RU KZ
KASE 2 380,91 FTSE 100 7 166,38 Hang Seng 28 510,90 РТС 1 229,69 DOW J 25 523,34 Золото 1 322,40
$ 378.17 € 429.11 ₽ 5.88
Погода:
+1Астана
+7Алматы
KASE 2 380,91 FTSE 100 7 166,38
Hang Seng 28 510,90 РТС 1 229,69
DOW J 25 523,34 Золото 1 322,40
«Как известно, рыба гниёт с головы. В нашем случае её нет вообще»

«Как известно, рыба гниёт с головы. В нашем случае её нет вообще»

Какая рыба станет брендом ВКО, почему местные экспортёры сначала наварились, а потом прогорели на рынке Турции, abctv.kz рассказал директор Алтайского филиала КазНИИРХ Сымбат Ануарбеков.

«Как известно, рыба гниёт с головы. В нашем случае её нет вообще», Рыба, рыбная промышленность, АПК, ВКО, ОТРХ, экспорт

2662 21 Ноябрь 2018 07:00 Автор: Ольга Ушакова

ВКО подошла к ступору по рыбным ресурсам. В советское время на территории Восточного Казахстана вылавливали ежегодно до 15 тысяч тонн рыбы, сейчас эти объёмы снизились до 6,5 тысячи тонн. По словам Сымбата Ануарбекова (Алтайский филиал Казахского научно-исследовательского института рыбного хозяйства (КазНИИРХ), для местных естественных водохранилищ существует только два варианта: либо закрыть глаза на то, что рыбные ресурсы будут исчерпаны, либо вводить ограничения на вылов или зарыблять водоёмы. Но на востоке появляются всё новые проекты по увеличению объёмов рыбной продукции, воспроизводству и выращиванию элитных пород рыбы.

Сымбат Мухаметбекулы, расскажите о наиболее интересных «рыбных» проектах в Восточном Казахстане?

– Сейчас под выращивание рыбы занято 0,1 процента водоёмов ВКО. Существует озёрно-товарное и садковое выращивание. У нас есть пока два пилотных озёрно-товарных хозяйства – ТОО «Шыгыс Код плюс» и ТОО «Воспроизводственный центр рыбных ресурсов». Они занимаются выращиванием в естественной среде карповых рыб. Сейчас новое направление ОТРХ – экспортно-ориентированный судак. Он уже отработан головным институтом КазНИИРХ, его осталось только в ВКО внедрить, для чего необходимы финансовые средства. Кстати, ТОО «Шыгыс Код плюс» сделало основной уклон на выращивание рака. В этом году вышли на объём в 80 тонн, основной наш потребитель – Россия, а именно Санкт-Петербург и Москва. В 2010 году у нас весь рак погиб, но его удалось сохранить после зарыбления в 2008 году Каменского водохранилища, куда 25 тонн рака вселили в воспроизводственных целях. Сейчас в водохранилище зарыбляют карася, предприниматели закупают мороженого леща, чтобы кормить рака. Из малоценных видов рыб мы получаем ценный продукт. Если лещ на берегу стоит 50 тенге за килограмм, то рак на берегу – 600-700 тенге за килограмм. Мы до 2010 года 500 тонн рака поставляли в Россию, а она обрабатывала и часть в Европу отправляла, а часть – на внутренний рынок. Мы хотели напрямую выйти в Европу, построили даже раковарные цеха, но произошла массовая гибель рака от рачьей чумы.

Как уже рассказывал abctv.kz, в ВКО взялись выращивать осётра. Что из этого вышло?

– В этом году ТОО Ost Fish, которое занимается выращиванием гибрида осётра и белуги – бестера, гибридного русского осётра, посещал глава государства. Рыбу выращивают в установках замкнутого водоснабжения. Часть осётров предприниматели уже запустили в продажу, заключив договор с ТОО «ТПО «АС». Живую рыбу осетровых пород уже можно купить в торговых домах Усть-Каменогорска.

Какие предприятия взялись в Усть-Каменогорске за проект выращивания другой ценной рыбы – форели?

– Ещё один интересный проект – садковое выращивание форели в Усть-Каменогорском водохранилище, которое долго бездействовало. Когда пришёл Даниал Кенжетаевич (Ахметов, аким ВКО. – Прим. авт.), мы этот вопрос стали поднимать. Водохранилище включили в перечень хозяйственных водоёмов международного значения, распределили и закрепили участки. В этом году предприниматели получили уже 100 тонн форели. В перспективе здесь планируют добывать до тысячи тонн в год этой «царской рыбы». На Усть-Каменогорском водохранилище форель выращивают два крупных хозяйства – ТОО «Шыгыс Универсал» и ТОО «Гранд Фиш». Кроме форели, они ещё разводят пелядь. В этом году внедрили, подали проект на коммерциализацию. Теперь ждём окончательных результатов. К слову, при реализации проектов по выращиванию форели мы столкнулись с проблемой, что у нас нет аккредитованной ассоциации  рыбоводов, а она нам очень необходима.

Чем бы она помогла в конкретной ситуации?

– В Казахстане есть Республиканская ассоциация общественных объединений рыболовов и субъектов рыбного хозяйства «Казахрыбхоз», которая защищает интересы крупных промысловиков, добытчиков. Но нет «Казахрыбвода», которая бы отстаивала интересы казахстанских рыбоводов. Какой на нас уже пошёл натиск?  Кыргызстан, который является нашим соседом, выращивает форель в гораздо больших объёмах, хотя мы можем с ними конкурировать. Сейчас нашли пути, как в ВКО реанимировать Бухтарминское нерестово-вырастное хозяйство. Это вариант, как быть наравне с Кыргызстаном и даже снизить себестоимость продукции. Но у нас есть ещё один конкурент – Турция. Объёмы выращенной форели у них больше, а себестоимость и цена ниже. Турки сами изготавливают садки, сетные материалы. В Казахстане ничего этого нет, хотя есть свой хлопок для их изготовления. Наши форелеводы сами закупают импортные корма, садки, орудия лова, плюс посадочный материал. У нас себестоимость форели получается около 1,2 тыс. тенге за килограмм. Нам на одно хозяйство в год нужно 30-40 садков, а их мы закупаем в Российской Федерации либо Турции. Для снижения себестоимости этой рыбы хотим на двух базах, в первую очередь, создать маточное поголовье форели. Сами будут получать икру и дополнительно посадочный материал. С этого года из республиканского бюджета стали выделять деньги на инвестсубсидирование в размере 30 процентов от затрат по перечню. За счёт него закрываем потери при конкуренции с Кыргызстаном и можем устроить им ценовой демпинг, поскольку там такой помощи от государства нет. Но с Турцией это не сработает. Она ежедневно в Казахстан через Алматы завозит по одной фуре с форелью. И вот наши форелеводы, посовещавшись, решили начать работу над созданием Ассоциации рыбоводов Казахстана. Без защиты наших интересов государственные субсидии, а с этого года началось их выделение, будут использоваться неэффективно.

Рыбу каких пород сейчас экспортирует Восточный Казахстан?

– У нас экспортные дороги отработаны, наша продукция пользуется спросом в дальнем и ближнем зарубежье. В Китай идут полуфабрикаты – это очищенная, замороженная рыба. Туда ВКО поставляет щуку, окуня, леща. Мне в КНР рассказывали, что там есть национальное блюдо из щуки, которое символизирует примирение сторон, она должна быть крупной, зубастой. Окуня, несмотря на его костистость, китайцы тоже очень любят, особенно в жареном виде. Наш судак в виде филе идёт на экспорт в Европу. Леща в больших объёмах забирает Россия. Но при экспорте мы попали в неприятную историю. Консорциум добытчиков ВКО повёз в Турцию партию фарша из карпа высшего сорта, производителями которого были несколько наших предприятий. Первая партия ушла на ура.  Предприниматели получили хорошую прибыль. А второй раз они вернулись по нулям, потому что в Турции за сутки внесли изменения в законодательстве, повысив на 90 процентов пошлины. И этот рынок нам закрылся. Турки так поддержали своих товаропроизводителей. Нам тоже нужна такая защита от импортёров рыбной продукции, которую производят у нас. Сейчас мы работаем над созданием своего бренда.

Что из себя представляет брендирование?

– В мире есть два высокогорных водоёма с примерно одинаковыми условиями. Один из них находится в Канаде, другой – в ВКО, это озеро Маркаколь. В нём обитает  маркакольский ленок, или, как его называют в народе, ускуч. У нас основной спрос на ленка идет из КНР. Китай в своё время хотел его получить, но у них нет озёрной формы. У нас она есть только на Маркаколе. Мы хотим создать бренд «маркакольский ленок». Мы уже разработали проект по заказу Министерства сельского хозяйства, защитили его.  Проект разбит на три этапа. В первые три года стоит задача получения маточного стада. В первый год мы должны получить стадо от икры и дальше за два года довести до взрослых особей. Никогда ускуч не перевозился в живом виде, мы хотим отработать технологию его перевозки с Маркаколя. Скорее всего, осенью следующего года проведём такую перевозку взрослых особей, а весной проведём апробацию получения икры на Маркаколе и затем оплодотворённую икру будем привозить на аппараты производства Турции ТОО «Шыгыс универсал». Это предприятие нас поддержало, согласилось быть нашим базовым хозяйством. Маточное стадо будем готовить на Таинтинском водохранилище. Совместно с ВКГУ хотим установить там рыбозащитные устройства и гидротехническое сооружение для воспроизводственного комплекса нового поколения. Для брендирования, помимо создания маточного стада, нужно наладить своё производство, размножение, заселение ускучом своих водоёмов. Для этого подойдут в дальнейшем садковые хозяйства и озёрно-товарные водоёмы ВКО.

– Что ещё необходимо, чтобы поднять рыбное хозяйство?

– База и плавсредства у промысловиков из-за нехватки средств устарели, рыбоперерабатывающие заводы, а их в ВКО больше десятка, загружены на 20-50 процентов.  Сейчас государство проводит большую работу по борьбе с неучтённым выловом рыбы, браконьерством. В этом году создали нормативы вылова на один участок по нашему биологическому обоснованию. В них указано, сколько разрешено орудий лова, лодок, какова численность рыбаков на определённый водоём. Это необходимо во избежание так называемого неучтённого вылова. После этого нужно рассчитать число инспекторов. К слову, с этого года рыбоводным организациям стали выделять два вида субсидий – инвестсубсидии и для покупки кормов. Сейчас есть программы, целевое финансирование от Министерства сельского хозяйства. Есть очень хорошая программа по развитию рыбной отрасли, внедрению трансферов технологий. Для развития рыбного хозяйства нужно дать хороший толчок – по кредитованию, нормативным документам, инвестициям. Пока же даже кредитование рыбного хозяйства не предусматривается. Очень много препонов. Если бы государство взяло её в свои руки, то это была бы мощная отрасль. У нас же нет такого профильного ведомства – министерства, агентства или на худой конец комитета рыбного хозяйства. Как известно, рыба гниёт с головы. В нашем случае её нет вообще. Не будет головы – не будет рыбы.

Ольга Ушакова

Теги:

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости:

OK