/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 29 354,08 РТС 1 637,75 Hang Seng 29 002,59 FTSE 100 7 674,56 KASE 2 375,60 Золото 1 557,30
Погода:
-6Нур-Султан
-8Алматы
DOW J 29 354,08 РТС 1 637,75
Hang Seng 29 002,59 FTSE 100 7 674,56
KASE 2 375,60 Золото 1 557,30
США предлагает Казахстану усидеть на двух стульях

США предлагает Казахстану усидеть на двух стульях

Казахстан должен развивать ВИЭ, не прекращая рост добычи черного золота.

29 Октябрь 2016 16:31 6611

США предлагает Казахстану усидеть на двух стульях

Новости

Сегодня
19:58

Предприниматели Шымкента заинтересованы в безопасном школьном питании

Сегодня
19:32

«Горбатый мост» столицы обследуют для проведения капремонта

Сегодня
19:13

Накопления фонда социального медстрахования составили 250 млрд тенге на начало 2020 года

Сегодня
18:51

Более 200 человек вызволили спасатели с заснеженных трасс Восточного Казахстана

Сегодня
18:29

МСХ РК: вопросы переработчиков мяса не останутся без внимания

Сегодня
18:07

Индия приостановила проект Hyperloop

Сегодня
17:45

«Бронзу» завоевал вольник Юсуп Батырмурзаев Казахстану на рейтинговом турнире в Италии

Сегодня
17:23

60% поставщиков медуслуг, зарегистрированных в фонде социального медстрахования в рамках ОСМС – частные

Сегодня
17:01

IATA отозвала код обозначения у казахстанской авиакомпании Bek Air

Сегодня
15:03

Аким Алатауского района Алматы и его заместитель задержаны по подозрению в хищении бюджетных средств

Все новости

 

На этой неделю с визитом в Астану прилетела первый заместитель помощника госсекретаря США по вопросам энергетики Мэри Уорлик. Она приняла участие в национальном заседании правления Инициативы прозрачности добывающих отраслей (ИПДО),  с участием всех нефтегазовых компаний, работающих в Казахстане.

Представитель Госдепа также встретилась с руководителями американских компаний, представителями казахстанского правительства. В рамках визита Мэри Уорлин не обошла своим вниманием и столичных журналистов, которых интересовало ее мнение по многим крупным нефтегазовым проектам, в первую очередь, по Кашагану.

Напомним, что две недели назад с месторождения ушла первая партия нефти на экспорт. До конца года, по данным министра энергетики Казахстана Каната Бозумбаева, правительство республики рассчитывает получить от 500 тонн до одного миллиона тонн нефти. В будущем году, от 4 миллионов до 7 миллионов тонн «черного золота».

-  Госпожа Уорлик, как Вы считаете, целесообразно ли вести нефтедобычу на столь дорогом проекте, как Кашаган, при нынешних низких ценах на нефть?

- Несомненно, нефтедобычу следует продолжать.  Во – первых, это все еще важно для сохранения энергетической безопасности в мире.

Если прекратить производство нефти, то есть риск, что глобальный рынок может столкнуться с дефицитом энергоресурсов. Всегда нужна некая предсказуемость, как в среднесрочной, так и долгосрочной перспективе. Именно поэтому, повторюсь, что нефтедобыча должна продолжаться, несмотря на низкие цены на сырье.

Второй момент. Нынешняя сложная ситуация на мировом нефтяном рынке – это  хорошая возможность для правительств любой страны провести реформы по эффективному использованию ресурсов, в том числе, нефтегазовых ресурсов.

Речь идет о принятие мер и реформ на государственном уровне, которые бы обеспечивали большую энергоэффективность за счет внедрения новейших технологий и оборудования.

В – третьих, в периоду низких цен, для любой страны важно воспользоваться моментов и уделить внимание переходу к чистой энергетике и к использованию возобновляемых источников энергии, чтобы достичь тех целей по сохранению климата, которые мы перед собой ставим.

Для Казахстана, которому повезло с природными ресурсами, важно видеть рост объемов инвестиций в солнечную энергетику, ветряную энергетику. Международная выставка ЭКСПО, которая пройдет в Астане в будущем году,  дает возможность и Казахстану и другим странам мира разработать и показать новые технологии, которые позволят перейти обществу на новый уровень потребления и строительства своей экономики.

- Встречались ли Вы с представителями американской компании Chevron, чтобы обсудить ситуацию на другом крупном проекте- Тенгизе?

Да.  Я встречалась с представителями американских компаний, чтобы обсудить инвестиции, которые они осуществляют в Казахстане. В частности, Проект будущего расширения на Тенгизе. Как известно, объем инвестиций американской Chevron составит 36 миллиардов долларов США.

Также встречалась с  представителями другой американской компании ExxonMobil, а также представителями правительства Казахстана, чтобы обсудить ситуацию на проекте освоения Кашагана.

- Кстати, с запуском Кашагана, вновь встает вопрос о реанимации идеи проекта строительства Казахстанской – Каспийской Системы Транспортировки (ККСТ), маршрут которого, как известно, пролегает через Южный Кавказ, в обход территории России. Хотя, как известно, трубопровод КТК (через Россию) завершает проект расширения, и первая кашаганская нефть уже поступила в его систему.

- Любой крупный проект, в том числе, ККСТ, предполагает определенные инвестиции, которые без экономической целесообразности не внесет. Решение, то есть «последнее слово»  за компаниями, которые захотят в нем участвовать.

Но, мы (США) всегда поддерживаем решения компаний, стремящихся  поставлять энергоресурсы на мировые рынки альтернативными маршрутами, Мы поддерживали и будем продолжать другие проекты, которые предлагают новые маршруты по доставке углеводородов в Европу и на другие рынки. Альтернатива всегда обеспечивают энергетическую безопасность, и мы, повторюсь, всегда будем поддерживать такие проекты

- Как вы считаете, будут ли реализован проект Транскаспийского газопровода, который мог бы обеспечить транзит газа из Центральной Азии в Европу через Каспийское море, а также инициатива по строительству газопровода Набукко (Азербайджан-Европа)? Почему Казахстану стоило бы принять участие в этих проектах?

- Важным является вопрос поставки газа из стран Каспийского региона в Европу и на другие глобальные рынки. Несмотря на то, что Набукко уже активно не рассматривается, мы поддерживали интерес компаний в том, чтобы обеспечить Европу газом со стран Каспийского региона. Именно поэтому мы поддерживаем проект Южного газового коридора, который позволяет довести газ с Азербайджана по Каспийскому морю до Греции, другие страны Южной Европы и в конечном итоге до Италии. Мы будем продолжать поддерживать подобные проекты других стран, которые обеспечивают диверсификацию газовых путей и предлагают новые маршруты, то есть способствуют глобальной энергетической безопасности.

- Как Вы оцениваете реализацию принципов ИПДО в Казахстане?

- Присоединение к принципам ИПДО очень важно для всех нефтедобывающих стран, не только Казахстана, который стал последователем принципов этого начинания.

В чем выгода? Помимо прозрачности доходов, государство, принявшее и выполняющее ИПДО, решает для себя не только вопрос  управления и использования природных ресурсов, но и как доходы приносят пользу экономике и обществу.  

Важно, чтобы правила, которые устанавливаются, применялись на практике. Потому что Вам важно обеспечить создание благоприятного делового климата для всех компаний, а это, в свою очередь, способствует новому притоку инвестиций, к созданию новых проектов, а, следовательно, и  новых рабочих мест. Это и есть наш основной мэсседж правительству Казахстана.

- В своей книге профессор Калифорнийского университета Майкл Росс «Нефтяное проклятие: как нефтяные богатства влияют на развитие наций» озвучивает мнение о том, что импортеры нефти с развитой демократией могут влиять на становление демократии в странах с большими запасами нефти. Согласны ли вы с таким доводом?

- Если позволите, я не хотела бы комментировать вопрос, касающийся нефтегазовой политики. Но хочу сказать, что любая страна экономически зависимая от одного ресурса ставит себя в сложную позицию, когда проходит адаптация к изменениям в экономике. Можно привести пример Венесуэлы и других стран. Наш посыл, который мы призываем правительство рассмотреть – это диверсификация экономики, которая в первую очередь в интересах самой страны. С точки зрения импортеров возникает вопрос энергетической безопасности - как сложно быть зависимым от одного источника ресурсов. В особенности, я говорю, если будут перебои со снабжением из-за функционирования рынка или политически мотивированных решений.  

Кульпаш Конырова, Куралай Абылгазина

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Что изменилось в регионах за год

Inbusiness.kz подводит итоги социально-экономического развития регионов в 2019 году.

16 Январь 2020 10:18 346

Что изменилось в регионах за год

Фото: Серикжан Ковланбаев

Наибольший приток населения – в Нур-Султане

Отток населения из регионов – один из трендов последних лет. Еще в 2018 году снизилась численность пяти областей: тогда за год население Павлодарской, Карагандинской, Северо-Казахстанской, Костанайской и Восточно-Казахстанской областей упало на 12,5 тыс. человек. Динамика получила развитие и в 2019-м: отток населения усилился в каждом из регионов, суммарно достигнув 22,4 тыс. человек. Более того, на 2,8 тыс. человек снизилось количество жителей и в Акмолинской области. Итого: шесть из 17 регионов Казахстана сталкиваются с проблемой сокращения населения. Причем все они расположены на северо-востоке республики.

Наибольший прирост населения ожидаемо показали 2 крупнейших города республики. Численность жителей Нур-Султана в 2019-м выросла на 61,7 тыс. человек (годом ранее – 40,6 тыс.), Алматы – 57,8 тыс. (54,3 тыс.). На третьем месте – Туркестанская область, население которой выросло на 38,4 тыс. человек – в 2018-м прирост составлял всего 3,4 тыс. человек.

В целом население Казахстана в прошедшем году выросло на 234,9 тыс. человек. По данным комитета по статистике, в республике проживает 18 млн 611,1 тыс. человек.

Запад – драйвер промышленного роста

Объем выпущенной промышленной продукции в РК по итогам 2019 года превысил 29,1 трлн тенге. Это на 3,8% больше, чем в 2018-м. Основной вклад в общий показатель вносят западные области. На долю Атырауской, Западно-Казахстанской и Мангистауской областей пришлось 45,4% от общереспубликанского показателя (13,2 трлн тенге). Наименьший вклад внесла Северо-Казахстанская область – 254,4 млрд тенге, или 0,9%. 

По итогам года рост промышленности произошел в 15 регионах Казахстана. Самый сильный – в Костанайской области (+15,3%) и Шымкенте (+15%). На 12% вырос показатель и в Нур-Султане. Регионами, показатели которых ухудшились, стали Кызылординская (-10,7%) и Западно-Казахстанская (-6,1%) области. В первой снизилась добыча нефти, во второй – газового конденсата.

Треть инвестиций идет в один регион

Более трети (34,6%) всех инвестиций в основной капитал в 2019 году было сделано в Атырауской области. В абсолютных цифрах это 4 трлн 334,2 млрд тенге. По сравнению с 2018-м вложения выросли на 9,4%. В целом по Казахстану объем инвестиций увеличился на 8,5%, превысив по итогам года 12,5 трлн тенге.

Больше всего показатели по сравнению с 2018 годом выросли в Карагандинской (+59,1%, до 800,4 млрд тг) и Туркестанской (+38,5%, до 441,2 млрд тенге) областях. Почти на четверть выросли инвестиции в Западно-Казахстанской (+24,5%, до 584 млрд) и Восточно-Казахстанской (+23%, до 619,4 млрд) областях.

О том, что показатели Нур-Султана могут упасть впервые за 10 лет, еще осенью предупреждал президент Касым-Жомарт Токаев. Президент поручил принять ряд мер, которые должны помочь улучшить ситуацию (в их числе работа с долгостроями, в том числе и монорельсовой дорогой, а также привлечение инвесторов). Но быстро исправить ситуацию не удалось: по сравнению с 2018 годом инвестиции в столицу упали на 14,7%. Впрочем, их объем все равно остается высоким – 913,7 млрд тенге (больше только в Атырауской области).

Еще одним регионом с сокращением инвестиций стал Шымкент. Объем инвестиций составил 33% от уровня предыдущего года, лишь 194,5 млрд тенге – показателя хуже нет ни в одном другом регионе республики.

 

Темпы ввода жилья растут почти везде

Нур-Султан стал единственным регионом республики, в котором сократился объем ввода жилья. В 2019 году тут введено в эксплуатацию чуть менее 1,8 млн кв. м. Это лишь 75,4% от уровня предыдущего года. Тем не менее многим регионам остается лишь завидовать таким показателям – быстрее столицы строится только Алматы (+ 4,8%, до 2,1 млн кв. м).

В 2019 году объем ввода в 1 млн кв. м преодолели четыре региона. Помимо двух крупнейших городов, эту планку взяли Мангистауская (+0,2%, до 1,18 млн) и Актюбинская (+12,4%, до 1,02 млн) области. В целом в республике было введено в эксплуатацию более 13,1 млн кв. м жилья, что на 4,9% больше показателей 2018-го.

В процентном отношении наибольший рост показала Туркестанская область. Темпы ввода тут выросли сразу на 60% (до 620,4 тыс. кв. м). На 25,4% вырос показатель Алматинской области (до 894,1%). Кроме того, во всех регионах на северо-западе республики темпы ввода выросли более чем на 10%.

Алматы – лидер по объемам торговли

Инфляция в Казахстане в 2019 году составила 5,4%. И лишь в двух регионах республики рост розничной торговли оказался выше этого уровня. А это значит, что в 15 остальных произошло снижение реального роста торговли: объем сделок стал выше из-за роста цен, а не из-за того, что население стало позволять себе больше.

Два региона с реальным ростом – это Шымкент (+7,1%) и Алматы (+12,1%). Последний с большим отрывом лидирует и по объемам: за год тут осуществлено сделок на 3 трлн 556,5 млрд тенге. Это 31,3% от всей розничной торговли в республике. Благодаря тому, что тут произошел двузначный рост, общереспубликанский показатель вырос на 5,8% (до 11,35 трлн тг), то есть оказался выше инфляции.

Стоит отметить, что наименьший объем розничной торговли в 2019 году был в Туркестанской области – 164 млрд тенге. При этом этот регион является самым населенным – тут проживает более 2 млн человек. А это значит, что, по официальным данным, каждый житель региона тратит в месяц в среднем менее 6,8 тыс. тенге. Показатель Алматы – 57,3 тыс. тенге на человека в месяц.

В Северо-Казахстанской области цены растут медленнее всего

В четырех из пяти регионов с самым низким объемом розничной торговли рост цен оказался либо выше инфляции, либо остановился на ее уровне. Алматы, который лидирует в торговле, вошел в тройку городов с наименьшим увеличением стоимости товаров и услуг. При этом в целом рост цен в 2019 году шел достаточно равномерно. Сильнее всего они увеличились в Нур-Султане (5,8%), меньше всего – в Акмолинской области (5,1%). Подробнее о том, что было с ценами в 2019 году, можно почитать здесь.

Быстрее всего зарплаты растут в столице

Пока комитет по статистике дает данные по средним заработным платам лишь за III квартал 2019 года. Но и по ним можно сделать определенные выводы. Первый: зарплаты у казахстанцев растут, причем сильно. В июле-сентябре 2019 года среднестатистический работник получал на 18,1% больше, чем годом ранее (а именно 191 129 тенге). Второй: наибольшие темпы роста отмечаются в Нур-Султане (+28%), Северо-Казахстанской и Туркестанской областях (24,1% и 24,2% соответственно). Наименьшие – в Мангистауской области (+8,8%) и Алматы (+12,3%).

Третий вывод: по уровню зарплат между регионами по-прежнему настоящая пропасть. Среднестатистический житель Атырауской области зарабатывает в три раза больше жителя Туркестанской области (361,5 тыс. и 122,8 тыс. тенге соответственно). Собственно, лишь в пяти регионах оплата труда находится на уровне не ниже среднереспубликанского. Это Атырауская, Мангистауская (297,3 тыс.) и Западно-Казахстанская (191,3 тыс.) области, а также Алматы (222 тыс.) и Нур-Султан (308,1 тыс.). Для рядовых жителей остальных 12 регионов среднереспубликанский показатель остается недосягаемым. 

Туркестанская область – лидер по новым рабочим местам

Но какой смысл в высокой теоретической зарплате, когда нет работы? За год (III кв. 2019 г. к III кв. 2018-го) количество работников на крупных и средних предприятиях выросло на 2%, превысив 2,8 млн человек. Наиболее сильный рост произошел в Туркестанской (+16,4 тыс.) и Атырауской (+14,6 тыс.) областях, а также Алматы (+14,5 тыс. человек).

При этом сразу в шести регионах число работников на предприятиях среднего и крупного бизнеса сократилось. В Шымкенте показатель упал на 13,4 тыс. человек. В Актюбинской, Карагандинской, Костанайской, Акмолинской и Северо-Казахстанской областях – суммарно на 9,1 тыс.

Алексей Никоноров

Есть ли в конфликте Ирана и США риски для казахстанской нефти

И как эта ситуация может отразиться на нефтяных ценах.

15 Январь 2020 15:35 1774

Есть ли в конфликте Ирана и США риски для казахстанской нефти

Фото: rbc.ru

Военное противостояние США и Ирана – двух крупнейших нефтяных держав – несет риски для мирового рынка нефти. «Нам удалось заблокировать 80% экспорта нефти из Ирана, и мы твердо намерены разобраться и с остающимися 20%», – сказал госсекретарь США Майк Помпео.

Иран же теоретически способен перекрыть Ормузский пролив, северный берег которого находится в его владении, а это стратегический для мирового рынка нефти объект, через который Персидский залив соединяется с Мировым океаном.

Как мировой рынок нефти ощущает ситуацию между США и Ираном, и может ли это каким-либо образом коснуться Казахстана? Inbusiness.kz поговорил об этом с советником генерального директора Казахского института нефти и газа Акбаром Тукаевым.

– Акбар Куанышбаевич, как ситуация между Ираном и США повлияет на мировой рынок нефти в долгосрочной перспективе? Пытаются ли США с помощью этого конфликта продвинуть на рынок свою сланцевую нефть?

– Иран и США – это страны из ТОП-10 мира по уровню запасов и добычи нефти. При этом Соединенные Штаты за счет сланцевого сектора являются основным генератором прироста нефтяного предложения на мировом рынке, а Иран играет существенную роль в функционировании ключевой нефтетранспортной артерии мира и на теневом рынке черного золота.

Противостояние этих стран – один из существенных факторов рынка уже 40 лет, с тех пор как крупнейшие транснациональные корпорации США лишились более 5 млн баррелей в сутки добычи нефти в Иране.

В текущих условиях любой намек на новый виток напряжения либо потепление отношений между этими странами способен изменить нефтяные цены, как минимум, на 2-3 доллара за баррель.

Кроме того, не исключено, что, оказывая давление на Тегеран, нынешнее руководство США пытается несколько переконфигурировать мировой рынок, усиливая ориентацию на легкие по плотности сорта нефти и готовя, таким образом, возможности для экспорта сланцевой нефти. В текущем своем виде нефтеперерабатывающие мощности планеты более чем на две трети ориентированы на средние и тяжелые по плотности сорта.

– Сколько нефти Иран сейчас поставляет миру? Какие страны для него являются потребителями, кому будет невыгодно терять Иран как поставщика?

– По имеющимся данным ОПЕК, сейчас Иран добывает около 2,1 млн баррелей в сутки. Текущие объемы нефтепереработки страны составляют около 1,7 млн баррелей в сутки. Таким образом, на внешние рынки Тегеран поставляет окольными путями и теневыми маршрутами порядка 400 тыс. баррелей в сутки, при этом уровень экспорта сократился примерно в пять раз по сравнению с 2017 годом.

Вместе с тем следует учитывать, что возросшие в последние годы мощности НПЗ Ирана позволяют перерабатывать всю добываемую в стране нефть. Полное отсутствие экспорта сырой нефти будет болезненно, но не смертельно для Тегерана.

От санкционных мер против Ирана больше всех пострадали Индия, Южная Корея, Турция и Япония, которые еще в начале 2019 года потребляли в совокупности почти 1 млн баррелей в сутки иранской нефти.

Сейчас в большинстве этих стран в результате вынужденного отказа возникли проблемы недозагрузки НПЗ. Так, к примеру, в Индии, третьем государстве мира по объемам потребления нефти, в 2018 году годовой прирост объемов нефтепереработки составлял 3%, а по итогам 2019 года ожидается минимальный рост показателя с недозагрузкой мощностей более чем на 6%.

Практически единственным крупным потребителем иранской нефти остался Китай. Но и там вследствие санкционного прессинга официальный объем закупаемой иранской нефти сократился за последний год в четыре раза и по последним данным составляет менее 150 тыс. баррелей в сутки. В отличие от Индии, в КНР произошло оперативное замещение иранского импорта поставками из России и Саудовской Аравии.

– Какова вероятность того, что Иран перекроет Ормузский пролив, и, если это произойдет, к чему может привести? Кто сейчас основные пользователи Ормузского пролива в обоих направлениях, какой объем нефти через него проходит в настоящее время?

– На мой взгляд, жесткое блокирование Ормузского пролива произойдет только в случае массированного военного удара по Ирану.

Это самый главный нефтяной пролив в мире, через который проходит порядка 70% нефтяного экспорта ОПЕК и около пятой части потребляемых в сутки объемов сырой нефти и конденсата в мире. В сутки через пролив транспортируется примерно 17 млн баррелей нефти и конденсата, из них около 40% приходится на поставки из Саудовской Аравии, около 15% – из Ирака, по 11% – из Кувейта и ОАЭ. В разрезе стран, куда идет нефть через Ормузский пролив: поставки осуществляются в КНР, Индию, Японию, Южную Корею, США, Сингапур и другие государства.

Таким образом, в случае перекрытия пролива нефтяные цены могут взлететь до 90-100 долларов за баррель.

– Какие риски несет конфликт между Ираном и США для Казахстана как нефтяного экспортера?

– На первый взгляд, противостояние Ирана и США не несет прямой угрозы казахстанской нефтяной отрасли. Порядка 80% экспорта нашей страны идет через систему КТК. Оставшаяся часть тоже далека от рассматриваемого региона напряженности.

Вместе с тем такой конфликт не нужен в целом глобальному рынку. Благодаря соглашению ОПЕК+ в настоящее время баланс спроса-предложения на нефть пришел к более или менее равновесному состоянию. Очень важно, что благодаря текущему уровню цен существенно замедлился рост производства нефти в сланцевом секторе США и глубоководной добыче в Бразилии.

В то же время резкое увеличение цены вследствие геополитических факторов приведет к стремительным всплескам добычи и в Северной Америке, и в Бразилии, и в ряде стран-участников ОПЕК+.

Елена Тумашова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: