за угрозы распространения коронавируса.

«Этот вопрос непростой был, мы его долго обсуждали. Фактически фильмы у нас идут более часа, поэтому в одном помещении нахождение столько времени будет вызывать определенные вопросы, поэтому мы приняли такое решение», – отметил вице-премьер.

В этот же день кинопрокатчики Казахстана обратились с открытым письмом к премьер-министру страны Аскару Мамину, в котором просят не закрывать кинотеатры. В письме, подписанном десятью представителями сетей и кинотеатров, говорится о том, к чему может привести данное распоряжение. В их числе угроза потери рабочих мест и заработной платы сотрудников кинотеатров более чем для 5000 сотрудников на обозначенный срок; финансовые потери всех организаций, занимающихся прокатом, дистрибуцией, подготовкой премьер новых фильмов, в том числе и казахстанского производства, запланированных на обозначенный указом период, что напрямую скажется на объеме налоговых отчислений в бюджет страны.

«Учитывая, что кинотеатры уже испытывают значительное снижение посещаемости по причине переноса ожидаемых мировых и казахстанских премьер, у кинотеатров возникают проблемы по кредитным обязательствам перед банками, в том числе и в иностранной валюте. Закрытие кинотеатров только усугубляет ситуацию», – говорится в письме.

В целом в Казахстане в 2018 году, по данным комитета по статистике минэкономики, работало более 96 кинотеатров с общим количеством залов в 320 единиц. Так, наибольшее количество кинозалов находится в Алматы – 113, в Нур-Султане – 54, в Карагандинской области – 17, в Шымкенте – 16. Общее число мест в кинозалах по всей стране составляет порядка 47 тысяч. Доход всех кинотеатров от оказанных услуг в 2018 году составил 18,4 млрд тенге. Число проведенных киносеансов около 740 тысяч, из них национальные фильмы – 120 тысяч, зарубежные фильмы – 626 тысяч показов, число проведенных киносеансов для детей – 164 тысячи. Общее число посещений киносеансов составило 17,8 млн человек.

Коммерческий директор сети кинотеатров Chaplin Дмитрий Кириенко также говорит о потенциальных убытках, которые понесет бизнес. По его словам, о постановлении участники рынка узнали из новостей.

«На сегодняшний день у нас на руках нет распоряжения от местных властей о запрете работы кинотеатрах. Поэтому в настоящее время мы ждем официальные документы. Для того чтобы посчитать наши убытки, необходимо понимать юридический статус этого вопроса. Если данная история будет носить характер форс-мажора, возможно, какие-то обязательства мы сможем перенести на неопределенный срок. Если же мы будем продолжать нести все затраты, но при этом не будем работать, это ударит по бизнесу. Так как большая часть кинотеатров несет обязательства перед кредиторами, банками, сотрудниками, арендаторами, поставщиками и дистрибьюторами фильмов. То есть достаточно много постоянных обязательств. К примеру, наша сеть оборачивает порядка трех с половиной миллионов зрителей в год, если учитывать, что март – это один из лучших месяцев в году, на который приходится порядка 14-16% всей годовой выручки, что практически в два раза больше, чем в любом другом месяце, безусловно, потеря прибыли сильно ударит по нам и нашей способности отвечать по своим обязательствам», – подчеркнул Дмитрий Кириенко.

Майра Медеубаева

Адильхан Ержанов: «Я хотел создать крепкий сюжет»

Казахстанский кинорежиссер о фильме «Черный, черный человек».

07 Февраль 2020 08:21 10450

Адильхан Ержанов: «Я хотел создать крепкий сюжет»

В массовый казахстанский прокат вышел фильм Адильхана Ержанова «Черный, черный человек». За свое творение казахстанский режиссер получил «азиатский Оскар» в номинации «Лучший режиссер». В интервью корреспонденту inbusiness.kz Адильхан Ержанов рассказал о том, что стало определяющим для сюжета, почему он не ждет больших сборов в прокате, и готовности казахстанского зрителя к авторскому кино.

– Адильхан, Вы являетесь сосценаристом этого фильма. Почему была выбрана именно эта история? Что вас вдохновило на ее создание?

– Наверное, как и любому кинематографисту, мне нравится Альфред Хичкок и его формула саспенса (Саспенс» (англ. suspense) – беспокойство, приостановка, а латинский глагол suspendere переводится как «подвешивать»). Я всегда мечтал сделать фильм, где саспенс будет определяющим для сюжета. Когда-то я прочитал рассказ американского автора, о человеке, которого собираются линчевать. Мне показались интересными взаимоотношения полицейского и местного жителя, которого пытается защитить шериф. Мне же захотелось немного другой истории, где весь фильм главный герой находится между дилеммой – убивать или нет. Я подумал, что если смогу показать метаморфозу героя, его эволюцию, то выполню свою задачу. А остальное было уже дело техники. При переносе подобного сюжета на наши реалии, естественно, появляется и социальный фон, и какая-то правда жизни. Но изначально у меня не было цели сделать социальную историю, я хотел создать крепкий сюжет.

– В чем уникальность этой кинокартины для Вас, как для режиссера?

– Конечно, подобных сюжетов было много, и я не думаю, что изобрел что-то новое в эстетике. Свою работу оценить сложно, но самое оригинальное, что есть в картине, на мой взгляд, это дуга характера главного героя, его развитие. Все концентрируется на нем. Неотрывно мы следим за тем, как в подробностях, детально меняется его характер. При этом главный герой явно нигде не показывает своих изменений. Все происходит внутри, в подтексте. Сюжет фильма классицистский, с некоторыми нарушениями, но единство места, времени и действия остается. Мы не переключаемся ни на что другое и идем вслед за персонажем.

– В «Ласковом безразличии мира» художественная реальность вкраплена в настоящую жизненную реальность. В детективной истории «Черный, черный человек» также уживаются два этих мира?

– Это более реалистичное по форме кино. Здесь нет той доли условности, которая присутствовала в «Ласковом безразличии мира». Но в самой эстетике фильма есть какой-то намек на то, что фильм является фильмом. В этом смысле есть некий постмодернизм. И, мне кажется, я уже ни в одной работе не смогу избавиться от этого налета условности. Я думаю, любой фильм должен обладать какой-то условностью. Кино без стиля – это не очень интересно.

– Каков бюджет фильма? Он снимался полностью на инвестиции Astana Film Fund или в нем также есть доля участия других финансовых источников?

– Бюджет фильма – $50 тыс., и это полностью инвестиции Astana Film Fund. Мне кажется, это один из самых маленьких бюджетов в нашем казахстанском производстве. Мы выиграли питчинг на Almaty Film Festival и благодаря этому сняли фильм.

– Сколько времени заняло создание фильма?

 Над сценарием я думал очень долго. Первая сценарная наработка была лет пять назад. Это была совсем другая история. Единственный фабульный стержень, который остался, это то что местного дурочка пытаются линчевать. Дальше все развилось в историю о следователе. Где-то за три месяца я доработал сценарий. Снимали фильм в течение месяца, из них 11 съемочных дней. Съемки шли через день. В промежутках готовились и репетировали.

– На какой охват аудитории вы рассчитываете?

– Мне кажется, для аудитории это непривычный жанр. Все-таки зритель, вообще, не очень любит мрачные фильмы, и не только в нашей стране. В той же Италии с американскими фильмами могут конкурировать только солнечные комедии. Если там такая проблема, то нашему зрителю это тем более простительно. «Черный, черный человек» со своими особенностями и может не понравиться большой аудитории, и не собрать бюджет, как настоящие коммерческое кино. Это мой пессимистичный прогноз. Но я надеюсь, что хоть какая-то часть аудитории посмотрит картину. Наш зритель достаточно образован, но, возможно, дело в том, что у нас еще не сформировалась культура просмотра авторского кино. Также база кинотеатров, где показывают такие фильмы.

– По Вашим ожиданиям, сколько картина соберет в прокате? Как Вы считаете, она окупится?

– «Ласковое безразличие мира» собрал смешные деньги, около 200 тысяч тенге. Я думаю, «Черный, черный человек» соберет немного больше. Но это мой пессимистичный прогноз. Я не очень верю, что снял картину, которая станет хитом. Зато верю в то, что те зрители, что посмотрят ее, найдут что-то интересное для себя. Оценить окупаемость фильма смогут только дистрибьютеры, но я думаю, даже бюджет в $50 тыс. будет сложно окупить.

– Кинокартина Сергея Дворцевого «Айка» не окупилась, но получила признание на Каннском кинофестивале и считается одним из шедевров мирового кино. Его можно назвать художником, который занимается творчеством. Сейчас режиссер оказался в сложной ситуации. Фильм не стал кассовым, и у него образовались долги. Вы, наверное, знаете об этой ситуации. Насколько важно, чтобы государство поддерживало подобные авторские фильмы?

– То, что делает Дворцевой, это область культурного кинематографа, произведение искусства, которое должно поддерживаться государством, как музеи, балет. Если такое искусство не будет финансироваться государством, то исчезнет. Во всех странах Европы авторские фильмы финансируются государством.

– В Казахстане создан Государственный фонд национального кино. Как вы считаете будет ли это способствовать развитию казахстанского кинематографа? Насколько он будет эффективен? Казахфильм, например, таким назвать нельзя. По данным счетного комитета, больше половины снятых там фильмов не выходят в прокат.

– По аналогии с европейскими фондами, конечно, это должно способствовать развитию. В таких фондах есть комиссия, отчего возникает какой-то плюрализм мнений. Есть рыночная конкуренция прозрачность, а это всегда хорошо. Фонд работает первый год, и результаты уже есть. Составлен определенный список фильмом. Мы точно знаем, кто финансируется и в каких жанрах. Среди них есть авторское и коммерческое кино. И эта первая ласточка меня радует.

Даже на голливудских студиях, примерно половина фильмов и может быть больше, не видит проката. Это нормальный процесс. Какие-то фильмы оказываются не прокатными, какие-то незавершенными и ждут дофинансирования.

– Поделитесь своими планами. Над чем вы сейчас работаете?

– Я готовлю два проекта. Один на частной студии, один на Казахфильме. Надеюсь, что в конце этого года и начале следующего мы их увидим. Они будут отличаться от того, что я делал раньше. Мне кажется нет смысла делать то, что ты уже сделал, надо пробовать новое.

Мария Галушко, Динара Куатова