/img/tv1.svg
RU KZ
Hang Seng 27 316,53 DOW J 28 998,32
FTSE 100 7 403,92 РТС 1 524,71
KASE 2 373,34 Золото 1 645,90
Аблай Мырзахметов – об актуальных вопросах предпринимательства

Аблай Мырзахметов – об актуальных вопросах предпринимательства

23 Август 2019 16:10 6237

Аблай Мырзахметов – об актуальных вопросах предпринимательства

Автор:

Айгуль Тулекбаева

Фото: Мария Матвиенко

В минувшую среду состоялось заседание политсовета партии Nur Otan, где ее председатель, Елбасы Нурсултан Назарбаев, озадачил однопартийцев. Своим видением и восприятием от состоявшегося мероприятия в интервью с inbusiness.kz поделился член политсовета партии и глава Национальной палаты предпринимателей (НПП) «Атамекен» Аблай Мырзахметов.

– Аблай Исабекович, очень много внимания в преддверии заседания было сфокусировано на возможных досрочных выборах в Парламент. Однако Первый Президент ясно заявил, что выборы состоятся в положенный срок, и призвал коллег усилить работу. Что ждет Казахстан на партийном поле и какой видится Вам в новом свете роль партии Nur Otan?

 Будет повышена активность фракции партии Nur Otan в мажилисе. Правительство будет предварительно обсуждать с фракцией ключевые законопроекты и бюджет, которые будут приниматься только после дебатов и дискуссий. Таким образом, будет усилена система сдержек и противовесов между ветвями власти.

– Что более всего Вам запомнилось из выступления Нурсултана Назарбаева в сфере экономики?

– Первый Президент сказал, что мы должны поставить более амбициозную задачу – добиться роста экономики в 7,5%. Выполнимо ли это? Конечно, очень сложная задача, высокая планка. Это потребует от всех ветвей власти, в первую очередь от Правительства, слаженную и эффективную работу.

– Международный валютный фонд в текущем году неоднократно понижал прогноз роста мировой экономики, мотивируя это обострившимися торговыми конфликтами. Какие цели и задачи должен ставить перед собой Казахстан на «торговом фронте»?

– Сейчас два ключевых вопроса, которые беспокоят бизнес: рынки сбыта и доступность кредитных ресурсов. Дешевых и длинных. Нам нужно расти. Страна большая по территории, но емкость рынка маленькая. У большинства населения низкая покупательская способность.

Чтобы поднять свое производство, надо защищать свой внутренний рынок от контрафакта, от недобросовестной конкуренции, изучить меры господдержки в соседних странах (Россия, Беларусь, Узбекистан) и сопоставлять их с мерами господдержки у нас.

Никто не просит тепличных условий, но мы должны защищать свой рынок всеми допустимыми мерами, которые есть. Это изъятия, антидемпинговые расследования, техническое регулирование. Посмотрите, как тот же Роспотребнадзор постоянно ставит запреты на импорт той или иной продукции, обнаруживая несоответствие техрегламентам.

Я недавно был в поездке с Премьер-министром в Костанае. Руководитель известной в стране фабрики «Баян-Сулу» рассказал, что в рамках ЕАЭС жестко отслеживается применение трансжиров в кондитерских изделиях. А с Узбекистаном у нас нет соответствующего соглашения, у них наличие трансжиров в кондитерских изделиях доходит до 80%. Но кто-то же должен за этим следить?!

Оправдает ли новое Министерство торговли возлагаемые задачи? У них нет выбора. Это сегодняшняя повестка дня.

Второе. Нам нужно идти на экспорт. Тут не нужно ничего изобретать, у нас есть понятные рынки. Нам надо четко определиться, где мы сильны, что мы производим. Важно нарастить объем несырьевой продукции. Например, Китай, который на 125 млрд долларов в год импортирует продовольствие. Мы подсчитали, из этих 125 млрд долларов 15 млрд – это та продукция, которую Казахстан производит и может поставлять. Нам нужна скоординированная работа всех причастных министерств, институтов развития и бизнеса. Надо пробиваться на китайский рынок. Из 15 млрд экспортировать 3-4 млрд долларов переработанной сельхозпродукции в Китай вполне реально! Это в два раза увеличит валовый продукт сельского хозяйства.

– Нурсултан Назарбаев в рамках заседания политсовета партии Nur Otan поручил проработать вопросы поддержки МСБ. Можете ли Вы поделиться деталями этой инициативы?

– Елбасы на заседании политсовета Nur Otan предложил налоговое стимулирование для бизнеса. Нам нужно снижать налоги на фонд оплаты труда. Если подсчитать все налоги и отчисления, у нас получается довольно высокая нагрузка на ФОТ – 31%. Это подоходный налог, пенсионные и социальные отчисления, ФСМС. Если добавить еще планируемые 5% пенсионных отчислений и дальнейшее увеличение взносов в ФСМС – выйдет 38%. Работодатели уйдут в серую зону, а работники будут получать зарплату в конвертах. Мы поддерживаем предложение Центра Talap о том, что нужно по опыту Грузии и других стран объединить все эти налоги и отчисления в единый социальный налог в размере 20-25%. Тогда у бизнеса появится больше стимула. Выиграют все.

Это серьезный вопрос. Конечно, будут выпадающие доходы бюджета, но эффекта будет больше. Доверяя бизнесу и создавая стимулы, мы получим больше отдачи.

– Бизнес поднимает вопрос касательно внедрения 5% ОПВР, «Атамекен»​ позицию по этому вопросу тоже озвучил, какая ситуация?

– Поправки были предложены Правительством в 2015 году. И то, что бизнес не платит 5% с 2018 года, как этого хотели разработчики, – заслуга и «Атамекена». Я, как участник тех переговоров, могу смело это сказать. Норма была отложена до 1 января 2020 года. В свое время были дискуссии по этому вопросу, «Атамекен» дал отрицательное заключение, указав, что это будет существенная нагрузка на бизнес.

С властью мы работаем конструктивно, мы не можем предъявлять ультиматумы, грозить митингами. Была критика в соцсетях, почему «Атамекен» не митингует. Скажу однозначно: это не наш стиль. «Атамекен» – не политическая организация, мы работаем в конструктивном поле. У нас нет права вето. Месяц назад мы напомнили Правительству нашу позицию по этой проблеме. Мы были услышаны, и в начале сентября ждем позитивного ответа по этому вопросу. Давайте наберемся немного терпения.

– К слову, о митингах в соцсетях. В очередной раз участилась критика в адрес НПП в отношении уплаты членских взносов. Могли бы назвать контраргументы?

– По закону взносы обязательны, но, по сути, их платят те, кто считает нужным. Это не налог. Мы специально отказались от того, чтобы налоговая администрировала наши взносы. Нужно время, чтобы сформировать культуру доверия бизнеса, чтобы они понимали, за что платят и какие услуги получают.

За все эти шесть лет мы ни на кого не подавали в суд, не было никаких взысканий. Уплаченный взнос берется на вычет: если вы уплатили взнос, эту сумму у вас вычтут при уплате корпоративного налога.

Кроме того, платят только 2% из более 1,2 млн субъектов, а это 23-24 тысячи. Это те предприятия, чей годовой оборот превышает 144 млн тенге. То есть малый бизнес, индивидуальные предприниматели, фермеры – 98% предпринимателей не являются плательщиками, для них нагрузки нет, но при этом бесплатно получают весь спектр услуг, от защиты своих прав до консультаций.

В прошлом году из этих 2% внесли оплату 65%, а в этом году мы ставим себе планку достичь 70%. Все эти годы мы идем методом убеждения. В первый год обязательные членские взносы внесли 40%, то есть каждый год мы повышали лояльность наших плательщиков. И мы им благодарны. И самое главное, решение о взносах принимают не чиновники, не сотрудники НПП, а съезд «Атамекена».

Поэтому разговоры о принудительной уплате – досужие. В прошлом году были предложения, чтобы платили все по чуть-чуть, но большинство на Съезде «Атамекена» приняло решение, что нужно оставить, как есть.

– Что делается в части роста доверия к НПП со стороны бизнеса? Есть идея внести выборные процедуры и механизмы в руководящий состав «Атамекена».

– Я часто слышу этот вопрос. Чтобы провести выборы, мы должны обеспечить участие 1,2 млн предпринимателей. Это серьезный процесс. Думаю, что здесь не должно быть спешки.

Сейчас мы обходим каждого предпринимателя, устанавливаем контакт с ними. Планируем к концу года эту работу завершить. Важно, чтобы каждый предприниматель знал о своем праве, что он может проголосовать, а может и быть избранным. Тогда это будет реально демократия. А голословно объявить выборы без подготовительной работы – это просто популизм.

На сегодня 600-700 тыс. предпринимателей мы уже обошли. Когда база будет актуализирована, мы начнем со следующего года процесс выборов. Полагаю, что это будет как primaries, регистрация и голосование в Интернете. Процедуры готовятся. У нас в октябре пройдет съезд и этот вопрос будет вынесен на повестку дня.

Второе. На предстоящем съезде обсудим вопрос по ассоциациям. Сейчас есть консенсус между регионами и отраслями, половина делегатов съезда выбирается из числа членов региональных советов, а другая половина – от аккредитованных отраслевых ассоциаций. У них равные голоса. Бизнес в регионах поднимает вопрос, они не знают большинства аккредитованных ассоциаций, нет филиалов ассоциаций в регионах, какая членская база в этих ассоциациях. Поэтому, думаю, вопросы квалификационных требований к аккредитованным отраслевым ассоциациям будут также обсуждаться на предстоящем съезде.

– Тем не менее, у определенной части общества периодически возникает вопрос о целесообразности такого института, как НПП «Атамекен»…

 «Атамекен», как институт, состоялся. За пять-шесть лет мы быстро выросли, дошли до районов, Правительство делегировало нам многие функции. «Атамекен» выдает сертификаты, обучает предпринимательству. Все что касается сервисной поддержки бизнеса по госпрограммам передано палате. Это большая честь и большая ответственность. У нас нет излишней самоуверенности. Мы видим свои слабые места, недостатки и находимся на связи с бизнесом, понимаем, что нам нужно постоянно совершенствовать свою работу. В то же время хотелось, чтобы предприниматели объективно оценивали нашу деятельность.

Наличие критики говорит о том, что «Атамекен» стал серьезной силой. Люди хотят быть избранными в органы управления. Они понимают, что мы партнеры власти, с нами считаются.

– Что предпринимает НПП для налаживания полноформатного диалога не только властью, но и прежде всего с бизнесом?

– Мы серьезно готовимся к цифровому формату, он даст эффективную обратную связь с нашими членами. Большая работа проводится, хотим все сервисы, все наше общение построить через мобильное приложение. Мы сделаем так, чтобы каждый предприниматель по своей отрасли получал информацию и услуги, которые ему нужны. Он не может читать, например, весь Налоговый кодекс.

Наш проект Digital Atameken будет презентован делегатам съезда в октябре. Сейчас эта система активно тестируется. На съезде мы послушаем замечания и предложения наших членов, после чего доработаем систему, и в 2020 году полномасштабно запустим цифровой формат работы.

Айгуль Тулекбаева

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

«На закупках у подрядчика нет прав, только одни обязанности»

Павлодарские предприниматели жалуются на неравность условий при конкуренции с российскими подрядчиками и на договоры с компаниями на площадке «Самрук-Казына».

20 Февраль 2020 13:42 1942

«На закупках у подрядчика нет прав, только одни обязанности»

Фото: Максим Морозов

В Павлодаре местные бизнесмены на встрече с представителями Палаты предпринимателей «Атамекен» подняли тему равноправия на тендерной площадке «Самрук-Казына». Это специализированный портал, где публикуются лоты подконтрольных фонду компаний, а также недропользователей и представителей крупного бизнеса.

Кручу, как хочу

Одной из наиболее распространенных проблем называют ситуации, когда крупные компании не спешат с выплатами даже при завершении всех работ со стороны подрядчика и истечении всех сроков, прописанных в контракте. Таким образом, получается, что обязательства действуют только в одну сторону. При малейшем нарушении со стороны подрядчика к нему применяются штрафные санкции, в то время как заказчики, будь то национальная компания или крупный недропользователь, зачастую на такие «мелочи» не обращают должного внимания.

«Договор заключили, но ответственности они никакой не несут. Если я протокол разногласий с ними подписываю, то обязательства там только у меня. По закону если заказчик идет как недропользователь, то оплата должна быть в течение 30 дней. Они заключают свободно с оплатой через 60 дней», – рассказал inbusiness.kz один из подрядчиков, пожелавший остаться неназванным.

Бизнесмен указывает, что при борьбе за лоты национальных компаний и недропользователей больше решают связи, чем качество, сроки поставки или даже законы. По его словам, был случай, когда один из недропользователей для своего казахстанского предприятия выкладывал лоты на поставку антиобледенителей на российском портале закупок.

«Я добился того, чтобы они выложили его у нас. Они в итоге сделали в две партии – маленькой на 60 тонн и крупной на 1000 тонн. На одном из семинаров представитель компании заявил мне: «Вот, вы выиграли 60 тонн. Радуйтесь, будете ставить», – рассказал предприниматель.

Из этого объема у него приняли только 15 тонн. Остальные 45 тонн точно таких же антиобледенителей принимать отказались, уверяет он.

«Что касается крупной партии, то меня просто выкинули с первого же этапа конкурса, практически ничем не аргументируя. Таких прецедентов масса. Если несколько лет назад были такие разговоры, что «отойди от этого конкурса, мы тебе дадим другой», то сейчас просто напрямую отказ», – сказал подрядчик.

СТ-KZ – не панацея

СТ-KZ – это специальный сертификат, который подтверждает, что товар действительно был произведен или переработан на территории Казахстана. Его используют для участия в закупках на территории РК, например в тендерах недропользователей для получения преимущества в сравнении с иностранными поставщиками.

Однако на деле, по словам павлодарских подрядчиков, СТ-KZ  далеко не всегда дает какие-то преференции или скидки казахстанским производителям. У крупных компаний может быть свое мнение.

«Сказать честно? Топ-менеджеры говорят: «Можешь со своим СТ-KZ в туалет сходить», – заявил подрядчик.

Туманное будущее

«У нас скоро производителей не останется. Останутся только сельхозники и производители пищевой продукции. У меня друзья тоже занимаются различными производствами. Тоже все вяло загибаются, потому что работать становится невозможно. Поддержки государства нет, только гнобление», – рассказывает предприниматель.

Начальник отдела сопровождения проектов павлодарской палаты «Атамекен» Амир Баисов в свою очередь сказал, что в конце февраля планируется собрание с участием крупного системообразующего бизнеса, и предложил вместе поднять этот вопрос там. На площадке при Палате предпринимателей действует региональная комиссия по увеличению местного содержания, которую до последнего времени возглавлял экс-аким Павлодарской области Булат Бакауов. Сейчас в связи со сменой руководства региона пока неясно, когда и в каком составе она возобновит свою работу.

«С инициативы Палаты предпринимателей «Атамекен» несколько раз выдвигалась идея о создании единой площадки с едиными правилами закупок, но пока не получается все это соединить воедино», – сообщил inbusiness.kz Баисов.

В целом в Палате предпринимателей отмечают, что такие инциденты далеко не единственные случаи. Подобные взаимоотношения заказчика и подрядчика становятся системной проблемой для казахстанского бизнеса.

Руслан Логинов

Какие законы в Казахстане готовят для предпринимателей

В НПП «Атамекен» рассказали, как это отразится на бизнесе.

20 Февраль 2020 10:38 385

Какие законы в Казахстане готовят для предпринимателей

Снижение порога на учет по НДС, исключение из вычетов товаров без ЭСФ и другие проблемы налогообложения МСБ, которые поднимались в рамках первого заседания регионального совета Палаты предпринимателей, председатель регионального совета НПП «Атамекен» Алматы Максим Барышев обсудил с корреспондентом inbusiness.kz.

Первый важный вопрос, который затронул Максим Барышев, – сокращение суммы оборота бизнеса при постановке на учет по НДС. Согласно законодательной инициативе, предусмотрено снижение порога для постановки на учет по НДС с 30 000 МРП до 20 000 МРП (то есть с 79,5 млн тенге до 53 млн тенге). Председатель регионального совета отметил, что у малого бизнеса нет зачетного НДС, и после освобождения от налогов в размере 3% (подоходного и социального) они обязаны будут платить 12% НДС, что значительно увеличит их налоговую нагрузку.

«В эту разницу попадает около 20 тысяч действующих субъектов малого бизнеса, не имеющих зачетной стороны НДС. Платить 12% с продаж – это колоссальная сумма. Этот процент может быть всей прибылью бизнесмена. Вдобавок к этому предпринимателям придется брать в штат бухгалтеров для ведения учета, выписки ЭСФ и составления налоговой отчетности. Поэтому мы против этой нормы», – сказал собеседник.

Второй вопрос – истечение срока исковой давности по налоговым спорам. В связи с чем в Налоговом кодексе от 25 декабря 2017 года предусмотрели срок исковой давности три года с введением с 1 января 2020 года. Но у комитета государственных доходов иное мнение о сроках.

«КГД считает, по налоговым обязательствам и требованиям, возникшим до 1 января 2020 года, срок исковой давности будет составлять пять лет. Мы отправили письмо в министерство национальной экономики, чтобы устранить неточность, и добились того, что срок исковой давности следует считать три года, а именно 2017, 2018, 2019 годы», – отмечает Максим Барышев.

Третий важный вопрос, который отметил председатель регионального совета, – обсуждение законодательной инициативы по исключению из вычетов с 1 января 2018 года расходов, не подтвержденных электронными счетами-фактурами.

«Приведу пример. Электронные счета-фактуры (ЭСФ) – это не первичная документация. Когда совершается сделка, она документируется первичной документацией. На основе нее выписывается ЭСФ, подтверждающий создание сделки. ЭСФ непосредственно помещается в систему комитета государственных доходов. КГД видит все сделки плательщиков НДС. Это сделано для того, чтобы некоторые плательщики возвращали НДС за товар, который они продают за границу, и по цепочке ЭСФ отслеживаются полностью все товары, работы и услуги, которые это крупное предприятие купило. Для того чтобы вернуть из бюджета НДС, оно должно подтвердить не только первую линию своих продавцов (у кого купило), но и продавшая сторона также должна подтвердить у своих контрагентов, что услуги были куплены с НДС», – объясняет собеседник.

То есть из вычетов предлагается исключить все приобретенные товары и услуги, на которые не был выставлен ЭСФ: приобретения у малого и среднего бизнеса – неплательщиков НДС; приобретения у нерезидентов; расходы на иные товары, работы и услуги, по которым либо законодательно не предусматривается выписка ЭСФ по НДС в электронном виде, либо ЭСФ по НДС выписан с ошибкой.

«Как это будет выглядеть на практике: ТОО покупает товар за 1000 тенге (без ЭСФ) и продает его за 1200 тенге (20% торговая наценка) при этом согласно действующему законодательству ТОО оплачивает налог КПН 20% от разницы 1200-1000 = 200 тенге. КПН 200*20% = 40 тенге. Предлагаемые изменения гласят, что, если товар приобретен без ЭСФ, надо обложить всю сумму 1200 тенге налогом КПН 1200*20% = 240 тенге. Получится, что налог будет больше, чем торговая наценка. Это однозначно может привести к банкротству», – сказал он.

Новые правила могут привести к тому, что бизнес будет работать в убыток. Бизнесмены, работающие по упрощенной системе, не смогут работать с крупными или средними предпринимателями, плательщиками НДС. Предполагаемая норма ухудшит положение малого бизнеса, у которого нет обязательств выписывать ЭСФ, так как компании, работающие на общеустановленном режиме, будут вынуждены игнорировать их в своей предпринимательской деятельности. Кроме того, отсутствие возможности отнесения на вычеты по договорам с нерезидентами (так как нерезиденты не смогут выписать ЭСФ) также отрицательно скажется на бизнесе.  По мнению Максима Барышева, компаниям, привозящим товар из-за границы, остается работать с розницей. А те, кто не выписывает ЭСФ, останутся за бортом.

«Еще одна категория затрат – это работа с частными лицами. Например, фрилансеры получают доход с нескольких изданий по договору гражданско-правового характера. Естественно, такие люди ЭСФ никак не будут выписывать. Это сложно, и частные лица даже не смогут в структуре ЭСФ зарегистрироваться. А по нашему законодательству сейчас издательство платит за этих людей пенсионку и индивидуальный подоходный налог (ИПН) по договору гражданско-правового характера (ГПХ). В итоге оно платит 20% налогов на них, но не может взять на вычет эти расходы. Этих сумм как будто и не было. Это толкает платить зарплаты в черную. Итого государство сразу недополучит пенсионные и ИПН от фрилансеров», – пояснил Максим Барышев.

НПП «Атамекен» направила письма в акимат города, министерство национальной экономики РК и министерство финансов РК о мнении бизнеса Алматы по данным вопросам.

Мария Галушко

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: