/img/tv1.svg
RU KZ
«Осторожно с эхом»

«Осторожно с эхом»

Обвинения в фальсификации молока могут подорвать развитие переработчиков, развивающих молочную отрасль.

08:33 20 Апрель 2018 5488

«Осторожно с эхом»

Автор:

Данияр Сериков

Фото: ©FAO/Alessia Pierdomenico / FAO

Недавняя критика с обвинениями в адрес производителей молока и молочных продуктов о фальсификации со стороны перерабатывающих заводов вызвала живую реакцию специалистов отрасли. Чтобы прояснить ситуацию с точки зрения переработчиков, abctv.kz обратился за советом к специалисту по агробизнесу Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) Инне Пунде.

– Инна, что Вы думаете о недавних заявлениях о массовой фальсификации молока и молочных продуктов со стороны многих казахстанских производителей?

– Прочитав громкие заявления авторов недавних статей на тему фальсификации молочной продукции рядом казахстанский компаний, решила, что должна дать комментарии, поскольку ситуацию на каждом участке поставочной цепочки молока в республике ФАО хорошо изучала, как говорится, «от поля до стола», совместно с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) в рамках проекта технической поддержки отрасли, реализованного в Казахстане в 2016-2017 годах.

Обвиняющая сторона ссылается на результаты лабораторных испытаний, метод которых в статье не указывается. Современный метод определения жиров растительного происхождения включает определение жирно-кислотного состава продукта, анализ на растительные жиры и наличие трансизомеров жирных кислот. Иными словами, если выполнялся лишь анализ жирно-кислотного состава, то нельзя с достоверностью сказать, что в образце присутствуют жиры растительного происхождения, поскольку рацион кормления и даже порода животного могут влиять на уровень содержания определенных жирных кислот в молоке.

Более того, в действующем законодательстве молочной отрасли Евразийского экономического союза (ЕАЭС) отсутствуют регламентирующие положения как по понятию «фальсификация молочной продукции», так и по критериям, нормам и методам установления факта фальсификации. Таким образом, из обнародованного материала невозможно сделать вывод, что компании занимаются фальсификацией и уж тем более являются недобросовестными.

С работой некоторых компаний, указанных в статьях, а именно «ФудМастер», «Нәтиже», «Адал», мы хорошо знакомы, поскольку изучали поставочную цепочку молока при их поддержке: посетили их поставщиков сырого молока, знаем, как собирается сырье и по каким стандартам ведется приемка молока и переработка. Не постесняюсь сказать, что эти компании являются чемпионами отрасли и работают согласно требованиям технического регламента (ТР) ЕАЭС, не говоря о важной социальной роли, которые они играют в некоторых регионах страны, предоставляя единственный источник дохода сельскому населению благодаря установленным молокоприемным пунктам. Поэтому хотела бы сказать, что авторы громких заявлений о фальсификации молочных продуктов охотятся не на тех.

– Тут проблема в целом в дефиците или же в плохом качестве сырья?

– Давайте расставим приоритеты. Вопрос сырого молока для Казахстана действительно стоит остро. По оценке Молочного союза, 90-100% заготовленного в частном секторе сырья, производимого в основном на ЛПХ, не соответствуют требованиям ТР ЕАЭС по бактериальной обсемененности и количеству соматических клеток, а это почти половина идущего на переработку сырья.

Именно поэтому, например, «Нәтиже» ставит молокоприемные пункты от завода, минуя перекупщиков, в каждом селе, где ведется сбор молока, дает в товарный кредит переносные доильные аппараты даже на две коровы, чтобы молоко мелких производителей проходило по стандартам качества.

Самые серьезные нарушения, действительно представляющие угрозу здоровью человека, связаны с наличием антибиотика в молоке и готовой продукции. ФАО уже неоднократно выступала и писала на эту тему. Повторюсь, что это действительно серьезная проблема, связанная с потенциальным риском появления и распространения микроорганизмов, устойчивых к противомикробным препаратам.

Ежегодно от причин, связанных с резистентностью к противомикробным препаратам, в мире умирает порядка 700 тысяч человек. Так, из 10 образцов молока, отобранных на популярных базарах Алматы в сентябре 2017 года, все содержали различные дозы антибиотиков, причем пять образцов имели очень высокие концентрации. Здесь нужно уточнить, что для сырого молока и жидких молочных продуктов вообще не допускается содержание антибиотиков.

В Казахстане более 40% молока и продукции идет к потребителю через некорпоративный или неформальный канал без надлежащего контроля, выплаты налогов и ответственности за качество, не говоря уже об «отобранном» у промышленности сырье. Удивительно, но средний казахстанский потребитель считает, что молоко на розлив с машины лучше, потому что оно «натуральное». Мало кто задумывается, что именно от потребления такого продукта можно заработать себе и стафилококк, и бруцеллез, не говоря уже о резистентности к антибиотику и отравлению афлатоксинами (производящие токсин плесневые грибы, попадающие в молоко с кормами. – Ред.)

Несомненно, информация о наличии растительных жиров должна быть доведена до сведения потребителя посредством правильной маркировки готовой продукции, но считаю, что заключение о вреде пальмового масла здоровью человека остается прерогативой Минздрава Казахстана и Международной организации здравоохранения (ВОЗ).

– Может быть, тогда стоит заняться решением проблемы дефицита сырья для переработчиков?

– Почему в Казахстане переработчикам, работающим по стандартам качества, так тяжело в борьбе за сырье? В РК закупочная цена на сырое молоко определяется исключительно спросом и предложением из-за острого дефицита сырья. В стране имеется переизбыток перерабатывающих мощностей – более 150 заводов совокупной мощностью два миллиона тонн в год. Молока и так мало, дефицит сырья теперь в Казахстане почти круглый год, а качественного молока еще меньше. Поэтому загруженность серьезных заводов в среднем лишь 60% из-за нехватки товарного молока.

Если неформальный канал в виде молока, реализуемого во дворах с машин и на базаре, забирает почти половину сырья, да еще всякие мелкие цеха скупают без всякого контроля молоко на чечил и прочую продукцию, сколько молока остается заводу, который имеет строгие стандарты приемки, и во сколько оно обходится?! Получается, что те, кто отказывается от молока с антибиотиком, ведет строгий учет финансов, создает рабочие места, в конце концов, остается в хвосте сырьевого потока. Вот и занимаются казахстанские переработчики еще и фермерством, чтобы обеспечить себе «прожиточный минимум» качественного сырья.

– Как в целом заявления о массовой фальсификации молока могут отразиться на перерабатывающей отрасли?

– Я бы посоветовала источникам таких заявлений быть осторожнее с эхом. Авторы подобных обвинений должны задумываться о последствиях для казахстанского молокоперерабатывающего бизнеса, ведь переработчик – локомотив всей отрасли: он создает рабочие места, делает инвестиции в развитие, предоставляет знания сельчанам и вообще вносит свой вклад в имидж страны в регионе и на мировой арене. На Казахстан ориентируется вся Центральная Азия, меня часто спрашивали и в Кыргызстане, и в Узбекистане: «А как это делают в Казахстане, они же впереди нас!»

– Так как же в целом можно повысить качество молока в стране?

– Есть шансы для белой дороги в будущее. Международный опыт показывает, что контроль всех участников рынка (подчеркну – всех!) и стимулирование мероприятий, направленных на улучшение качества сырого молока, – это наиболее короткий путь выхода на соответствие стандартам качества. Если говорить о субсидировании, то, на мой взгляд, наибольший эффект отрасль получит от вложений в обеспечение качества сырого молока, особенно того, которое вырабатывается мелкими производителями: это может быть субсидирование доильного и холодильного оборудования, анализаторов экспресс-контроля качества молока, дезинфекционных средств, бидонов из нержавеющей стали, так как сегодня собирать молоко в пластмассовые ведра уже нельзя, и так далее.

С повышением и контролем соответствия стандартов качества хозяйства неизбежно начнут укрупняться и развиваться. И, конечно же, самое важное, что сегодня нужно дать молочной отрасли, – это знания. Знания современные и практические, предоставляемые фермерам на коммерческой основе. От субсидий литра молока страна постепенно отойдет, а чтобы остаться на ногах, когда наступит этот момент, а еще и быть конкурентоспособными, казахстанский фермер должен владеть знаниями.

Сегодня в стране местных специалистов высокого уровня практически нет, и фермеры вынуждены приглашать специалистов из-за рубежа за немалые деньги. Поэтому ФАО и ЕБРР в 2018-2019 годах будут делать упор на наращивание потенциала местных консультантов в сфере молочного бизнеса. Возвращаясь к разговору о субсидиях, стимулирование мелких и средних ферм по 100-200 голов использовать услуги консультантов – это инвестиция, которая обязательно окупится.

Как одно из решений проблемы существующей мелкотоварности и расстояний, наша команда видит создание сервисных центров от переработчика, где бы собиралось молоко, предоставлялись все необходимые корма, знания, покупка телят и прочие услуги фермеру. Развитие кластеров вокруг заводов как никогда актуально в условиях огромной территории Казахстана. Параллельно нужно работать над реабилитацией пастбищных угодий для обеспечения минимальной себестоимости молока, а также над развитием инфраструктуры на селе, ведь если на селе молодежь сегодня жить не хочет по объективным причинам, кто завтра будет работать на фермах?

Данияр Сериков

Молочный союз Казахстана выступает против обязательной маркировки

29 Сентябрь 2020 20:26 4623

 По его данным, это приведет к лишнему росту цен.

Объединение предлагает вводить добровольную маркировку вместо обязательной.

«Маркировка в России вводится с 1 января 2021 года, для Казахстана срок сдвинут до лета 2021 года, но дело в том, что те предприятия, которые работают на экспорт, они уже с 1 января 2021 не смогут свою продукцию вывозить в Россию», - говорит исполнительный директор, ОЮЛ «Молочный союз Казахстана» Владимир Кожевников.

Также по его мнению, обязательная маркировка принесет лишь удорожание затрат, и в конечном счете, отразится на кошельке потребителя.

«Для отрасли это практически не дает, кроме затрат, все инструменты по прослеживаемости, по безопасности, они у нас есть и они работают, и сертификаты качества, и  электронные счета-фактуры, и ветеринарные справки. То есть продукция прослеживается по-любому. Россияне считали, на их объёмы в среднем себестоимость продукции увеличится на 4,5 до 5,5%. Мы считаем, что у нас  получится больше, потому что наш рынок значительно меньше. Поэтому мы прикидывали, что для нас это будет до 9-10% увеличение себестоимости и цен в магазины», - говорит он в интервью inbusiness.kz.

Кроме того, в союзе считают, что сеть оптово-розничной торговли тоже не готова к новшествам, «торговля тоже должна закупить 3D-принтеры, считывающие устройства, зарегистрироваться у единого оператора, платить за их услуги». В настоящее время в Казахстане пилотный проект проводится на базе крупного и успешного предприятия в Казахстане «Зенченко и компания», но промежуточные результаты еще не подведены.

«У нас достаточно пессимистическое отношение к тому, что за 2 месяца, как планируется,  этот пилот можно будет отработать. Потому что табачники в Казахстане 2 года уже года проводят пилотный проект, и он еще не закончен. Там достаточно сложные процедуры и их немало – это нужно проследить стоимость, движение товара. Поэтому это все вызывает тревогу. Мы предлагаем вводить маркировку только на добровольной основе. Допустим, предприятия, которые работают на экспорт в Россию, где будет маркировка, если они считают, что это выгодно, то пусть эту систему у себя внедряют», - добавил он.

 Ранее несколько ассоциаций, в том числе и Молочный союз,  провели пресс-конференцию в Алматы, где зачитали свое обращение Президенту и привели свои аргументы против обязательной маркировки.

 Свои предварительные расчеты представила исполнительный директор Ассоциации производителей безалкогольных напитков,  соков Алия Мамытбаева. «Наше производство несравнимо с шубами, для которых изначально планировалась маркировка. Затраты только на маркировку составят примерно  9 млн тенге. И это только по скромным подсчетам, потому что здесь не учитывается процесс движения продукции по каналам дистрибуции. Если говорить о единовременных затратах, учитывая, что у нас высокотехнологичное  оборудование,  затраты на него составят от 31 тыс. до 58 тыс. евро для одного производителя», - говорит она.

Кроме того, могут возникнуть технические проблемы. «Возможна полная остановка производства в случае технической неисправности или в результате пропажи сигнала, когда интернет, например, не работает. Время получения ответа от оператора – примерно от пяти до 10 дней. То есть это режим простоя, в котором производители будут вынуждены находиться», -  добавила Алия Мамытбаева.

Письмо-обращение на пресс-конференции зачитала президент Казахстанской ассоциации сахарной, пищевой и перерабатывающей промышленности Айжан Наурзгалиева.

«Казахстанская экономика и без введения маркировки испытывает серьезные последствия, вызванные экономическим кризисом. Дальнейшее давление на добросовестных производителей в виде таких инициатив, как маркировка, подрывает доверие частных инвесторов и вызывает усиление сложившейся в последнее время тенденции сокращения инвестиций в казахстанскую экономику, вывод капитала из Казахстана», - говорится в письме.

По словам авторов обращения, в Казахстане сложилась недопустимая ситуация. «Фактически уполномоченные госорганы проигнорировали принципиальную позицию и предложения казахстанского бизнес-сообщества, которые заключаются в следующем: маркировка в предлагаемом формате не согласуется с государственной политикой, направленной на поддержку производителей, особенно малого и среднего бизнеса. Бизнес-сообщество против предлагаемого российскими партнерами внедрения форсированной, высокозатратной, обязательной, тотальной маркировки на все виды товаров, подхода, принципиально отличающегося от международного опыта, где маркировка и соответствующая система прослеживаемости вводилась только на очень узкий круг товаров, с доказанным уровнем контрафакта», - пишут они.

 По их предварительным расчетам, ежегодные расходы только на приобретение цифровых кодов для молочной продукции составят 3,3 млрд. тенге. При этом основная нагрузка падает на добросовестных производителей, которые уже работают в рамках организованной торговли

Предлагаемую маркировку они считают дополнительным налогом с потребителей в пользу частного лица, которое будет осуществлять сбор средств через механизм государственно-частного партнерства. Обращение подписали Молочный Союз Казахстана, Ассоциация производителей безалкогольных напитков соков РК, Ассоциация прямых продаж Казахстана, Союз пивоваров Казахстана, Мясной Союз РК, Ассоциация торговых предприятий Казахстана, Масложировой союз, Ассоциация кондитеров РК и другие.

Айгуль Тулекбаева

Подпишитесь на наш канал Telegram! 

В Павлодарской области намерены увеличить производство молока

15 Август 2019 15:56 5315

Местные власти пробуют заинтересовать фермеров строить новые фермы.

Концепцию Министерства сельского хозяйства о строительстве в каждом регионе по 50 крупных современных молочно-товарных ферм подхватили в Павлодарской области. На аппаратном совещании по вопросу развития агропромышленного комплекса Булат Бакауов отметил необходимость ориентировать крестьян на создание молочно-товарных ферм.

«Минсельхоз уже занялся этим вопросом, как его решить.  На следующий год нам дадут возможность строительства пяти ферм по льготным условиям. Мы на 50% уже обеспечиваем наши молокоперерабатывающие предприятия. Они видят, что мы динамично увеличиваем поголовье скота, и расширяют свое производство», – пояснил он.

В первую очередь, к строительству новых ферм местные власти хотят вовлечь хозяйства, занимающиеся растениеводством. Чтобы зимой, когда нет работы на полях, бизнес не простаивал.

По словам главы региона, интерес к местному молоку проявляют и россияне. Во всяком случае, омичи проявили интерес в ТОО «Пахарь», но до конца вопрос еще не проработан. Сегодня крупным производителям молока нет нужды самим везти его в город, предприятия-переработчики забирают его сами. 

По данным Управления сельского хозяйства области, в регионе действуют 28 крупных и средних молочных товарных ферм на 9,8 тыс. голов. По итогам 2018 года эти  фермы дали 38,507 тыс. тонн молока. До конца текущего года будут введены семь проектов, где количество КРС составит около 4 тыс. голов.

Субсидии есть, но с опозданием

Среди тех, кто включился в программу по строительству новых ферм, и ПК «Луганск». По информации его председателя Петра Кузьменко, в прошлом году был запущен комплекс на 600 голов. В апреле начали строить второй комплекс аналогичной мощности.

Стоимость строительно-монтажных работ составила 230 млн тенге, еще порядка 120 млн тенге было потрачено на оборудование. Причем строят здесь за счет собственных средств.

«В госпрограммах не участвуем, кредитов не берем. Обходимся своими средствами. Но государственная поддержка в виде субсидий – хорошее подспорье. Мы должны получить на строительно-монтажные работы 25%  от суммы строительства и на содержание маточного поголовья – 120  тыс. тенге за голову. Правда, пока эти деньги до нас не дошли. Надеюсь, до конца года они поступят. А вот субсидии за произведенное молоко получаем», – говорит председатель производственного кооператива.

На сегодня предприятие располагает 7,5 тыс. голов скота молочно-мясной породы – симментальской. 

«Средний удой составляет до 5000 литров молока в год на одну фуражную корову. Это хороший показатель, если учесть, что у нас не поливные поля, а богара. В сутки 22 тонны молока отдаем переработчикам. Работаем с четырьмя заводами. Почему не с одним? Тогда монополист будет диктовать свои условия, в том числе, по цене», – говорит Петр Кузьменко.

«На сегодня закупочная цена заводов за молоко очень низкая – весной стартанули от 130 тенге за литр. Сейчас цена упала. При этом цена за 300 грамм обычной воды в магазине составляет 120 тенге. А у нас литр молока жирностью более 3,5% стоит 114 тенге», – говорит фермер.  

Сохранить частное подворье

По данным и. о. руководителя Управления сельского хозяйства Павлодарской области Марата Шугаева,  основное производство молока в регионе приходится на частное подворье – до 75%. Собирают его сельхозкооперативы и заготавливают. За каждый литр такого молока СПК получают по 10 тенге в качестве субсидий от государства. Затем молоко поступает на заводы для дальнейшей переработки.

С нового года истечет время отсрочки, предоставленной Казахстану в Таможенном союзе, по внедрению технических регламентов, касающихся безопасности пищевой продукции и безопасности молока и молочной продукции. Согласно требованиям техрегламентов, поступающее на переработку молочное сырье должно соответствовать определенным параметрам по безопасности. И пока с этим еще есть проблема. Частники опасаются, что новые правила срикошетят именно по ним. При этом в прошлом году каждый второй литр молока, принятый на переработку в стране, поступил от личных подсобных хозяйств.

По мнению спикера, нынешний крестьянин не тот, что был десять лет назад.

«В основном в селе люди поняли, что качество сдаваемого молока напрямую влияет на цену. Введение технического регламента не должно допустить, чтобы скотину под нож пустили. Для этого наше управление и работает, чтобы ничего подобного не произошло. Ведь в селе зачастую на каждом подворье 5-10 коров. Для людей это заработок, ведь у них молоко берут круглый год», – говорит Марат Шугаев.

Чтобы не допустить критической ситуации, по мнению чиновника, придется увеличивать количество сепараторов, охладителей в селах, в итоге это должно положительно отразиться на качестве молока.

Шолпан Абдрахманова