Баннер втб
RU KZ
Рекламный баннер Dell
Жаксыбек Кулекеев – о последствиях COVID-кризиса для экономики Казахстана. Что же нас ждет?

Жаксыбек Кулекеев – о последствиях COVID-кризиса для экономики Казахстана. Что же нас ждет?

06:00 19 Август 2020 26472

Жаксыбек Кулекеев – о последствиях COVID-кризиса для экономики Казахстана. Что же нас ждет?

Автор:

Катерина Клеменкова

Такого кризиса еще не было. Пока никто не может точно предсказать, что пандемия сделает с экономикой. Но большинство экспертов уверены – самые серьезные последствия ждут впереди…  

Своим мнением относительно истинного масштаба COVID-кризиса, длительности и последствий в интервью Inbusiness.kz поделился экс-министр экономики и торговли, научный руководитель Центра исследований прикладной экономики (AERC – Applied Economics Research Centre) Жаксыбек Кулекеев.

«В предыдущие годы темп роста мировой экономики в среднем колебался на уровне 3%, и если он падал до 2-2,5%, то во многих странах наступала рецессия. В декабре прошлого года, когда в Китае обнаружили коронавирус, МВФ спрогнозировал некоторое замедление темпов роста мировой экономики, до уровня примерно 2,7%. Однако негативное влияние коронавируса на экономики мира оказалось значительно существеннее, поэтому по итогам первого полугодия 2020-го они скорректировали свой прогноз – сейчас МВФ ожидает падения экономики до уровня минус 4,9%. Можете представить? – начал разговор Кулекеев. – Получается, мировая экономика должна потерять в своем темпе в течение текущего года примерно на 7,5%. Это страшные цифры, отражающиеся на социальном благополучии населения многих стран мира».

Кризис, который пророчат, называют «великим карантином» (Great Lockdown). Еще в апреле МВФ сообщил, что денег в мире будет меньше, а долгов – больше. Экономика в планетарном масштабе обеднеет на $9 трлн. Но ведь если где-то убыло, значит, где-то прибыло? Или не так? Куда денутся $9 трлн?

$9 трлн – это огромная цифра для мировой экономики. Если учесть, что мировой ВВП составляет примерно $95 трлн в год, значит, потери мировой экономики составят около 10%. Что это значит? Для примера, все, что производит Казахстан в течение года, оценивается примерно в $160 млрд. Такая большая страна, как Россия, в год производит товаров и услуг в пределах $1,5 трлн. То есть $9 трлн – это значит, что шесть таких государств, как Россия, ничего не будут производить целый год. Понимаете масштаб?

Масштаб впечатляет.

Легко сказать: «$9 трлн!» $9 трлн – это огромные потери мировой экономики. Их нет, считайте, что $9 трлн сгорело.

Дальше будет хуже, чем в 90-х?

Этот кризис непохож на предыдущие кризисы. Конечно, кризисы вообще редко бывают похожими друг на друга. В последнее время мы все чаще слышим о кризисе перепроизводства, так сказать «кризисе пузыря». Мир уже сталкивался с финансовым кризисом, некоторые страны переживают долговой кризис… Все эти кризисы, как правило, начинаются в каком-то одном секторе экономики, а потом распространяются на все остальные сектора. Но коронакризис не такой. Он начался практически одномоментно по всей планете и запер людей по домам. Передвижение людей между континентами и странами в период других кризисов никогда не ограничивалось, а сегодня люди не летают, не пересекают границы, сидят дома и соблюдают дистанцию. Ну кто мог себе представить наступление такого периода в развитии современного глобального мира?

И никто сегодня не может предсказать, когда этот кризис закончится, из-за того что слишком много неопределенностей.

Высочайшая степень неопределенности, люди лишились возможности строить планы. Как же нам быть?

Пока мир не победит этот коронавирус, трудно прогнозировать и строить планы на будущее. Сначала нужно победить коронавирус, а потом уже работать над налаживанием традиционных связей между странами и континентами, а также восстановлением экономики.

Если говорить о восстановлении экономики, то даже наша маленькая казахстанская экономика обладает огромной инерционной силой. Это как огромный, тяжелый маховик. Сейчас экономика в своем развитии замедляется с каждым месяцем, катится вниз из-за коронакризиса. Пока этот маховик в виде экономики Казахстана только набирает скорость падения, и, как долго этот процесс будет продолжаться, не поддается прогнозу в силу наличия слишком больших неопределенностей. В будущем, чтобы восстановить экономическое развитие, сначала надо будет замедлить скорость падения, затем остановить, и только после этого можно попытаться подтолкнуть вверх.

Но, к сожалению, пандемия только набирает обороты. Буквально месяц назад ежедневно сообщалось о 100-150 тысячах вновь инфицированных, а сегодня уже говорят, что ежедневно выявляют более 250 тысяч. Количество зараженных почти каждый месяц удваивается. Сейчас больных в мире стало около 22 млн, а число жертв приближается к миллиону.

Все мы надеемся только на ученых, которые интенсивно трудятся над тем, чтобы найти вакцину либо эффективные методы лечения болезни.

Есть и другое мнение. Некоторые эксперты считают, что коронавирус станет мощным толчком, которого миру давно не хватало. Может быть, маховик как раз сейчас «перезапускается» в другую сторону?

Я уже говорил, что этот кризис ни на что не похож. Все мы хорошо знаем главную причину возникновения данного кризиса – это коронавирус. Мир пока находится в объятиях этого кризиса, причем с каждым днем становится реальной вторая волна коронакризиса. Если страны мира окажутся под ударом второй волны, то падение мировой экономики может оказаться сильнее, чем -4,9%. Поэтому никто не исключает, что по итогам III квартала МВФ уточнит свои прогнозы в худшую сторону. Все страны мира борются с этим коронавирусом, и понятно, что люди всего мира устали от ограничительных мер. Народ хотел бы быстрее вернуться к нормальной жизни, однако сегодняшние результаты борьбы с вирусом пока не дают такого шанса людям.

Теперь о том, что касается «толчка». После пандемии, по мнению многих известных экспертов, мир изменится. Уже сегодня потребительские предпочтения и жизненные ценности людей изменились. Новая машина, новый холодильник… а ведь, оказывается, есть более ценные вещи. И люди стали это более отчетливо понимать. Борьба с пандемией сделала многих людей добрее, у нас появились тысячи волонтеров, которые бескорыстно помогали людям, оказавшимся в тяжелой ситуации, делясь последним. По сей день многие неправительственные организации, активные граждане продолжают оказывать поддержку больным, медицинским организациям и работникам системы здравоохранения. Подобные добрые начинания заслуживают высокой оценки.

Что касается приобретения новых навыков в условиях локдауна, то очень многие научились работать удаленно. Онлайн-торговля, дистанционное обучение и конференции, осуществление платежей без посещения банков и пр. уже становится обыденностью, являясь видимыми признаками глобальных изменений, того самого нового «толчка», которого миру, может быть, не хватало.

Приведу всего один пример. На сегодня в мире порядка 14 тысяч университетов, в них обучается около 150 млн студентов. Многие ведущие мировые университеты в период карантина открыли доступ к своим информационным ресурсам, лекционным материалам, научным разработкам. Параллельно некоторые из них дистанционно организовывали такие краткосрочные обучающие семинары, по окончании которых можно получить сертификат за символическую оплату. При этом они широко апробировали smart-технологии, использование которых до минимума снижает участие живых людей в обучающем процессе. Слушатели таких курсов после оплаты небольшой суммы ($25-30) получают доступ ко всем обучающим материалам (лекциям, учебной литературе и пр.). После ознакомления с этими материалами они должны выполнить контрольные задания самостоятельно и направить ответы в электронном формате. На другом конце «умная» технология проверяет работу слушателей и быстро отвечает. Если вы успешно освоили определенный процент учебного материала, то выписывается сертификат.

Особенность новой системы состоит в том, что такая форма обучения позволяет вам пройти уроки на своем языке, поскольку встроенные в систему «умные» технологии могут перевести лекции на ваш язык и обратный перевод с вашего языка на рабочий язык университета. Таким образом, незнание иностранного языка в скором времени может перестать быть барьером в получении дипломов ведущих университетов мира. То есть в ближайшем будущем, не выходя из дома, здесь, в Казахстане, не зная английского языка, станет реальностью получение диплома ведущего университета мира. Следовательно, уже появляются технические возможности для образования мировых монополистов в системе высшего образования. Другими словами, если сегодня в самых крупных университетах обучается до 100 тысяч человек, то в скором времени, вполне вероятно, что появятся университеты с численностью студентов более миллиона человек.

Мир очень быстро меняется. Меняется и отношение людей к работе. Я, например, занимаюсь творческой работой, я исследователь, с марта сижу дома, работаю удаленно. Благодаря этому я уже стал более рационально использовать свое рабочее время, при этом удаленная работа упростила проведение совещаний с экспертами из России, Украины, Белоруссии, Америки, Англии… Им тоже это удобно, поскольку им не надо тратить время на дорогу, чтобы приезжать в Казахстан. И, самое главное, от этого наша совместная работа стала даже более плодотворной.

Не все ведь могут работать удаленно. Эксперты Международной организации труда вообще прогнозируют ухудшение ситуации с безработицей.

С этим коронакризисом многие оказались вынужденными безработными. Всем, кто заявил, что лишился источников дохода в Казахстане, правительство выделяет по 42,5 тысячи тенге в виде социального пособия в период действия карантина. Не все удовлетворены этим пособием в размере минимальной заработной платы. Возможно, этих денег мало, чтобы поддержать платежеспособность населения, но это то, что наше государство на сегодня может позволить себе.

Уровень безработицы по итогам семи месяцев в Казахстане, по статданным, повысился с 4,8% до 5%. Вроде немного. При этом более 380 тысяч человек оказались в положении вынужденной безработицы. То есть эти люди имеют рабочие места, но не могут работать и зарабатывать. Если вынужденных безработных прибавить к числу официальных безработных, то уровень безработицы повышается до 9%, а это уже почти 900 тысяч человек.

В условиях коронакризиса, когда многие наемные работники оказались временными безработными, отдельные из них самостоятельно стали выполнять какие-то работы. Таким образом, самозанятость стала более удобной и гибкой формой занятости в условиях локдауна. Например, из-за роста онлайн-торговли многие из них стали курьерами. Следовательно, по мере роста онлайн-торговли их количество будет расти. Это новая тенденция, конечно, в будущем окажет определенное влияние на структуру занятости в стране.

Но не все оставшиеся без работы одели на спину большие сумки и сели на велосипед. Правительства в разных странах мира, чтобы поддержать население, заливают в экономику огромное количество денег. В Соединенных Штатах на программу восстановления выделили $3 трлн. Значительную часть этих денег они раздали населению для поддержания спроса, называя их «вертолетными деньгами». Раздача денег населению стала главной особенностью этого кризиса, поскольку такие меры в рамках предыдущих кризисов не практиковались.

Утверждают, по выделению денег в период пандемии Казахстан занимает одно из первых мест среди стран СНГ.

Да, у нас были хорошие возможности для этого. Хороший кредитный рейтинг страны, наличие Национального и других внебюджетных фондов дали правительству широкие возможности для оказания беспрецедентной поддержки как населению, так и представителям бизнеса. В целом на борьбу с коронакризисом выделены около 6 трлн тенге, или примерно 8% от ВВП страны. Это огромные ресурсы. Они были направлены на социальную защиту населения, укрепление инфраструктуры системы здравоохранения, материальные поощрения медицинских работников, непосредственно вовлеченных в лечение больных, инфицированных опасным заболеванием, а значительная часть – на поддержание активной деятельности субъектов бизнеса, чтобы не допустить взрывного роста безработицы. Конечно, то, что выделено нашей страной на борьбу с коронакризисом, значительно больше, чем в соседних с нами странах.

9% безработных – это очень много?

Все приемлемо для текущего положения нашей экономики. В Америке, например, число безработных увеличилось до 40 млн человек. Такого у них не было со времен Великой депрессии.

Сколько в Казахстане безработных – точную цифру назвать сложно, поскольку ситуация быстро меняется. У нас биржи труда нет, но есть центры занятости. В то же время есть некоторый аналог – так называемая электронная биржа труда. Но это совсем не то, что надо для общества в условиях рыночной экономики. В развитых странах человеку, зарегистрировавшемуся на бирже, в течение двух недель подбирают работу, если не смогут найти подходящую, то начисляют пособие по безработице. Наши безработные центры занятости посещают без особого желания, поскольку им трудно получить от них реальную поддержку, особенно в период коронакризиса. Реальность такова, что найти подходящую работу безработным по специальности в данное время не так просто, особенно для специалистов с профессиональным образованием.

В основном говорят о четырех последствиях коронакризиса – безработица, банковский кризис, МСБ и нефтянка. Как считаете, кризис одинаково ударит по всем четырем направлениям? Казахстанцы простятся с привычным комфортом или придется бороться за выживание, может, даже голодать? В апреле ООН предупредила о возможности «библейского» голода из-за эпидемии.

Не думаю, что в Казахстане будет голод, но это не значит, что не будет людей, которые будут испытывать серьезные сложности с выживанием. Когда экономика сталкивается с таким беспрецедентным кризисом, по-другому и быть не может.

В экономике ведь все взаимосвязано. Из-за коранавируса люди перестали выходить из дома без острой необходимости, во всем мире передвижение людей резко сократилось. В силу этого сократилось потребление нефтепродуктов. Транспортный сектор – это основной потребитель нефти. Половина производимой нефти уходит на топливо для транспортных средств. В апреле ежесуточное потребление нефти упало более чем на 20% (примерно на 20 млн баррелей в сутки). Буквально через несколько дней все нефтехранилища были переполнены. Нефтяной сектор мира оказался на грани коллапса, поэтому, чтобы спасти отрасль производители нефти подписали соглашение ОПЕК+, к которому присоединились 10 стран – участниц ОПЕК и еще 13 стран, в том числе Казахстан, не члены ОПЕК. В рамках принятого соглашения страны договорились, что сократят суточную добычу нефти в мире до 9,7 млн баррелей с 1 мая до 1 августа. Казахстан взял обязательство по сокращению суточной добычи на 390 тысяч баррелей в сутки.

В связи с этим нефтяные компании страны столкнулись с новым вызовом, связанным с сокращением объемов производства в течение ближайших двух лет. Падение спроса на нефть, резкое снижение стоимости, отсутствие необходимости в наращивании объемов производства подтолкнули компании к пересмотру всех инвестиционных и непрофильных затрат. В результате резко сократились заказы на услуги нефтесервисных компаний, т. е. на геологоразведку, инжиниринг, услуги по бурению и сейсмике и так далее. Работники этих отраслей оказались под риском увольнения. Таким образом, кризис в нефтяной отрасли в ближайшие годы будет не только сдерживать развитие экономики, но и нуждаться в определенной поддержке со стороны государства.

Другая ведущая отрасль экономики – металлургия. Она тоже оказалась в непростой ситуации из-за изменения потребительских предпочтений людей. В текущем году во всем мире из-за коронакризиса спрос на автомобили и на многие инвестиционные товары, которые являются основными потребителями продукции металлургических отраслей нашей страны, резко упал. Если в прошлом году в мире было произведено и реализовано более 96 млн автомобилей, то в 2020 году их потребление как минимум на 20% станет ниже. Примерно в таком же положении находится производство электробытовых приборов (телевизоров, холодильников, микроволновок и так далее). Все это приводит к снижению спроса на продукцию металлургической промышленности Казахстана. По этой причине всего за один квартал добыча железной руды потеряла в темпе роста 17%. Сбились с ритма стабильной работы многие предприятия черной и цветной металлургии. Поэтому и в этих отраслях индустрии назревает серьезный кризис. В целом в мире все взаимосвязано.

Если далее экстраполировать эту ситуацию на всю экономику, то у многих пострадавших от кризиса предприятий и физических лиц будут проблемы с обслуживанием ранее полученных кредитов. В конце концов, все эти проблемы найдут отражение в деятельности банковского сектора. Поэтому мы вправе ожидать усугубления положения банков второго уровня в текущем году.

Как считаете, банки будут «лопаться»?

Сейчас трудно что-либо говорить, хотя президент заявил, что в период этого кризиса банкам помогать не будут. Но давайте понаблюдаем. Пока у нас на руках данные только одного квартала, и то неполные. Мы сейчас строим догадки. Реальность может оказаться совсем другой.

Но и есть хорошие тенденции в экономике. Кризис сыграл на руку предприятиям телекоммуникационной, фармацевтической отраслей, а бизнесмены, занятые обеспечением удаленной работы компаний и организаций, сегодня на коне. И, конечно, в этом году резко увеличились государственные затраты на финансирование медицинской отрасли, поэтому данная отрасль будет находиться в выгодной позиции.

Каким, по Вашей оценке, будут социально-экономические последствия этого кризиса?

Пока много неопределенности с перспективой обуздания коронавируса, поэтому до решения данной проблемы экономика страны будет падать так же, как и в других странах. Любое падение экономики ухудшает социальное самочувствие населения, особенно сильно затрагивая социально уязвимые слои населения, поэтому в текущем году ожидаемо вырастет бедность. Изучение проблем бедности и постоянное расширение пакета мер социальной поддержки для наиболее социально уязвимых слоев населения являются, на мой взгляд, первоочередной задачей правительства. Тем более коронавирус никуда не исчезает, поэтому я не исключаю, что после ослабления карантина коронавирус будет потихонечку набирать силу и с наступлением первых холодов может ударить еще сильнее. Следовательно, пока нет повода для расслабления. Вполне вероятно, что через полтора месяца, ближе к октябрю, возможно, придется еще раз ввести карантин. Все козыри пока во власти коронавируса.

Беседу вела Катерина Клеменкова


Подпишитесь на наш канал Telegram!