/img/tv1.svg
RU KZ
Туризм с характером

Туризм с характером

Договоренности туроператоров с районными властями об открытии туристических маршрутов нередко остаются на бумаге: акиматы не воспринимают эту отрасль всерьез.

08:39 23 Июнь 2020 10888

Туризм с характером

Автор:

Татьяна Шестакова

Фото: Татьяна Шестакова

За последние 10-15 лет в Костанайской области было разработано несколько концепций по развитию туристической отрасли, а в конце 2017-го презентован соответствующий мастер-план. Документ оговорил направления работы и возможные затраты на развитие отрасли. Деньги предусматривали исключительно на проведение инфотуров и популяризацию внутреннего туризма. Тогда же власти на уровне области подчеркнули, что вкладывать в этот сектор экономики бюджетные средства никто не будет. В частности, речь шла о развитии инфраструктуры: гостиницы, дороги, места отдыха и т. д. Вот только практика показала, что в некоторых случаях были сделаны исключения. Правда, общая тенденция показывает, что на местах туризм, как источник дохода для предпринимателя и налоговых поступлений в бюджет, никто не рассматривает. Даже в тех случаях, когда альтернативы практически нет.

Об исключении из правил

Первые организованные туры по принципу «все включено» в Костанайской области были разработаны для посещения Наурзумского заповедника. Начинали с нескольких групп в год, когда людей везли на цветение тюльпанов по разбитой дороге. Тогда отзывы были самые разные, от восторженных до гневных. Кого-то не устраивал сервис в кафе в поселке Караменды – райцентре Наурзумского района, откуда, собственно, и стартовали экскурсии. Часть посетителей была недовольна плотностью цветочного покрова или высотой тюльпанов, ожидая поля по типу голландских. Однако спустя всего четыре года туры в заповедник вышли за пределы майского цветения. И речь уже идет о нескольких группах в месяц в течение всего весенне-летнего сезона. Люди едут смотреть птиц, заповедных животных, гулять по сосновому бору.

Директор Наурзумского заповедника Дулат Койлыбаев рассказал, что на деньги, заработанные на туристах, они уже купили новую юрту и планируют запускать конные экскурсии. Обсуждается и вопрос покупки велосипедов для прогулок по местным тропам. В этом году уже смогли отработать с группой, которая приехала не на световой день, а с ночевкой. И это не индивидуальные туристы или ученые, а организованные группы из числа жителей области. Все они купили путевки в турагентствах.

Плодотворное сотрудничество туроператора, который разрабатывает экскурсионные маршруты по области, и руководства Наурзумского заповедника привело к тому, что дорогу от трассы Аулиеколь – Аман-Тогай до райцентра Наурзумского района отремонтировали. В самом поселке Караменды повысился сервис в гостиницах, кафе и ресторанах, с которыми работают туроператоры. То есть вокруг экскурсий в заповедник растет бизнес. Планируемые к открытию конные и велосипедные маршруты – это потенциально дополнительная занятость для местного населения. Власти района это понимают и уже готовы предоставить землю под размещение палаточного лагеря, если бизнес и заповедник договорятся. А речь о таковом уже идет.

Однако пока такой пример взаимодействия в Костанайской области чуть ли не единственный. С момента принятия мастер-плана по развитию туристской отрасли на 2018-2022 годы на карте региона практически не появилось значимых турмаршрутов. Исключением можно назвать экскурсии на верблюжью ферму в районе Беимбета Майлина, а также «Тихую охоту» за ягодами и грибами, которую костанайцы ведут на территории Аулиекольского района.

В текущем году регион, по всей видимости, в связи с пандемией коронавирусной инфекции останется без туристической выставки и инфотура для туристских отечественных и иностранных туристских организаций. Деньги на эти два мероприятия, согласно плану госзакупок, размещенному на сайте goszakup.gov.kz, предусмотрены были. А вот сами конкурсы до сих пор не объявили, хотя сделать это должны были еще в марте. В общей сложности на эти цели из областного бюджета было предусмотрено около 3,5 млн тенге. Не объявлены запланированные конкурсы по изданию различных буклетов, аренде информационных киосков, с помощью которых также можно было бы продвигать идею развития внутреннего туризма.

Печальная тенденция

Южные районы области остаются практически недоступными для организованного туриста. Хотя именно здесь сосредоточены сакральные и исторические объекты, соленые озера, термальные источники, минеральные родники. Из более или менее освоенного можно говорить лишь об охотничьем туризме и рыболовстве. Но это либо дикий туризм, когда костанайские рыболовы берут путевки и на собственном высокопроходимом транспорте едут глубоко в степи, либо охотхозяйства, ориентированные на иностранного туриста, который приносит немалые деньги.

Если же говорить о внутреннем краеведческом либо оздоровительном туризме, то инфраструктуры нет. Речь об отсутствии асфальтированных либо грунтовых, но доступных для проезда легкового транспорта или автобусов дорог. Практически нигде нет указателей, за исключением перечня части сакральных мест. Можно сказать и об отсутствии оборудованных стоянок для отдыха, однако в отсутствие банальных туалетов вдоль большей части дорог области это требование кажется завышенным.

Так дела обстоят в Джангельдинском районе, на территории которого расположены термальные источники, известные в определенном кругу людей как лечебные. Здесь же находится уникальное соленое озеро Акколь, немало памятников культуры и сакральных объектов. Работает целый комплекс уникальных музеев. Например, вблизи поселка Акколь, неподалеку от одноименного соленого озера, стоит дом, где родился Ахмет Байтурсынов. Вернее, полуразрушенное строение. Но это вы узнаете, если найдете хорошего проводника, потому что указателей нет, а на картах это место не обозначено.

Термальный источник Ыстық су можно найти по вышке, которая стоит прямо над горячим ключом. Спасает лишь то, что дорога от райцентра Джангельдинского района – Торгая – до села Акколь одна и заблудиться здесь трудно.

Но территория источника требует капитальной уборки. Несмотря на его растущую популярность среди местного населения и диких туристов, здесь нет контейнера для мусора или видимой выгребной ямы. Возле источника валяются бутылки, обломки веток, старая полиэтиленовая пленка. Здесь же стоит старая ванна, куда набирают воду, температура которой около 70 градусов по Цельсию, ждут, пока та немного остынет, и садятся в емкость «лечиться».

Местные жители за источником не ухаживают, хотя до поселка Акколь отсюда около 13-15 километров. Представитель туроператора – разработчика туров по Костанайской области Гульмира Капенова отметила, что на такой объект туриста привозить нельзя. Хотя здесь уже должен стоять гостевой дом. Три года назад между туроператором и акимом района был подписан меморандум. В рамках этого документа предприниматель обязался обеспечить поток людей на термальный источник, власти – построить гостевой дом. Но его нет, появился лишь мусор. Хотя в рамках того же мастер-плана по развитию туристской отрасли в 2018 году на уровне области озвучивали планы по строительству целого мини-санатория.

«Здесь своя экосистема, свой внутренний мир. Никто не собирается его ломать. Люди, напротив, едут посмотреть чужие устои, чужой быт. Это я вам говорю, как специалист по туризму. Природа подарила району столько авансов для развития. Но нужно готовить гидов, нужны старожилы, которые знают, как проехать и как пройти к тому или иному объекту. Мимо дома Ахмета Байтурсынова проехали, и никто нам про него не сказал. Хотя мы могли его сфотографировать и внести в маршрут. Гостиница для райцентра весьма неплохая, но есть персонал, который не здоровается», – озвучила свои впечатления представитель туроператора Гульмира Капенова.

В акимате Джангельдинского района на вопросы о развитии туристской отрасли большей частью молчат либо говорят, что у них нет инвесторов. Заместитель акима района Динмуханбет Бидашев именно так аргументировал бездействие властей. За 2,5 года действия мастер-плана по развитию туризма в районе не появилась даже сезонная инфраструктура, а это значит, что на туристах здесь не зарабатывают.

Степной нюанс

Особого внимания, по мнению специалистов туротрасли, требует озеро Қаратұз. Старожилы считают, что оно целебное, лечит суставы и помогает от давления. Вы удивитесь, но термальный источник, дом Ахмета Байтурсынова и соленое озеро находятся друг от друга в паре десятков километров. Для степи – расстояние небольшое. По пути успеете налюбоваться на степных орлов, сусликов и других грызунов. Не забудьте посмотреть на небо. Оно в Торгайских степях невероятное.

Найти озеро Қаратұз непросто. Лучше ехать по спутнику или в сопровождении знающих дорогу людей. Оно появится из-за холма белым пятном и уже не исчезнет. В акимате района сказали, что дорога туда только одна – через поселок Акколь. На картах в Сети этот населенный пункт значится, как Zban (Збан). Это старое название поселка. В 30 километрах от него круглая линза соленого озера. Она на космических снимках абсолютно белая. В реальности – белоснежная настолько, что слепит глаза. Невероятное наслаждение просто сидеть и смотреть на это чудо природы.

Но, если решите ступить на его поверхность или искупаться, ни в коем случае не забудьте прихватить с собой много-много пресной воды. Пригодится.

Побывавшие на Мертвом море говорят, что видят сходство. На Қаратұзе в толще соли то там, то тут видны провалы – своего рода мини-бассейны. Одни неизвестной глубины, другие – как чаши, выстланные все той же солью. То, что она «бывшеморская», говорят и историки, и геологи, подтверждающие, что Тургайский прогиб когда-то был морем.

Предприниматель, побывав на берегу этого озера, тут же поймет, как здесь можно заработать. Самое первое – душ с пресной водой. Соль здесь довольно агрессивная и начинает печь, едва вы нанесли ее на тело. До ближайшего источника пресной воды около 30-40 минут на автомобиле высокой проходимости, или около 30 километров. Второй вариант заработка – продажа кумыса или любых других напитков. В списке также скамейки, зонты от солнца, специальные приспособления для спуска в воду и выхода из нее – соль весьма твердая, и о нее легко пораниться. Все это не требует капитальных затрат, но даст возможность зарабатывать. Даже в рабочий день на берегу озера были люди.

По мнению специалистов туристской отрасли, озеро Қаратұз вблизи одноименного поселка Джангельдинского района могло бы стать центром притяжения туристов. При этом ни в одном плане или документе по развитию туристической отрасли этот объект не значится. Нет его ни в списке достопримечательностей области, ни на карте туристских маршрутов, что размещены на сайте управления предпринимательства и индустриально-инновационного развития Костанайской области. Власти района называют озеро бесхозным.

Промышленных предприятий в Джангельдинском районе нет, растениеводство развито слабо из-за низкого плодородия почвы. Главный сектор экономики – животноводство. Субвенционность района составляет 93%. При этом власти говорят о туристах как о посетителях местных музеев, которые, безусловно, достойны внимания. Однако специалисты от туротрасли акцент делают на том, что привлекать людей нужно и природой, а также добрым расположением и хоть каким-то сервисом, пусть даже при откровенно плохих дорогах и отсутствии пятизвездочных отелей. И в этом смысле банальные туалеты у дорог, а также бережное отношение к природе со стороны местных жителей могут стать первыми шагами к успеху.

P. S. Тем не менее бесперспективной туристскую отрасль в Костанайской области назвать нельзя. Появление экскурсий на верблюжью ферму и пасеку можно расценивать как интерес бизнеса к доходу от непрофильной деятельности. Предприниматели видят в этом секторе экономики реальную перспективу и готовы сотрудничать с туроператорами, получая не только собственно прибыль, но и продвигая свои интересы: популяризируя среди людей свою продукцию и получая все новых и новых потребителей. Сами же специалисты отрасли говорят, что, приучив туриста уважать и любить родной край, мы сможем привлечь к нам туристов. А пока будем приучать, обкатаем программы отдыха, маршруты и даже инфраструктурой обзаведемся.

Татьяна Шестакова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Материалы по теме: