RU KZ
KASE 2 380,91 Hang Seng 29 088,82 FTSE 100 7 207,59 РТС 1 213,40 DOW J 25 507,52 Золото 1 313,20
$ 378.17 € 429.11 ₽ 5.88
Погода:
-5Астана
+5Алматы
KASE 2 380,91 Hang Seng 29 088,82
FTSE 100 7 207,59 РТС 1 213,40
DOW J 25 507,52 Золото 1 313,20
«Я поняла, что возможностей докапитализации у меня нет, поэтому и объявила о добровольной реорганизации»

«Я поняла, что возможностей докапитализации у меня нет, поэтому и объявила о добровольной реорганизации»

Единственный акционер Kompetenz – о своем решении и решении регулятора о лишении СК лицензии.

«Я поняла, что возможностей докапитализации у меня нет, поэтому и объявила о добровольной реорганизации», Kompetenz , Страхование, Нацбанк РК, Страховая компания, лицензия

Фото: kursiv.kz

2836 14 Февраль 2019 11:17 Автор: Елена Тумашова

«В деятельности страховой компании Kompetenz были выявлены определенные сделки с признаками вывода активов, информация об этих сделках направлена в правоохранительные органы. Контрпартнеры страховой компании, находящиеся за рубежом, не подтверждают принятие премий, размер которых в целом составляет примерно одну треть активов компании», – прокомментировала для abctv.kz информацию из сообщения регулятора в отношении страховой компании директор департамента регулирования внебанковских финансовых организаций Национального банка РК Айнур Кошербаева.

Напомним: с 1 февраля этого года данная страховая компания лишена лицензии на право осуществления страховой (перестраховочной) деятельности по отрасли «общее страхование». Основание – неоднократное (два раза в течение последних 12 месяцев) приостановление действия лицензии.

О выводе средств за рубеж

Конкретно в информационном сообщении Нацбанка от 13 февраля этого года говорится следующее:

«В рамках проверки выявлены сделки, имеющие признаки вывода средств из компании в размере, составляющем 1/3 активов компании, заключенные должностными лицами компании, в том числе при перестраховании за рубежом».

Комментируя это во время пресс-конференции в Алматы, единственный акционер СК Жанар Калиева указала на недоказанность информации. И отметила, что система финансового надзора в Казахстане построена таким образом, что участники страхового рынка сдают отчеты на ежемесячной, ежедекадной основе. СК проходила аудиторскую проверку на протяжении последних восьми лет, аудит в компании проводили представители «большой четверки».

«Страхование и перестрахование – это наша профессиональная деятельность. Нацбанк требует, чтобы перестраховщики были с определенными рейтингами. Мы перестраховываем свои риски в высокорейтинговых компаниях. (…) Мне непонятно, почему сейчас это классифицируется как вывод средств за рубеж», – отметила она.

Почему Нацбанк лишил СК лицензии

Как указывается в информационном сообщении регулятора, основания, по которым СК лишили лицензии, предусмотрены Законом о страховой деятельности – за неоднократное (два раза в течение последних 12 месяцев) приостановление действия лицензии.

В 2018 году Нацбанк приостанавливал действие лицензии страховой компании на право осуществления страховой (перестраховочной) деятельности дважды – сроком на три и на шесть месяцев.

Также компания была лишена лицензии на право осуществления страховой (перестраховочной) деятельности по добровольному классу «Страхование грузов».

«В отношении компании Kompetenz с 2014 года Национальным банком были приняты поступательные меры в рамках надзорного процесса. Применялись соответствующие ограниченные меры воздействия, основной целью которых являлась дополнительная капитализация компании в целях соблюдения пруденциальных нормативов», – прокомментировала для abctv.kz представитель Национального банка РК Айнур Кошербаева.

По ее словам, также были применены меры административного взыскания и отстранение работника от исполнения должностных обязанностей, связанных с нарушением законодательства о страховании.

«Учитывая, что принимаемые меры не дали должного эффекта, Национальный банк дважды приостановил действие лицензии. Это было связано с тем, что наблюдалось систематическое нарушение компанией пруденциальных нормативов: в 2017 году – на 10 дат, в 2018 году – на восемь дат», – сообщила представитель регулятора.

По ее словам, решение о лишении лицензии по классу «Страхование грузов», связано с тем, что «в рамках финансовой отчетности было выявлено искусственное увеличение активов компании по данному классу страхования».

О «длинных» обязательствах и оздоровлении

Напомним: страховая компания, о которой идет речь, была дочерней компанией Европейского страхового общества Allianz S.E. с 2007 года, в 2011 году международный страховой холдинг продал «дочку» топ-менеджеру компании – Жанар Калиевой. В 2012 году компания была переименована в СК Kompetenz.

Единственный акционер напомнила предысторию:

«Компания досталась мне с многомиллиардными «длинными» обязательствами по ответственности работодателя на производстве. Два года мы меняли закон, вменив солидарную ответственность работодателя за причинение вреда на предприятии. С поддержкой Национального банка, НПП «Атамекен», АФК была проделана большая работа, чтобы мы могли изменить закон. Если бы не удалось это сделать, то этой компании, наверное, не было бы уже тогда, потому что обязательства были огромные и очень «длинные». И вот с этого момента мы начали компанию развивать. Мы были одними из первых, кто застраховал этот риск, и мы выплатили порядка 1,5 миллиарда тенге. Позднее Верховный суд признал необоснованность этих выплат – что-то мы вернули, что-то до сих пор в процессе. Тем не менее, это сыграло огромную роль в том, чтобы у компании появились трудности по капиталу (тогда все эти выплаты в резерве не формировались). Но это социальный вопрос, и я считаю, что все свои обязательства мы выплатили. В то время Национальный банк принял это во внимание, мы сотрудничали, у нас было соглашение о том, что мы будем оздоравливаться, восстанавливаться. Нам это удалось. В первом полугодии 2018 года, пока нам не приостановили во второй раз лицензию, стали страховой компанией № 7», – говорит спикер.

Однако в последний год, по ее словам, компания стала испытывать трудности, в ее отношении начался «очень серьезный надзор».

О решениях с двух сторон

«Я понимала задачу Национального банка сделать рынок сильным. Я понимала, что нужно консолидироваться, что у компании должен быть хороший, сильный капитал. Страховая компания – это мой единственный бизнес. Я осознавала, что мои возможности по капитализации ограничены. Пыталась привлечь инвесторов неоднократно, поскольку финансовые показатели были устойчивыми, компания была прибыльной. Но по какому-то, я называю это «странному стечению обстоятельств», инвесторы уходили, не выходя на сделку. Я поняла, что возможностей докапитализации у меня нет, поэтому и объявила о добровольной реорганизации», – рассказала Жанар Калиева.

Решение единственного акционера и совета директоров о добровольной реорганизации акционерного общества в товарищество с ограниченной ответственностью без права занятия страховой деятельностью она озвучила в январе этого года.

Несмотря на это, по ее словам, Национальный банк принял решение лишить компанию лицензии и ввести временную администрацию. А этот орган управления не имеет права осуществлять страховые выплаты, говорит единственный акционер СК.

«Закон правильно и хорошо написан. Он предполагает, что лицензии лишаются те компании, у которых действительно все плохо, активов не хватает. Поэтому есть необходимость вмешательства и использования средств Фонда гарантирования страховых выплат для выплат страхователям. Но у нас активы почти в три раза превышают обязательства. Зачем тратить средства Фонда гарантирования страховых выплат, если у компании достаточно своих средств для покрытия своих обязательств?» – говорит Жанар Калиева.

Вместе с тем Айнур Кошербаева отметила, что основная функция временной администрации – сохранность активов.

«То есть до момента подачи иска в суд о принудительной ликвидации компании временная администрация обязана обеспечить сохранность всех активов. Поэтому ни о каких сделках, или выплатах, или дополнительных расходах, не связанных с непосредственной деятельностью компании либо с исполнением ею обязательств по договорам страхования, не может быть и речи», – сказала директор департамента регулирования внебанковских финансовых организаций Нацбанка.

Она подчеркнула, что, если есть страховой случай, страхователь может заявить о нем во временную администрацию.

«В установленные законодательством сроки временная администрация рассмотрит и примет соответствующее решение», – заверила собеседница.

Применялось ли мотивированное суждение

Как сообщил на пресс-конференции управляющий директор по взаимодействию со страховым и фондовым рынками Ассоциации финансистов Казахстана Ерлан Бурабаев, на вопрос, применялось ли в отношении СК мотивированное суждение – инструмент регулирования, запущенный с начала этого года, в Национальном банке ответили отрицательно.

«Достаточно продолжительное время шел диалог (между финансовым рынком и Нацбанком. – Ред.), финансовый рынок отстаивал свою позицию в том, как должно применяться мотивированное суждение. Принятый вариант значительно отличается от того, который предлагал Нацбанк. Если бы ко мне применили мотивированное суждение, мне бы это даже помогло. Мне должны были бы его прислать, дали бы мне пять дней на подготовку мотивированного ответа, и у меня была бы возможность себя защитить», – заключила спикер.

Как пояснил партнер юридической фирмы GRATA Бахыт Тукулов, представляющий интересы Жанар Калиевой, иск подан в Бостандыкский районный суд по гражданским делам г. Алматы, «поскольку истец является физическим лицом».

«Это иск об оспаривании действий государственного органа. Мы просим признать незаконным постановление Национального банка о лишении лицензии», – сказал юрист.

Жанар Калиева отметила, что сейчас у нее две цели. Первая – защитить активы, вторая – защитить репутацию.

Елена Тумашова

Теги:

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости:

OK