/img/tv1.svg
RU KZ
Hang Seng 23 372,43 KASE 2 155,58
РТС 955,34 FTSE 100 5 510,33
DOW J 21 641,19 Алюминий 1 552,50
В Павлодарской области планируют перерабатывать коноплю

В Павлодарской области планируют перерабатывать коноплю

Из каннабиса намерены изготовлять бумагу и текстильные изделия.

15 Август 2019 11:27 7547

В Павлодарской области планируют перерабатывать коноплю

Автор:

Руслан Логинов

В течение пяти следующих лет в Павлодарской области планируется реализация сразу трех проектов по переработке технической конопли. В сорте Cannabis Sativa не содержится наркотических веществ. Компания KazHemp специализируется на производстве из технической конопли – целлюлозы, бумаги, текстиля.

Выбор Павлодарской области в качестве места для выращивания травы и дальнейшей ее переработки инвестор объясняет развитием сельского хозяйства в регионе. В первую очередь большими площадями орошаемых земель, которые намерены вводить в эксплуатацию в ближайшие годы. На данный момент пробную партию семян уже посеяли в одном из павлодарских крестьянских хозяйств «Маяк» на участке в семь гектаров.

В Казахстане компания сам проект запустила в 2015 году, в 2018 году – первое производство. В настоящее время у компании действует первичная переработка конопли на территории Алматинской области. Там же ее и сеют на площади в тысячу гектаров.

«Ранее мы уже работали в Карагандинской, Южно-Казахстанской и Алматинской областях. В настоящее время мы урегулировали вопрос выращивания конопли с МВД РК, потому как используем сорта, не содержащие наркотических веществ. В Павлодарской области мы видим потенциал поливных земель, которые показывают хорошую урожайность», – сообщили в компании KazHemp.

Для полноценного функционирования текстильного производства понадобится 4,5 тыс. гектаров орошения. Оно будет представлять собой три цеха первичной переработки с общей мощностью в 15 тыс. тонн в год, а также комбинат по производству пряжи. Подобный экотекстиль используется в обивках, постельном белье, спецодежде.

Для бумажно-целлюлозного направления понадобится еще полторы тысячи гектаров орошаемых земель. Само производство мощностью 7,5 тыс. тонн в год планируют разместить в Павлодаре. Преимущество такого производства заключается в том, что используется легковозобновляемые ресурсы. Нет необходимости рубить деревья.

Всего, в случае запуска всех производств в Павлодарской области будет создано порядка 600 новых рабочих мест. В данный момент стоимость проектов оценивают в $75 млн – $50 млн на создание текстильного производства, $25 млн на производство бумаги. В качестве источника финансирования будут привлекаться как отечественные, так и зарубежные инвесторы. Готовую продукцию руководитель компании планирует экспортировать.

Со своей стороны в акимате Павлодарской области пообещали оказать проектам всю необходимую помощь, начиная от орошаемых полей и заканчивая местами для строительства. Так, в регионе есть потенциал для развития орошаемого земледелия. В первую очередь, это река Иртыш и канал имени Каныша Сатпаева. Помимо этого, если выращивание конопли покажет соответствующую маржинальность на уровне картофеля или свеклы, акимат поможет найти крестьян. Что касается недвижимости, то возможны варианты использования долгостроев либо помощь в выкупе находящихся в залоге у банков зданий и земли.

Руслан Логинов

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Единственный завод рафинированного масла в Павлодарской области выставлен на торги

Предприятие так и не смогли реанимировать за три года.

25 Февраль 2020 18:14 2812

Единственный завод рафинированного масла в Павлодарской области выставлен на торги

Сельский маслозавод, известный под брендом ТОО «Green Нouse Павлодар», выставлен на торги. Стартовая цена 312 млн тенге на первых торгах никого не заинтересовала. Следующий шаг – на понижение.

Как сообщил inbusiness.kz продавец Кайрат Каримов, окончательная стоимость может оказаться ниже, чем было вложено средств.

«Третий год предпринимается попытка реализовать объект: банкротство, временный управляющий. Задача – найти продавца на имущество и реализовать по минимальной цене. Главное – рассчитаться с банком, речь идет о сумме 1,7 млрд тенге вместе со штрафами и пеней. Далее – задолженность по заработной плате и перед бюджетом по налогам. Но там суммы не столь значительные», – отметил продавец.

Что послужило причиной провала бизнес-проекта, никто однозначного ответа дать не может. Как предположил Кайрат Каримов, возможно, бизнес не заложил свои риски.

«Было три транша, два из которых использовали на закупку оборудования, а третий предполагалось направить на закуп сырья, но банк увидел в этом нецелевое использование средств. Поэтому финансирование было прекращено», – уточнил продавец.

В акимате района Теренколь, где находится завод, прокомментировать ситуацию никто не согласился. В «Даму» проект реализовывался в рамках программы «Дорожная карта бизнеса – 2020», тоже прояснить ситуацию не смогли – фонд не выступал гарантом, а лишь субсидировал процентные ставки поэтому.

Завод по производству рафинированного масла был запущен в 2012 году, мощностью 20 тыс. тонн переработки семян подсолнечника в год, что позволило бы получать 8 тыс. тонн продукции.

По программе «Дорожная карта бизнеса – 2020» проект получил субсидирование процентной ставки. Было выделено порядка 400 млн тенге.

Предприятие работало неритмично, ссылаясь на нехватку оборотных средств для приобретения сырья. С 2016 года завод стоит.

Сырья – в достатке. Масла – нет

На сегодня в области действует 10 объектов по производству нерафинированного подсолнечного масла. Пару лет назад их было 17. Те, кто закрыл данное направление, говорят о дороговизне сырья, оно не свое. По информации главного специалиста отдела заготовки и переработки сельхозпродукции управления сельского хозяйства Павлодарской области Асемгуль Бектуровой, по итогам прошлого года было произведено 2,7 тыс. тонн масла, что составляет 27,5% от потребности области.

«При этом объем производства семян подсолнечника в 2019 году составил 114 тыс. тонн, что превышаемая потребность региона в четыре раза», – отметила специалист.

Основной объем производимого в регионе сырья реализуется на перерабатывающие предприятия Алматинской, Восточно-Казахстанской и Южно-Казахстанской областей. А еще среди потребителей появился китайский бизнес, построивший свой завод в регионе. Правда, весь произведенный объем масла отправляется в Поднебесную.

Выжмут все

Китайский инвестор, запустивший производство нерафинированного масла два года назад в пригороде Павлодара, ТОО «Гринланд Инвест», чувствует себя уверенно. Да и мощность его переработки – до 30 тыс. тонн масла в год, значительно превышает общеобластную. Объем инвестиций составил 1,5 млрд тенге.

Нерафинированное масло полностью экспортируется вместе со жмыхом в Китай, где происходит его дальнейшая переработка. Регион для строительства выбран не случайно: отсутствует конкуренция на сырье ввиду малых мощностей. К тому же рядом находятся приграничные регионы, например Алтайский край, где можно приобретать недостающий объем семян для загрузки завода.

В планах на текущий год предусматривалось дальнейшее развитие бизнеса. Речь идет о расширении производства: выпуске уже рафинированного масла с выходом на казахстанский рынок. Но планы, скорее всего, скорректированы коронавирусом, поскольку все оборудование будет поставляться из Китая.

Марина Попова

Индустриальный сертификат – защита бизнеса

Интервью заместителя председателя правления НПП РК «Атамекен» Жунусовой Д.Б.

13 Январь 2020 17:40 3789

Индустриальный сертификат – защита бизнеса

– Дана Бейсеновна, в социальных сетях среди представителей бизнеса наблюдаются активные дискуссии по поводу индустриального сертификата, разработанного Национальной палатой. Поясните, пожалуйста, что такое индустриальный сертификат и зачем он нужен?

– Индустриальный сертификат – это документ, подтверждающий наличие производства у предприятия. Он свидетельствует о номенклатуре производства, а также производственных мощностях предприятия. Другими словами, наличие индустриального сертификата является своего рода гарантией того, что предприятие действительно является производителем, а не «пустышкой».

– Почему это так важно? Можно пример?

– Это важно с точки зрения обеспечения добросовестной конкуренции между предприятиями. В прошлом мы неоднократно сталкивались с ситуациями, когда лжепредприятия, маскируясь под отечественных производителей, пользовались преференциями и мерами поддержки, выигрывали в государственных и иных закупках, при этом не имея ни одного оборудования для производства.

Выдача индустриального сертификата – новая функция Нацпалаты. С 1 января прошлого года она была закреплена в законе о НПП. Полноценная выдача индустриальных сертификатов начата с марта 2019 года.

С марта по сегодняшний день мы выдали 238 индустриальных сертификатов.

Из них предприятиям легкой промышленности выдано 121 сертификатов, мебельной – 29, машиностроения – 48, IT-сферы – 15, строительной – 15, химической – 13, медицинской – 1, целлюлозно-бумажной – 1.

Глобально мы стремимся к формированию единого и достоверного реестра отечественных производителей, чтобы на уровне республики понимать наши реальные производственные возможности. Безусловно, это крайне важно для формирования эффективной промышленной политики и выработки мер поддержки.

– Какие преимущества дает индустриального сертификата?

– При поддержке правительства и депутатского корпуса мы добились существенных привилегий для обладателей индустриального сертификата.

Так, к примеру, с 1 июля 2019 года по товарам легкой и мебельной промышленности государственные закупки осуществляются только через предварительный квалификационный отбор, для прохождения которого необходим индустриальный сертификат. В результате за второе полугодие прошлого года закупки на более 4,3 млрд тенге были проведены только среди отечественных товаропроизводителей.

В частности, по товарам легкой промышленности проведены закупки на 2,9 млрд тенге среди 39 отечественных производителей, по мебельной промышленности – на 1,4 млрд тенге среди 22 ОТП.

Аналогичную работу мы планируем провести и по другим отраслям.

Также с 1 января 2020 года наличие индустриального сертификата наряду с СТ-КЗ позволяет войти в реестр товаропроизводителей холдинга «Самрук-Казына», а с 31 марта 2020 года для этого будет достаточно наличие только индустриального сертификата. Это большие возможности для отечественных товаропроизводителей, учитывая, что ежегодный объем закупок товаров Фонда составляет порядка 1,9 трлн тенге.

При этом надо понимать, что индустриальный сертификат – это документ, подтверждающий наличие производства, но не определяющий долю местного содержания и происхождение в конкретной партии или единице товара. Таким образом, ИС – это не аналог сертификата СТ-КЗ.

Приоритет отечественным товаропроизводителям с индустриальным сертификатом теперь также предусмотрен и в государственном оборонном заказе.

Кроме того, ряд мер государственной поддержки по продвижению экспорта, таких как возмещение затрат за рекламу, участие в выставках, содержание торговой площади и склада, доставка, сертификация за рубежом, будет предоставляться только предприятиям, подтвердившим свой статус товаропроизводителя наличием индустриального сертификата либо сертификатом СТ-KZ.

Мы планируем продолжить работу над расширением сферы применения индустриального сертификата, как в целях доступа к закупкам, так и в целом для анализа уровня технологического развития предприятий и выработки на основе этого иных мер поддержки.

– Поднимался вопрос о финансовой составляющей. Выдача ИС – платная?

– Здесь необходимо внести ясность. Выдача индустриального сертификата состоит из двух этапов:

Первое – анализ состояния производства отраслевым экспертом, назначаемым профильной ассоциацией.

Второе – формирование реестра отечественных производителей товаров, работ и услуг и выдача индустриального сертификата региональной палатой предпринимателей.

По настоянию отраслевых ассоциаций работа отраслевого эксперта на первом этапе проводится на платной основе: в размере до 10 МРП, или 26 510 тенге за один рабочий день. Также отдельно оплачивается перелет и проживание отраслевого эксперта: около 100-150 тыс. тенге. Итого, если брать в среднем 7-10 дней на проведение экспертизы, получается порядка 200-400 тыс. тенге.

Фактическая выдача сертификата Национальной палатой, то есть второй этап, производится на безвозмездной основе. Таким образом, НПП не получает ни одного тенге за выдачу индустриального сертификата. Несмотря на существенные затраты организации, такие как сопровождение электронной системы сертификации (80 млн тенге ежегодно), содержание дополнительного штата сотрудников (около 110 млн тенге ежегодно) проведение процедуры верификации и аудита, участие в судебных процессах (более 8 млн тенге ежегодно).

При этом мы видим, что выражаются разного рода вопросы по поводу требования уплаты обязательных членских взносов для получения индустриального сертификата. Необходимо пресечь подмену понятий.

ОЧВ – это не плата за получение индустриального сертификата. Согласно законодательству субъекты частного предпринимательства обязаны оплачивать обязательные членские взносы в качестве членов Национальной палаты. При этом решением съезда НПП малый бизнес освобожден от уплаты ОЧВ до 2022 года. Таким образом, фактически всего два процента от всех субъектов бизнеса подпадают под обязательство уплаты взноса.

Более того, из 238 предприятий, уже получивших индустриальный сертификат, порядка четверти (58 компаний) освобождены от уплаты ОЧВ.

– Как разрабатывались правила выдачи ИС? Все ли мнения были учтены?

– Обсуждения правил начались еще более трех лет назад. Было проведено более 50 совещаний, круглых столов, видеоконференций и т. д. Естественно, к данной работе привлекались все заинтересованные лица: бизнес, ассоциации, госорганы.

Правила разрабатывались так долго отчасти по причине того, что до последнего сохранялся ряд принципиальных разногласий.

Если вспомнить, то одним из главных при обсуждении проекта правил был вопрос, кто будет проводить экспертизу технологического процесса предприятий. Ассоциации выражали позицию о том, что именно они как отраслевые объединения, имеющие соответствующих специалистов и экспертов, должны проводить экспертизу предприятий.

В конечном итоге Национальная палата пошла навстречу, и в правила была включена норма – проводить экспертизу технологического процесса отраслевыми экспертами, рекомендованными ассоциациями.

– С какими сложностями вы столкнулись на практике при выдаче ИС?

– Как я отмечала выше, на сегодня индустриальный сертификат внедрен в государственные закупки, закупки фонда «Самрук-Казына», а также гособоронзаказа.

И эффект для компаний – обладателей индустриального сертификата – действительно значительный.

Вместе с тем в ходе анализа эффекта для отечественных производителей от применения индустриального сертификата мы столкнулись со случаями недобросовестного участия в государственных закупках и злоупотребления наличием ИС.

Так, к примеру, имеются факты участия компаний, которые получили ИС как производитель продукции легкой промышленности, в закупках товаров мебельной промышленности.

Более того, такие компании не только приняли участие, но были определены победителем и поставили товар.

Другой пример: предприятие мебельной промышленности получило индустриальный сертификат и было включено в реестр квалифицированных поставщиков. Однако в заявке на участие в закупке стульев указало страну происхождения поставляемого товара – Республика Украина, что не соответствует цели применения индустриального сертификата в закупках.

В рамках совместной работы с Центром электронных финансов по мониторингу госзакупок мы выявили данный факт. После чего предложили доработать Портал государственных закупок путем установления форматно-логистического контроля.

Дополнительно также прорабатывается с министерством финансов внесение изменений в правила осуществления государственных закупок в части установления четкого требования о предоставлении только сертификата СТ-КЗ при поставке товара, закупаемого способом конкурса с ПКО.

– Почему вносятся изменения в правила выдачи ИС? В чем суть этих изменений и что это даст?

– Можно констатировать, что за полгода практика выдачи ИС позволила выявить изъяны в процессе выдачи сертификатов.

Проблемные вопросы возникли уже с первого этапа выдачи, т. е. начиная от выбора отраслевого эксперта до получения заключения отраслевой экспертизы. Можно выделить основные из них.

Во-первых, это острая нехватка отраслевых экспертов, особенно в регионах.

