Перспективы развития водородной энергетики Казахстана

25175

Сегодня будущее мировой нефтегазовой отрасли является предметом осмыслений, дискуссии, впрочем, как и всегда, однако фактор COVID-19 увеличил потребность анализа, как и неопределенность, в разы.

Перспективы развития водородной энергетики Казахстана

Совсем недавно казалось – высокие цены на энергоресурсы пришли надолго, возможно цены будут постоянно расти. В немалой степени этому способствовали некие правила спекулятивных ходов, управляемые глобальными инвесторами на площадках по торговле нефтью и нефтепродуктами. В результате высоких цен на энергоресурсы экономики развитых государств ослабли ввиду высоких уязвимостей, издержек производств, зависимости от стран – производителей нефти. На короткий момент показалось: главным энергоресурсом является нефть, которая будет фактором изменения или балансировки экономического и политического влияния в мире.

Казахстан в 90-е годы своевременно и умело привлек глобальных инвесторов в энергетический сектор страны. Эти мировые энергетические компании за короткий период многократно увеличили добычу нефти и газа не так, как планировалось, но все же о Казахстане заговорили как об одной из энергетически обеспеченных стран, способной внести свой весомый вклад в обеспечение мировой и региональной энергетической безопасности по нефти и газу. Выстраивая открытую, миролюбивую внешнюю политику, Казахстану удалось установить экономические отношения с развитыми экономиками мира. Высокие цены на нефть способствовали непрерывному экономическому росту, поступления огромной валютной выручки, фактор слабого доллара в тот временной период позволили несколько улучшить социальное самочувствие граждан, элите – почувствовать себя лидером в Центральной Азии. Экономический рост способствовал росту политического влияния, где Казахстан успешно начал приобретать опыт по внешней дипломатической линии. К этим достижениям можно отнести: саммит ОБСЕ в Астане, членство в Совбезе ООН, создание международных площадок в столице для дискутирования, сближения позиций в различных важных вопросах международной повестки. Ощущение по становлению в одного из субъектов мировой энергетики плотно укоренялось в сознании большинства – все проблемы страны должен решить энергетический сектор. Однако жизнь внесла свои коррективы, эпоха благоденствия, сверхвысоких цен на ресурсы прошла еще в доковидный период. Фактор COVID-19 показал, насколько нефтегазовый сектор важен, на кону стимулирование, создание и рост других секторов экономики, как и то, что сырьевая модель экономики очень уязвима перед лицом внешних обстоятельств. На мой взгляд, возможно, настало время обратить внимание вовнутрь, и, что жизненно необходимо, природный газ, добываемый в Казахстане, должен быть использован для большего числа населения, обеспечивая собственную экологичную энергетическую безопасность, создавая модель внутреннего потребления с экономически проработанными подходами.

В последнее время рост числа энергодобывающих стран в мире усиливает и так большую конкуренцию за рынки сбыта. Наращивание этими новыми участниками добычи, применение новых технологий в США (сланцевая нефть), резко растущая нефтегазовая экспортонаправленность в Африке, Мексике, Бразилии, увеличение поставок СПГ, противоречия членов картеля ОПЕК, точнее, борьба за квоты в рамках стратегии ОПЕК+, в результате приводящая к активным ценовым войнам.

Таким образом, вероятный сценарий обвала невысоких в настоящее время цен в ближайший период весьма вероятен. Эти и другие факторы нельзя не учитывать в стратегических планированиях Казахстану.

В своих ожиданиях недалекого будущего Международное энергетическое агентство уверяет: мир ожидает энергетическая революция уже в 2030 годах, в результате произойдет постепенный отказ от использования органического топлива. ОПЕК же, напротив, в своих докладах заявляет об использовании углеводородов до 2045 года и даже аргументирует о росте будущего потребления Азиатско-Тихоокеанского региона. Теоретически оба прогноза допустимы. Казахстан бы устроил, конечно, сценарий ОПЕК.

Тем не менее происходящие на практике события невозможно не замечать. Идет полным ходом реализация Стратегии ЕС по декарбонизации экономики, ряд развитых стран в своей приверженности к построению "зеленой экономики", предпринимает конкретные, осязаемые на практике шаги, научные разработки в области декарбонизации получают "зеленый свет" и всю необходимую законодательную поддержку. Происходит это почти синхронно, не оставляя оснований для озабоченности за будущее торговли углеводородами.

Энергетический потенциал возобновляемых природных источников энергии (солнца, ветра, использование водных потоков) имеет свои пределы. Основной альтернативой нефти может выступить водородная энергетика. Ее ресурс огромен и фактически неограничен. Технологии получения хорошо изучены. Помимо этого, водородная энергетика очень продуктивна, технологична и эффективна в использовании. Сфера использования: на транспорте, в быту, энергетике, ж/д транспорте. Все это объясняет выбор новой энергии – водорода, основного вида топлива, способствующего достижению нулевой углеродной нейтральности. Кстати, природный газ, в особенности переход на него и активное использование, входит в климатические планы стран Европы.

Следуя своей энергетической стратегии, Казахстан далее будет придерживаться возможности максимальной добычи нефти с применением мировых практик, технологий для модернизации экономики, создания условий, устойчивого развития государства. Однако, учитывая тенденцию большинства развитых стран к масштабной перестройке своих экономик к нулевому выбросу парниковых газов, необходима выработка новой внешней энергетической политики. Ведь основным торговым партнером являются страны ЕС. Возникает повестка новой адаптации в новой энергетической реальности.

Для реализации своей водородной программы у Казахстана имеется большая сырьевая база. Конечно, многие вопросы экономической обоснованности, проведение ряда прикладных исследований, изучение различных политических, климатических факторов еще предстоит пройти.

Огромный фактор неопределенности несет пандемия в оценках восстановления мировой экономики. Что представляет собой начинающаяся вторая волна, что она несет? Когда закончится? Можно ли найти универсальное решение этой напасти? Мировая экономика также нуждается в "вакцинировании", точнее, колоссальных финансовых, институциональных усилиях по ее оживлению. Все это будет отражаться на мировой энергетике, сотрудничестве стран, потреблении энергоресурсов. При сценарии резкого обвала цен на нефть и ее значительном удешевлении будут ли страны ЕС придерживаться своей климатической стратегии или рынок проголосует за дешевый бензин? Что тогда будет с водородной энергетикой? Как мы видим, на многие вопросы можно будет ответить только по окончании пандемии.

Принимая во внимание возможность получения водорода из различных источников сырья, экспертным сообществом, принимающим участие в формировании стратегии и концепции о национальной энергетической политике в вопросах производства и использования водорода, будут учтены обоснованность его производства в Казахстане, какие риски несет исключительно экспортная ориентированность водорода. Особенно важно не ставить очень большие и невыполнимые стратегии в водородной энергетике, завышая невыполнимые задачи, в результате чрезмерно раздутые ожидания опять приведут к критике правительства со стороны населения.

В то же время в выводах Всемирного энергетического совета и в исследованиях различных мировых и европейских мозговых центров показывают Казахстан и другие приграничные страны как потенциального экспортера водорода, выделяя роль ресурсного обеспечителя. Является ли это равноправным сотрудничеством? А что будет, если через 10 и более лет обеспечителей водорода будет настолько много, как, например, сейчас, ситуация с нефтью и цена упадет ниже себестоимости ее производства? Как здесь просчитать национальные интересы? Думаю, весьма сложно.

Казахстан является участником Парижского соглашения по климату от 2015 года. Соглашение носит глобальный характер, охватывающее 195 стран и ЕС. Пока неизвестно, какие решения в своем национальном законодательстве задействованы в связи с этим соглашением. Развитие водородной энергетики логически пересекается, наверное, с исполнением этого Рамочного соглашения. Здесь нужно обратить на это внимание при формировании водородной стратегии.

Интересной представляется технология получения водорода из сжигания мусора путем пиролиза, на выходе мы получаем производство электроэнергии и водорода. Проблема накопления мусора носит критический характер. Конечно, нужно выбрать именно такой синтез: науки, экономики и, главное, воли государства. Инвесторам и государству эти проекты производства водорода будут интересными, где интересы обоих максимально совпадают. Государство решает вопрос с утилизацией, инвестор производит водород, учитывая, что ТБО в Казахстане накоплено в избытке.

Казахстану было бы полезно начинать изучение вопроса получения водорода из природного и попутного нефтяного газа. Известно, существует много способов получения водорода. На каком из водородов стоит остановить свой выбор? Вопросов по мере погружения в водородную тему становится больше.

И под конец главный вопрос потенциальным потребителям водорода. Когда водород превратится в стратегически важный товар, ну, допустим, как нефть сейчас. Производство этого продукта должно быть привлекательным. Сейчас все на стадии анализа, основным фактором будет, конечно конечная цена, во сколько это встанет, сейчас использование ВИЭ является достаточно дорогостоящим для экономики Казахстана и без поддержки государства не выживет. Тогда это невозможно не смотреть сквозь призму налоговых льгот и преференции, иначе для становления новой отрасли не будет смысла. Проблема хранения, а главное, доставки водорода никуда не делась, решение этих технологических вопросов остается пока неясными.

Конечно, на многие вопросы ответы будут по мере погружения в "тему", и исследования необходимо начинать. Вообще, ожидалось уже, что в это время будет стоять жаркая дискуссия сторонников и скептиков водородной деятельности.

В настоящее время наблюдаем следующую фазу – Казахстан находится в начале своего пути по освоению "новой энергии", надеется получить свою нишу в мировых поставках водорода, продолжая вносить свой вклад в обеспечение мировой энергетической безопасности, возможно, в новом качестве и, конечно, ожидать скорого окончания пандемии.


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора