/img/tv1.svg
RU KZ
Южнокорейские инвесторы потеряли надежду на освоение Жамбыла

Южнокорейские инвесторы потеряли надежду на освоение Жамбыла

После ухода южнокорейского партнера из проекта освоения Жамбыл на Каспии, «КазМунайГаз» планирует самостоятельно продолжить разведку месторождения.

09:40 27 Июль 2016 7051

Южнокорейские инвесторы потеряли надежду на освоение Жамбыла

Автор:

Кульпаш Конырова

Инвесторы уходят и не обещают вернуться
Вложив десятки миллионов долларов США за семь лет в поисках «черного золота» в казахстанской части Каспийского шельфа, корейский консорциум KC Kazakh B.V. уходит из Казахстана, так и не дождавшись воплощения своих надежд и ожиданий. Это произошло в апреле текущего года.

А на этой неделе спустя три месяца стало известно, что национальная компания «КазМунайГаз», намерена приобрести право недропользования в контракте на проведение разведки углеводородного сырья по участку Жамбыл у компании KC Kazakh B.V.

Соответствующее ходатайство поступило в антимонопольное ведомство республики. Речь идет о покупке 27%-ной доли в данном проекте. Кстати, за спиной KC Kazakh B.V.  стоит его «материнская компания» - Корейская национальная нефтегазовая корпорация (KNOC).

Причин ухода очередного инвестора (до корейской компании, ушла с каспийского шельфа норвежская Statoil - прим. Авт.), польстившегося на освоение морских глубин Каспия, несколько. Но обо всем по порядку.

Казахстанские недра были основной причиной прихода в нашу страну иностранных инвесторов. «Сырье в обмен на технологии» - стало главным девизом наших взаимоотношений с компаниями из стран с более развитой экономикой.

Ты помнишь, как все начиналось...
Очередным «пряником» для прихода инвесторов из Южной Кореи стало нефтяное месторождение на севере Каспия - Жамбыл. В районе этого участка расположены четыре перспективных нефтегазовых объекта со структурами Северо-Западная (Жамбыл), Жетысу, Камеральная и Аблай-хан.

Власти Казахстана заявили, что по предварительным результатам геологоразведки извлекаемые запасы составляют более 120 млн тонн. Ожидаемая итоговая доходность проекта составляет примерно 30-35 млрд долларов.

Южная Корея является четвертым в мире крупным импортером сырой нефти, так необходимой для бурно развивающейся экономики. Поэтому освоение новых нефтегазовых месторождений в других странах, в том числе в Казахстане, было для них важным «заделом» на будущее.

Началом переговорного процесса по сотрудничеству между Казахстаном и Южной Кореей в нефтегазовой сфере принято считать 2004 год, когда между «КазМунайГазом» и Корейским консорциумом был подписан протокол по участку Жамбыл. 

В феврале 2005 года в Астане между компаниями двух стран было подписано соглашение о принципах (СоП) по участку Жамбыл. А в мае 2008 года в рамках визита премьер-министра Южной Кореи в Казахстан между «КазМунайГазом» и КС Kazakh B.V. было подписано соглашение о совместной деятельности на проведение разведки углеводородного сырья по участку Жамбыл. 

Руководство Корейской национальной нефтегазовой корпорацией (KNOC) после церемонии подписания документа заявило, что «это будет первым шагом Южной Кореи на рынок нефти и газа в Центральной Азии».

Позднее было создано ТОО «Жабыл Петролеум», которое и стало оператором месторождения Жамбыл. Права на недропользование в этом ТОО были распределены следующим образом: АО «НК «КазМунайГаз» (73%) и корейский консорциум КС Kazakh B.V. (27%).

Напомним, что одним из условий сделки было обязательство корейской KC Kazakh B.V. финансировать 100% затрат по проекту в период «Разведки и оценки», в том числе, доли «КазМунайГаза».

Южнокорейские партнеры были одними из самых щедрых и покладистых и самых доверчивых инвесторов. Свои обязательства корейские партнеры сдержали и бремя финансовых расходов несли, не пикнув.

Кто рискует, но и не пьет шампанское
Получить ответ у инвесторов из Южной Кореи нам не удалось. Как выяснилось, в Атырау, где располагался офис ТОО «Жамбыл Петролеум» представители корейской стороны, практически, не присутствовали. Все строилось на полном доверии к казахстанской стороне. Руководство ТОО лишь ездило в Сеул с отчетами о проделанной работе.

А сделано было немало.  По данным источника abctv.kz, южнокорейские партнеры оплачивали все, что требовалось для обнаружения нефти, начиная от строительства морской буровой установки «Каспиан Эксплорер» до сейсморазведки в формате 2D, гравитационной разведки и магниторазведки.

Чтобы не утруждать читателей перечислением всех проделанных работ, перейдем сразу к сути разногласий. Недовольство инвесторов началось тогда, когда проведенное разведочное бурение показало, что тех ожидаемых запасов нефти, о которых заявляли казахстанские власти, нет. Пробуренные скважины на языке нефтяников оказались «сухими».

Скважины показали лишь наличие газа, но при отсутствии должной инфраструктуры по его переработке, коммерческого интереса это у инвесторов это не вызвало. По информации нашего источника, хорошо осведомленного с ситуацией на проекте, южнокорейские партнеры, потратив пока «впустую» десятки миллионов долларов, вышли к казахстанской стороне с предложением об увеличении их доли с 27% до 40% или 50%.

«Лишь при такой доле они соглашались профинансировать дальнейшие этапы геологоразведки, но получили отказ. Казахстанская сторона аргументировала тем, что пойдет на такой шаг в случае коммерческого обнаружения нефти. Юридическим основанием для отказа стали те документы, которые были подписаны между сторонами на начальном этапе», - отметил собеседник на условиях анонимности.

Перефразируя известное выражение, получилось, что южнокорейские партнеры рискнули, но нефти не нашли и, следовательно, выпить шампанского им не удалось.

«Сложно сказать, почему они ушли. Если вы знаете, разведка и добыча - это очень технологическое и тяжелое мероприятие, требующее силы воли и денег. Может деньги кончились», - сказал в интервью порталу abctv.kz заместитель председателя правления по корпоративному центру АО НК «КазМунайГаз» Данияр Берлибаев в кулуарах прошедшего в мае текущего года Астанинского экономического форума, комментируя по нашей просьбе решение корейских партнеров по выходу из проекта Жамбыл.

Инвесторы, вы где?
Теперь «КазМунайГаз» должен самостоятельно продолжить реализацию программы разведочных работ на северокаспийском участке Жамбыл. Но на фоне низких цен на нефть, финансирование геологоразведочных работ не только в Казахстане, по всему миру приостановлено, либо ведется в урезанном режиме.

По официальным данным, только в 2014-2016 годы финансовые обязательства по проекту Жамбыл оценивались более чем в 16 млрд тенге (86,8 млн долларов), в том числе инвестиции - 13,6 млрд долларов (73,5 млн долларов), из которых на разведку должно было быть направлено 13,4 млрд (72,3 млн долларов).

Где найти эти средства, если ранее все расходы на 100% несли корейские партнеры? Сможет ли осилить доразведку Жамбыла национальная компания «КазМунайГаз», которая подала заявку, как было сказано выше, на покупку доли КС Kazakh B.V. (27 процентов)? Как известно, у КМГ и без этого есть серьезные обязательства в проекте Кашаган. Пока ответов на эти вопросы нет.

Придут ли вместо корейцев другие инвесторы? Как нам стало известно, пока никто из зарубежных инвесторов интереса к проекту Жамбыл не проявил.

Кульпаш Конырова

КМГ выплатит акционерам 7% чистой прибыли 2019 года

28 Май 2020 12:48 3102

Объем дивидендов увеличится вдвое к предыдущему году, подчеркивает компания.

Совет директоров АО «НК «КазМунайГаз» (КМГ) одобрил выплату дивидендов по итогам 2019 года в размере 81,7 млрд тенге, следует из решения управляющего органа. Объем дивидендных выплат «примерно в два раза больше, чем годом ранее», подчеркивают в нефтегазовой нацкомпании. Размер выплат соответствует объемам выплачиваемых нацкомпанией зарплат – почти 78,1 млрд тенге за прошлый год (рост год к году на 6%).

Согласно консолидированной аудированной отчетности КМГ, чистая прибыль в 2019 году сложилась на уровне 1,16 трлн тенге. Соответственно, нацкомпания выплатит акционерам около 7% чистой прибыли. К слову, только прямой доход КМГ от участия в совместных и ассоциированных предприятиях за 2019 год составил 827 млрд тенге (без учета прибыли дочерних предприятий с контрольным пакетом).

«Решение о выплате дивидендов принято в соответствии с дивидендной политикой и согласовано с основным акционером компании с учетом поручений главы государства. Совет директоров дополнительно принял во внимание текущее финансовое состояние КМГ, прогноз денежных потоков, влияние на международные кредитные рейтинги, проводимую работу по сохранению рабочих мест, а также запланированные инвестиции, осуществляемые в интересах государства», – объяснили в нацкомпании низкий размер выплат государству, как ключевому контрольному акционеру КМГ.

В КМГ подчеркнули, что, помимо дивидендов, направили акционерам 20 млрд тенге, включая средства для строительства соцобъектов в городах Нур-Султане и Туркестане. Необходимо отметить, что КМГ выплатил по внешним долгам, сумма «которых в 2019 году составила около 997 млрд тенге (2,6 млрд долларов)».

Общей размер долговых обязательств КМГ на конец 2019 года, согласно аудированной отчетности, составляет 3,84 трлн тенге. В 2019 году на погашение основного долга и процентов было направлено 444,6 млрд и 238,3 млрд тенге соответственно; обязательства еще на 111 млрд тенге были списаны компании партнерами в связи с прекращением участия в СРП на месторождении Жемчужина.

Султан Биманов

Антикризисные меры в АО «НК «КазМунайГаз»: отказ от премий, бонусов и служебных автомобилей

18 Май 2020 14:00 3628

Смотрите в прямом эфире телеканала ATAMEKEN BUSINESS.

Брифинг пройдет в 15:00 с управляющим директором по управлению человеческими ресурсами АО «НК «КазМунайГаз» Хасановым Даулетжаном Кенесовичем.