В Казахстане "хромает" водная политика

1343

За два с половиной десятилетия страна растеряла кадровых водников и почти не готовила новых специалистов.

В Казахстане "хромает" водная политика

По словам нашего эксперта, члена Арало-Сырдарьинского общественного совета Айткуль Шалгынбаевой, которая почти 30 лет освещает водные проблемы региона, в стране наблюдается слабая водная политика, передает inbusiness.kz.

Для населения Кызылординской области река имеет важное значение, как в начале 90-х, когда страна обрела независимость, и сейчас, спустя 30 лет.

"Когда в 1993 году в Кызылорде прошла встреча президентов пяти республик ЦА, посвященная проблемам бассейна Аральского моря, я стала освещать ситуацию вокруг этого водоема. Проблемы Арала и Сырдарьи взаимосвязаны. Одна из причин высыхания моря – малый объем поступающей воды из реки", – отмечает эксперт.

Несмотря на то, что в республиках стало расти население, площади сельхозугодий, водные лимиты остались на уровне советского времени.

"За 30 лет независимости Узбекистан построил 9 водохранилищ, ни с кем не согласовав эти проекты. Особенно с Казахстаном, который находится в низовье Сырдарьи. И сильно зависит от этой водной артерии. Тем самым нарушив договоренности и международное законодательство, – говорит Айткуль Шалгынбаева. – Нам удалось набрать воды в Малый Арал, 27 млрд кубометров. Вода пока есть. Но если и дальше будет поступать меньше воды, то и он начнет высыхать".

Снижение уровня воды наблюдается и из-за расширения сельскохозяйственных угодий в Узбекистане, который выращивает овощи и фрукты на экспорт.

"Сейчас наши соседи накапливают воду с учетом того, что в будущем численность населения достигнет 40 млн человек. Тогда как в Казахстане не хватает воды для текущей деятельности, не говоря о создании запасов", – говорит собеседница.

Нужна стратегия

"В нашей стране проблема с Сырдарьей еще и потому, что у нас слабая водная политика. Нет министерства водного хозяйства, как раньше. Есть только комитет по водным ресурсам, который с момента создания в 1996 году перебывал под крылом различных министерств. Комитет "футболили" из ведомства в ведомство. Так нельзя делать, потому что сегодня вопрос обеспечения водой несет международное значение", – сетует Айткуль Шалгынбаева.

К слову, в 2013 году в Таджикистане было создано министерство энергетики и водных ресурсов. В 2016 году в Туркменистане – министерство сельского и водного хозяйства. В 2018 году в Узбекистане – министерство водного хозяйства. В 2019 году, в Кыргызстане – служба водных ресурсов при МСХ.

В Ташкенте, уверена эксперт, несерьезно относятся к нашей стране.

"Там знают о ситуации с "бродяжничеством" комитета по водным ресурсам, что говорит о слабой водной политике Казахстана и нерешительности правительства в защите интересов страны в вопросе трансграничных рек. Многие годы Казахстан легко уступал свои позиции. Что и привело к сегодняшнему положению. В принципе, у них правильная политика. Мы не можем обеспечить своих дехкан водой сейчас, а они уже думают о том, как обеспечить водой будущие поколения. В советские годы Узбекистан построил 25 водохранилищ, потом добавил 9, планирует построить еще 7", – отмечает Шалгынбаева.

По ее мнению, Казахстану нужна стратегическая программа по водному хозяйству не на 2-3 года, а на десятилетия вперед.

Что будут пить новые поколения казахстанцев?

В Казахстане 7 трансграничных рек, от которых республика зависит, и со всеми имеются проблемы. К примеру, в инспекциях, которые следят за этими реками на фоне нехватки специалистов водников, были сокращения штатов. В модернизации нуждаются лаборатории по контролю качества воды трансграничных рек.

"Почему мы позволяем нарушать наши права? – задается вопросом эксперт. – Например, в Европе есть река Дунай, которую делят 19 государств. Они все соблюдают заключенный между ними договор об использовании этой реки. Почему такого нет на реке Сырдарья? На сегодня наши южные соседи интересуются запасами подземных вод Казахстана. По их мнению, даже если река Сырдарья высохнет, мы можем выжить за счет подземных ресурсов. Почему мы должны использовать эти запасы, что будут пить наши дети?"

Проблема Сырдарьи не только наша, а общая. На региональном уровне аким области решает вопросы, но очевидно, что нужна поддержка и сверху. Посетовала спикер и в адрес жителей Туркестанской области.

"Туркестанцы намеревались создать рыбное хозяйство на базе Коксарайского контррегулятора, используя накопленный запас воды. Это невозможно. Потому что весной вся вода пойдет на поля Кызылординской области. Инспекция Арало-Сырдарьинского бассейна вовремя подняла этот вопрос и не дала реализоваться этой идее", – сказала Шалгынбаева.

Махмуд Байходжаев, Кызылорда