Рынок труда ждёт перегрев от наплыва рабочей силы

Рынок труда ждёт перегрев от наплыва рабочей силы

11:10 29 Сентябрь 2018 3374

Рынок труда ждёт перегрев от наплыва рабочей силы

Автор:

Айгуль Тулекбаева

К 2025 году прирост составит более 1 млн человек, что ставит перед правительством серьёзный вызов в части их интеграции в экономику.

Насколько реальна официальная статистика по уровню безработицы, как беби-бум отразится на рынке труда в дальнейшем? Эти и другие вопросы обсуждали на парламентских слушаниях с участием членов Кабмина, экспертного сообщества, депутатов. 

По словам спикера мажилиса Нурлана Нигматулина, качество трудовых ресурсов в Казахстане высокое. Около семи миллионов работников имеют на руках дипломы вузов и средних профессиональных учреждений. По его мнению, это и может стать нашим преимуществом при вхождении в 30 развитых стран. Вместе с тем спикер признал, что вузовские программы не отвечают реалиям рынка, нужна эффективная система  мониторинга потребности в кадрах.

Риски цифровизации

Почти все эксперты сошлись во мнении, что рынок труда кардинально изменится, исчезнут многие профессии, потребуется переквалификация и готовность работников адаптироваться к новым условиям. «Марш-броски» цифровизации приведут к сокращению численности персонала. Только в Казахстане, по прогнозным данным Минтруда, около пяти тысяч работников предприятий могут лишиться своих мест в течение пяти лет. 

Ещё одной тенденцией для сферы занятости стали демографические изменения. Во всём мире наблюдается рост численности и активности населения старше 60 лет. На казахстанский рынок труда окажет давление беби-бум 2000-х годов. Минтруда ожидает, что численность рабочей силы к 2025 году увеличится на 8% и составит 9,8 миллиона человек. Ежегодно на рынок труда будет выходить порядка 300 тысяч человек из числа молодёжи. До 2025 года в РК будет создано более миллиона рабочих мест. 

Между тем, несмотря на вызовы экономики и разговоры о том, что 30% рабочих мест исчезнут в мире из-за автоматизации, на рынке Астаны по сей день ищут медсестёр, воспитателей, водителей, продавцов. Подобных вакансий в столице около шести тысяч.

Директор центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев уверен,  что такие тренды в сфере занятости, как Big Data, искусственный интеллект, блокчейн и так далее, пока неактуальны для нашей страны.

«Всё это я бы назвал для нас развлекательной футурологией», – сказал он. 

О чём говорит статистика

В Казахстане, по данным профильного ведомства, сохраняется положительная динамика по ключевым показателям рынка труда.  Численность занятого населения составило 8,6 миллиона человек по итогам 2017 года. При этом численность самозанятого населения сократилась на 606 тысяч человек, до 2,1 миллиона. В целом цифры говорят о том, что ситуация неплохая, жить можно. Однако к статистике у экспертов всё-таки есть вопросы. 

«Мы считаем, что достоверно никто не может сказать, какая реальная ситуация на рынке труда. Можно строить только гипотезы. В начале года наш центр в условиях ненадёжности статистики предложил ввести в неформальный оборот понятие «группа риска», в которую мы относим безработных, людей с непостоянными, низкими доходами, не имеющих соцотчислений или которые отчаялись найти работу. По оценке нашего центра, эта группа риска может составлять до 2,2 миллиона человек, или 24 процента от экономически активного населения», – озвучил Ошакбаев.

Статистика для объективности должна учитывать и рынок Евразийского экономического союза (ЕАЭС), продолжает ведущий  эксперт центра стратегических исследований Марат Шибутов. Отток рабочей силы в страны союза и обратно. Граждане ЕАЭС приезжают работать в Казахстан – от 10 тысяч до 25 тысяч человек в год.

«С 2012 по 2017 год в страны ЕАЭС выехало работать 376 тысяч казахстанцев. Подавляющее большинство – в Россию. В 2012 году число выехавших составило 34 тысячи человек, в прошлом году – 88 тысяч. В этом году будет 100 тысяч. Это не считая тех, кто там постоянно проживает», – привёл он статистику. 
 
Единый совокупный платёж

В Казахстане более миллиона человек не имеют официального статуса в сфере занятости. Для выведения самозанятых из тени внедрения единого совокупного платежа (ЕСП) недостаточно, считает депутат Айгуль Нуркина. Необходимо продумать целую систему экономических мер для каждой целевой группы, разработать механизм стимулирования будущих плательщиков ЕСП для их перехода в статус предпринимателей, считает она. С ней соглашается и глава центра макроэкономических исследований Олжас Худайбергенов.

«С точки зрения формализации есть такая логика, что государство даёт какие-то блага в обмен на формализацию самозанятого. В данном случае будет доступ к системе соцобеспечения и медстрахования», – сказал он на парламентских слушаниях.

Однако, по словам эксперта, это может привлечь лишь часть самозанятых. В развитых странах есть более крупные блага – доступ к низкопроцентному кредитованию по жилью, различные гранты, субсидии.

«Я предлагаю рассмотреть вариант сингапурской модели жилищной системы, где жилищная и пенсионная системы интегрированы. Такая модель стимулирует население активно формализовать свою занятость. При этом сама пенсионная система является устойчивым источником финансирования жилищного строительства по стране. И если такая модель будет перенята, то ЕСП, как инструмент, реализуется с максимальным потенциалом», – говорит эксперт. 

Данное предложение главе Минтруда Мадине Абылкасымовой показалось интересным. 

Что на сегодня сделано? По данным министра, с начала года из 2,7 миллиона человек, не имеющих статуса в базах данных, 1,5 миллиона прошли соответствующую регистрацию.

«640 тысяч человек официально зарегистрировали трудовую деятельность, за них начали поступать пенсионные, более 100 тысяч человек получили  различные виды соцподдержки. Там были и пенсионеры, и получатели адресной социальной помощи. (..) Поэтому мы говорим: очень важно, чтобы граждане пришли и актуализировали свой статус…» – сказала она журналистам в кулуарах мажилиса. 

В целом присоединение к системе ЕСП – процедура добровольная. Любой гражданин, имеющий доход до 247 тысяч тенге в месяц, может участвовать в уплате этого платежа. Размер платежа установлен на уровне 1 МРП в городах, 0,5 МРП – в сёлах.

Государство играет ключевую роль в сфере занятости

По мнению Ошакбаева, в 2018 году в Казахстане основным генератором занятости продолжало оставаться государство.

«Очевидно, что структура занятости будет зависеть от структуры нашей экономики, которая сейчас в высокой степени зависит от экспорта нефти. И эта зависимость будет расти, скорее всего, ещё больше (…) Доходы от нефти, просачиваясь в экономику, создают рабочие места не только в квазигосударственном и госсекторе, они также через госспрос и закупки сильно влияют на структуру остальной экономики», – говорит эксперт. 

В целом парламентские слушания затронули большой спектр проблем, касающихся занятости. Это и микрокредитование, будущее таких моногородов, как Аркалык, молодёжная практика, переселение граждан в северные регионы, испытывающие недостаток рабочей силы, и другие. Вопросов по ним много, как, впрочем, и того, что предстоит сделать правительству и бизнес-сообществу, чтобы ожидаемый приток на рынок труда прошёл без потрясений и сильного социального напряжения. 

Айгуль Тулекбаева

13955

Материалы по теме:

final-wsb-cuba-domadores-rvetsya-k-revanshu

700-tys-tonn-stali-planiruyut-vypuskat-v-shymkente

privivka-ot-dollarizacii-nachinaet-dejstvovat

fakticheskij-eksport-kazahstanskogo-yachmenya-zavisit-ot-politiki-irana

v-«baryse»-nacelilis-na-vosstanovlenie-bbd

загрузка

×