/img/tv1.svg
RU KZ
Удар карантина: чьи зарплаты в Казахстане упали сильнее всего

Удар карантина: чьи зарплаты в Казахстане упали сильнее всего

Inbussiness.kz представляет рейтинг видов экономической деятельности, по работникам которых коронавирус ударил сильнее всего.

08:42 29 Август 2020 4323

Удар карантина: чьи зарплаты в Казахстане упали сильнее всего

Автор:

Алексей Никоноров

По данным комитета по статистике, во II квартале 2020 года средний размер заработной платы в Казахстане составил 212 035 тенге, увеличившись за год на 13,7%. Таким образом, официальная статистика утверждает – доходы казахстанцев растут, даже несмотря на карантинные меры, активно принимаемые в республике весной – в начале лета. Однако отчасти ответ на это может заключаться в том, что этот размер зарплаты высчитывается по средним и крупным предприятиям, без учета малого бизнеса. Который и пострадал от коронавируса сильнее всего.

Однако даже с такой поправкой ситуация не является идеальной. Из 74 основных видов экономической деятельности работники 20 во II квартале 2020 года зарабатывали менее, чем в апреле-июне 2019 года. Inbussiness.kz представляет рейтинг 10 направлений, зарплаты в которых за год упали сильнее всего

10. Страхование, перестрахование и пенсионные фонды

Это направление деятельности остается одним из самых высокооплачиваемых в Казахстане. Средняя заработная плата, по официальным данным, тут составляет 457,2 тысячи тенге в месяц. Это почти в 2,2 раза больше среднереспубликанского показателя. Правда, работников, занятых в этой сфере, не так много – около 9,8 тыс. человек (без учета малых предприятий, занимающихся предпринимательской деятельностью). Впрочем, количество понемногу растет – по сравнению со II кварталом 2019 года – на 2,3%.

А вот зарплата падает. По официальным данным, средний размер оплаты труда одного работника в страховании, перестраховании и пенсионных фондах за год снизился на 9%. В абсолютных цифрах – более чем на 45 тысяч тенге. Впрочем, отчасти это может быть связано с эффектом высокой базы – средний размер зарплат в апреле-июне 2019 года тут превышал полмиллиона тенге. Ни до, ни после такого не случалось.

9. Услуги по организации проживания

Коронавирус нанес сильный удар по туристической отрасли. В числе пострадавших оказались и места проживания – гостиницы, отели, кемпинги, дома отдыха и т. д. Многие из них на протяжении большей части туристического сезона просто не могли работать из-за запретов. А это не могло не отразиться на финансовых показателях.

Во-первых, численность персонала, занятого в предоставлении услуг по организации проживания, за год снизилась почти на 9%, составив 10,7 тысячи человек. Во-вторых, зарплаты оставшихся резко упали. Если во II квартале 2019 года среднестатистический работник в месяц получал по 177,9 тысячи тенге, то год спустя – на 20 тысяч тенге меньше. Снижение составило 11,3%, а абсолютный показатель оплаты труда снизился до уровня второй половины 2017 года. О сравнении с республиканской зарплатой и говорить не приходится:

  • До конца 2018 года в местах размещения работникам в среднем платили больше среднереспубликанской зарплаты.
  • С IV квартала 2018-го начинается плавное снижение – темпы роста среднереспубликанского показателя оказывались, как правило, выше, чем в этом виде деятельности.
  • Во II квартале 2020 года работники организаций получают уже в полтора раза меньше средней казахстанской заработной платы.

8. Рыболовство и аквакультура

В отличие от представителей предыдущих направлений деятельности, рыбаки никогда не зарабатывали много. По крайней мере, по официальным данным, средний размер оплаты труда лишь однажды превышал 100 тысяч тенге (в октябре-декабре 2019-го), а сейчас он и вовсе оказывается на уровне 2018 года. Оплата труда в этом направлении составляет всего 78,4 тысячи тенге (страховщики даже после снижения получают столько за пять рабочих дней) – это на 12,2 тысячи, или 13,4%, меньше показателей годичной давности. При этом численность работников растет – за год на 6,1%. Впрочем, это весьма относительно – всего, по официальным данным, тут работает менее 650 человек.

7. Прочий пассажирский сухопутный транспорт

В данном случае прочий значит не международный железнодорожный. А вот пригородные электрички, городской и междугородний общественный транспорт, такси и фуникулеры – это сюда. Карантинные меры, принятые в Казахстане, наложили ограничения на многие виды бизнеса, связанные с пассажирскими перевозками. Так что неудивительно, что тут произошло и сокращение заработных плат.

Во II квартале 2020 года в среднем работники этого вида экономической деятельности получали по 151,6 тысячи тенге. Это минимум со II квартала 2018-го. За год зарплаты водителей, механиков, диспетчеров и прочего персонала, занятого в сфере, сократились на 16,5%, или почти 30 тысяч тенге. Интересно, что количество персонала при этом выросло. Официально – на  6,2%, до 18,9 тыс. человек.

6. Финансовые услуги

Еще сильнее – сразу на 17,6% – упали заработные платы работников банков, кредитных организаций, холдингов, трастов и прочих финансовых организаций. В абсолютном выражении ситуация и вовсе кажется страшной – минус 79,4 тысячи тенге относительно апреля-июня 2019-го. Однако тут есть два больших но:

  • Во II квартале 2019 года произошел аномальный рост заработных плат (более, чем на 140 тысяч тенге). В этом году рост оказался куда скромнее – 17,1 тысячи.
  • Средняя заработная плата все равно остается значительно выше среднереспубликанской – она превышает ее на 75%. С другой стороны, год назад разница составляла 2,4 раза.

Как карантин сказался на численности работников финансовых организаций? Негативно, но не сильно. Списочная численность персонала снизилась на 0,6%, составив 87,7 тысячи человек. Фактическая просела сильнее – на 3,2% (до 72,9 тыс.). То есть работодатели в большинстве своем предпочли увольнениям альтернативные варианты .

5. Ремонт товаров

Впервые с 2017 года работники сервисных центров зарабатывают меньше среднереспубликанской зарплаты. Официальный уровень оплаты труда во II квартале 2020 года составил 20 205 тысячи тенге в месяц – это на 18% меньше показателей годичной давности и почти на треть ниже пикового уровня (IV квартал 2019-го – 294,8 тысячи тенге). Объяснение этому также находится на поверхности – многие сервисные центры (а вместе с ними и сотрудники) часть квартала просто не работали.

Тут не обошлось и без массовых увольнений. За год списочная численность работников, занятых в сферах ремонта компьютеров, предметов личного потребления и бытовых товаров, снизилась на 27,5%, фактическая – на 31%. Более сильный отток персонала произошел только в одной сфере деятельности – купле и продаже недвижимости (-42,9%).

4. Лесоводство и лесозаготовки

Обычно заработная плата в этом секторе в конце года поднимается до пикового уровня, после чего резко падает в I квартале, ну а далее начинается подъем. Сейчас ситуация несколько изменилась – снижение продолжается уже третий квартал подряд, а размер оплаты труда уже в 1,8 раза меньше среднереспубликанского. Ее средний размер в апреле-июне 2020 года – 116,3 тыс. тенге. И это на 25,7 тыс., или 18,1%, меньше показателей II квартала 2019-го.

При этом работников становится все больше. Списочная численность за год выросла на 8,3%, фактическая – на 3,9%. Хотя общее количество занятых все равно относительно невелико – немногим более 3 тыс. человек.

3. Торговля транспортом и ремонт

Средняя заработная плата в этом направлении всегда была ощутимо выше среднереспубликанской. Однако с карантином ситуация изменилась – сейчас она не просто стала ниже, но еще и опустилась до минимального уровня с первой половины 2017 года. Ее средний размер во II квартале составил 205,3 тыс. тенге. И это более чем на 45 тысяч уступает показателям годичной давности.

2. Производство развлекательного медиаконтента

О проблемах кинотеатров за время карантина сказано уже очень многое. Но не лучше ситуация и у тех, кто отвечает за создание самого контента. Причем не только фильмов, но и телевизионных программ, аудиозаписей и прочего. Отличие в том, что начались они еще задолго до коронавируса, по крайней мере, об этом говорит снижение заработной платы:

  • Она падает третий квартал подряд.
  • Ее размер – на минимальном уровне как минимум с начала 207 года.
  • Зарплата составляет всего 99,9 тысячи тенге, снизившись за год почти на 40 тысяч тенге.
  • Отставание от среднереспубликанского показателя уже в 2,1 раза. А ведь еще два года назад работники этого вида экономической деятельности получали больше среднереспубликанской зарплаты.

Отсюда и бегство кадров. Списочная численность сотрудников за 12 месяцев снизилась на 27,5%, фактическая – на 37,9%. Судя по официальным данным, остались только самые преданные представители профессий, но таковых немного – менее 750 человек. Но не стоит забывать, что малый бизнес при этом не учитывается.

1. Турбизнес

Нижний график наглядно демонстрирует влияние, которое коронавирус оказал на туристическую отрасль:

  • Зарплаты упали на уровень начала 2017 года.
  • Средняя оплата вдвое меньше среднереспубликанской.
  • Фактическая численность персонала снизилась за год более чем на 35%. Уволено (сокращение списочной численности) 11,2% персонала.

Год назад работники туристической отрасли зарабатывали примерно столько же, сколько и занятые в обрабатывающей промышленности. Сейчас – меньше охранников.

Алексей Никоноров

 Подпишитесь на наш канал Telegram! 

Количество вакансий с «удаленкой» выросло во время карантина в РК - HeadHunter

Специально для Atameken Business  группа компаний HeadHunter подготовила анализ: как изменился казахстанский рынок в условиях пандемии  за последнее полугодие.   

24 Сентябрь 2020 11:40 1136

Как только вводились карантинные меры в Казахстане, количество вакансий с удаленным графиком  росло – об этом  телеканалу Atameken Business сообщил сервис по поиску работы HeadHunter.
Если до карантина доля вакансий с удаленным графиком работы не превышала 2%, то в апреле данный показатель приблизился к 3%. Также увеличение вакансий с удаленным графиком работы наблюдалось в июле, в период повторного ужесточения карантинных мер. На удаленный график работы чаще всего требуются специалисты  в сфере продаж, информационных технологий и маркетинга. Вместе с тем в ближайшие два года  соискателям будут предлагать удаленный либо гибкий формат – сотрудники смогут  работать из дома или по желанию из офиса, рассказала о тенденциях директор по маркетингу и PR HeadHunter Центральная Азия Анна Шевченко.
Как изменился рынок труда в Казахстане в период пандемии – более подробно  в программе «Интервью».

Анна, как изменились спрос и предложения на рынке труда  в это пандемическое полугодие? Можно предположить, что вакансий стало меньше по сравнению с прошлым годом?

Да, конечно, изменения произошли. И во время первого локдауна, который произошел в марте, особенно в апреле, мы заметили, что многие компании приостановили бизнес. Но в целом хочется отметить, что по всему Казахстану подбор персонала велся. Если говорить про количество вакансий, то с период с марта по август 2020 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, мы отмечается снижение роста на 23 %. Но уже с августа наблюдается увеличение числа вакансий, что, конечно, радует. Этот показатель на текущий момент достиг более 23 тысяч вакансий. Такая же цифра была до пандемии. Примерное количество вакансий, которое размещалось на нашем сервисе в 2019 году,  составляло от 22 тысяч до 24 тысяч. Если говорить про профобласти, то наиболее востребованными оказались компании, работающие в сферах продаж, административный персонал, бухгалтерия, управленческий учет, информационные технологии, строительство и недвижимость. В числе пострадавших профобластей – салоны красоты, бьюти- индустрия, гостиничный и ресторанный бизнес, Event-индустрия.

А что насчет удаленной работы? Ни для кого не секрет, что в Казахстане работодатель пока неохотно идет на такой формат работы. Пандемия изменила ситуацию? Стало ли больше предложений работы  с удаленным графиком?

Мы проанализировали данные  нашего сервиса, как изменилась ситуация с публикацией вакансий именно с удаленным графиком. И увидели изменения, они были связаны с введением карантинных мер. Как только такие меры вводились, число  вакансий на удаленную работу росло. Если брать период до карантина, то данный показатель составлял 2% от общего числа вакансий. В апреле он приблизился почти к 3%. Та же ситуация была  в июле, при повтором введении ограничений, мы отметили рост по данным вакансиям. В августе этот показатель уменьшился и вернулся к показателям  марта текущего года. Кого в основном ищут? Это специалисты в сфере продаж, IT-технологий и маркетинг.

А как ведут себя сами соискатели? Казахстанцы хотят больше работать удаленно или предпочитают ходить в офис, как и прежде?

Анализ со стороны соискателей выявил  предпочтения работы  с удаленным графиком. Отмечается рост. Так, по данным апреля, в публикациях резюме предпочтение  такому способу работы вырос с 7,2% до 9%.  В период летних месяцев отмечался  спад по публикациям с удаленными графиком. Возможно, это было связано с сезоном отпусков. В августе данное значение увеличилось  до 9,2% от общего числа размещенных резюме. Кто предпочитает работать удаленно? В основном это также специалисты информационных технологий, бухгалтерский учет и продажи.

Вы сказали, что почти на четверть меньше стало предложений от работодателей. В связи с этим выросла конкуренция? В каких регионах наблюдается «перегрев»?

Да, мы анализируем данные показатели по конкуренции на основании индекса HeadHunter  – показатель дефицита специалистов на рынке труда. Наибольший тревожный показатель наблюдается в таких городах, как Кызылорда и Актау. Он приближен к 11, именно столько человек претендуют на одну вакансию. От одного до четырех – нормально,  до шести – тревожный, свыше 6 – критический. Высокий уровень конкуренции наблюдается в Актобе, Таразе, Аксае, Атырау, Уральске, Семее, Талдыкоргане, Темиртау, Туркестане и Шымкенте. В этих регионах на одну вакансию претендуют более шести резюме. Тревожный показатель индекса HeadHunter  присутствует на рынке в Алматы, Нур-Султане, Кокшетау, Петропавловске, Павлодаре, Костанае и Караганде, т. е.  свыше четырех. В Усть-Каменогорске наблюдается показатель в пределах нормы, но хочется отметить, что он является приближенным к тревожному показателю – до четырех.

Можно сказать, что в крупных развитых городах вы наблюдаете высокую конкуренцию. А какую зарплату предлагает работодатель? Есть тенденция к уменьшению или к увеличению?

Знаете, даже сравнивая с 2019 годом  и периодом до карантина в этом году, мы не видим кардинальных изменений, как в сторону увеличения, так и снижения. Ситуация стабильна. 

Анна, сейчас часто повторяют: мир не будет прежним. Ваше мнение, основываясь на  анализе, действительно рынок труда меняется? Какие профессии стали менее востребованы и наоборот? Ваши прогнозы.

Если сравнивать прошлый и нынешний годы, я бы сказала, три года точно у нас топ профобластей не меняется. Это продажи, бухгалтерия, информационные технологии, административный персонал. Единственное изменение, которое увидели, – строительство и недвижимость в этом полугодии заняли пятое. В прошлом году у них было седьмое место. Банки были на пятом месте. Что касается прогноза, то кардинальных изменений в ближайшее время не будет. Эти же профобласти будут востребованы. Единственное, что, возможно, многие работодатели начнут предлагать формат работы  удаленный, но это по соглашению сторон.  Причем этот прогноз не только на этот год, но и определенный последующий период нового года.

И напоследок. Могли бы Вы сказать с уверенностью, что ваша выборка репрезентативна и ваши исследования отражают реальную ситуацию на рынке труда?

Если говорить о данных, на которые мы основываемся, это свыше 23 тысяч вакансий, свыше 64 тысяч компаний и свыше 2,6 миллиона резюме. Думаю, этого достаточно для аналитики в целом по рынку труда.

Регина Ким, Марина Попова

Подпишитесь на наш канал Telegram!

С какими проблемами столкнулись казахстанцы в пандемию

Психолог: В карантине распались только слабые и изначально проблемные семьи. 

22 Сентябрь 2020 08:05 6147

Недавнее домашнее заточение, информационная атака с ежедневными негативными сводками с больничных «полей», ажиотаж и очереди в аптеках и продуктовых магазинах, потеря заработка – все это не может пройти бесследно для человеческой психики. И порой без профессиональной помощи уже не обойтись. Казыбек Фрейдман – психолог и гипнотерапевт с большим стажем – в интервью корреспонденту Inbusiness.kz рассказал о своем опыте преодоления стрессов в непростой ситуации и о том, насколько стойко казахстанцы сумели пережить карантин и его последствия.     

Казыбек, признаюсь честно, сейчас психологи представляются мне продавцами цветов после 8 Марта или 1 сентября, когда они подсчитывают прибыль после массового спроса на их товар. Карантин был очень сложным опытом для всего мира, и с психологической точки зрения прежде всего. Расскажите о Вас – Вы, наверняка, нарасхват последние месяцы?

Дело в том, что у меня есть определенные принципы относительно разглашения всего, что касается клиентов, поэтому здесь я не могу вам дать однозначный ответ. А если брать аналогию с продавцами 8 Марта, думаю, корреляция здесь вряд ли имеется, все-таки довольно большая разница в специфике работы. Человеческую психику, наверное, как минимум странно сравнивать с цветами, хотя есть люди, которые так делают. Клиент, обращаясь к специалисту, не покупает товар, он получает услугу по поиску решений в возникших у него проблемах. Что касательно обращений, я всегда беру стандартное количество клиентов – не больше, не меньше. Это было как до введения режима ЧП в нашей стране, так и после ослабления карантинных мер. Работа с фиксированным числом клиентов обусловлена прежде всего моими физическими способностями, иными словами, я рассчитываю свои силы и средства для более эффективной работы и проработки проблем с клиентами. Иначе чрезмерное количество сеансов может просто навредить моей функциональности.

С какими проблемами к Вам обращались? Судя по социальным сетям, казахстанцев по-настоящему обуял страх за будущее, невозможность сосуществовать 24 часа в сутки с домочадцами, у некоторых это тотальное одиночество… Чем еще дополните этот перечень?

Эпидемиологическая ситуация в мире действительно внесла свою лепту в социальную сферу общества. Но, к большому сожалению, самый большой удар был на проблеме потери близких. Пандемия так или иначе задела каждого из нас, многие сами стали жертвами вируса и пережили большой стресс. Моя работа заключалась в реабилитации этих людей. Конечно, были и проблемы в семьях, но дело не столько в самоизоляции, сколько в том, что, когда два человека из одной семьи, будучи уже давно в бессознательном конфликте, большое количество времени начинают проводить вместе. На поверхность всплывают все нерешенные ранее проблемы, и это факт.

Казыбек, какие советы Вы даете? Как, в принципе, по мнению психологов, нужно правильно переживать подобные стрессы?

Советов давать я не имею морального и юридического права, но, как специалист в области психологии, я могу давать обоснованные рекомендации для решения возникших проблем. К каждому клиенту у меня всегда индивидуальный подход, очень редко бывают универсальные методы решения проблем, каждый необходимо разбирать лично, тогда будет качественный и долгосрочный результат. Но при условии, что человек сам захочет меняться. Касательно морально-психологического состояния на период пандемии хочется порекомендовать всем избавиться от проявления негативных эмоций, сохраняя трезвую и расчетливую конструктивность. Ведь в стрессовых условиях эмоции очень сильно мешают принимать объективно верные решения. Для этого необходимо на постоянной основе контролировать свое состояние. Очень хорошо при этом помогают чтение книг вслух, физические умеренные нагрузки, большое количество питьевой воды. Многие специалисты рекомендуют занятия йогой, но, сказать честно, пока еще не встречал эмоционально устойчивых «йоговистов», отличающихся от людей, которые этим не занимаются. Хотя, судя по отзывам, йога очень укрепляет иммунитет и тело.

А как Вы сами пережили карантин? Ведь очень часто бывает, что сапожники оказываются без сапог, и психологи не исключение. Всегда было интересно, как психологи поддерживают свое психическое здоровье, учитывая, сколько негатива у них связано с их работой.  

Я психолог, и мне нельзя быть без сапог, не та профессия, да и ноги будут мерзнуть. (Улыбается.) Периодически при возникновении потребности прохожу супервизию, занимаюсь «прокачиванием» своих навыков, способностей и совершенствованием теоретической и научной базы. Также нужно понимать, что иногда возникают проблемы клиентов, с которыми я на практике не сталкивался. В этом случае вполне нормальным считается обратиться за помощью к другим специалистам, которые решали схожую проблему. Равнозначно ко мне обращаются другие специалисты для оказания им методической и практической помощи в решении их задач. Карантин провел легко и с пользой для себя и своей семьи. Уделил время своему здоровью, своим хобби. Много гулял, выезжал на свежий воздух, занимался бегом. Открыл для себя новых авторов научных открытий в области психиатрии, что заставило меня еще больше развиваться на своем поприще. Организовывал бесплатные онлайн-марафоны для людей, оставшихся без работы. К негативу я нейтрален, так как в работе я должен быть неуязвим и объективен. Не сразу, конечно, это произошло. В особенности на начальном этапе моей практики было сложно сохранять конструктивность в мышлении, но с наращиванием определенных часов консультирования сохранять нейтралитет и непоколебимость в суждениях становится уже частью меня.

Как по Вашим наблюдениям, действительно ли выросло количество ссор вплоть до разводов на фоне домашнего карантина? И, как психолог, поделитесь мнением – если брак не выдерживает подобного испытания, есть ли смысл его сохранять, ведь в крепком союзе предполагается счастливая жизнь под одной крышей, независимо от длительности совместного времяпрепровождения, или я ошибаюсь?

Смотря что подразумевается под понятием «счастливый брак». Как я часто пишу в своих публикациях  социальных сетей, счастье – очень сомнительная величина. И если рассматривать счастье как что-то положительное и радостное, отчего мурашки по коже и учащенное сердцебиение, тогда это просто гормоны, вызывающие определенную реакцию в вашем организме. Нужно понимать, что человек не рожден для того, чтобы быть все время счастливым, иначе счастье – это как наркотик, в конце может привести вас к не совсем позитивному состоянию. Поэтому есть целесообразность разобраться для себя с понятием, что для вас означает «счастливый брак». Если воспринимать брак как союз двух людей, преследующих одну и ту же цель, при этом позволяя друг другу развиваться, поддерживать все начинания, то такой брак, вероятно, продлится очень долго. Как я уже говорил выше, карантин не мог спровоцировать конфликты там, где все было гладко изначально. Карантин был лишь причиной для распада уже распадавшегося брака для одних и еще сильнее укрепил браки, где царило взаимопонимание. По поводу сохранности брака для меня развод – это самая последняя рекомендация, которую я дам своему клиенту. Но для этого необходимо перепробовать все методы и практики для сохранения союза. Иначе так можно бегать бесконечно, из одних отношений в другие. Нужно понимать, что создать брак – это самое легкое занятие. Дальше после свадьбы и тоев начинается «полный треш» – оказывается, надо еще и работать над ним, и это требует 24/7. Более того, проблем-то меньше не будет, появятся сложности иного характера. И лишь преодолев их совместными усилиями, при поддержке друг друга и взаимном понимании можно называться семьей.

Казахстанцев до сих пор преследуют стрессы, связанные с коронавирусом. Например, то же дистанционное обучение – это серьезная нервотрепка, как для родителей, учеников, так и для учителей. Как ее пережить?

Полностью согласен с вами, дистанционное обучение стало испытанием для многих, я также столкнулся с этим, так как дети учатся в начальной школе. Скажу честно, в конце прошлого учебного года бывало, что терпению приходил конец, и для того, чтобы сохранить морально-психологический климат своей семьи  в пределах нормы, приходилось некоторые домашние задания выполнять самому, так что смело могу заверить, что во втором классе по английскому языку я был бы отличником. (Смеется.) В новом учебном году приятно удивила интернет-платформа «Мектеп онлайн», где дети смотрят лекции, а затем сдают самостоятельно по ним тесты. Конечно, традиционного обучения это не заменит, но психическое здоровье, в особенности их родителей, точно сохранит.

Казыбек, расскажите о себе. Как давно Вы практикуете? Считаете ли себя успешным психологом? Какие случаи из Вашей практики Вам запомнились особенно и почему? Есть ли такие грани в Вашей профессии, такие проблемы, которые неподвластны Вам, или за что Вы не беретесь по определенным причинам?  

Психология – это наука, которую невозможно полностью объять и освоить. И наличие диплома психолога не показатель обладания теми знаниями и умениями, необходимыми для решения поставленных задач. Но диплом психолога – это гарант того, что психике клиента хуже точно не будет. Каждый день я познаю новые грани этой науки, изучаю факты, эксперименты и исследования, ну и понимаю, что мои знания ничтожно малы по сравнению с тем объемом информации, который аккумулирован во всем мире, и тот массив, который мне еще предстоит обуздать. Поэтому считать себя успешным психологом – это как минимум глупо. Согласен с тем, что я знаю немного больше, чем те люди, которые косвенно связаны с психологией. Случаев в моей практике большое количество, помню я их все. Самих людей могу забыть, но их проблемы у меня в памяти всегда. Был случай, когда ко мне обратилась 26-летняя девушка, чтобы избавиться от табачной зависимости. Стаж курения ее составлял на тот момент пять лет. Начали разбирать природу причины возникновения ее тяги к курению, оказалось, что в свой 21 год она потеряла отца и не успела с ним попрощаться перед его смертью. Казалось бы, все банально и просто – вводи клиентку в гипнотическое состояние, чтобы она попрощалась со своим отцом, возвращаешь ее обратно – и «дело в шляпе». Так и было сделано. Девушка в итоге отказалась от курения, так как не было больше той душевной пустоты, которую сигареты заполняли. Однако через восемь месяцев девушка снова обращается ко мне, но уже с другой проблемой – волнение при общении с противоположным полом. Оказалось, что, будучи в табачной зависимости, при общении с мужчинами она успокаивалась сигаретами, поэтому волнение нейтрализовалось. На этот раз нужно было подойти к вопросу решения этой проблемы гораздо фундаментальнее, дабы не пропустить еще какую-нибудь особенность в психике клиента. Этим примером я для себя осознал важность в перепроверке выведенных мною гипотез с клиентом.  Начнем с того, что в мире не существует таких специалистов, которые могут со 100%-ной вероятностью решить любые проблемы, связанные с психологией. В своей работе, если я сталкиваюсь с труднорешимой проблемой, я начинаю радоваться, ведь это означает, что я развиваюсь, а не «стою на месте», что равносильно деградации. Но иногда бывают неразрешимые задачи, особенно если приходит на прием человек с диагнозом психического расстройства. Здесь уже необходима помощь психиатра.

Насколько у нас сегодня в Казахстане развита культура походов по психологам? Ментальность меняется? Или по-прежнему считается, что это неудобно, это неправильно или даже постыдно? Как в целом Вы оцениваете стрессоустойчивость и психическое здоровье казахстанцев?

Если человек выбирает для себя специалиста, то с самого начала нужно найти опытного и квалифицированного человека, чтобы потом не устраивать, как Вы выразились, «походы по психологам». Основной момент – это, конечно же, образование психолога. В настоящее время в нашей стране «псевдопсихологов» стало неадекватно много, которые заканчивают трехнедельные курсы «как стать психологом» и начинают калечить людей. На самом деле визит к психологу – это первый шаг к изменению своего внутреннего содержания и порой даже победа над собой. Посещают кабинеты психологов сейчас большое количество людей, и это радует. Люди избавляются от стереотипов, хотят меняться в лучшую сторону и решать проблемы, ведь это лучше, чем годами жить с негативными установками и портить воздух себе и окружающим. Проблемы влияют как на наше психическое здоровье, так и на качество жизни в целом. Поэтому нужно обращаться к специалистам однозначно! Однако не стоит забывать все же проверить наличие базового образования психолога. Так как курсы изучения и куча сертификатов – это, конечно, хорошо, но хотелось бы «лечиться» у человека, который понимает, чем занимается.

Иметь своего психолога – это дорогое удовольствие, по Вашим оценкам? Согласитесь, многие до сих пор воспринимают услугу психолога так – заплатить большие деньги за то, чтобы полежать на диване в кабинете у психолога и выговориться. Не каждому это по карману...

Основная проблема большинства граждан в их слабой информированности по данному вопросу. Сейчас в каждой государственной поликлинике есть психологи, к которым люди могут обратиться за помощью абсолютно бесплатно. Также есть вполне талантливые и умные молодые ребята, закончившие недавно университет, но имеющие хорошие знания, и стоимость их консультаций довольно доступна. Насчет «полежать на диване» больше относится к психологам на Западе. Нужно понимать, что западный менталитет таков, что многим людям приходится всегда создавать впечатление улыбчивого и вежливого человека, и это является стрессом. Соответственно, «маска» заставляет держать свои негативные мысли при себе и изливать их только психологу, как вы говорите, лежа на диване. Казахстанский среднестатистический гражданин все же пока не совсем прижился к такой «улыбчивой маске», в большинстве случаев мы привыкли называть вещи своими именами и во многих моментах высказываем свое мнение и то, о чем думаем. Поэтому и обращаемся к психологам не чтобы выговориться, а решить конкретную проблему. Как-то так.

Впереди, по многим прогнозам, новая волна коронавируса. Какие советы Вы можете дать казахстанцам? Как пережить ее с минимальными переживанниями, как морально подготовиться?    

Не надо накручивать себя и давать себе установку на негатив. Вирус пройдет, все ведь рано или поздно проходит. Надо быть благодарным, что мы живем в то время, когда можно спрогнозировать вторую волну вируса и подготовиться к ней. Закупить необходимые лекарства, продукты, сделать профилактику болезни, запастись нужными вещами. Но самое главное – не думать о плохом. И беречь себя, соблюдая все рекомендации врачей. Воспринимать «корону» не как наказание, а как возможность стать еще лучше и постичь новые высоты.

Мадина Ерик

Подпишитесь на наш канал Telegram!