Мысли по итогам встречи бизнеса с президентом

Cегодня на совещании по развитию предпринимательства и проблемам бизнеса Глава Государства поручил Генеральной прокуратуре совместно с Национальной палатой предпринимателей и бизнес-омбудсменом в срочном порядке разработать механизмы разграничения сфер уголовной и гражданско-правовой ответственности.

Мысли по итогам встречи бизнеса с президентом

Важнейшей задачей он обозначил обеспечение приоритетного урегулирования коммерческих споров именно в гражданско-правовом порядке.

Также особо отметил, что каждый выявленный факт рейдерства или необоснованного давления со стороны правоохранительных органов должен быть на личном контроле Генерального прокурора.

Радует, что Президент держит на постоянном контроле вопросы развития предпринимательства. И бизнес чувствует поддержку.

На самом деле поездки в регионы, поступающие к нам обращения, показывают, что сохраняется репрессивный характер контролирующих органов.

Под экономическими правонарушениями понимаются 34 статьи, отнесенные к главе 8 Уголовного кодекса.

Вместе с тем, права субъектов бизнеса затрагивают и другие статьи – экологические, транспортные правонарушения.

Мы для себя определили 76 статей УК, которые касаются бизнеса. По ним ежегодно идет рост количества правонарушений и осужденных лиц.

Но оценить реальное количество предпринимателей не представляется возможным. Отсутствуют статистические данные по этой категории лиц, нет данных о количестве следственных действий (аресты счетов, обыски, выемки и т.д.).

Это затрудняет формирование объективной оценки и общей картины вовлечения бизнеса в уголовный процесс.

Совместно с Генпрокуратурой сейчас идет работа в этом направлении.

Считаем необходимым в правовой статистике выделить предпринимателей в отдельную категорию учета.

Практика показывает, что проблема разграничения гражданско-правовой и уголовной ответственности приводит к необоснованному давлению на бизнес.

Это касается взаимоотношений госорганов и бизнеса по договорным обязательствам – чаще всего это стройка, госзакупки, госзаказы и др.

Зачастую уголовные дела в отношении чиновников (мошенничество, присвоение, растрата, халатность и др.) и вместе с ними поставщиков-предпринимателей являются следствиями ненадлежащего исполнения договоров.

Сама природа договорных отношений, институты гражданско-правовой ответственности не принимаются во внимание.

Нам говорят, что уже есть ограничения на возбуждение уголовных дел, есть нормы УПК и приказ Генпрокуратуры.

Но на практике ситуация обстоит иначе, сохраняется избирательный подход правоохранительных органов.

Также практика показывает, что заключения органов госаудита – КВГА Минфина, ревизионных комиссий – зачастую становятся основанием для начала уголовного преследования.

Проверки госорганов-заказчиков отражаются на их поставщиках-предпринимателях.

Система выстроена так, что результаты госаудита, проведенного по запросу правоохранительных органов, в принципе невозможно обжаловать в рамках адмпроцедур. Ты сразу попадаешь в уголовный процесс со всеми вытекающими последствиями.

Поэтому необходимо кардинально изменить подход и правоприменение.