DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 324,92 Brent 36,55
Ученый предложил новый подход к оценке экономического состояния стран

Ученый предложил новый подход к оценке экономического состояния стран

По мнению профессора Артуро Бриса, по вычислению ВВП и наблюдению за его динамикой уже нельзя в полной мере судить о реальном благосостоянии людей.

28 Февраль 2019 16:33 9197

Ученый предложил новый подход к оценке экономического состояния стран

Автор:

Сара Бухина

Оценивать экономическое состояние стран не по ВВП, а по уровню счастья и удовлетворенности жизни предлагает профессор бизнес-школы IMD (International Institute for Management Development – Международный институт управленческого развития Лозанна, Швейцария) Артуро Брис, возглавляющий в IMD центр по изучению проблем мировой конкуренции.

По мнению профессора Бриса, вычисление ВВП не берет в расчет многие факторы. В частности, показатель ВВП игнорирует связь между экономическим ростом и неравенством доходов.

Как отмечает ученый, рост ВВП очень часто является весьма слабым показателем благосостояния, несмотря на свою близость к изначальной задаче Саймона Кузнеца – экономиста, разработавшего в 1934 году современную концепцию валового внутреннего продукта. Так, Кузнец предупреждал, что «любое заявление о значении национального дохода будет ложным в своей предполагаемой целесообразности как оценка вклада экономической активности в процветание жителей страны – настоящее и будущее».

В качестве наглядного примера профессор Брис приводит опыт Колумбии – между 1960 и 2015 годами ВВП данной страны рос в течение каждого (кроме 1999-го) года, сделав Колумбию мировым рекордсменом по росту ВВП, но все же не самой конкурентоспособной страной.

«Общественная критика стала усиливаться после наблюдений за тем, как в последнее десятилетие ВВП в среднем рос в большинстве развитых стран, а реальные зарплаты сокращались, потому что от роста экономики в основном выигрывал капитал, а не рабочая сила. Как результат правительства и международные организации стали искать альтернативные инструменты оценки», – пишет ученый.

Он отметил, что данный вопрос очень глубоко обсуждался на саммите 2017 года в Дубае, и сразу несколько стран начали предпринимать действия в этом направлении.

Также профессор Брис выделил несколько стран, уже озадачившихся вопросом более точного измерения уровня благосостояния их граждан. Например, Королевство Бутан в 2011 году ввело индикатор «валового национального счастья». В 2012 году Япония провела свое первое вычисление «качества жизни», а ранее, в 2010 году, уже основала правительственный комитет по измерению уровня благосостояния.

«Также делались попытки инкорпорировать понятия «счастье» и «благосостояние» в образовательные системы некоторых стран: в 2013 году Южная Корея основала программу «Счастливое обучение для всех», а Сингапур в 2013 году интегрировал изучение общественно-эмоционального состояния в «Программу изучения личности и гражданской сознательности». Европейский банк реконструкции и развития уже проводил три международных исследования по оценке уровня удовлетворенностью качества жизни в 34 странах. Интересно, что мы уже слышали о том, как новые методики измерения и оценки влияют на реальную работу властей, один из таких примеров – создание в Великобритании организации What Works Center for Wellbeing, тесно сотрудничающей с правительством для определения и улучшения уровня благосостояния для граждан страны», – рассказывает профессор Брис.

По мнению эксперта, хорошим примером того, как измерять счастье в качестве альтернативы национальному доходу и ВВП, является Бутан. В рамках комплексного измерения правительство Королевства учитывает четыре основных параметра национального благосостояния: равноправное общественное и экономическое развитие, защита культуры, сохранение окружающей среды, уровень госуправления. Эти основные параметры определяют то, что в данной стране понимают под главными условиями счастья: уровень жизни населения, качество здравоохранения, образования, окружающей среды, госуправления, психологического состояния, использования времени, культурной устойчивости и жизнеспособности сообщества. Профессор Брис отмечает, что другие страны следуют этому примеру.

Отвечая на вопросы, что делает людей счастливыми и почему люди в одних странах счастливее людей в других, ученый привел интересный факс. Оказывается, ощущение счастья может вызываться генетическими или культурными факторами, поэтому какие-то люди изначально могут чувствовать себя более счастливыми.

«В результате исследования человеческого генома почти 300 тыс. человек было найдено нечто, похожее на ген счастья. Исследование проводилось под руководством профессоров Амстердамского университета Майке Бартельса (генетика) и Филипа Келлингера (геноэкономика). Они выявили три генетические вариации счастья – другими словами, нашу предрасположенность к тому, чтобы чувствовать себя счастливыми, можно в каком-то виде предсказывать в момент рождения», – отмечает профессор.

Также эксперт озвучил весьма занимательные результаты исследовании Гарвардского университета Adult Development. Данное исследование является самым значительным из продолжительных по времени в области определения степени счастья.

«На протяжении более 80 лет, с 1930 года, исследователи наблюдали за жизнью 268 белых мужчин, учившихся в Гарварде в 1939-1944 годах и 456 белых мужчин из окрестностей Бостона. Первая группа состояла из тех, кому на момент начала исследования было 19 лет, вторая – из 11–16-летних. Анализируя события, происшедшие в жизни этих людей за все время наблюдения, профессор Роберт Уолдингер и его команда имели возможность абстрагироваться от факторов окружающей среды, делающих людей счастливыми. К удивлению многих выяснилось, что ощущение счастья не зависит от уровня дохода, благосостояния и материальных вещей. Главная определяющая счастья – это качество человеческих отношений: люди, которые выросли в окружении друзей и семьи, сохранившие крепкие и надежные отношения с другими людьми, проживают более счастливую жизнь. При этом сохранение таких отношений в более зрелом возрасте помогает людям прожить дольше», – пишет ученый.

Принимая во внимание озвученные выше факторы, профессор Брис сделал вывод, что в экономической политике необходимо учитывать новые, более амбициозные цели, которые относятся не только к персональному доходу и производственной эффективности страны, но также к удовлетворенности жизнью и счастью.

«Ощущение счастья является субъективным эмоциональным состоянием, но мы все-таки можем измерить то, как общественно-экономическая и культурная среда делают людей счастливыми. Находимся ли мы на таком новом этапе развития, когда экономический рост является лишь одним из многих факторов, определяющих экономическую политику? Я считаю, что наше общество требует новых направлений в развитии мировой экономики. Рост продуктивности и развитие инноваций, которые мы наблюдали в последние десятилетия, не всегда перерастали в рост благосостояния для всего населения. Рост конкурентоспособности часто становился возможным в ущерб распределению доходов, а экономический рост не всегда ассоциировался с справедливостью и удовлетворенностью от жизни. И, хотя мы знаем, какими могут быть новые направления деятельности для правительств, пока еще не вполне понятно, как решать эти задачи. Используя аналогии из корпоративной стратегии, теперь мы знаем, каким должен быть ключевой показатель развития общества в XXI веке – счастье человека. Однако нам все еще предстоит найти и понять, что лежит в его основе, а скорее, как экономическая политика может сделать так, чтобы люди могли строить более здоровые отношения? Как может система образования поощрять позитивное мышление и сотрудничество? Что правительства могут делать для повышения уровня удовлетворенности жизнью – хотя бы с точки зрения культурных и экологических факторов? Измерение чего-то – это одно, а управление этим – совсем другое», – резюмирует ученый.

Сара Бухина

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Корея обогнала Россию по суммам денежных переводов в Казахстан

В апреле казахстанцы получили из-за рубежа 12,6 млрд тенге. Четверть этой суммы пришла из Кореи, которая впервые стала лидером по объемам пересылаемых средств.

28 Май 2020 15:07 1214

Корея обогнала Россию по суммам денежных переводов в Казахстан

Фото: Серикжан Ковланбаев

По данным Национального банка РК, в апреле 2020 года объем переводов, отправленных из Казахстана за рубеж через системы денежных переводов (СДП) составил 22 млрд 497,1 млн тенге. И это крайне низкий показатель. В последний раз он был меньше в январе 2016 года (20,2 млрд тг). По сравнению с мартом 2020 года переводы сократились вдвое (с 15,1 млрд), с апрелем 2019-го – в 2,3 раза (с 52,1 млрд).

Отмечается снижение и по итогам четырех месяцев. В январе-апреле 2020 года за рубеж через СДП ушло 151,2 млрд тенге. Это на 12,1%, или 20,9 млрд тенге, меньше, чем за аналогичный период предыдущего года. Более того, нынешние показатели уступают объемам начала 2018 года – тогда по итогам четырех месяцев за рубеж ушло чуть более 159 млрд тенге.

Переводы в Россию упали более чем в два раза

Очевидно, что главная причина апрельского снижения – это карантинные меры. Трудно отправить денежный перевод через СДП, когда отделения, осуществляющие эту услугу, либо закрыты, либо ограничены в работе, либо находятся далеко от дома. Причем аналогичные ограничения действуют и для принимающей стороны. Однако статистика показывает: кто хочет, тот найдет способ для перевода.

В первую очередь это касается Узбекистана. По сравнению с мартом объем переводов в эту страну сократился всего на 9,2%, что совсем немного на фоне общего двукратного снижения. По итогам месяца через СДП было отправлено 7,16 млрд тенге – это даже больше, чем в январе 2020 года (6,1 млрд), и лишь немногим меньше февральских показателей (7,28 млрд). Таким образом, каждый третий тенге, отправленный в апреле из Казахстана за границу, шел в Узбекистан. Помимо этого, относительно небольшое сокращение переводов произошло в Азербайджан и Китай – объемы упали примерно на 17%.

С другой стороны, ряд стран, ранее активно получавших деньги из Казахстана, столкнулись с резким сокращением:

  • В марте в Кыргызстан через СДП ушло 5,3 млрд тенге. Месяц спустя – менее 1,1 млрд.
  • Объем переводов в Турцию за месяц сократился с 7,7 млрд до 2,1 млрд тенге (минимум с февраля 2017 года).
  • Но сильнее всего сократились объемы переводов в Россию – с 17,9 млрд до 8,5 млрд тенге.

Национальный банк РК предоставляет данные по странам с 2015 года – с этого момента можно узнать, сколько средств и в каком направлении было выслано. И ни разу за это время объем переводов в Россию не был таким маленьким. При этом объем переводов год к год отмечается уже в 13-й раз за последние 15 месяцев. Это говорит о том, что сокращение объемов переводов в Россию – это давняя тенденция, которая лишь усилилась в нынешней ситуации.

Корея обогнала Россию

Если по объемам полученных из Казахстана переводов Россия пока лидирует, то по объемам отправленных первое место уже утеряно. В апреле через СДП в этом направлении прошло менее 2,9 млрд тенге. Это вдвое меньше мартовских показателей (5,9 млрд) и почти впятеро уступает объемам апреля 2019-го (14,3 млрд тенге). Всего за четыре месяца из России пришло 22,4 млрд тенге. Для сравнения: в одном только июле 2018-го объем переводов превысил 23,1 млрд тенге. Более того, снижение год к году продолжается уже 12 месяцев, а доля России за это время снизилась с 39% до 23%.

Как итог: в апреле лидером стала Корея. За месяц оттуда пришло около 3,1 млрд тенге. Это не много – минимум с марта 2018 года. Но при этом Корея стала единственной страной мира, объемы переводов из которой по сравнению с мартом упали не более чем на 40% («всего» на 36,2%). В целом каждый четвертый полученный казахстанцами тенге пришел со стороны Сеула.

Всего по итогам апреля в Казахстан из-за рубежа было направлено 12,6 млрд тенге. Это на 48%, или 11,6 млрд тенге, меньше, чем в марте. Нынешний объем переводов – на минимуме с августа 2015 года (8,6 млрд), причем даже тогда объемы переводов из России были выше, чем сейчас (4 млрд тенге). По итогам четырех месяцев снижение переводов превысило 30%: 80,9 млрд тенге против 116,3 млрд тенге в январе-апреле 2019-го.

Алексей Никоноров

За 20 лет из Казахстана выведено в офшоры $140 млрд

За пять лет в стране прекращено 238 уголовных дел о выводе капитала, сообщает inbusiness.kz.

28 Май 2020 11:59 338

За 20 лет из Казахстана выведено в офшоры $140 млрд

По словам сенатора Ольги Перепечиной, проблема незаконной утечки капитала из Казахстана создает прямую угрозу национальной и экономической безопасности страны.

«Согласно международной организации Tax Justice Network, за последние 20 лет отток капитала из Казахстана только в офшорные зоны составил порядка $140 млрд. В производстве комитета по финансовому мониторингу министерства финансов по фактам невыполнения требований репатриации национальной и (или) иностранной валюты в течение 2015-2019 годов в едином реестре досудебных расследований зарегистрировано 238 уголовных дел. Прекращено по реабилитирующим основаниям также 238 дел, в суд было направлено три уголовных дела», – сказала она.

Из 238 прекращенных дел порядка 70%, или 170 дел, было закрыто в связи с отсутствием состава правонарушения, уточнила депутат.

«То есть факт вывода капитала за границу есть, однако в национальном законодательстве он не квалифицируется как правонарушение. В Уголовно-процессуальном кодексе обязательства по возврату денег также не предусмотрены», – пояснила она.

По словам Перепечиной, субъекты, чей умысел изначально был направлен на невозвращение денежных средств из-за границы, готовят документальные подтверждения в виде гарантийных писем, формально подтверждающих будущее исполнение контракта, что исключают доказательство о прямом умысле невозвращения валюты из-за границы и, соответственно, делают невозможным привлечение к уголовной ответственности.

«Таким образом, действующая система противодействия незаконному выводу капитала несовершенна. В связи с этим просим премьер-министра и главу Национального банка ответить на ряд вопросов. Есть ли планы по проведению мониторинга, экономических исследований такого явления, как отток капитала за границу? Какой государственный орган будет его осуществлять?» – задала она вопросы правительству в своем депутатском запросе.

Кроме того, существуют сложности по обмену информацией службой экономических расследований с соответствующими органами иностранных государств, продолжила сенатор.

«Что делается в этом направлении, вырабатываются ли какие-либо международные договоры, облегчающие и ускоряющие взаимодействие служб? Национальное законодательство допускает использование множества легальных способов вывода денежных средств за границу. При этом даже при выявлении факта незаконного вывода капитала не предусмотрены обязательства по возврату выведенных за рубеж средств. Каковы дальнейшие планы по совершенствованию законодательства, в том числе административного и уголовного, в вопросах репатриации национальной и (или) иностранной валюты?» – резюмировала она.

Дана Карина

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: