/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 20 947,78 FTSE 100 5 454,57
РТС 987,75 KASE 2 212,62
Hang Seng 23 065,02 Золото 1 597,80
«В следующем году планируется поставить в Казахстане 3000 агрометеостанций»

«В следующем году планируется поставить в Казахстане 3000 агрометеостанций»

Пилотный проект американской компании DTN может сделать погоду для казахстанских фермеров более понятной в прогнозировании.

29 Октябрь 2018 07:00 3748

«В следующем году планируется поставить в Казахстане 3000 агрометеостанций»

Автор:

Данияр Сериков

В ходе недавнего Казахстанско-американского бизнес-форума в Астане было подписано несколько двухсторонних документов. Одно из соглашений по сотрудничеству в сфере реализации проекта по погодным сервисам в сельском хозяйстве было заключено между АО «Информационно-учётный центр» и компанией DTN. Корреспондент abctv.kz обсудил в кулуарах форума перспективы реализации инициативы с главой центра Жанасылом Оспановым и заместителем председателя Союза фермеров Казахстана Сериком Ибраевым.

– Г-н Оспанов, в чём заключается проект?

– Мы в Казахстане представляем собой платформу, на которой имеется более 130 тысяч пользователей-фермеров. Каждый из фермеров у нас имеет личный кабинет в системе, и через этот личный кабинет мы сейчас даём информацию по NDVI (Normalized Difference Vegetation Index – вегетационный индекс), космоснимкам часть информации.

С компанией DTN мы как раз-таки в этом году реализуем пилотный проект, в «Цифровом Казахстане» он пункт 15 – установка 10-15 метеостанций гиперлокальных – именно прогноз погоды для фермера, для его полей.

– Они маленькие, типа RTK (небольшие станции для получения координат на местности с помощью спутника в точном земледелии. – Ред.)?

(Ж. О.) – Это маленькие метеостанции, радиус действия пять километров. Если этот пилот будет признан успешным, то планируется в следующем году до трёх тысяч метеостанций поставить в Казахстан. Здесь разные модели могут быть использованы, в том числе, например, субсидирование стоимости метеостанции фермерам, чтобы они сами несли ответственность за сохранность этих метеостанций, потому что государство не будет за фермера платить. Компания DTN тоже, наверное, вряд ли будет сюда устанавливать, инвестировать в метеостанции, но компания DTN обладает глобальной компетенцией по метеопрогнозу. Сеть из трёх тысяч метеостанций позволит давать фермеру не просто прогнозные данные, но и рекомендации по времени уборки, сева, внесения удобрений, пестицидов: будет ли дождь, ветер, стоит ли вообще вносить. Сама система будет на индикаторах «зелёный-красный», условно говоря, система светофора, рекомендовать, проводить те или иные какие-то агротехнологические операции.

– С точки зрения инвестиций это казахстанское государство будет вкладывать или DTN?

(Ж. О.) – DTN приходит со своими технологиями, со своей глобальной компетенцией по прогнозированию погоды и по выдаче рекомендаций, когда это надо делать. Потому что сейчас DTN 70 процентов рынка США по метеопрогнозу США рынка для фермеров обеспечивает – это полностью Средний Запад.

– В целом какая-то интеграция будет с «Казгидрометом»?

(Ж. О.) – У нас меморандум был подписан в прошлом году между компанией DTN, нашей компанией «Информационно-учётный центр» и «Казгидрометом». Та data (данные. – Ред.), которая формируется этими тремя тысячами метеостанций, будет также передаваться в «Казгидромет». У них есть свои алгоритмы вычисления прогноза погоды. Они могут использовать эту первичную информацию с полей для прогнозирования погоды.

– Этот пилотный проект сколько будет весить и в итоге кто будет за это платить? Государство субсидии в первую очередь выделит?

(Ж. О.) – Нет. В этом году «Информационно-учётный центр» был определён исполнителем этого пилотного проекта, мы в бюджете заложили деньги порядка 20 миллионов, у нас был конкурс по госзакупкам. Победителям порядка 18 миллионов тенге как раз-таки сейчас вместо 10 метеостанций компания DTN поставила 15 метеостанций, и прогноз погоды будет делаться до конца следующего года.

(С. И.) – Платить за это, конечно же, будет фермер – это, по сути, техника, оборудование, которые необходимы ему так же, как трактор, комбайн. Он будет платить, но есть понимание со стороны Минсельхоза, что какую-то поддержку для того, чтобы эти технологии использовать, нужно оказать. В частности, сейчас рассматривается вопрос о применении инвестиционного субсидирования для такого вида оборудования. Если брать метеостанцию, то оно стоит около двух тысяч долларов, я думаю, что около 25 процентов стоимости готовы субсидировать, в Минсельхозе сейчас это обсуждается. При этом нет привязки к конкретному бренду, в принципе, завтра может любой производитель – их много, и российский, и китайские производители метеостанций могут производить.

Если фермер проголосует рублём за какие-то метеостанции, он будет приобретать. Самое главное, почему интересен проект для нас – он интересен с точки зрения развития платформы. Та цифра, которую генерируют метеостанции, будет уже собираться на платформе и будет предоставляться фермеру уже в виде прогнозов. Что касается «Казгидромета», он имеет государственную сеть метеостанций, создавать большую сеть – это дорого для правительства. А здесь можно за счёт фермерской станции, три-пять тысяч метеостанций фермерских – они могут, в принципе, создать большую цифру, для того чтобы прогноз погоды получал не только фермер, но и любой пользователь, предприятие, гражданин, который пользуется метеопрогнозом.

(Ж. О.) – Точность прогноза увеличится однозначно за счёт этих маленьких гиперлокальных станций, которых много, государство фактически не тратит из бюджета как таковых целевых денег на покупку метеостанций, но за счёт их массовости..

(С. И.) – Чем больше наблюдения, тем точнее прогноз. Например, ураган этого года в Астане показал, что наши метеослужбы не могут вовремя предупредить, а наличие сетей метеостанций, большой сети наблюдения позволило бы такие события прогнозировать за три-четыре дня. Мы слышим постоянно, что в тех же Штатах постоянно природные катаклизмы – они предупреждены заранее, готовятся за три дня, неделю, эвакуируют население. Мы в этом году поняли, что у нас такой системы оповещения нет. Она нужна, и сеть метеостанций – это один из элементов такой системы оповещения.

– Сейчас же говорят, что опять оборудование «Казгидромет» очень много будет покупать, в республиканском бюджете несколько десятков миллиардов тенге обещали выделить.

(Ж. О.) – Цена маленькой американской гиперлокальной метеостанции – две тысячи долларов. Три тысячи станций достаточно, чтобы покрыть всю территорию Казахстана – именно пашни, там, где возделываются поля. Три тысячи, умноженные на две тысячи долларов – это шесть миллионов долларов, из этих шести миллионов долларов только 25 процентов из бюджета (субсидирование инвестзатрат. – Ред.) – это порядка двух миллионов долларов, это 700-800 миллионов тенге по текущему курсу, размах видите? 700 миллионов тенге и несколько десятков миллиардов.

– По доступности к Интернету. У нас в отдалённых сёлах Интернет будет проведен только к 2020 году, тендер провели – «Казахтелеком» и «Транстелеком» будут заниматься. Эти маленькие метеостанции будут работать, где есть Интернет?

(Ж. О.) – Мы сейчас как раз-таки 15 метеостанций поставили в полях Карагандинской, Акмолинской, Актюбинской областей. В Актюбинской области есть, например, крупный производитель мяса «Актеп». Так вот, у него Алга и Копа – два населённых пункта, между ними мы поставили метеостанции от Алги до Копы порядка 60 километров. Там нет Сети, но фоново 2G в эти полях существует. Достаточно очень маленького сигнала, для того чтобы эта цифра, небольшая и очень лёгкая, она улетает к нам на сервер. Как раз-таки благодаря сотрудничеству с DTN сейчас вся цифра – там стоят билайновские, алтеловские наши симки, любой фермер их может приобрести – она в фоновом режиме может передавать, и при этом сами метеостанции зашиты на нашу платформу, наши IP-адреса. Цифра прилетает к нам, она аккумулируется, DTN у нас забирает к себе в Миннесоту, где у них мощности, искусственный интеллект и нюансы, которые позволяют формировать точные прогнозные данные, и по IP нам передаёт прогноз погоды, ту же самую цифру мы можем передавать в «Казгидромет».

– Вы не будете конкурировать с «Казгидрометом»? Там ревностно не относятся к этому проекту, палки в колёса не будут ставить?

(С. И.) – Если взять те же США – есть государственная метеорологическая служба, есть частные метеорологические службы. Замечу, первоначально, когда мы начали этим проектом заниматься, его чувствовать, изучать законодательство, мы выявили, что в Экологическом кодексе есть норма, которая устанавливает государственную монополию на агрометеорологические наблюдения. Когда начали это обсуждать, со стороны Минэнерго была заявлена позиция, что, в принципе, нет смысла делать там монополию, и эту норму не надо понимать так, что это монополия, пожалуйста, мы приветствуем частные метеорологические сервисы, в том числе в сельском хозяйстве. Собственно, сейчас, по-моему, там законопроект двигается, в этот Экологический кодекс вносятся, эту норму, как спорную, просто убирают, потому что в большинстве стран с развитым сельским хозяйством агрометеорологические сервисы – они частные, государство этим не занимается, не должно этим заниматься.

– Это будет частное или государственно-частное партнёрство?

(С. И.) – Здесь это будет частное. Здесь не будет метеорологической службы – это будет просто фермер со своей метеостанцией.

– Метеостанции не будут принадлежать Информационно-учётному центру?

(С. И.) – Не учётному центру.

– Вы не будете операторами этого проекта, плату не будете получать за это?

(С. И.) – Нет.

(Ж. О.) – Плату будет фермер платить за рекомендации по точному земледелию, когда сеется.

DTN или?

(Ж. О.) – DTN.

– Объём рынка какой примерно будет?

(С.И.) – На сегодня его нет, но, собственно, 23 миллиона гектаров пашни, 68 тысяч пашневладельцев – это и есть тот рынок потребителей, который теоретически может этим пользоваться. Если говорить по стоимости, то этот вопрос большой, потому что в Штатах стоимость достигает 40 долларов в месяц, потому что метеопрогнозы используют фермеры не круглый год. Но при их производительности, наверное, можно себе позволить, у нас производительность раз в 10 ниже, поэтому справедливо будет говорить об одном-двух, максимум четырёх долларах в месяц для нашего фермера на две-три метеостанции.

– Абонентская плата будет зависеть от количества пользователей? У нас восемь тысяч активных фермеров, насколько я знаю.

(Ж. О.) – Метеостанция, если в Южном Казахстане её поставить, там, где по два гектара, она может обеспечить до 100 фермеров. Если в Северном Казахстане одна метеостанция, там, где 10 тысяч гектаров, то её может не хватить даже. Радиус действия одной гиперлокальной метеостанции порядка 8-10 тысяч гектаров. На юге, там, где по два гектара, все кооперируются и покупают одну метеостанцию, и все эти 100-150 фермеров используют дату с одной метеостанции. Соответственно, на севере, там, где большие наделы земельные, необходимы будут, может быть, не одна и даже не две, может быть, десятки метеостанций понадобятся крупным землевладельцам.

– В агростраховке это как-то будет учитываться?

(Ж. О.) – Обязательно.

(С. И.) – Метеостанция позволяет страховые продукты уже сделать гиперлокальными. Сейчас, например, страхование построено на индексах, которые генерируются через спутниковую информацию, и поэтому страхуется индекс по району. Если мы ставим метеостанции, то индекс может страховаться не по району, а уже по конкретному полю.

(Ж. О.) – Плюс ещё по уровню вегетации, например.

(С. И.) – По этапам, фазам развития растений. Спутники не могут такую точность позволить дать, они в общем от и до, коридор делают, а метеостанция за счёт того, что стоит в поле, она может уже позволить страховать нам фазы, например, фазы кущения или уже момент уборки, когда нам критично, чтобы влаги, наоборот, не было. В первых фазах нам критично, чтобы не было засухи, а в фазах уборки нам критично, чтобы, наоборот, не было этой влаги. Эти моменты можно страховать за счёт именно сети метеостанций, для страховщиков это просто идеальная инфраструктура.

(Ж. О.) – К нам сейчас Swiss Re, крупнейшая перестраховочная компания, в топ-три входит, она порядка 50 миллиардов долларов страховых премий собирает в год, так вот она в этом году на нашей платформе разместила свой страховой продукт по индексному страхованию от засухи.

– Это же швейцарская модель, индексное страхование.

(Ж. О.) – Швейцарский продукт, но казахстанские компании-страховщики на фронте.

– Они уже заходят или просто разместили?

(Ж. О.) – Зашли, мы уже пилотный проект реализовали.

(С. И.) – Со следующего года планируются изменения в закон о господдержке АПК и предусматривается субсидирование страховой премии, расчётно это будет около 50 процентов страховой премии субсидироваться из бюджета. Субсидироваться будут определённые продукты, и базовыми продуктом, мы видим, что это будет индекс влаги, к примеру, в почве, который был в этом году пилотно реализован.

– Но это будет добровольно?

(С. И.) – Это будет добровольно. Закон об обязательном страховании будет поставлен на утрату.

– По паводкам у нас проблемы. Эти станции помогут как-то паводки предвещать, может, какая-то интеграция с ЧС будет или «Казводхозом»?

(Ж. О.) – Однозначно будет. Просто мы сейчас сконцентрированы на отрасли сельского хозяйства. Но эта сеть метеостанций из трёх тысяч – она может быть масштабирована и на другие сектора экономики. Это и ЧС, и пожарники, и энергетики. DTN, например, в Нью-Йорке службы, которые посыпают гололёдом различные химикаты, они используют прогнозы DTN, и есть экономические расчёты – миллионы долларов позволяют экономить, поскольку прогноз погоды используется именно для экономики. У DTN есть такие сервисы, но мы сейчас не хотим объять необъятное, step by step.

Данияр Сериков

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Зимние баталии АПК на актюбинском фронте

Фермеры области наконец-таки встретились с акимом области Ондасыном Уразалиным, рассказали о своих проблемах внештатному советнику президента Олжасу Худайбергенову, а также высказали свои претензии представителям министерства сельского хозяйства.

30 Январь 2020 09:16 3157

Зимние баталии АПК на актюбинском фронте

Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!..

И это действительно так. Произошло то событие, которого так ждали фермеры Актюбинской области: им представилась возможность задать вопросы главе региона Ондасыну Уразалину. И не только ему, но и представителям министерства сельского хозяйства (МСХ) и Аграрной кредитной корпорации.

Разговор получился откровенным, так сказать, без купюр. На встречу приехали 144 фермера со всей области. Как было отмечено, многие вопросы носят системный характер и решаться должны не столько на уровне местных исполнительных органов, сколько профильными министерствами. 

Самые злободневные из них – это наведение порядка с неиспользуемыми сельскохозяйственными землями, принятие фермерской амнистии по кредитам и закона РК о защите национального сельхозпроизводителя.

Молоко задаром, а тракторы втридорога

«Одним из факторов, сдерживающих омоложение кадров, является нежелание финансовых институтов развития и банков второго уровня кредитовать тех, кто работает в ауле – агрономов, инженеров, зоотехников, ветврачей, бухгалтеров. Госпрограмма «С дипломом в село» есть, а для тех, кто уже работает на земле и ферме, доступной финансовой поддержки нет», – сказал директор ТОО «Степное» Каргалинского района, кандидат экономических наук Амангос Тулеуов.

Аграрий озвучил и вопрос об обновлении сельхозтехники, и о увеличении инвестсубсидий.

«Всю имеющуюся у нас технику мы в основном приобретали в 2005-2010 годах, когда размер инвестсубсидий составлял 25%. Тогда это была очень хорошая сумма, ведь мы покупали ее за 50 млн тенге. После доллар вырос, и сегодня сельхозтехника стоит уже 140-150 млн. Наверное, есть резон увеличить инвестсубсидии до 40%. Сегодня «КазАгроФинанс» предлагает новую, на 20-40% дороже ее реальной стоимости. А ведь это АО, как и другие структуры, когда-то создавались нам в помощь, – сказал он.

Глава крестьянского хозяйства «Алишер и К» Мартукского района Нуртай Ногаев задал вопрос о том, почему в области не хватает молока? И сам на него ответил:

«Потому что у молокозаводов очень низкая закупочная цена. Нам не хватает кормов, для небольших хозяйств нет поддержки. В нашей области только ТОО «Айс» получает субсидии за производство молока, так как у него 600 голов, но таких объемов у нас нет, и в итоге мы, мелкие, страдаем».

Глава крестьянского хозяйства «Ардағым» Кали Исмаилов пожаловался на то, что из-за отсутствия на плотине Каргалинского водохранилища специального рыбосборника на его прудах гибнут все мальки рыб осетровых пород и карпа.

«Пять лет назад наше хозяйство было главным поставщиком сеголеток для рек и водохранилищ области, а сейчас мы терпим колоссальные убытки из-за того, что в наши водоемы проникает сорная рыба и губит весь элитный молодняк, – сокрушался фермер. – Поскольку Каргалинское водохранилище является государственным, я обращаюсь с просьбой к представителям министерства обратить внимание на эту проблему».

И это только часть вопросов. Прозвучали упреки в адрес министерства на то, что принимаемые государственные программы не всегда обсуждаются в широком формате.

Блажен, кто верует, тепло ему на свете!..

«Для выполнения поставленных правительством задач мы не полностью используем имеющийся потенциал. Это касается как растениеводства, так и животноводства, – признал Ондасын Уразалин. – Поэтому сегодня в области начата реализация 15 крупных инвестиционных проектов в сфере АПК на общую сумму 57 млрд тенге. Это позволит увеличить долю переработанной сельскохозяйственной продукции, создать новые рабочие места».

Но все же ответственный секретарь общественного движения «Фермерский центр Актобе» Александр Мандрыкин подчеркнул: важно, что первый руководитель региона постарался вникнуть в проблемы сельхозтоваропроизводителей и открыто поддержал их принципиальную позицию.

Стоит отметить, что такой масштабной встречи с руководством области и представителями профильного ведомства актюбинским фермерам пришлось буквально добиваться. Многие из них приехали даже из самых отдаленных районов области.

Когда терпению приходит конец

Этому предшествовало несколько событий. 4 ноября прошлого года в Актобе провели первый в Казахстане санкционированный митинг аграриев, по результатам которого принята резолюция из 62 пунктов, направленная президенту страны. Инициатором митинга выступило общественное движение «Фермерский центр Актобе».

Поводом для объединения и проведения митинга стал отказ министерства финансов выплатить долги по субсидиям, обещанным МСХ в рамках госпрограммы «Сыбаға».

Следующим пунктом, требующим решения, стало некорректное, можно даже сказать, незаконное начисление местными налоговиками НДС за ввезенный чистопородный скот актюбинскими фермерами.

В начале декабря прошлого года кабинет министров принял решение закрыть задолженности на субсидирование животноводства на сумму 36,8 млрд тенге, а также по инвестиционным субсидиям – 11,7 млрд тенге. Из них на покрытие долгов за 2018-2019 годы на Актюбинскую область пришлось 3,6 млрд тенге. Финансовые средства выделены из резерва правительства. Фискалы же отозвали уведомления об уплате НДС тем, кто уже оплатил налог, вернули деньги.

Донести до президента, несмотря ни на что

Однако отправленное письмо на имя президента до адресата не дошло. Его не зарегистрировали в канцелярии президента. 4 декабря в Нур-Султане опять-таки по инициативе ОД «Фермерский центр Актобе» был проведен круглый стол на площадке мажилисмена Нуржана Альтаева с участием еще двух депутатов мажилиса. Это были двухчасовые дебаты. Все это дошло до администрации президента, и уже аким Актюбинской области Ондасын Уразалин сказал ответственному секретарю общественного движения «Фермерский центр Актобе» Александру Мандрыкину, что дал поручение принять исчерпывающие меры по всем озвученным вопросам.

О своих проблемах в середине декабря рассказали внештатному советнику президента страны по экономическим вопросам Олжасу Худайбергенову. В ходе встречи в Актобе на площадке РПП «Атамекен» они заострили внимание на необходимости скорейшего принятия амнистии и перехода на ручной режим управления АПК. Кстати, на встрече присутствовали представители АПК всего Западного Казахстана.

«Я вас услышал. Если вы помните, я советник вне штата, и скорее канал предоставления объективной полной информации, – сказал Олжас Худайбергенов. – У нас, экономистов, есть поговорка: «Хочешь потерять деньги – вложи их в сельское хозяйство». Но это не от неверия в него, а от непредсказуемости и убыточности отрасли. Так что трудиться и думать есть над чем. И уверяю вас, работа большая в недрах ряда министерств идет, результаты будут. Но, когда проблемы будут решены, останется единственный – ваша конкурентоспособность. Это уже ваше домашнее задание».

Что убивает сельское хозяйство

После посещения Актобе экономист оставил запись на своей страничке в Facebook:

«Недавно ездил в Актобе. Была встреча с акимом области Ондасыном Уразалиным и активом акимата, где мы обсудили различные вопросы развития области. После обеда встретились с фермерами. Изначально, когда они звонили, думал, что речь идет о 5-10 фермерах, которые хотят поговорить о своих проблемах. На встрече их оказалось больше 50, причем часть приехала с Уральска, часть – с Актау (то, что люди приехали с других регионов, – признак наличия очень острых проблем)… Я выслушал всех… Основных проблем фермеров четыре:

  1. Проблемы с субсидиями – их мало, но, даже несмотря на это, их сокращают, выделяют долго (суммы поступают в конце года, в декабре, вместо того чтобы поступать в феврале-марте, либо даже не выплачивают уже два-три года), информсистема постоянно дает сбои и отнимает время. Хотя фермеры на публичной встрече открестились, но я из других источников знаю, что в некоторых акиматах просят взятки 5-10% за выдачу субсидий.
  2. Проблемы с кредитами. Банки не дают, а через «КазАгро» в лучшем случае дадут меньше, чем запросили, и затянут на три-пять месяцев больше официально заявляемого срока, а в худшем случае и вовсе не дадут. Ставка хоть и маленькая, но субсидирование ставки означает обязательную проверку после с моральными и материальными потерями, обнуляющими эффект субсидий. И, конечно же, хоть и фермеры не говорили, но также я слышал о коррупции при выдаче кредитов.
  3. Налоги – фермеров задолбали с онлайн кассовыми аппаратами, хотя часть из них не продает товары физлицам, да и в целом налогообложение отрасли перегружено режимами и видами налогов.
  4. Отсутствие правильного регулирования отрасли, смежных вопросов в целом, негативная ситуация по кадрам. В общем, у меня были определенные мысли по сельхозке, фермеры лишь подкрепили их на практике... То, что там сейчас происходит, убивает сельское хозяйство…

Понятно, что каждый отдельный человек в системе сельского хозяйства пытается что-то хорошее делать. Но пока то, что есть, – это просто образец того, как нельзя поддерживать сельское хозяйство».

Семен Данилов

Снегопад подсыпал проблем ДЧС

В Восточном Казахстане только за январь спасатели ДЧС ВКО эвакуировали из снежных заносов около полутора сотен человек.

28 Январь 2020 11:16 2653

Снегопад подсыпал проблем ДЧС

Около десятка раз в Восточно-Казахстанской области только за январь этого года сотрудники областного департамента по чрезвычайным ситуациям объявляли штормовое предупреждение. С середины января наблюдается самопроизвольный сход лавин в горной местности на автотрассы.

Последнее штормовое предупреждение приходится на 28 января.

«По информации Восточно-Казахстанского филиала «Казгидромет», в Восточно-Казахстанской области 28 января ожидаются снег, местами метель, – сообщили в ДЧС вечером 27 января. – Ветер юго-восточный с переходом на западный, местами 15-20, порывы 23-28 м/с. В Усть-Каменогорске и в Семее 28 января ожидается метель. Ветер юго-восточный с переходом на западный, порывы 15-20 м/с. С 27 января по 2 февраля возможен сход снежных лавин».

При этом в филиале АО «Казселезащита» о лавинной опасности предупреждают с середины января в связи с выпадением значительных осадков, усилением ветра, повышением температурного фона в горных районах области. Такая объемная снежная масса 22 января частично перекрыла дорогу Усть-Каменогорск – Алтай – Рахмановские Ключи на 64-м километре.

«В Восточно-Казахстанской области 497 лавиноопасных очагов, 336 из которых угрожают объектам и жизни людей, автодорогам. Много лавиноопасных очагов вдоль автодорог Усть-Каменогорск – Северное, Усть-Каменогорск – Самарское, Усть-Каменогорск – Алтай, Согорное – Печи, Берель – Рахмановские Ключи (Катон-Карагайского района), Риддер – рудник Чекмарь, – напомнили в ДЧС ВКО.

Во время лавинной опасности жителям и гостям ВКО специалисты напоминают быть предельно внимательными при проезде лавиноопасных очагов, не останавливаться возле них на привал, а также не рекомендуют выезжать на отдых в горы. При объявлении штормового предупреждения перекрываются автотрассы.

«О перекрытии трасс нам передают информацию АО «Казавтодор», дорожные службы, – объяснила главный специалист ДЧС ВКО Наталья Глушакова. – У них есть наблюдатели, техника, они следят за погодными условиями и нам сообщают о закрытии трасс. Мы, в свою очередь, оповещаем людей через мобильное приложение DARMEN, СМС-сообщения, через наш сайт».

Впрочем, говорит Наталья Глушакова, некоторым экстремалам и штормовые предупреждения нипочем.

«Как бы люди ни ругались, что трассы закрыты, но они получают информацию о штормовом предупреждении заранее. И все равно едут. Я дежурила на днях, когда была плохая погода. Поступил звонок от жителя ВКО, который ехал в Семей. Трасса Усть-Каменогорск – Семей была закрыта, но он чуть ли не приказал пропустить их машину. Говорит: «Мы столько стоим, не можете прочистить дорогу, что ли?» Я сказала, что автотрассу чистят, но зачем их ехать дальше самостоятельно и рисковать? Он сказал: Это наше дело, наша жизнь!» Правда, их никто не пропустил».

Во время перекрытия трассы, как рассказывает Наталья Глушакова, все равно можно выехать в пункт назначения из близлежащих населенных пунктов, где нет постов. Люди едут на свой риск и попадают в заносы. И тогда их приходится эвакуировать.

«Самая сильная метель была 17-18 января, когда моментально поднялся сильный ветер, до 30 метров в секунду. Был сильный снегопад, нулевая видимость, дороги были закрыты поочередно во всех направлениях. Очень много людей пришлось эвакуировать с разных трасс, это было и на трассе Семей – Усть-Каменогорск, и Усть-Каменогорск – Алматы. Был случай, когда сломался автомобиль, и наши спасатели немедленно выехали. Дороги не было видно вообще, и нашим водителям пришлось ехать с открытыми окнами и смотреть на обочину дороги, чтобы машину не занесло. Можно было бы это расстояние преодолеть меньше чем за час, а так пришлось ехать два с половиной часа», – рассказала она.

Добрались до пострадавших, а в заносе было 15 автомашин, спасатели сначала эвакуировали женщин и детей, во второй рейс – мужчин. Всю ночь длилась эта спасательная операция.

«Люди слушают предупреждения, игнорируют их и выезжают на загородные трассы», – посетовала Наталья Глушакова.

Для таких горе-путешественников на автотрассах предусмотрены пункты обогрева – это придорожные кафешки, где можно переждать непогоду и пока прочистят трассу. А по линии ДЧС ВКО функционируют четыре медико-спасательных пункта, где можно получить первую медицинскую помощь.

«Мело во все пределы» и 25 января, когда была закрыта трасса Аягоз – Алматы. Автобусам, следовавшим по маршрутам Семей – Маканшы, Семей – Барлыкарасан, Семей – Талдыкорган пришлось остановиться в Аягозе. В автобусах находился 71 пассажир: восемь человек поселились в гостинице, трое у родственников, а остальных разместили в спортивной школе города Аягоза. В целом с начала зимы остановиться в Аягозе были вынуждены около 70 автобусов, все пассажиры были временно размещены в специальных пунктах.

В ночь с 17 по 18 января в связи с закрытием трассы в селе Березовка Глубоковского района 20 человек разместили в пункте обогрева Березовской средней школы. Все они были обеспечены горячим питанием. Подобные пункты обогрева созданы во всех 28 школах района.

Ольга Ушакова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: