Сближение криминальных структур и джамаатов в СНГ происходит в тюрьмах - мнение

4237

Государственные СМИ заявили, что в погромах и беспорядках в начале января в Казахстане участвовали члены запрещенной в Казахстане группировки "Йакын Инкар".

Сближение криминальных структур и джамаатов в СНГ происходит в тюрьмах - мнение

Данный вопрос в программе "Мир. Итоги" прокомментировал теолог из Кыргызстана Кадыр Маликов.

- Как Вы считаете, могла ли данная организация участвовать в организации террористических актов в Казахстане?

- Честно говоря, практически во всей экспертной среде, не только в Кыргызстане,  но я думаю и предполагаю и в самом Казахстане и в России, в других странах немного скептически относятся к данной версии. Даже где-то это спорно. Потому что мы как специалисты знаем, исследуем этот вопрос. И знаем, что данное течение, его нельзя называть террористической структурой, скорее больше деструктивное.

Она у нас тоже признана октябрьским судом 2017 году, как экстремистская. Так как она несет угрозу обществу в плане её деструктивного характера. Но я еще раз говорю отличия, что есть понятие экстремизм, есть понятие терроризм. Они отличаются. В том плане, что эти организации, её члены в идеологии ставят политические цели. Цель, например, свержение государственности, смена государственного конституционного строя или построение на месте этого исламского правления или халифата и  так далее. Это вот, да. И так же методы. Методы допустим терроризм, джихад и так далее. У этого течения этих целей нет. Нет так же методов. То есть они отвергают полностью джихад.

- Члены этих группировок теоритически могли участвовать в террористических актах в Алматы?

-Теоретически могли. Но не по идеологии, а потому что среди Таблиги Джамал и Йакын Инкар есть такая ситуация и процесс, как скрещения или сближения криминальных структур и определенных джамаатов. На самом деле. И это происходит чаще в тюрьмах. Потому что тюрьмы у нас везде "зеленеют" по всему СНГ. Я имею в виду, что в плане того, что идет связь криминальных структур. Постепенно кто-то принимает ислам, входит в джамааты и так далее. Вот эти лица могли теоретически участвовать. Но никак организация, никак идеология. Потому что Йакын Инкар она полностью отрицает участие в политике.

- Террористы знали о беспорядках или могли активизироваться в любой момент?

- Мы имеем в виду то, что в Казахстане было и есть много спящих ячеек, которые не принадлежать ни к Таблиги Джамагат, ни к Йакын Инкар. Потому что Йакын Инкар открыто на улице ходят в пакистанских одеждах. Их можно сразу "засечь". А вот эти лица они имеют светский вид. Имеют светский вид, они сбривают бороды.  У них есть такое понятие, как тукья. Тукья, то есть скрывать свою религию и свою идеологию. Вплоть до того, что они могут отказываться от ислама или вести абсолютно светский образ жизни, ходить в бары и так далее. Эта идеология связана напрямую с ИГИЛ. Это та же самая идеология.

- Вы писали, что страны ЦА может ожидать череда нестабильности. Кто, на ваш взгляд, следующий?

-Во-первых, надо учитывать, что Центральная Азия уже стала площадкой для столкновения геополитических интересов больших держав. И Соединённые Штаты, допустим, на примере Сирии и Ирака, используют так называемый смартпауер. То есть в гибридных воинах использование определенных террористических групп, как инструмент своей политики. Это раз. Второе, кто на следующей очереди. Я так скажу, где тонко, там и будет рваться.

В основном, есть три так называемые дилеммы по безопасности в странах. Первая связана с внутренним фактором. Это социальная нестабильность, системная коррупция, несправедливость. Жесткость режима. Где правит семейно-клановое скопление или группировка и так далее. То есть это идет годами. Это накопленный процесс. Второе, это наличие внешнего фактора, когда спецслужбы некоторых стран могут использовать эти спящие ячейки. Бунты в тюрьмах, допустим. Определенные группировки для раскачивания ситуации. То есть они склеиваются уже. Когда уже идет процесс. Просто мы видим на примере Казахстана. И третье это то, что мы называем уже внутри фактор религии в целом? То есть внутри уже наличие протестного потенциала определенных групп. На очереди может быть Таджикистан и Ферганская долина в целом.

Сейчас Ферганская долина охватывает три страны: Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан. Это могут быть приграничные конфликты. Может быть любая бытовая, бытовой конфликт и так далее.  Любая причина может быть сильнейшей вспышкой для раскачки ситуации.  И не только внутри, но и снаружи. И поэтому конечно, пример Казахстана показал, что даже, казалось бы, такой удачный транзит власти, наличие сильнейшего репрессивного аппарата, я имею в виду силовых структур и так далее. Все это не является гарантией того, что ситуация может выйти из русла стабильности?  Надо быть начеку и нужно не только купировать проблему, а именно решать. Должна быть социальная справедливость. Необходимо работать с населением. И естественно быть начеку, мы входим, в так называемую, зону турбулентности и в целом Центральная Азия будет входить ближайшие 5-6 лет.

Саян Абаев

Фото: пресс-служба президента КР / Султан Досалиев