/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 448,70 Brent 36,55
С началом карантина бизнес в США испытал серьезное потрясение от неизвестности

С началом карантина бизнес в США испытал серьезное потрясение от неизвестности

«Американская мечта» экс-казахстанки Алины Кириловской.

08:00 21 Июль 2020 2444

С началом карантина бизнес в США испытал серьезное потрясение от неизвестности

Автор:

Мадина Ерик

Казахстанский журналист в прошлом, Алина Кириловская, несмотря на переезд в США несколько лет назад и непростую адаптацию в новой стране, сегодня успешно сохраняет свою суть – она по-прежнему оптимистка, даже хохотушка, и в то же время волевая женщина, способная применить свои навыки и таланты в любых условиях. Историю Алины вполне можно назвать заурядной. Но не в таких ли примерах может таиться мотивация к кардинальным изменениям не только в своей жизни, но и в жизни родного государства? В интервью корреспонденту inbusiness.kz Алина Кириловская рассказала о переезде, жизни в США, поисках себя в попытке заработать и последних громких событиях, охвативших Америку и весь мир.

Алина, это не первый мой разговор с казахстанками, которые сегодня живут за рубежом и демонстрируют при этом отличную выживаемость, назовем это так, даже космополитизм, что ли. Расскажите, как Вы живете сегодня, спустя много лет после того, как уехали из Казахстана?

Спасибо за вопрос! В первую очередь хочу сделать комплимент соотечественникам! Наши люди и правда демонстрируют чудеса выживаемости, выносливости и трудоспособности в новой среде обитания. И это благодаря многим факторам. В том числе стрессоустойчивости, этакой генетической памяти от предков, которым многое пришлось пережить. В целом иммиграцию вполне можно сравнить с неким плавильным котлом или даже мясорубкой. Примерно так себя и чувствуешь, когда все, к чему ты привык, заменяется на новые картинки, новый язык и абсолютно иное мироощущение. Тебе словно опять пара лет от роду и предстоит научиться ходить, разговаривать и найти свой путь в жизни. Причем чем скорее, тем лучше, ведь тебе уже не три, а за 30!

Конечно, есть те светлые головы, чей зарубежный диплом и отличное знание языка открывают многие двери сразу. Но большинство отнюдь не из их числа, и я не исключение. Так что реалии вполне себе суровы: много работы, еще больше страхов и стрессов и туманные перспективы поначалу. И все же, преодолевая трудности, шаг за шагом открываешь новые грани в себе и мире, учишься быть его частью и... начинаешь ценить жизнь по-настоящему! С благодарностью греешь в сердце воспоминания о доме, родных, друзьях. От всей души желаешь счастья создателям Интернета за то, что можно быть на связи с близкими, несмотря на расстояние в тысячи километров.

Как красиво Вы рассказываете о трудностях переезда! Давайте вернемся к вашим первым месяцам, годам в США. Вы юная, но уже опытная журналистка. С Вами Ваши супруг и дочь. Как устраивались? Как зарабатывали, на чем? К чему нужно быть готовым тем, кто решается сейчас на переезд?

Моя история, скорее всего, не станет пособием для тех, кто только планирует перебраться за рубеж, поскольку все love story примерно одинаковы... Ты любишь, веришь в светлое будущее и готов вместе и в огонь, и в воду, и даже официантом поработать. (Смеется) Для меня в этом и заключается смысл партнерства. Однако наравне с делами сердечными и бытовыми приходится решать иммиграционные вопросы. А они порой насущнее любых остальных, ибо в Америке закон превыше всего, и уж тем более эмоций. Здесь новоприбывшим помогут усиленное чтение иммиграционных законов (immigration law), надежный адвокат и поддержка Всевышнего!

