RU KZ
«Осторожно с эхом»

«Осторожно с эхом»

08:33 20 Апрель 2018 7057

«Осторожно с эхом»

Автор:

Данияр Сериков

Фото: ©FAO/Alessia Pierdomenico / FAO

Обвинения в фальсификации молока могут подорвать развитие переработчиков, развивающих молочную отрасль.

Недавняя критика с обвинениями в адрес производителей молока и молочных продуктов о фальсификации со стороны перерабатывающих заводов вызвала живую реакцию специалистов отрасли. Чтобы прояснить ситуацию с точки зрения переработчиков, abctv.kz обратился за советом к специалисту по агробизнесу Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) Инне Пунде.

– Инна, что Вы думаете о недавних заявлениях о массовой фальсификации молока и молочных продуктов со стороны многих казахстанских производителей?

– Прочитав громкие заявления авторов недавних статей на тему фальсификации молочной продукции рядом казахстанский компаний, решила, что должна дать комментарии, поскольку ситуацию на каждом участке поставочной цепочки молока в республике ФАО хорошо изучала, как говорится, «от поля до стола», совместно с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) в рамках проекта технической поддержки отрасли, реализованного в Казахстане в 2016-2017 годах.

Обвиняющая сторона ссылается на результаты лабораторных испытаний, метод которых в статье не указывается. Современный метод определения жиров растительного происхождения включает определение жирно-кислотного состава продукта, анализ на растительные жиры и наличие трансизомеров жирных кислот. Иными словами, если выполнялся лишь анализ жирно-кислотного состава, то нельзя с достоверностью сказать, что в образце присутствуют жиры растительного происхождения, поскольку рацион кормления и даже порода животного могут влиять на уровень содержания определенных жирных кислот в молоке.

Более того, в действующем законодательстве молочной отрасли Евразийского экономического союза (ЕАЭС) отсутствуют регламентирующие положения как по понятию «фальсификация молочной продукции», так и по критериям, нормам и методам установления факта фальсификации. Таким образом, из обнародованного материала невозможно сделать вывод, что компании занимаются фальсификацией и уж тем более являются недобросовестными.

С работой некоторых компаний, указанных в статьях, а именно «ФудМастер», «Нәтиже», «Адал», мы хорошо знакомы, поскольку изучали поставочную цепочку молока при их поддержке: посетили их поставщиков сырого молока, знаем, как собирается сырье и по каким стандартам ведется приемка молока и переработка. Не постесняюсь сказать, что эти компании являются чемпионами отрасли и работают согласно требованиям технического регламента (ТР) ЕАЭС, не говоря о важной социальной роли, которые они играют в некоторых регионах страны, предоставляя единственный источник дохода сельскому населению благодаря установленным молокоприемным пунктам. Поэтому хотела бы сказать, что авторы громких заявлений о фальсификации молочных продуктов охотятся не на тех.

– Тут проблема в целом в дефиците или же в плохом качестве сырья?

– Давайте расставим приоритеты. Вопрос сырого молока для Казахстана действительно стоит остро. По оценке Молочного союза, 90-100% заготовленного в частном секторе сырья, производимого в основном на ЛПХ, не соответствуют требованиям ТР ЕАЭС по бактериальной обсемененности и количеству соматических клеток, а это почти половина идущего на переработку сырья.

Именно поэтому, например, «Нәтиже» ставит молокоприемные пункты от завода, минуя перекупщиков, в каждом селе, где ведется сбор молока, дает в товарный кредит переносные доильные аппараты даже на две коровы, чтобы молоко мелких производителей проходило по стандартам качества.

Самые серьезные нарушения, действительно представляющие угрозу здоровью человека, связаны с наличием антибиотика в молоке и готовой продукции. ФАО уже неоднократно выступала и писала на эту тему. Повторюсь, что это действительно серьезная проблема, связанная с потенциальным риском появления и распространения микроорганизмов, устойчивых к противомикробным препаратам.

Ежегодно от причин, связанных с резистентностью к противомикробным препаратам, в мире умирает порядка 700 тысяч человек. Так, из 10 образцов молока, отобранных на популярных базарах Алматы в сентябре 2017 года, все содержали различные дозы антибиотиков, причем пять образцов имели очень высокие концентрации. Здесь нужно уточнить, что для сырого молока и жидких молочных продуктов вообще не допускается содержание антибиотиков.

В Казахстане более 40% молока и продукции идет к потребителю через некорпоративный или неформальный канал без надлежащего контроля, выплаты налогов и ответственности за качество, не говоря уже об «отобранном» у промышленности сырье. Удивительно, но средний казахстанский потребитель считает, что молоко на розлив с машины лучше, потому что оно «натуральное». Мало кто задумывается, что именно от потребления такого продукта можно заработать себе и стафилококк, и бруцеллез, не говоря уже о резистентности к антибиотику и отравлению афлатоксинами (производящие токсин плесневые грибы, попадающие в молоко с кормами. – Ред.)

Несомненно, информация о наличии растительных жиров должна быть доведена до сведения потребителя посредством правильной маркировки готовой продукции, но считаю, что заключение о вреде пальмового масла здоровью человека остается прерогативой Минздрава Казахстана и Международной организации здравоохранения (ВОЗ).

– Может быть, тогда стоит заняться решением проблемы дефицита сырья для переработчиков?

– Почему в Казахстане переработчикам, работающим по стандартам качества, так тяжело в борьбе за сырье? В РК закупочная цена на сырое молоко определяется исключительно спросом и предложением из-за острого дефицита сырья. В стране имеется переизбыток перерабатывающих мощностей – более 150 заводов совокупной мощностью два миллиона тонн в год. Молока и так мало, дефицит сырья теперь в Казахстане почти круглый год, а качественного молока еще меньше. Поэтому загруженность серьезных заводов в среднем лишь 60% из-за нехватки товарного молока.

Если неформальный канал в виде молока, реализуемого во дворах с машин и на базаре, забирает почти половину сырья, да еще всякие мелкие цеха скупают без всякого контроля молоко на чечил и прочую продукцию, сколько молока остается заводу, который имеет строгие стандарты приемки, и во сколько оно обходится?! Получается, что те, кто отказывается от молока с антибиотиком, ведет строгий учет финансов, создает рабочие места, в конце концов, остается в хвосте сырьевого потока. Вот и занимаются казахстанские переработчики еще и фермерством, чтобы обеспечить себе «прожиточный минимум» качественного сырья.

– Как в целом заявления о массовой фальсификации молока могут отразиться на перерабатывающей отрасли?

– Я бы посоветовала источникам таких заявлений быть осторожнее с эхом. Авторы подобных обвинений должны задумываться о последствиях для казахстанского молокоперерабатывающего бизнеса, ведь переработчик – локомотив всей отрасли: он создает рабочие места, делает инвестиции в развитие, предоставляет знания сельчанам и вообще вносит свой вклад в имидж страны в регионе и на мировой арене. На Казахстан ориентируется вся Центральная Азия, меня часто спрашивали и в Кыргызстане, и в Узбекистане: «А как это делают в Казахстане, они же впереди нас!»

– Так как же в целом можно повысить качество молока в стране?

– Есть шансы для белой дороги в будущее. Международный опыт показывает, что контроль всех участников рынка (подчеркну – всех!) и стимулирование мероприятий, направленных на улучшение качества сырого молока, – это наиболее короткий путь выхода на соответствие стандартам качества. Если говорить о субсидировании, то, на мой взгляд, наибольший эффект отрасль получит от вложений в обеспечение качества сырого молока, особенно того, которое вырабатывается мелкими производителями: это может быть субсидирование доильного и холодильного оборудования, анализаторов экспресс-контроля качества молока, дезинфекционных средств, бидонов из нержавеющей стали, так как сегодня собирать молоко в пластмассовые ведра уже нельзя, и так далее.

С повышением и контролем соответствия стандартов качества хозяйства неизбежно начнут укрупняться и развиваться. И, конечно же, самое важное, что сегодня нужно дать молочной отрасли, – это знания. Знания современные и практические, предоставляемые фермерам на коммерческой основе. От субсидий литра молока страна постепенно отойдет, а чтобы остаться на ногах, когда наступит этот момент, а еще и быть конкурентоспособными, казахстанский фермер должен владеть знаниями.

Сегодня в стране местных специалистов высокого уровня практически нет, и фермеры вынуждены приглашать специалистов из-за рубежа за немалые деньги. Поэтому ФАО и ЕБРР в 2018-2019 годах будут делать упор на наращивание потенциала местных консультантов в сфере молочного бизнеса. Возвращаясь к разговору о субсидиях, стимулирование мелких и средних ферм по 100-200 голов использовать услуги консультантов – это инвестиция, которая обязательно окупится.

Как одно из решений проблемы существующей мелкотоварности и расстояний, наша команда видит создание сервисных центров от переработчика, где бы собиралось молоко, предоставлялись все необходимые корма, знания, покупка телят и прочие услуги фермеру. Развитие кластеров вокруг заводов как никогда актуально в условиях огромной территории Казахстана. Параллельно нужно работать над реабилитацией пастбищных угодий для обеспечения минимальной себестоимости молока, а также над развитием инфраструктуры на селе, ведь если на селе молодежь сегодня жить не хочет по объективным причинам, кто завтра будет работать на фермах?

Данияр Сериков