/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 446,88 Brent 36,55
Свобода и смерть в Луизиане

Свобода и смерть в Луизиане

«Беспечному ездоку», культовому кино о контркультуре 60-х, стукнул полтинник.

08:00 20 Июль 2019 10832

Свобода и смерть в Луизиане

Автор:

Ольга Власенко

Снятый в 1969 году, в жанре муви-роуд и дорожных байкерских фильмов «Ездок» обозначил рождение кинематографа Нового Голливуда, или американской Новой волны, режиссеры которой были ориентированы на достижения европейского артхауса и испытывали влияние передового французского кинематографа. Фильм был создан без поддержки голливудских студий, и после выхода собрал в прокате 40 миллионов долларов против потраченной на его съемки незначительной суммы в 400 тысяч.

В картине сыграли такие кинозвезды, как Питер Фонда, Деннис Хоппер и Джек Николсон. При чем Фонда и Хоппер сами писали сценарий, а диалоги сочинялись сразу на съемочной площадке, что было в духе Новой французской волны, ориентированной на эксперимент, непредсказуемость и размытость сюжета. И хотя отснять материал удалось в течение одного лета 1968 года, работа шла тяжело – сценарий часто переписывался, а сцены переснимались. Киноактер Деннис Хоппер придерживался бунтарских идей французских экспериментаторов и был новичком в режиссуре. Во время съемок он много пил и употреблял наркотики. От него не отставали другие участники съемочной группы.

Эффект реалистичности психоделического трипа был вызван курением марихуаны на съемочной площадке. Но все же под видом кокаина, по свидетельствам очевидцев, использовалась сахарная пудра. Порой Хоппер демонстрировал потрясающую изобретательность. Так случилось, что дорогостоящая пленка с отснятым материалом оказалось засвеченной. На покупку новой не было денег. Тогда Хоппер решил использовать ее в изображении сцен кислотного трипа. Сцены «засвеченных» наркотических видений были находчиво дополнены психоделическим саундтреком.

В фильме звучит популярная рок-музыка шестидесятых: The Jimi Hendrix Experience, Steppenwolf, The Byrds, The Band и Боб Дилан. Премьера состоялась на Каннском фестивале. Хоппер был удостоен приза за лучший дебют. А еще молодой Джек Николсон был впервые номинирован на «Оскар».

Один из знаменитых диалогов «Ездока»:

– Они боятся не вас. Они боятся того, что вы представляете.

– Эй, чувак, все, что мы представляем для них, это парней, которым требуется стрижка.

– О нет! То, что вы для них представляете – это свобода.

«Беспечный ездок» характеризует дух шестидесятых, основанный на идеалах свободы, мечты и борьбы. Уайетт (Питер Фонда) устремляется к намеченной цели вместе со своим другом, настоящим калифорнийским хиппи, Билли (Деннис Хоппер). Как и многие другие, эти двое друзей отправились в путешествие, чтобы открыть для себя настоящую Америку. Финансируют поездку мексиканские наркодилеры, чей товар они подвязались доставить до места. Герои отправляются к заветной цели, на луизианский фестиваль Mardi gras, на юг Америки, на двух модных и резвых чоперах, с баками набитыми долларами от продажи кокаина.

Классическим прообразом и истоком социально-философского роуд муви, сформировавшего мировоззрение поколения битников, а затем и хиппи, можно считать роман Джека Керуака «В дороге». Но в отличие от романа, который сосредоточен на непростой жизни людей разных страт и профессии в период восстановления Америки после депрессии, выявлении социальных язв и поиске бога – фильм вскрывает антагонизм американского общества, конфликт между реакционным, консервативным классом обывателей и молодым поколением, провозгласившим новые ценности свободы без лицемерия.

Основная идея этого фильма заключается в том, что люди боятся других, непохожих на них, их пугает разница в образах жизни. При этом насильственные действия производятся обычными благоустроенными обывателями. Поэтому картина актуальна до сих пор. Куда бы вы ни пошли, вы встретите массу людей, которые равнодушны к переменам и чувствуют угрозу, исходящую от свободы других и от того, как ее выражают.

«Они могут говорить и говорить об индивидуальной свободе, но как только они видят свободного человека – это пугает их» – поясняет персонаж Джека Николсона, юрист и алкоголик Джордж Хансен. Уайетт и Билли встретили Джорджа в тюрьме, куда их определили после того, как они незаконно присоединились к параду в маленьком городке Луизианы. Слова Джорджа полны трагической иронии. Уже через несколько часов после их произнесения, за выражение этого индивидуализма его избивают до самой смерти.

Фильм привлек широкое внимание потому, что он не приукрашивал образа шестидесятых. Тогда люди не были добры и не всегда совершали благовидные поступки, борясь как за еду, так и за цель в жизни. Картина ломает клише о шестидесятых годах, как о счастливом десятилетии, сосредоточившись на насилии и гневе, которые также имели место в то время. Тема антагонизма в ней звучит эмоционально впечатляюще и правдиво.

Помимо идейного наполнения, картину отличают новаторские подходы в методах и эстетике съемок. Специализация Хоппера, не только как актера, но и в качестве фотографа и арт-директора, стала основанием для создания размытых оригинальных картинок. Он пригласил кинематографиста Ласло Ковача (пережившего советское вторжение в Венгрию в 1956 году и обожавшего американские пейзажи) снимать большую часть экстерьера фильма в естественном освещении. Пример тому выразительная съемка Ковача в динамике, налету, которая продемонстрировала возможности зум-объектива. Немало создателей последующих фильмов пыталось превзойти визуальные эффекты этой прорывной эстетики.

Смелым было и то, что Хоппер избегал прямых сюжетных линий. Вместо этого он долго снимал едущих на мотоциклах персонажей, в то время как, города и поселки, горы и деревья проносились мимо них в непрерывном топографическом потоке. Он говорил своей команде, что хочет, чтобы фильм стал ошеломляющим внутренним опытом, как, например, «Космическая одиссея 2001 года» Стэнли Кубрика, которая вышла за несколько недель до начала съемок «Беспечного ездока». В итоге, четырехчасовой фильм с запутанной, меняющейся во времени структурой, был смонтирован в окончательную более сжатую и связанную полуторачасовую версию, не лишенную поэтического подъема, с быстрыми переходами между воспоминаниями оттуда-сюда, когда моменты во времени связываются словно плетеные нити.

Ольга Власенко

Потери казахстанского кинобизнеса составят 5 млрд тенге

Причиной является временный запрет из-за коронавируса.

13 Март 2020 12:42 3505

Потери казахстанского кинобизнеса составят 5 млрд тенге

Потери казахстанского кинобизнеса из-за временного запрета работы кинотеатров в торгово-развлекательных центрах могут составить 5 млрд тенге. Об этом inbusiness.kz сообщил PR-директор Kinopark & Kinoplexx Theatres Ерлан Бухарбаев.

Напомним, вчера, 12 марта, вице-премьер Ералы Тугжанов сообщил, что кинотеатры в торговых развлекательных центрах временно закроют из-за угрозы распространения коронавируса.

«Этот вопрос непростой был, мы его долго обсуждали. Фактически фильмы у нас идут более часа, поэтому в одном помещении нахождение столько времени будет вызывать определенные вопросы, поэтому мы приняли такое решение», – отметил вице-премьер.

В этот же день кинопрокатчики Казахстана обратились с открытым письмом к премьер-министру страны Аскару Мамину, в котором просят не закрывать кинотеатры. В письме, подписанном десятью представителями сетей и кинотеатров, говорится о том, к чему может привести данное распоряжение. В их числе угроза потери рабочих мест и заработной платы сотрудников кинотеатров более чем для 5000 сотрудников на обозначенный срок; финансовые потери всех организаций, занимающихся прокатом, дистрибуцией, подготовкой премьер новых фильмов, в том числе и казахстанского производства, запланированных на обозначенный указом период, что напрямую скажется на объеме налоговых отчислений в бюджет страны.

«Учитывая, что кинотеатры уже испытывают значительное снижение посещаемости по причине переноса ожидаемых мировых и казахстанских премьер, у кинотеатров возникают проблемы по кредитным обязательствам перед банками, в том числе и в иностранной валюте. Закрытие кинотеатров только усугубляет ситуацию», – говорится в письме.

В целом в Казахстане в 2018 году, по данным комитета по статистике минэкономики, работало более 96 кинотеатров с общим количеством залов в 320 единиц. Так, наибольшее количество кинозалов находится в Алматы – 113, в Нур-Султане – 54, в Карагандинской области – 17, в Шымкенте – 16. Общее число мест в кинозалах по всей стране составляет порядка 47 тысяч. Доход всех кинотеатров от оказанных услуг в 2018 году составил 18,4 млрд тенге. Число проведенных киносеансов около 740 тысяч, из них национальные фильмы – 120 тысяч, зарубежные фильмы – 626 тысяч показов, число проведенных киносеансов для детей – 164 тысячи. Общее число посещений киносеансов составило 17,8 млн человек.

Коммерческий директор сети кинотеатров Chaplin Дмитрий Кириенко также говорит о потенциальных убытках, которые понесет бизнес. По его словам, о постановлении участники рынка узнали из новостей.

«На сегодняшний день у нас на руках нет распоряжения от местных властей о запрете работы кинотеатрах. Поэтому в настоящее время мы ждем официальные документы. Для того чтобы посчитать наши убытки, необходимо понимать юридический статус этого вопроса. Если данная история будет носить характер форс-мажора, возможно, какие-то обязательства мы сможем перенести на неопределенный срок. Если же мы будем продолжать нести все затраты, но при этом не будем работать, это ударит по бизнесу. Так как большая часть кинотеатров несет обязательства перед кредиторами, банками, сотрудниками, арендаторами, поставщиками и дистрибьюторами фильмов. То есть достаточно много постоянных обязательств. К примеру, наша сеть оборачивает порядка трех с половиной миллионов зрителей в год, если учитывать, что март – это один из лучших месяцев в году, на который приходится порядка 14-16% всей годовой выручки, что практически в два раза больше, чем в любом другом месяце, безусловно, потеря прибыли сильно ударит по нам и нашей способности отвечать по своим обязательствам», – подчеркнул Дмитрий Кириенко.

Майра Медеубаева

Адильхан Ержанов: «Я хотел создать крепкий сюжет»

Казахстанский кинорежиссер о фильме «Черный, черный человек».

07 Февраль 2020 08:21 11552

Адильхан Ержанов: «Я хотел создать крепкий сюжет»

В массовый казахстанский прокат вышел фильм Адильхана Ержанова «Черный, черный человек». За свое творение казахстанский режиссер получил «азиатский Оскар» в номинации «Лучший режиссер». В интервью корреспонденту inbusiness.kz Адильхан Ержанов рассказал о том, что стало определяющим для сюжета, почему он не ждет больших сборов в прокате, и готовности казахстанского зрителя к авторскому кино.

– Адильхан, Вы являетесь сосценаристом этого фильма. Почему была выбрана именно эта история? Что вас вдохновило на ее создание?

– Наверное, как и любому кинематографисту, мне нравится Альфред Хичкок и его формула саспенса (Саспенс» (англ. suspense) – беспокойство, приостановка, а латинский глагол suspendere переводится как «подвешивать»). Я всегда мечтал сделать фильм, где саспенс будет определяющим для сюжета. Когда-то я прочитал рассказ американского автора, о человеке, которого собираются линчевать. Мне показались интересными взаимоотношения полицейского и местного жителя, которого пытается защитить шериф. Мне же захотелось немного другой истории, где весь фильм главный герой находится между дилеммой – убивать или нет. Я подумал, что если смогу показать метаморфозу героя, его эволюцию, то выполню свою задачу. А остальное было уже дело техники. При переносе подобного сюжета на наши реалии, естественно, появляется и социальный фон, и какая-то правда жизни. Но изначально у меня не было цели сделать социальную историю, я хотел создать крепкий сюжет.

– В чем уникальность этой кинокартины для Вас, как для режиссера?

– Конечно, подобных сюжетов было много, и я не думаю, что изобрел что-то новое в эстетике. Свою работу оценить сложно, но самое оригинальное, что есть в картине, на мой взгляд, это дуга характера главного героя, его развитие. Все концентрируется на нем. Неотрывно мы следим за тем, как в подробностях, детально меняется его характер. При этом главный герой явно нигде не показывает своих изменений. Все происходит внутри, в подтексте. Сюжет фильма классицистский, с некоторыми нарушениями, но единство места, времени и действия остается. Мы не переключаемся ни на что другое и идем вслед за персонажем.

– В «Ласковом безразличии мира» художественная реальность вкраплена в настоящую жизненную реальность. В детективной истории «Черный, черный человек» также уживаются два этих мира?

– Это более реалистичное по форме кино. Здесь нет той доли условности, которая присутствовала в «Ласковом безразличии мира». Но в самой эстетике фильма есть какой-то намек на то, что фильм является фильмом. В этом смысле есть некий постмодернизм. И, мне кажется, я уже ни в одной работе не смогу избавиться от этого налета условности. Я думаю, любой фильм должен обладать какой-то условностью. Кино без стиля – это не очень интересно.

– Каков бюджет фильма? Он снимался полностью на инвестиции Astana Film Fund или в нем также есть доля участия других финансовых источников?

– Бюджет фильма – $50 тыс., и это полностью инвестиции Astana Film Fund. Мне кажется, это один из самых маленьких бюджетов в нашем казахстанском производстве. Мы выиграли питчинг на Almaty Film Festival и благодаря этому сняли фильм.

– Сколько времени заняло создание фильма?

 Над сценарием я думал очень долго. Первая сценарная наработка была лет пять назад. Это была совсем другая история. Единственный фабульный стержень, который остался, это то что местного дурочка пытаются линчевать. Дальше все развилось в историю о следователе. Где-то за три месяца я доработал сценарий. Снимали фильм в течение месяца, из них 11 съемочных дней. Съемки шли через день. В промежутках готовились и репетировали.

– На какой охват аудитории вы рассчитываете?

– Мне кажется, для аудитории это непривычный жанр. Все-таки зритель, вообще, не очень любит мрачные фильмы, и не только в нашей стране. В той же Италии с американскими фильмами могут конкурировать только солнечные комедии. Если там такая проблема, то нашему зрителю это тем более простительно. «Черный, черный человек» со своими особенностями и может не понравиться большой аудитории, и не собрать бюджет, как настоящие коммерческое кино. Это мой пессимистичный прогноз. Но я надеюсь, что хоть какая-то часть аудитории посмотрит картину. Наш зритель достаточно образован, но, возможно, дело в том, что у нас еще не сформировалась культура просмотра авторского кино. Также база кинотеатров, где показывают такие фильмы.

– По Вашим ожиданиям, сколько картина соберет в прокате? Как Вы считаете, она окупится?

– «Ласковое безразличие мира» собрал смешные деньги, около 200 тысяч тенге. Я думаю, «Черный, черный человек» соберет немного больше. Но это мой пессимистичный прогноз. Я не очень верю, что снял картину, которая станет хитом. Зато верю в то, что те зрители, что посмотрят ее, найдут что-то интересное для себя. Оценить окупаемость фильма смогут только дистрибьютеры, но я думаю, даже бюджет в $50 тыс. будет сложно окупить.

– Кинокартина Сергея Дворцевого «Айка» не окупилась, но получила признание на Каннском кинофестивале и считается одним из шедевров мирового кино. Его можно назвать художником, который занимается творчеством. Сейчас режиссер оказался в сложной ситуации. Фильм не стал кассовым, и у него образовались долги. Вы, наверное, знаете об этой ситуации. Насколько важно, чтобы государство поддерживало подобные авторские фильмы?

– То, что делает Дворцевой, это область культурного кинематографа, произведение искусства, которое должно поддерживаться государством, как музеи, балет. Если такое искусство не будет финансироваться государством, то исчезнет. Во всех странах Европы авторские фильмы финансируются государством.

– В Казахстане создан Государственный фонд национального кино. Как вы считаете будет ли это способствовать развитию казахстанского кинематографа? Насколько он будет эффективен? Казахфильм, например, таким назвать нельзя. По данным счетного комитета, больше половины снятых там фильмов не выходят в прокат.

– По аналогии с европейскими фондами, конечно, это должно способствовать развитию. В таких фондах есть комиссия, отчего возникает какой-то плюрализм мнений. Есть рыночная конкуренция прозрачность, а это всегда хорошо. Фонд работает первый год, и результаты уже есть. Составлен определенный список фильмом. Мы точно знаем, кто финансируется и в каких жанрах. Среди них есть авторское и коммерческое кино. И эта первая ласточка меня радует.

Даже на голливудских студиях, примерно половина фильмов и может быть больше, не видит проката. Это нормальный процесс. Какие-то фильмы оказываются не прокатными, какие-то незавершенными и ждут дофинансирования.

– Поделитесь своими планами. Над чем вы сейчас работаете?

– Я готовлю два проекта. Один на частной студии, один на Казахфильме. Надеюсь, что в конце этого года и начале следующего мы их увидим. Они будут отличаться от того, что я делал раньше. Мне кажется нет смысла делать то, что ты уже сделал, надо пробовать новое.

Мария Галушко, Динара Куатова