Что касается первых месяцев адаптации, то было не сложно. Во-первых, мегапозитивный (еще тогда туристический) настрой придавал сил; во-вторых, руководство радио, где я трудилась, уезжая из Казахстана, дало добро на пробное дистанционное вещание (сейчас этим никого не удивишь, а тогда это было как манна небесная), да и многочисленные партнеры, в их числе деловой еженедельник, киностудия с телепроектами «Стиляги» и «Дневники путешественника», строительная корпорация, Европейский университет, министерство культуры и туризма Турции и многие другие, решили продолжить сотрудничество, несмотря на мою релокацию. За что Алина-иммигрант им всем благодарна и по сей день (улыбается).

Очень многие пишут о тоске не столько по родине, сколько по родным. Что удерживало Вас от возвращения, были моменты, когда хотелось все бросить и вернуться в уже устоявшуюся жизнь, с проверенными обстоятельствами и условиями?  

На самом деле «синдром иммигранта» меня практически не коснулся в первые пять лет. Опять же благодаря интернет-технологиям. Мы очень близки с семьей и потому на связи ежедневно. С друзьями общаемся немного реже, но все же нить не прервана. Мне говорили по приезду: «Вот увидишь, через пару лет они перестанут звонить, общие темы исчезнут». Однако мне очень повезло с друзьями! Наше общение приобрело иную глубину, и темы стали обширнее. В прошлом году удалось слетать домой на каникулы, обнять родных, увидеться с друзьями. Нас везде встречали с любовью (и это взаимно!).

Моменты «все бросить» бывали, конечно. Но, видимо, я в детстве сказок перечитала, так что всегда верю в happy end! А еще в пословицу «Своим успехом ты можешь помочь многим, но твои неудачи не помогут никому». Вот примерно так.

Алина, уверена, Вы перебрали немало вариантов заработка в США и в теории, и на практике. Были мысли или, может, даже попытки начать свой бизнес, даже самый небольшой? Насколько это возможно для приезжих в Америке?

Вы правы, вариантов заработка за эти годы было немало. На родине я бы вряд ли пошла работать официанткой в бар, но здесь запросто! Во-первых, моя первая работа находилась в пяти минутах от дома, что при наличии детей очень важно. Во-вторых, нужно было понять менталитет местных жителей, увидеть эту жизнь «с изнанки», так сказать.

О собственном бизнесе я думала. Но пока что это были не дерзкие попытки, а, так скажем, пробы пера. Удалось также поработать в частных компаниях и побыть частью их бизнес-процессов. То, над чем я не особенно задумывалась в Алматы и делала на автомате, здесь приходится осваивать по новой, учитывая иностранный язык и особенности менталитета, здесь уместны только позитив и безграничная симпатия к клиентам. Совет новоприбывшим: научитесь что-то делать своими руками еще до приезда. Прикладные профессии здесь в цене, как и авторские работы. Конечно, по многим направлениям придется подтверждать дипломы или получать сертификат заново, даже тем же парикмахерам. И, конечно же, учить английский или испанский.

Расскажите, чем занимаетесь сегодня? Насколько сложно было менять профессию?

Сегодня я на 90% занята в сфере медицины, сама не знаю, как так вышло. Работаю в команде лучшего пластического хирурга в нашем штате. Получила лицензию медицинского переводчика. А в прошлом году поступила в медицинский колледж и сейчас прохожу стажировку в госпитале. Сложно совмещать в себе медика с журналистом, когда в каждом пациенте видишь потенциального героя сюжета, но вопросы задавать можешь строго по регламенту. К счастью, эту «творческую боль» отлично заменяет «картинка» – все то, что вижу в новой для меня сфере, и все эти ежедневные ситуации вполне тянут на приключенческий экшен. Вероятно, снова начну писать, как только разберусь с новыми сюжетными линиями в собственной жизни (смеется).

Поддерживаете ли Вы отношения с соотечественниками в США? Какие истории знакомых казахстанцев в Америке вас вдохновляют? Есть ли среди них по-настоящему успешные люди? В бизнесе в том числе?

Последние три года мы живем вдалеке от основной среды русскоязычных иммигрантов. В нашем городке соотечественников не так уж много. И территориальный разброс не располагает к частым встречам. Но несколько раз я бывала на «русских» вечеринках и познакомилась с интересными личностями. В их числе успешные риелторы, преподаватели, врачи, медсестры, профессора университетов, ученые, художники, дизайнеры, стилисты. С некоторыми общаемся иногда, чаще через Facebook, но тесно дружить некогда. Приведу в пример один случай, когда, живя в одном доме с ребятами из Ташкента, мы смогли познакомиться лишь спустя полгода. И то благодаря их бабушке, которая, гуляя с внуками во дворе, заговорила по-русски, чем и привлекла наше внимание. История каждого иммигранта уникальна, а по многим можно кино снимать! Каких только сюжетов не встретишь тут – и комедия с драмой, и фантастика с детективом... Вдохновения хоть отбавляй.

Самый актуальный вопрос последних месяцев – пандемия коронавируса. Расскажите, как американцы переживают это непростое для всего мира время? Как пандемия сказалась конкретно на Вашей жизни?

Поначалу здесь тоже мало кто верил в коронавирус. Шутки шутили, ленты соцсетей пестрили фотопародиями на вирус и паникерские настроения некоторых чиновников. И даже когда в конце марта объявили карантин. В каждом штате он проходил по-разному: пока во Флориде полиция разгоняла с пляжей толпы студентов, а в Нью-Йорке устанавливали мобильные морги, у нас, в Вирджинии, еще косо смотрели на тех, кто заходил в маске в супермаркет. Для кого-то изоляция оказалась серьезным испытанием. К примеру, увеличился процент домашнего насилия. Пациенты госпиталей и домов престарелых остались без посетителей. Врачи и медсестры не могли неделями вернуться домой. Но у американцев есть хорошая черта – помогать ближнему всем миром. Владельцы ресторанов и кафе привозили еду медикам, пожарным, полицейским. Люди шили маски сотнями и раздавали на улицах. Мы с коллегами тоже собирали ящики с медикаментами и средствами защиты для крупных госпиталей. Прихожане церквей помогали нуждающимся продуктами. Все в лучших традициях казахского асар, только еще и при участии представителей власти. Конечно же, были и денежные выплаты. И все же недовольных немало. Местные жители привыкли платить высокие налоги, но и получать взамен полный «пакет». Они не представляют, что бывает по-другому.

Вы, наверняка, следите за тем, что сегодня происходит в Казахстане. Какую оценку можете дать всему этому? Что, на Ваш взгляд, было сделано правильно, а что нет? И можно ли брать за образец решения властей США относительно борьбы с COVID-19?

На самом деле в выигрыше всегда оказывается тот, кто владеет информацией. Но, даже имея представление о масштабах надвигающейся драмы, большое искушение не воспользоваться ситуацией. Очевидно, что так и произошло. И не только в Казахстане. Не стану углубляться в теории заговора, но вот что интересно: точно по списку в СМИ назывались товары и медицинские препараты, которым приписывали роль панацеи от коронавируса. Полки аптек и магазинов опустошили в считанные часы. Теперь же на месте тех товаров более дорогая продукция новых брендов, расфасованных поштучно и произведенных в США. Поток более дешевых товаров из Китая и других стран Юго-Восточной Азии в значительной степени снизился. Клиники, магазины до сих пор ждут заказы, сделанные в январе, а тем временем покупают шприцы, бинты американского производства. Это дороже сейчас, зато в перспективе позволит Make America great again. Между тем не многие компании останутся на плаву после таких потрясений. Ежедневно вижу, как закрывают бутики, фотостудии, кафе. Это грустно и порождает безработицу, но правительство знало, на что идет, поэтому готово платить пособия бизнесменам и безработным.
Я понимаю, как непросто казахстанцам. И очень надеюсь, что те, кто распределяет государственный бюджет, когда-нибудь вспомнят о правах человека и перестанут бить по самым слабым местам. А за образец всем бы не помешало взять человечность. Но, к сожалению, тем, кто имеет отношение к большой политике, об этом мало что известно.

Как власти США поддерживают бизнес? Речь идет и о последствиях пандемии, и об известных событиях в Америке, когда многие владельцы бизнеса пострадали в результате грабежей и мародерства.

С началом карантина бизнес испытал серьезное потрясение. В первую очередь от неизвестности. Но по итогам можно сказать, что правительственные программы в США работают как часы. За время простоя многие получили безвозвратные кредиты (около $10 тыс.), были также предложены налоговые послабления и другие варианты. Как бы там ни было, на улице не остался никто. Хотя в СМИ пишут всякое, конечно. Особенно про волну протестов, недавно захлестнувших полстраны. Мне ежедневно приходили сообщения от родных и друзей с вопросами: «Ну как вы там? Не страшно?» Дело в том, что все «яркие» события, как правило, случаются в крупных мегаполисах типа Нью-Йорка, Сан-Франциско, Лос-Анджелеса и других миллионников. В городах поменьше раз в году случаются разве что парады с участием Санта-Клауса, организованные местными пожарными бригадами. И в этом, наверное, вся прелесть небольших населенных пунктов в Америке – здесь тихо и спокойно, несмотря на политическую обстановку. Мне сложно говорить о прошедших беспорядках с точки зрения очевидца, поскольку все сводки точно так же читала в Интернете, телевизор я не смотрю уже лет 20, наверное.

Алина, и все-таки что сегодня Вас держит в США? Можете ли Вы утверждать, что хотите прожить здесь остаток жизни? И есть ли у Вас сегодня та самая «американская мечта», о которой снято немало фильмов и написано много автобиографичных книг об успешных и богатых американцах?

Не могу сказать, что меня здесь что-то держит. Но эта страна меня многому научила. Показала хорошие и плохие стороны людей и событий. Здесь я многое узнала о бескорыстии простых американцев, их отзывчивости и желании прийти на помощь к тем, кто в этом нуждается. Причем цвет кожи в этом вопросе роли не играет. Однажды я пыталась одолжить у коллег зарядное устройство для телефона, буквально на пару минут. Подходящего ни у кого не нашлось, так что я просто сделала звонок по городской линии и благополучно забыла об этом. Через некоторое время афроамериканка из соседнего офиса приносит новый шнур в упаковке – она ездила на обед и по дороге купила зарядное устройство для меня. Я в ответ привезла ей и другим коллегам казахские национальные сувениры, радовались от души. Так и общаемся – каждый старается сделать что-нибудь приятное для других, не ожидая, пока попросят. Встретить старость я хочу в окружении любимых, родных, детей и внуков. А уж в какой части света – пока рано загадывать. Может, в снегах Колорадо, на пляжах Калифорнии или где-нибудь на острове Пасхи (смеется). Пожалуй, это и есть моя «американская мечта» – идти за мечтой и ни о чем не жалеть!

Мадина Ерик


Подпишитесь на наш канал Telegram!

«Атамекен»: Комплекс мер поддержки туротрасли необходимо дополнить с учетом последствий, вызванных пандемией

Несмотря на признание отрасли наиболее пострадавшей, проблемы остаются.

05 Август 2020 15:24 527

«Атамекен»: Комплекс мер поддержки туротрасли необходимо дополнить с учетом последствий, вызванных пандемией

Заместитель председателя правления НПП РК «Атамекен» Юлия Якупбаева подчеркнула, что, несмотря на признание отрасли наиболее пострадавшей, проблемы остаются. До сих пор размыта ответственность за несоблюдение саннорм между бизнесом, властью и населением.

«Мы предлагаем четко зафиксировать ответственность бизнеса, власти, населения за соблюдение санитарных норм. То есть если вспышка происходит на общественной территории, то субъект бизнеса, добросовестно выполняющий санитарные нормы врача, страдать не должен. Закрывать следует те объекты, в которых была обнаружена вспышка инфекции. При этом обязательно после эпидемиологических расследований либо каких-то обоснований, а не просто с учетом рейдовых проверок. Есть пример Акмолинской области, где общественные пляжи уже закрыты, а пляжи субъектов бизнеса остались и стоят на мониторинге. Там все меры безопасности соблюдаются. Эта практика может быть использована по всей стране, причем не только в отношении пляжей. Однозначно должны использоваться возможности цифрового мониторинга, о чем неоднократно НПП говорила. Несколько месяцев на эту задачу уже было отведено, пока практика реализована только в Алматы», – сказала Юлия Якупбаева.

Председатель Республиканской ассоциации детско-юношеского туризма Кайрат Султанов обратил внимание на различные в регионах правила санитарных норм.

«Если у нас в Акмолинской области не разрешали купаться, но можно было загорать, то в Алматы наоборот. Баянаул не работал, и все хлынули самостоятельно отдыхать, произошел перекос. Многие не хотят брать ответственность», – сказал Кайрат Султанов.

Зампред Нацпалаты поддерживает бизнес в вопросе необходимости единых для всех регионов постановлений санитарных врачей.

«Мы направили свои предложения о том, чтобы нормы главного государственного санитарного врача были едиными для всех регионов. Чтобы бизнес четко понимал правила игры, а не так, что в одном месте требуется ПЦР, а в другом месте не требуется. Где-то можно купаться, а где-то нельзя загорать», – отметила Юлия Якупбаева.

Детские лагеря в этом году не приняли ни одной смены. Также пострадала экскурсионная деятельность.

«Многие в этом году в лизинг взяли автобусы для работы, но вынуждены простаивать, дети совсем не отдохнули. Давайте сделаем туры для детей двух-трехдневные», – предложил Кайрат Султанов.

Министерство культуры и спорта РК предложило внести изменения в постановления главных санитарных врачей регионов по части посещения национальных государственных парков. Для этого в госоргане разработали изменения по снятию ограничительных мер на территории областей, городов Алматы и Нур-Султана, Шымкента.

«Мы изначально планировали 8-15 человек. Доставка и транспортировка на территории нацпарка осуществляется в соответствии с утвержденными требованиями эпидемиологических норм для работы общественного транспорта. В принципе, почему бы и нет? У нас сейчас самолеты летают два-три часа по территории Казахстана. На микроавтобусе, я думаю, за полтора-два часа можно доехать, и то это в самые дальние парки», – озвучил председатель комитета индустрии туризма МКС РК Дастан Рыспеков.

Председатель Ассоциации внутреннего и въездного туризма Альбина Веймер отметила, что, пока туроператоры сидят без работы и не могут вывозить группы людей, наплыв стихийных туристов может погубить казахстанскую природу.

«Вы же увидели, что было на Кобейтузе, посмотрите, что в горах происходит. Нет организованных туров и ответственности. Если мы сейчас неправильно подойдем к формированию культуры отдыха, то стихийный туризм погубит природу. Мы предлагаем разрешить туроператорам совершать организованные туры от восьми человек» – сказала Альбина Веймер.

Предложения бизнеса дополнил директор ТОО «Туризм Казахстана» Михаил Клименко, помимо организации туров для групп от 8-50 человек с контролем со стороны туроператоров по туристам и поставщиками и выполнением всех саннорм и эпидемиологических требований, ассоциация предлагает разрешить проведение бизнес-мероприятий. Также расширить список безвизовых стран и упростить правила для получения электронных виз иностранным гражданам для реабилитации въездного туризма.

«Просим оказать содействие во взаимном открытии наземных границ с сопредельными странами для пересечения организованными группами иностранных граждан Центральной Азии: Узбекистана, Кыргызстана и дополнить Россией. Сейчас мы рассматриваем и отдельно вынесем вопросы по субсидированию внутреннего туризма: возможно, дотаций, субсидирования по авиаперелетам, проживанию. Предлагаем включить возврат предприятиям туристской отрасли сумм налогов, перечисленных за КПН и НДС и оплаченных, задекларированных за 2020 год. У бизнеса есть проблемы с кредитованием, на данный момент БВУ просто отказываются кредитовать МСБ в сфере туризма. Нам нужна государственная поддержка в туристическом бизнесе в виде предоставления льгот на финансирование в национальной валюте сроком не менее трех лет по ставке от 5% до 8% на действующие и открывающиеся кредитные линии», – озвучил предложения Михаил Клименко.

Руководитель управления санитарно-гигиенического надзора КККБТУ МЗ РК Марал Рахимжанова напомнила, что никаких запретов для нацпарков и туротрасли не было.

«Сама администрация парка установила запрет, и потом за плату или не за плату, не знаю за что, туда пропускает своих людей. Работу туротрасли мы не запрещали, постановлений не было. Туры невозможно совершать, так как междугородние перевозки были запрещены. По разрешению на деятельность лагерей однозначная позиция минздрава – нет. Мы снова ожидаем волну коронавируса и пока не можем достичь стабильности по снижению заболеваемости по всем регионам. Картина неплохая, но должны выдержать карантин. Наши СанПиНы 7 июля вступили в силу, мы за месяц увидели недостатки. Соцсети помогли, были комментарии не в бровь, а в глаз, и мы устраняем недочеты. Сейчас дорабатываются алгоритмы работы, у вас осталось несколько дней. Если у вас будут концептуальные предложения, присылайте, и будем вместе их смотреть», – сказала Марал Рахимжанова.

Предложения по алгоритмам экскурсионного туризма и прочие поправки в проект санитарных правил будут рассмотрены в рамках Zoom-конференции на площадке НПП «Атамекен».

В ходе совещания АО «НК Kazakh Tourism» рассказало о реализации пунктов дорожной карты по формированию национального туристского продукта и презентовало стратегию развития на 2021-2030 годы. Дорожную карту НПП РК «Атамекен» и АО «НК «Kazakh Tourism» подписали 7 апреля 2020 года. Она направлена на формирование национального туристского продукта, реализацию мер государственной поддержки отрасли и антикризисных мер и состоит из пяти разделов, включающих 27 мероприятий, которые планируется реализовать в период 2020-2021 годов.

Основной акцент сделан на развитии национального турпродукта и туристской инфраструктуры:

  • исследование стандартов – инвентаризация турмаршрутов;
  • продвижение агро- и сельского туризма;
  • инвентаризация санаторно-курортных объектов;
  • продвижение ремесленничества;
  • караванинг-экспедиция;
  • живые уроки (ДЮТ).

Инициатива реализуется как одно из направлений посткризисных системных мер для обеспечения выхода туристской отрасли из кризисной ситуации и подготовки к туристскому сезону 2020-2021 гг.

Подытожив совещание, Юлия Якупбаева подчеркнула, что НК Kazakh Tourism необходимо проработать стратегию с учетом изменений рынка и коронакризиса.

«Все вокруг меняется, и нужно смотреть развитие отрасли с учетом тех вызовов, которые нам делает время. В части дорожной карты получились обширные предложения, поэтому давайте совместно с бизнесом на следующей неделе проведем отдельные совещания по каждому блоку карты для их доработки», – сказала Юлия Якупбаева.


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Отдыхать цивилизованно у казахстанцев не получается

Павлодарские общественники обеспокоены судьбой местных соленых озер и рек, заваленных мусором.

05 Август 2020 12:17 2864

Отдыхать цивилизованно у казахстанцев не получается

Несмотря на существующий запрет на массовый отдых на природе по причине карантина, павлодарцы отправляются отдыхать дикарями на берег рек Усолки и Иртыша. Лето все же. О том, что время они проводят весело, свидетельствуют горы мусора. В июле в рейд по берегу Усолки отправились сотрудники лесхоза совместно с сотрудниками полиции. В результате вывезли самосвал пластиковых и стеклянных бутылок, полиэтилена, резины, бумаги, остатков еды. А отдыхающим достались листовки с призывами не мусорить.

«Участники рейда проинспектировали пойму Иртыша в областном центре, побеседовали с отдыхающими, рассказав о необходимости убирать за собой. Явных нарушителей замечено не было, однако горы мусора говорят сами за себя», – сообщил руководитель павлодарского учреждения по охране лесов и животного мира Аждар Жусупов.

От призывов пора переходить к карательным мерам, по-другому наш человек не понимает. Впрочем, приятные исключения бывают. Так, одной павлодарской семье, которую в пятый раз лесники приметили за уборкой мусора после себя и других отдыхающих, подарили полный кузов дров.

Не губите, мужики!

В социальных сетях известный блогер Яков Фёдоров поднял проблему озера Кобейтуз в Акмолинской области, которое по причине своей неповторимости стало местом паломничества отдыхающих со всеми вытекающими отсюда последствиями. По его мнению, уникальное соленое озеро, которое летом розовеет, за месяц попросту убили. Сразу после этого министр экологии, геологии и природных ресурсов РК Магзум Мирзагалиев на брифинге СЦК сообщил, что данный водоем станет особо охраняемой природной зоной.

«Планируется установить экопосты, но количество желающих посетить это уникальное озеро в любом случае будет расти. Поэтому в целом нужно прежде всего разъяснять гражданам правила поведения в таких местах и менять экологическое мышление, объяснять, что нельзя вывозить соль, что она никакого особо целебного эффекта не имеет, а озеро тем временем разрушается такими действиями туристов», – отметил министр.

Он призывал казахстанцев бережно относиться к окружающей среде, ведь у каждого такого объекта инспектора не поставить.

А павлодарские общественники обеспокоены судьбой местного соленого Коряковского озеро. К слову, его верхний слой имеет бледно-розовый оттенок. У данного водоема всегда было промышленное назначение, добыча соли здесь ведется с 1747 года.

Летом сюда приезжают горожане, чтобы сделать уникальные снимки, отдохнуть на берегу. При этом места для этого здесь не оборудованы – промышленный объект. Но кого это когда останавливало.

По мнению председателя общественного объединения «ЭКОМ» Светланы Могилюк, массовое посещение таких мест, вычерпывание соли могут привести к нарушению естественной целости и загрязнению водоема.

«Люди на отдых приносят полные банки еды, а вот унести пустые у них не хватает сил. Все, что вы принесли на природу, необходимо забрать с собой. Это касается и отдыха на озере», – говорит общественница.

Главный государственный экологический инспектор Павлодарской области Дархан Исжанов в интервью Inbusiness.kz подтвердил, что в последнее время количество отдыхающих возросло в разы.

«И это притом, что озеро мелкое, в нем не полежишь, как, например, на Маралды, тем не менее, едут за хорошим фотоснимком, развлечениями», – отметил чиновник.

На сегодня промышленная добыча соли на Коряковском озере не ведется, оно «отдыхало», потенциальный инвестор провел общественные слушания по проекту добычи, и они переданы по инстанции. После того как местный бизнес получит лицензии на добычу соли, охрана озера ляжет на него.

Горький опыт

А вот на соленое озеро Маралды, оставшееся в этом году без инвестора, может прийти разруха. Данный водоем примечателен не только рачками артемия салина, но и своими минерализованными иловыми грязями и рапой, дающими оздоровительный и омолаживающий эффект. На дне озера имеются залежи голубой косметической глины.

В 2017 году здесь была создана туристская зона. В перспективе планировалось строительство на побережье озера санатория. Но, так и не получив лицензии на добычу рачка, ради которого, собственно, и пришел бизнес на это озеро, весной инвестор ушел, разобрав созданную им инфраструктуру. Впрочем, это не остановило поток отдыхающих, а осенью здесь начнется бесконтрольная добыча рачка. Дело в том, что прошедший конкурс по передаче соленых озер области, в том числе и Маралды, прошел безрезультатно. Победителей не определили.

К слову, один из павлодарских блогеров предложил начать массовое экологическое движение с плоггинга, при котором бег трусцой сочетается со сбором мусора.

Марина Попова


Подпишитесь на наш канал Telegram!