КТК – как рычаг воздействия на позицию Казахстана

2664

Насколько реален сценарий национализации Россией трубопровода КТК, в интервью inbusiness.kz рассказал глава Союза нефтесервисных организаций Рашид Жаксылыков.

КТК – как рычаг воздействия на позицию Казахстана

Недавняя история с аварией на выносных причалах Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) и приостановкой экспорта нашей нефти показала уязвимость нашей экономики ввиду отсутствия выхода к морю. 23 апреля, ровно через месяц после аварии, завершился ремонт причалов на морском терминале КТК в Новороссийске и возобновился экспорт нефти по этому маршруту.

Несмотря на это, вопросов остается немало. И на фоне информационных негативных выпадов отдельных российских пропагандистов в отношении Казахстана с призывами действовать на информационном и экономическом фронте к Кремлю подогревает актуальность будущего данного транспортного коридора. Корреспондент inbusiness.kz адресовал их главе Союза нефтесервисных компаний Казахстана Рашиду Жаксылыкову

– В последнее время в ряде российских социальных сетей заговорили о необходимости национализации трубопровода КТК и блокировки экспорта казахстанской нефти. Это вообще реально с учетом того факта, что его владельцами, помимо собственно казахстанских и российских компаний, являются крупные нефтяные корпорации США, как Chevron? И будет ли спор опираться на "английское право"?

– Давайте отвечу на ваш вопрос по порядку. Во-первых, так называемое английское право в столь серьезном потенциальном противостоянии России и США на фоне военной операции в Украине не сработает.

– Почему?

– В пакете антироссийских санкций были заявления о том, что Германия национализирует объекты "Газпрома" на своей территории, США и Великобритания национализируют яхты и недвижимость некоторых российских олигархов…и, наконец, ЕС объявил о национализации российского Фонда национального благосостояния. Это, к слову, не менее 300 млрд долларов США, и есть призывы передать эти средства на восстановление экономики Украины. Так что национализация КТК вполне может стать ответной мерой на все предпринимаемые шаги со стороны ЕС и США. А наша республика, не имеющая выхода к открытым морям, – заложник данной ситуации.

Что касается конкретно Казахстана, который львиную долю добываемой нефти транспортирует по КТК в Европу, то в данном случае этот нефтепровод используется в качестве рычага воздействия, а точнее, принуждения властей нашей республики принять конкретную сторону в данном конфликте.

И тут важно понять, в насколько сложной ситуации мы окажемся. Нефть дает 70 процентов всей валютной выручки и почти 50 процентов доходов в бюджет нашей страны. А что такое недополученная прибыль, если наша нефть не будет продаваться? Перечислю навскидку только несколько вызовов. Это невозможность платить зарплату учителям, медикам, госслужащим, плюс под вопросом реализация многих социальных проектов. Какие будут последствия и риски – догадаться не трудно. Так что КТК вполне может стать действенным рычагом воздействия на нашу внешнюю политику в нынешней геополитической ситуации.

– Давайте порассуждаем. Если гипотетически национализация КТК произошла. Что мы делаем дальше и как будем выходить из ситуации?

– В случае национализации КТК встанет вопрос о том, что нам надо будет договариваться уже с новым хозяином. Предположим, "Транснефтью". И тут уже в ходе переговоров казахстанской стороне придется идти на уступки или искать компромиссы. Главное, в чем суть использования КТК, как рычага воздействия – это получить лояльное к военной операции в Украине еще одно государство. Плюс поставки нашей (частично американской, так как добывается Chevron) нефти будут осуществляться уже совсем на других коммерческих условиях.

– Но, насколько известно, несмотря на антироссийские санкции, Россия продолжает спокойно продавать нефть в том же порту в Новороссийске за рубли через посреднические компании. А если торгуется, то, может, и национализации КТК можно будет избежать?

– Все это называется одним словом "открытая спекуляция". Посредники в такой ситуации делают баснословные барыши, примерно 40 млн долларов США на продаже, например, 20 млн тонн нефти. Кто откажется от такой прибыли, несмотря на то, что гибнут люди или дети в другой стране?! Как говорят: "Ничего личного – это просто бизнес". Что касается неприемлемости для нас такой ситуации, то из-за посредников теряется часть прибыли, причем немалая.

– Развивать сейчас в Казахстане альтернативные КТК маршруты в оперативном порядке нереально, потому что на это нет времени и средств. Например, как заявлял ранее министр энергетики Болат Акчулаков, для того чтобы мы вошли в трубопровод через Южный Кавказ – "Баку – Тбилиси-Джейхан", во-первых, нужно время на переговоры, чтобы Казахстан запустили с его объемами туда. Планирование объемов новых грузоотправителей занимает минимум полгода. Во-вторых, нужно расширять небольшой трубопровод – перемычку, чтобы нефть с морского порта Баку поставить до БТД, на что потребуется не менее 6-7 млн долларов США. Как быть сейчас нам?

– В качестве оперативных мер по созданию альтернативных маршрутов по поставке нефти мы можем воспользоваться услугами таких энергопотребляющих стран, как Китай и Индия. У них есть средства и есть потребности для быстрого решения вопроса доставки и создания инфраструктуры.

– Понятно, если нет возможностей в срочном порядке создать альтернативные маршруты, то, может быть, в таком случае это подстегнет нас заняться развитием собственной нефте- и газохимии? Ведь уже столько лет ведем разговоры о том, что важно диверсифицировать экономику и уйти от сырьевой направленности к производству продукции более высокого передела.

– К сожалению, Казахстан сильно опоздал в этом вопросе. Наши соседи по региону – Туркменистан и Узбекистан, пока мы не могли договориться с инвесторами, уже смогли построить несколько газохимических предприятий. Даже Кыргызстан смог создать свою нефтехимию. Нашим соседям нужно будет только сырье – нефть. Мы должны были создать свою нефтехимию еще позавчера.

Кульпаш Конырова