/img/tv1.svg
RU KZ
Тарифная тишина: о чем молчат тарифы?

Тарифная тишина: о чем молчат тарифы?

Тарифы на комуслуги для населения сдерживают за счет их увеличения для юрлиц, но последние все чаще отказываются от услуг коммунальных компаний, ища способы снизить затраты.

08:51 26 Январь 2020 9050

Тарифная тишина: о чем молчат тарифы?

Автор:

Татьяна Шестакова

Фото: Татьяна Шестакова

Тарифы на коммунальные услуги в Костанае не повышают тарифы для населения второй год. В то же время тарифы для юрлиц и бюджетных организаций в большинстве своем стабильно растут. По данным на 1 января 2020 года, опубликованным на сайтах коммунальных предприятий Костаная, разница в тарифах для населения, юрлиц и бюджетных организаций огромна.

Стоимость коммунальных услуг в Костанае (тенге)

С нового года стоимость тепловой энергии, по данным коммунальных предприятий, для бюджетных организаций Костаная выросла на 4,6%, питьевой воды и водоотведения – на 32%.

«Сегодня мы держим политику тарифной тишины, при которой в большинстве случаев для населения тарифы остаются без изменений. Для этого мы снижаем затратную часть, лежащую в основе тарифа, проводим дифференциацию тарифов по группам потребителей, выделяя отдельно организации, содержащиеся за счет бюджета. Итого за 2019 год за счет снижения тарифов по обратившимся субъектам естественных монополий экономический эффект составил 4,5 млрд тенге. В 2018 году этот же эффект составил 382,7 млн тенге», – сказал руководитель департамента по регулированию естественных монополий и защите конкуренции МНЭ РК по Костанайской области Акан Ташпанов.

Показательным стал 2019 год, когда по поручению президента Нурсултана Назарбаева были снижены тарифы на коммунальные услуги для населения. Отсюда и огромная озвученная г-ном Ташпановым сумма по экономии на оплату коммунальных услуг. К этим деньгам можно добавить и 80 временных компенсирующих тарифов на общую сумму 647 млн тенге, которые ввели в 2019 году. В сравнении с 2018 годом эта цифра увеличилась на 66% с 388 млн тенге. Все это деньги, неполученные коммунальными предприятиями в виде платежей за услуги.

С 1 февраля ожидается увеличение стоимости электроэнергии на 5% из-за роста тарифов электростанций и энергопередающих организаций, утвержденных приказом министра энергетики РК. В ТОО «Костанайский ЭнергоЦентр» (КЭЦ), которое и вышло с уведомлением о повышении тарифа, рассказали, что с 2018 года уполномоченным органом из тарифа была убрана статья – прибыль. Это, как оказалось – один из способов сдерживания тарифа. В данном случае с повышением для костанайского предприятия также не предусмотрено увеличение затрат на содержание компании. Более того, в КЭЦ отметили, что платят электростанциям и передающим организациям по новым тарифам с октября 2019 года, хотя тариф костанайского монополиста лишь планируют увеличить. 

За чей счет экономим

Важно, что в 2016 году в Казахстане были приняты предельные долгосрочные тарифы. Их задачей, по словам специалистов, было обеспечение притока инвестиций в коммунальные предприятия за счет гарантированного планового ежегодного повышения. Именно предельные тарифы сделали возможным подписание договоров с Европейским банком реконструкции и развития о модернизации в городах республики сетей водо-, тепло снабжения, а также водоотведения.

В Костанайской области, по данным управления энергетики и коммунального хозяйства региона, такие договоры заключили ГКП «Костанай-Су» и КГП «Костанайская теплоэнергетическая компания» (КТЭК). Сумма кредитного договора с теплокомпанией составила 6,4 млрд тенге, с водоканалом – 4,2 млрд тенге. В этих суммах «сидит» софинансирование из республиканского бюджета – 3,6 млрд тенге. Половину бюджетных средств костанайские коммунальщики так и не увидели. Денег в области уже не ждут. Не были исполнены государством и гарантии в отношении предельных тарифов в части их роста: стоимость услуг на запланированном уровне не повышалась уже два года.

Несмотря на это, теплокомпания планирует завершить запланированные в рамках соглашения проекты, чтобы избежать введения компенсирующего тарифа. В антимонопольном ведомстве подтвердили, что такие санкции возможны, в случае неисполнения КТЭКом договорных обязательств.

«У нас невыбранной остались 806 млн тенге. В этом году планируем завершить работы по шести начатым в 2019-м проектам на 3,3 млрд тенге. Также запланировали начало реализации оставшихся пяти на общую сумму 1,4 млрд тенге. Работать будем за счет собственных средств и средств банка. Нам в любом случае надо их закончить», – отметил директор КГП «КТЭК» Аскар Бекпаганбетов.

Руководитель теплокомпании рассказал, что даже, несмотря на дороговизну проектов, их реализация стратегически важна для компании. Даже те проекты, что уже завершены, дали ощутимый экономический эффект. Компания снизила затраты на третий и четвертый годы реализации проекта почти на 400 млн тенге, потребление топлива сократилось на 8,3 млн кубов, износ основных средств сократился с 75 до 50%.

«Мы пытаемся какие-то затраты забрать на себя. Вот замена котельной №7 на новую модульную обошлась в 122 млн тенге. Если возьмете госэкспертизу, то там 130 млн тенге. Это первый раз, как мы полезли туда. Дальше замена сетевых насосов 338 госэкспертизе, подрядчику 302. Бойлерную группу изготавливали. Было вообще 201 млн, обошлось 161 млн тенге. Система деаэрации питьевой воды по госэкспертизе 265 млн тенге, мы реализовали проект за 165 млн тенге. Мы использовали свои ресурсы и возможности снижения цены по госзакупкам. Оборудование везде стоит такое, как и было запланировано», – отметил г-н Бекпаганбетов.

«Единственный для нас шанс продолжать стабильно работать – не допускать перерасхода средств по каждой статье тарифа. Этот год тоже пройдем, если не будет подниматься цена газа», – резюмировал глава теплокомпании.

Нужно признать, что с началом работы в условиях кредитного договора с ЕБРР теплокомпания смогла сократить внутренние издержки и уже несколько лет работает без убытков.

В ГКП «Костанай-Су» ситуация проще. Руководитель предприятия отметил, что сегодня на уровне республики обсуждается возможность отказа от продолжения работы по договору. В данное время идет обсуждение и согласование документов в различных инстанциях.

«Так как мы два года уже не повышаем тариф, то нами было принято решение снизить число мероприятий, которые реализуем в рамках договора с ЕБРР. Если раньше планировали взять 2,4 млрд тенге и сделать 15 мероприятий, то сделаем только 10 мероприятий и сумма снизится на 571 млн тенге. Кредит будет 1,8 млрд тенге», – рассказал директор ГКП Еркебулан Файзулаев.

В то же время руководство предприятия нашло свой способ реализовать запланированные в рамках договора проекты с помощью госпрограмм.

«Мы снизили свою инвестпрограмму в 2019 году с 920 до 600 млн тенге, но получили мощную поддержку в рамках программы развития регионов. Освоили 1,2 млрд тенге. В этом году ожидаем 1,7 млрд тенге освоить. В целом эта программа позволит нам поменять до 60 км сетей на сумму около 10 млрд тенге», – добавил глава горводоканала.

Мы их теряем

Ситуация с неравномерным для всех категорий потребителей ростом тарифов вызвала реакцию со стороны предпринимателей. Коммунальные предприятия заговорили о снижении базы юрлиц, как по количеству, так и по объемам потребления.

«Наш тариф для юрлиц очень высокий и кроме нас на территории области работает 17 энергоснабжающих компаний. И только три из них работают с физлицами, остальные с юрлицами. Соответственно свой тариф они опускают, делая его более выгодным для потребителя, так как они не регулируются уполномоченным органом. Соответственно юрлица сами вправе выбирать, где ему обслуживаться. КГП «Костанай-Су» ушел о нас с 1 января 2020 года – 20 млн кВт часов в год», – описала ситуацию генеральный директор ТОО «Костанайский ЭнергоЦентр» Анаргуль Ускенбаева.

В самом горводоканале также говорят, что юрлица снижают объемы потребления, хотя их количество незначительно, но увеличивается. За год добавились две бюджетные организации и еще 12 других юридических лиц.

Объемы потребления услуг водоснабжения и водоотведения юрлицами в Костанае (млн м3)

 

«Надо учитывать, что 70% объема реализации идет населению. За счет бюджета и юрлиц эти объемы пытаемся покрыть, но по юрлицам наблюдаем снижение потребления где-то на 10%», – пояснили в водоканале.

В теплокомпании также признают, что потребление со стороны юрлиц снижается, уменьшается здесь и само количество абонентов этой категории. Тенденция роста потребителей из числа физлиц стабильна для всех. Свою роль играет и активное жилищное строительство, которое ведут в Костанае.

Сами предприниматели говорят, что все экономят часто за счет установки экономичного в плане потребления коммунальных услуг оборудования, а также перехода на возобновляемые источники энергии. В любом случае повышение тарифов для юрлиц ложится на плечи все тех же физлиц, которые приобретают предлагаемые товары и услуги.

На контроле в департаменте комитета по регулированию естественных монополий и защите конкуренции находится 90 предприятий, оказывающих регулируемые услуги. В их числе 36 теплокомпаний, 77 водоканалов, 10 энергоснабжающих организаций. В прошлом году монополисты подали 155 заявок на изменение тарифа. Отказы со стороны уполномоченного органа вызывают возмущения монополистов. Сегодня в департаменте заговорили о создании специальной межведомственной комиссии, которая будет оценивать эффективность принимаемых мер по сдерживанию роста тарифов.

Татьяна Шестакова

Почему повышаются тарифы на электроэнергию?

Телемарафон в прямом эфире ATAMEKEN BUSINESS.

24 Июль 2020 10:28 6169

Фото: Максим Морозов

Как повышение тарифов на электроэнергию отразится на бизнесе?

С 1 июля в Казахстане скорректированы предельные тарифы энергопроизводящих организаций, их рост, согласно прогнозу, составит в среднем 16% по стране.

У 34 энергопроизводящих организаций тариф увеличен, у девяти сохранен на прежнем уровне, у одной организации снижен. Решение скорректировать тарифы объяснялось «независящими от энергопроизводящих организаций» причинами: ростом затрат на приобретение топлива, объемы электрической энергии из возобновляемых источников, обязательными платежами в бюджет и услугами системного оператора.

«Также это связано с новой методологией расчета фиксированной прибыли», – добавляет заместитель директора департамента экономики и тарифообразования НПП «Атамекен» Саид Алимбаев.

Покупаем дорого, продаем дешево

«Я долгие годы занимаюсь тарифом, в нашей области в том числе, являюсь членом комиссии по тарифам», – присоединился к обсуждению предприниматель из Карагандинской области Николай Абт.

Он напомнил, что в 2013 году была принята инвестиционная программа «Тариф в обмен на инвестиции». «Станциям, у которых тариф был в пределах 3,5 тенге, у кого-то чуть больше, у кого-то – чуть меньше, сделали тариф в два, а кому-то и в три раза больше. Взамен они должны были инвестировать в капремонт. Наша ТЭЦ-3, например, за это время построила новый котел, запустила новую турбину», – говорит спикер.

По его словам, какие-то организации выполнили программу, какие-то – нет. «В 2018 году программа закончилась, и все должны были вернуться к прежним тарифам, но министерство не проконтролировало этот вопрос, и они проработали с повышенным тарифом до 2019 года. Мы обратились в Генпрокуратуру, к президенту страны. В итоге тарифы снизили, но в среднем до 6 тенге. Сейчас поднимают на 20%, насколько это связано с подорожанием угля или каких-то составляющих – непонятно», – отмечает собеседник.

Ведущий телемарафона Данил Москаленко зачитал сообщение от минэнерго: «В 2019 году из-за износа мощностей, недостаточной маневренности и многочисленных аварийных ситуаций Казахстан вынужденно закупил услуги по регулировке электрических мощностей у соседних стран более чем на 8 млрд тенге, что в конечном счете оказывает отрицательное влияние на тариф для казахстанцев».

В ответ на это Николай Абт напомнил, что на северо-востоке Казахстана образуется излишек электроэнергии, его продают в Россию, там электроэнергия стоит дороже, чем у нас, но мы продаем всего по 4 тенге. А в западных регионах Казахстана, где, наоборот, есть дефицит, электроэнергию закупают в России, но «почему-то по 20 тенге».

«Сейчас нам предлагают энергию (на внутреннем рынке. – Ред.) по 7 тенге, хотя реальная себестоимость ее на станциях – 3 тенге, 3,5 тенге, 2,8 тенге», – говорит собеседник.

Зимой расходы вырастут еще

Заместитель директора Палаты предпринимателей г. Шымкент Кайрат Акенов рассказал, что в городе есть основная энергоснабжающая организация (не считая той организации, которая поставляет электроэнергию в индустриальные зоны), обеспечивающая потребителей. Ее тариф сейчас – 27,70 тенге без НДС. Его планируют повысить до 30,39 тенге, это проект, он на стадии защиты. Обоснование – по причинам повышения тарифов энергопроизводящих компаний от 12% до 25%.

«В городе Шымкент официально действующих субъектов предпринимательства – более 70 тыс. Из-за повышения тарифов может пострадать большинство из них. Я созванивался с рестораном, в летний период он потребляет примерно 30 тыс. кВт∙ч, оплата в месяц – 800 тыс. тенге. Но это с учетом того, что пока работают только летники. Зимой ресторан будет отапливаться, расходы вырастут до 1,5 млн тенге», – рассказал собеседник.

Как снизить тарифы и не вызвать риски

«Конечная цена для потребителя складывается из предельного тарифа энергопроизводящих организаций, тарифа на передачу электроэнергии и снабженческой надбавки. Поэтому изменение тарифа при производстве по цепочке вносит свой вклад в изменение конечной цены для потребителя по разным регионам», – поясняет представитель НПП «Атамекен» Саид Алимбаев.

Он рассказывает, что проект приказа по корректировке предельных тарифов на электроэнергию поступал на рассмотрение в Нацпалату, после чего Нацпалата отметила, что рост предельных тарифов повлечет за собой повышение конечной цены на электроэнергию и также окажет мультипликативный эффект на другие тарифы – на тепло- и водоснабжение.

«Естественно, это вызовет рост затрат предпринимателей, малого и среднего бизнеса – в первую очередь», – комментирует спикер.

По его словам, НПП предложила провести расчеты конечных тарифов и цен, проанализировать, как изменение предельных тарифов на электроэнергию, отразится на стоимости для конечных потребителей. На заключение Нацпалаты минэнерго направило ответ: в настоящее время миннацэкономики проводит расчеты конечных цен на электроэнергию по группам потребителей с учетом влияния увеличения тарифов энергопроизводящих организаций во втором полугодии.

«Ситуация усугубляется перекрестным субсидированием тарифов для населения за счет тарифов для юридических лиц. Поэтому одно из основных наших предложений – разработка мер по уменьшению этой разницы с учетом необходимости принятия мер адресной поддержки социально уязвимых слоев населения», – говорит Саид Алимбаев.

Также, по его словам, Комитет по регулированию естественных монополий рассматривает варианты снижения сумм инвестиционных программ с указанием мероприятий, подлежащих исключению или переносу на следующий год. «Но это вызывает риски ухудшения экономики самих субъектов естественных монополий и риски ухудшения качества и надежности предоставляемых регулируемых услуг», – отмечает спикер.

Слишком много забирают посредники

Саид Алимбаев поясняет, что законодательство в области электроэнергетики и сам «профильный» закон предполагает утверждение предельного тарифа энергопроизводящих организаций на семь лет, но при необходимости корректируется, что заложено в правилах утверждения предельного тарифа на электрическую энергию. «То есть в соответствии с законодательством минэнерго производит корректировку предельных тарифов. Вместе с тем в законе нет ограничений на количество корректировок», – продолжает эксперт.

«А может быть, нам стоит внести законодательную поправку, которая жесткие меры пропишет?» – задал вопрос Данил Москаленко.

«Никаких законодательных изменений делать не надо, надо просто соблюдать те законы, которые сегодня существуют», – ответил Николай Абт.

Свою мысль он пояснил так. В Алматы и для населения, и для юридических лиц, и для бюджетных организаций электроэнергия стоит 17 тенге. В Караганде некоторые юрлица, причем даже не производственные компании, получают электроэнергию по 4 тенге, а бюджетные организации – детские сады, школы – по 40 тенге. В законе о бюджете сказано: запрещена дотация из бюджета частных компаний. Разница в тарифах – это «скрытая дотация», хищение бюджетных средств. «По-другому мы это не понимаем», – делится мнением предприниматель.

Он считает, что нужно демонополизировать рынок, вводить рыночные рычаги. «В мировой практике генерирующие станции получают 70% от продажной цены, 30% получают все посредники, которые доставляют электроэнергию до потребителей. У нас: 7 тенге – средняя цена генерирующих станций, это новая цена с учетом повышения. А мы, юрлица, платим 24 тенге без НДС. То есть посредники забирают всю основную маржу, там и станциям не достается», – обрисовывает положение вещей спикер.

Скачки тарифов – шок для бизнеса

Исполнительный директор казахстанской ассоциации производителей цемента и бетона «QazCem» Ербол Акымбаев отметил, что повышение тарифов, конечно, оказало негативный эффект на предприятия отрасли, потому что в себестоимости продукции – цемента – электричество занимает от 20% до 30%.

«Но говорить однозначно о том, что повышения не должно быть, мы не можем. По многим причинам. Прежде всего, потому что казахстанской экономике, промышленности нужна своя энергетика. Если не будем ее поддерживать, то просто останемся без энергии, без чего не может быть ни промышленности, ни эконмического развития», – отмечает спикер.

Вместе с тем, отмечает он, единовременное повышение тарифа, а скачок в зависимости от региона был от 15% до 27%, произвело шоковый эффект. «Мы не были готовы. Считаем, что правильнее было бы планомерное поднятие тарифов. Например, на 2-3% в год. Чтобы предприятия могли моделировать свои бюджеты на год, предвидеть такие расходы. Никто никогда не может предвидеть увеличение расходов из-за повышения тарифов на 20-30%», – говорит Ербол Акымбаев.

Кроме того, по его словам, в отрасли есть международные инвесторы, для которых скачок тарифов тоже становится неожиданным фактором.

«Мы как отрасль, бизнес, промышленность хотим знать, будут ли поднимать тарифы ежегодно на 20%, или их будут увеличивать раз в пять лет, раз в три года. Мы хотим получать от правительства, от министерства энергетики четкий план по тарифам на последующие годы, чтобы мы могли строить свои бюджеты, реализовывать инвестпроекты, планы по развитию и не попадать под удар», – говорит представитель цементной отрасли.

Потребление нужно перераспределить

Предприниматель из Актобе Аскар Мамырбаев обратил внимание на деталь, которая, на его взгляд, выпала из общего поля зрения.

«Основная причина роста стоимости электроэнергии – активное внедрение ВИЭ. Цена на такую энергию высокая, ее вынуждены покупать централизованно, а потом распределять среди всего населения и промышленных предприятий», – говорит собеседник.

Он указывает на то, что в западном Казахстане много недропользователей, есть металлургические комбинаты, нефтехимические комплексы, которые построили собственные газотурбинные электростанции. «Используя дешевый газ и получая относительно дешевую электроэнергию, они практически отсоединились от системы, не получают дорогую энергию, как население и МСБ», – говорит участник телемарафона.

По его словам, ВИЭ внедряли потому, что Казахстан обязался снижать промышленные выбросы. «Я считаю, что в правила реализации электроэнергии, которые разработало правительство, необходимо внести изменения, обязать в первую очередь недропользователей потреблять дорогую электроэнергию от ВИЭ, а вырабатываемую ими дешевую электроэнергию, наоборот, отдавать населению и МСБ. В нашем регионе бюджетные организации получают электроэнергию почти по 20 тенге без НДС, а те, кто свою электроэнергию вырабатывают, – по 5-6 тенге. Надо вынести этот вопрос на отдельное рассмотрение», – считает участник телемарафона.

Компании, имеющие частные газотурбинные станции, являются условными потребителями и покупают электроэнергию ВИЭ от Расчетно-финансового центра. Но Аскар Мамырбаев считает, что закупаемые ими 100 млн кВт∙ч в год (столько можно получить только от одной газотурбинной станции мощностью 10 МВт) слишком мало относительно уже имеющихся мощностей газотурбинных станций – 2000 МВт. «Вот в чем разница, на все 2000 надо «раскидать», вот тогда будет эффект. Это позволит снизить тарифы», – уверен он.

Все предложения необходимо рассмотреть

«По мнению бизнеса, особое значение имеют стабильность и прогнозируемость тарифов. Но мы видим объективные причины – курсовые колебания, инфляцию, это оказывает влияние, поэтому тарифы пересматриваются и корректируются. Предприниматель из Актобе озвучивал свое предложение на заседании совета по тарифам при НПП. Все предложения, полагаю, необходимо еще раз обсудить и с предпринимателями, и с членами совета по тарифам», – резюмировал заместитель директора департамента экономики и тарифообразования НПП «Атамекен» Саид Алимбаев.

«Бизнес & государство» – совместный проект телеканала ATAMEKEN BUSINESS и НПП «Атамекен». К обсуждению актуальных проблем приглашаются представители различных отраслей бизнеса, Нацпалаты, госорганов. Проект выходит в эфир с апреля.

Елена Тумашова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Энергопередающая организация Экибастуза заявляет о возможных убытках

Антимонопольное ведомство утвердило понижающий тариф.

13 Февраль 2020 15:14 1418

Фото: Максим Морозов

С 1 марта экибастузское ТОО «Энергоуправление» будет осуществлять транспортировку электроэнергии своим потребителям по новому утвержденному тарифу – 2,29 тенге за кВт*час. Такую цифру утвердил Павлодарский областной департамент комитета по регулированию естественных монополий (КРЕМ). До этого тариф составлял 3,71 тенге.

По мнению директора предприятия Раисы Гайнулиной, озвученному inbusness.kz, возникает ощущение, что идет  подрыв экономики предприятия.

«Или рейдерский захват хотят сделать. Такое ощущение, что мы вернулись в 1990-е годы», – отметил руководитель.

ТОО «Энергоуправление» относится  к среднему бизнесу, здесь трудится около 250 человек. Предприятие оказывает услуги по передаче и распределению электроэнергии потребителям.

«В прошлом году наш тариф составлял 3,86 тенге за кВт*ч, когда был брошен клич о его снижении, мы это сделали – 3,71 тенге. В связи с увеличением объема производства, а у нас появился новый потребитель, мы сочли возможным снизить расценку до 3,20 тенге за кВт*ч, соответствующая заявка была подана, слушания проведены, но нам утвердили иную цифру без объяснений», – говорит Раис Гайнулин.

По словам руководителя предприятия, антимонопольное ведомство предусмотрело в тарифе нулевую прибыль. 

«У нас рыночная экономика. Мы оставили себе прибыль в тарифе, так как летом ряд угольных предприятий останавливают добычу ввиду отсутствия рынка сбыта. В этом случае мы за счет чего должны зарплату выплачивать? С такими же цифрами я должен порезать зарплату в два раза. При этом нашему соседу  – «Горэлектросети», работающей с населением,  тариф подняли до 4,30 тенге за кВт*ч. Такое ощущение, что кто-то ждет нашего банкротства», – делает вывод руководитель.

Средняя заработная плата в энергетической отрасли составляет 188 тыс. тенге. В ТОО «Энергоуправление» – 168 тыс. тенге.

«Зарплата в тарифе составляет более 20%. Остальное – содержание сетей. Заявку на ремонт сохранили. Срезали зарплату в два раза, и прибыль поставили по нулям. Как так можно работать?» – задается вопросом представитель бизнеса.

Как сообщил inbusness.kz представитель областного департамента Александр Фида, существует методика расчета тарифов: затраты делятся на объем услуг.

«У предприятия вырос объем услуг, соответственно, снизился тариф. Мы приветствуем прибыльность предприятия в иной деятельности, которую они могут оказывать. Но что касается регулируемой деятельности, можем ограничивать, такое право имеется», – отметил  собеседник.

При этом уточнил, что тариф – величина прогнозная. Субъект его может предложить пересмотреть, если для этого будут предпосылки. Все зависит от финансово-хозяйственной деятельности.

Марина Попова