На сегодня, к примеру, Союзом машиностроителей Казахстана выделено всего 6 экспертов на проведение экспертизы. При этом в Казахстане числится более 2,2 тыс. предприятий в отрасли машиностроения. Получается, это один эксперт на 375 компаний!

Аналогично в отрасли легкой промышленности на 1030 компаний приходится всего 15 экспертов, а в мебельной отрасли – 7 экспертов на 905 предприятий.

Нехватка экспертов на этапе отраслевой экспертизы стала своего рода «узким горлышком» для предпринимателей. Поэтому с учетом мнения бизнеса мы считаем необходимым установить в правилах требование об определении не менее одного отраслевого эксперта в каждом регионе.

Во-вторых, это отсутствие четких отраслевых критериев для проведения анализа состояния производства. К примеру, нет классификации видов деятельности по кодам в разрезе отраслей, нет градации предприятий по размерности – малое, среднее, крупное. Таким образом, все сводится к субъективной оценке отраслевого эксперта, что влечет за собой определенные риски.

В этой связи мы настаиваем на утверждении ассоциациями по каждой отрасли критериев по анализу состояния производств, с согласованием комитета индустриального развития и промышленной безопасности МИИР РК и НПП.

Стоит отметить, на сегодняшний день Ассоциация мебельной и деревообрабатывающей промышленности Казахстана – единственное отраслевое объединение, которое разработало такие отраслевые критерии и выражает активную и конструктивную позицию по вопросу совершенствования механизма выдачи индустриального сертификата.

К сожалению, остальные отраслевые ассоциации не столь активны в данном вопросе.

В-третьих, это отсутствие четкой регламентации по включению либо исключению отраслевых экспертов ассоциациями, а также регламентации их взаимодействия.

На сегодня нет даже квалификационных требований, аттестации и процедуры утверждения кандидатур. Не определены права и обязанности экспертов и ассоциаций, штрафы за нарушения, отчетность, механизмы контроля за деятельностью эксперта.

В-четвертых, не регламентирован процесс взаимодействия ассоциаций и экспертов с заявителями на получение индустриального сертификата. То есть не определяются сроки и порядок проведения экспертизы, сумма оплаты и т. д.

Для решения этих проблем, в целях обеспечения прозрачности и наделения ответственностью вовлеченных сторон мы предлагаем провести автоматизацию всего бизнес-процесса с включением всех участников механизма, а также внедрить электронные типовые договоры с указанием регламента работы, ответственности, квалификации, сроков, штрафов за неисполнение и др.

В-пятых, на сегодняшний день в ИС указываются коды ЕНСТРУ на каждый выпускаемый товар. Однако ЕНСТРУ не является госсистемой кодификации, не является статичным и исчерпывающим справочником. Новые коды могут создаваться ежедневно.

Соответственно, к примеру, чтобы участвовать в закупках, бизнесу придется вносить изменения в ИС по каждому незначительному изменению в кодификации или после каждого добавления новых кодов. Это затратно и нецелесообразно. Поэтому мы предлагаем исключить поле кодификации ЕНСТРУ из индустриального сертификата.

Кроме того, другие изменения и дополнения в правила включают:

  • камеральный контроль со стороны центрального аппарата НПП в целях выявления рисков нарушений при выдаче индустриального сертификата;
  • усиление квалификационных требований к отраслевым экспертам;
  • усиление ответственности экспертов, ассоциаций и региональных палат предпринимателей и др.

Хотелось бы отметить, что индустриальный сертификат – это потенциально один из самых действенных инструментов поддержки реальных производителей Казахстана. Мы видим, что правительство принимает конкретные меры по данному вопросу.

Но предпринимателям и отраслевым объединениям также важно понимать ответственность данной работы, учитывая, что ОТП открывается доступ к закупкам государственного и квазигоссектора с огромными бюджетными средствами. Как отмечал президент на расширенном заседании правительства 15 июля прошлого года, нельзя забывать о встречных обязательствах, поэтому НПП и в целом бизнес должны идти навстречу правительству.

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: