RU KZ
Аким ЗКО Гали Искалиев – об откатах, бюджете и критике

Аким ЗКО Гали Искалиев – об откатах, бюджете и критике

20:24 16 Декабрь 2020 14219

Аким ЗКО Гали Искалиев – об откатах, бюджете и критике

Автор:

Мольдир Абдуалиева​

Предлагаем вашему вниманию интервью акима Западно-Казахстанской области Гали Искалиева программе телеканала Atameken Business «Эксклюзив».

– Гали Нажмеденович, какова ситуация с коронавирусом в регионе в настоящее время?

– Напряженная, но стабильная, как и в других регионах. В день выявляют 35-40 новых случаев заражения и столько же человек выписывают. У нас в начале весны и летом были сложные ситуации. Резко увеличилось количество заболевших. В первую очередь, приезжало очень много больных из России и Атырауской области, Чинарёвского месторождения. В день мы тогда по 100-120 новых случаев выявляли. Поэтому, чтобы не повторить эту ситуацию, правительство и местные исполнительные органы принимают меры. Одна из них – это новая модульная инфекционная больница, которая заработает в ближайшие дни. Сейчас у нас в резерве 2 тыс. коек. Мы готовы принимать необходимое количество больных. Лекарственными средствами обеспечены на 1,5-2 месяца. Приобрели 39 машин скорой помощи. На данное время могу сказать, что мы готовы к новой волне. Конечно, стопроцентно об этом никогда нельзя говорить, но готовность есть, на хорошем уровне.

12 млрд тенге направили на борьбу с коронавирусом в ЗКО

– Сколько средств Вы бросили на борьбу с коронавирусом?

– Если говорить только о бюджетных средствах, то вместе с республиканским бюджетом около 12 млрд тенге. Большая часть ушла на строительство госпиталя. Сами понимаете, что рисковать жизнью и здоровьем населения нельзя, поэтому было принято решение построить быстровозводимый госпиталь. Остальная сумма, это около 5 миллиардов, выделена на приобретение средств индивидуальной защиты, оборудования и т.д.

– Хватает ли аппаратов ИВЛ?

– Закупили 88 новых аппаратов, в том числе за счёт спонсорской поддержки. Своих у нас было около 130.

– А с масками какой была ситуация летом?

– С масками проблем не было. Мы своих сотрудников, больных, людей, входящих в группы риска, обеспечивали масками. На сегодняшний день у нас в запасе около 2 млн масок. При помощи наших предпринимателей цена маски в нашем регионе была 35 тенге, пока в других регионах цена было около 60 тенге. Сейчас цена упала еще больше.

– Сколько человек ушло в иной мир за время коронавируса?

– 144 человека у нас умерли от коронавируса, в том числе 4 медицинских работника.

– А в целом хватало ли медицинского персонала, чтобы оказывать помощь гражданам?

– К сожалению, у нас во время исполнения своих обязанностей 495 медиков заболели этим вирусом. Было время, когда у нас была острая нехватка медицинских работников, ребята иногда работали без отдыха, в две-три смены, за что я им благодарен. Я всегда был с ними на связи.

– Гали Нажмеденович, как распределяются бюджетные средства? Сколько запланировано на следующий год?

– 55-60% бюджета, мы называем его «социальный» бюджет, – это содержание наших объектов культуры, образования, спорта. Зарплаты и пенсии, АСП, субсидирование каких-то других социальных расходов. Остальные деньги – это ремонт городов, улиц, содержание дорог и инфраструктуры. В год мы около 15-20 миллиардов в начале года оставляем на так называемые проекты развития, это строительство новых объектов.

Мы полностью исключили строительство объектов, которые можно назвать имиджевыми, те, что в будущем будут приносить дополнительные расходы на их содержание. Их мы в этом году не финансировали и в следующем не планируем. Также бюджет развития связан с выплатами, которые будут направлены на реконструкцию терминала аэропорта, на завершение постройки большого Дворца культуры. В принципе, все проекты расписаны, проходят общественные слушания и утверждаются маслихатами. У нас это всё прозрачно. Все проблемы формируются на основании предложений самих акиматов и населения в первую очередь.

100 новых автобусов планирует закупить акимат ЗКО

– Насколько изношен общественный транспорт? В регионах это очень актуальная проблема. У нас лидеры по обновлению автопарков – Алматы, Нур-Султан. Какова ситуация с транспортом в Западном Казахстане?

– Сейчас около 500 автобусов в Уральске. В городе много перевозчиков, и они по мере своих возможностей обновляют парк. Но для этого требуются новые инвестиции. В ближайшее время мы примем решение, мы хотим помочь нашим перевозчикам обновить свой парк. И будет, конечно, рассматриваться вопрос дифференциации тарифов, как в других городах. Как вы правильно сказали, в Алматы, в Нур-Султане сделали так, что наличными ты платишь один тариф, безналичным способом – другой. По этому пути мы тоже идём. Я думаю, что в первом квартале 2021-го года мы уже примем решение об обновлении автобусного парка. На сегодняшний день очень медленно всё это происходит. Мы планируем минимум, 100 больших, комфортабельных автобусов взять в первом квартале, и, максимум, во втором квартале.

– Вернемся к бюджету. Сколько средств выделяют на социальный блок? Сколько запланировано в этом и следующем году?

– В этом году где-то 320 миллиардов тенге. Около 55-60% бюджета области составляет социальный блок. Но в этом году я думаю, что даже больше будет.

– Говоря о бизнесе. Насколько я знаю, ваш главный санитарный врач – очень принципиальный человек. Он часто конфликтует с бизнесменами, отстаивает свои позиции, действует в интересах населения. Предпринимателей тоже можно понять, потому что они сейчас в убытке. Как взаимодействуете с бизнесом?

– В этой ситуации очень сложно найти решение, которое устраивает всех. Поэтому на территории региона решение главного санитарного врача области обязательно к исполнению. В том числе и акиматом. Компромисс нужно искать. Ситуация с коронавирусом принесла большой ущерб не только предпринимателям, но и в первую очередь тем, у кого умерли либо сильно болели близкие. В области частично приостановили деятельность многих организаций. Что касается поддержки со стороны предпринимателей, то в этом году они нам очень хорошо помогли в период пандемии. Честно говоря, в первое время, когда потребовался большой объем оборудования и лекарственных средств, деньги были не бюджетные, а спонсорские. Кормили наших врачей, поддерживали пенсионеров, развозили лекарства, то есть все предприниматели приняли участие, помогали тем, чем могли.

– А какую поддержку оказывает акимат?

– Мы ввели несколько новшеств.

– Какие?

– Это то, почему я вас сюда пригласил, – закуп услуг на трёхлетний период. Например, на площади Первого Президента мы высадили 1200 деревьев и около 20 тысяч многолетних кустов. Раньше мы ежегодно тратили такой же объем денег, но на однолетние цветы. Мы начинали такую практику в Нур-Султане и сюда ее перенесли. Что это нам дало? Предприниматель получил среднесрочный контракт. Он три года будет ухаживать за этой территорией, и получать за это деньги. Второе – это то, что к нам пришёл сам производитель, без посредников, потому что основным условием нашей оплаты было то, что мы делим платёж на три части, каждый год по 33%. Только производитель может согласиться на такое условие, потому что у посредников таких возможностей нет. Один раз многолетние посадили – и всё. На следующий год мы тут уже однолетки не будем сажать, то есть не будет тратить на это бюджетные деньги.

– А сколько средств направили на трёхлетнюю работу?

– Раньше, если 320 млн было в год, то этот бюджет умножили на три и также отдали на 3 года. В итоге 800-900 млн. Но, зато через 3 года мы уже не будем просить эти деньги с бюджета. Потому что Не нужно будет каждый год сажать на этой территории.

– Таким же способом на 3 года мы разыграли много закупок. Видеонаблюдение по городу поставили. И тоже за счет того, что участвовал сам производитель оборудования, а софт уральские ребята придумали. У нас почти 1,5 млрд экономия была. То есть, раньше планировали потратить 2,4 млрд на видеонаблюдение, а сейчас затрачиваем только 860 млн. В эту цену входит ещё трехлетнее обслуживание. То есть, три года они отвечают за качество картинки с видеокамер. Такие же закупки мы сделали по ремонту и обслуживанию фонтанов, установки и обслуживанию светофоров, уборке городских улиц и т.д. Мы дали шанс на 3 года планировать свой бизнес и устранили коррупционные риски. Мы не разыгрываем каждый год тендер и самое главное – мы вышли напрямую на производителя. То есть только тот, у кого в руках есть свой товар, может дать нам рассрочку на 3 года.

Мне не предлагали откаты – аким ЗКО

– Я читала статью местного журналиста. Он писал про то, что с вашим приходом стало меньше разговоров об откатах во время розыгрыша тендеров. Часто ли вам предлагают откаты?

– Ни разу не предлагали.

– А в целом, насколько условия тендеров стали прозрачными?

– Я всем своим заместителям, подчиненным всегда говорю об этом. Условно говоря: «я не прошу откатов и вы не должны даже намёка подавать». Потому что все знают, что я опубликовал свой мобильный телефон в ватсап и сказал, что любой, кто заметит намек или услышит разговор о том, что сотрудники акимата что-то просят, то могут писать мне. Об этом все знают, и мало кто рискует предлагать.

На 15-20% сообщений в WhatsApp аким ЗКО отвечает лично

– В прошлом году Вы опубликовали свой ватсап номер в социальных сетях. Сейчас Вы читаете ватсап? Вот так в дороге?

– Да, в прошлом году опубликовал. Первые 3-4 недели очень много было сообщений. Конечно, старался на все ответить, но не всегда получалось. Сейчас уже поменьше сообщений. Не каждый день, но раз в 2-3 дня обязательно открываю и читаю.

– Когда вы их читаете? Вот так в дороге?

– В машине, дома, вечером.

– А на что жалуются чаще всего люди?

– Я опубликовал номер, честно говоря, для того, чтобы узнать о коррупционных рисках, получить предложения по развитию региона. Но, как я и ожидал, примерно 95-98% вопросов касаются текущих проблем. Это мусор во дворах, качество воды или проблема с подачей воды на верхних этажах домов. Даю поручения своим подчинённым, чтобы они на месте исправляли. Для себя стараюсь понять масштабные системные проблемы, которые вызывают нарекания со стороны жителей.

– А сами отвечаете жителям?

– Не могу сказать, что на все, но на 15-20% сообщений я сам отвечаю, а остальное перенаправляю непосредственным исполнителям.

– Бывает так, что жители грубят?

– Честно говоря, нет. Критика есть, но не грубая. У нас воспитанные люди.

– В день сколько сообщений приходит?

– Вот сейчас я при вас открыл ватсап, уже не так много. Получается где-то 7 сообщений. Первое время было 200-300 в день.

– Можете показать переписку? Вот сейчас узнаем, какая проблема станет явной.

– Ну, давайте. Вот, например, жители Зачаганска просят разобраться, откуда идет дым. В прошлом году у нас была проблема: мусор на полигоне в Зачаганске загорался каждые 3-4 дня, наверное. Мы, опять же, на основании многочисленных жалоб, приняли системное решение, которое позволило в этом году решить проблему. В этом году жалоб практически не было, о том, что полигон горит. Мы попросили население согласиться на небольшое повышение тарифа. А в обмен на тариф управляющая компания обязалась взять всю необходимую технику, которая позволит не допускать эти пожары. Таким образом, благодаря жалобам жителей по ватсап решили эту проблему.

– А чат с акимами – коллегами у вас есть?

– Есть, но не со всеми.

– То есть с отдельными?

– Да, буквально 5-6 акимов.

– Вы все дружите? Дружеский такой чат?

– Да, друг другу помогаем, даём советы.

– Кто это? Можете сказать?

– Кто согласился в чат вступить.

– Кто был инициатором?

– Другой аким. То есть, меня приняли в этот чат.

– Кто админ в группе?

– Админа сейчас нет, ну, в смысле, в друзьях.

Обрабатывающие предприятия ЗКО недополучили 7-8 млрд тенге

– Коронавирус однозначно ударил не только по здоровью населения, но и по бюджету всех регионов. Какова ситуация в Западно-Казахстанской области?

– Если брать в абсолютных цифрах, то местный бюджет, налоговые поступления не уменьшились, наоборот, есть перевыполнение. Есть влияние коронавируса на обрабатывающий сектор. У нас 11 месяцев спад обрабатывающего сектора, в сумме 7-8 миллиардов тенге выручки не получили наши обрабатывающие компании. Это 4%. В основном, это связано с экспортом продукции в РФ. Вот это основные, наверное, наши финансовые затруднения.

– Недавно, министр энергетики Н. Ногаев говорил, что страна начала добывать нефть на 5 миллионов тонн меньше. То есть, если раньше это было 80 миллионов тонн, то сейчас – 75 миллионов тонн. Западно-Казахстанская область несет финансовые потери из-за этого?

– Самая крупная наша компания -это Карачаганакский консорциум. По их деятельности у нас наоборот идет превышение объема добычи, как газа, так и газового конденсатора на 7-8% по сравнению с прошлым годом. Поэтому на нашем регионе пока не сказалось.

– В 2021 году сколько бы вы хотели получить денег из бюджета?

– Мы рассчитываем, что программы, которые в этом году были, такие как Дорожная карта занятости, Дорожная карта бизнеса, также будут продолжены. Для того, чтобы регион почувствовал развитие, минимум 35-40 миллиардов тенге в год нужно инвестировать. Это наш минимальный расчет. В первую очередь, дороги, водопроводы, строительство и реконструкция объектов образований. Вот основные направления, где требуется поддержка республики.

– В этом году вы сколько получили? 35-40 миллиардов?

– Нет, в этом году больше 65 миллиардов. Этот год был сложным для всех регионов, поэтому поддержка правительства всем регионам была достаточно хорошей. Допустим, на дороги в этом году направили порядка 40 миллиардов тенге, на водопроводы 9 миллиардов тенге. То есть порядка 60-70 миллиардов требуется на это.

1800 квартир выдадут очередникам в 2020 году в Западно-Казахстанской области

– Теперь о строительстве жилья. Можно ли сказать, что жители Уральска обеспечены жильем?

– Не могу так сказать. По Уральску 26 тысяч человек стоят в очереди. В этом году 1800 квартир предоставили очередникам. На следующий год мы также основной акцент хотим сделать на кредитное жилье. Наш регион по объёму кредитного портфеля, по депозитной базе, которая в Жилстройсбербанке имеется, имеет неплохие показатели. Порядка десяти тысяч вкладчиков имеют депозит более трёх миллионов тенге, то есть, спрос есть, нет предложений на рынке. Поэтому на следующий год уже начинаем строительство нового микрорайона, который, я, надеюсь, увеличит предложения и позволит нашим жителям больше приобретать жилья.

Мы, государство, для стимулирования наших сотрудников, дарим жилищные сертификаты. В прошлом году 100 миллионов сертификатов выпустили, в этом году был спрос. На следующий год планируем тоже из местного бюджета выделять деньги.

– На какую сумму?

– Минимум 100 миллионов.

Возглавлять область, в которой ты родился, большая ответственность – аким ЗКО

– Вы руководите областью с 2019 года. Ранее вы были первым заместителем акима. Также я знаю, что вы сами из этого региона. Очень долго не возглавлял Западно-Казахстанскую область выходец из самой области. Вам это помогает расположить к себе земляков?

– Какой-то плюс в этом есть, конечно. Скажем так, мне, наверное, легче, потому что многих я знаю лично, знаю их близких, знакомых. В этом плане, мне легче. Но, в то же время, это ответственность.

– У нас выехать из Нур-Султана, 10 километров проехать – нет дорог, освещения, воды, отопления. Если выехать из Уральска – ситуация такая же?

– По разным направлениям разная ситуация. Где-то есть мобильная связь, интернет, есть республиканские дороги, где прерывается интернет. Особенность нашего региона в том, что у нас очень много сельских населённых пунктов. То есть, большое количество населённых пунктов требует большого количества дорог, других социальных объектов: школ, медицинских учреждений. Количество населённых пунктов влияет на объём необходимой поддержки. Но, в целом, в этом году, сёлам уделялось хорошее внимание. Мы начали строить 9 культурно-оздоровительных комплексов, достаточно больших. Каждый из них не менее миллиона долларов стоит. Начали строить 3 дворца культуры в этом году, 6 дворцов культуры проходят капитальный ремонт. Идет строительство 3 школ, почти 15 школ проходят капитальный ремонт, 434 километра дороги отремонтировали и большая часть – это наши сельско-населенные пункты. Насчет республики, тоже реконструировали 3 крупные дороги. Даже средства местных предпринимателей, я считаю, что они все идут на сёла, чтобы их развить. Буквально сегодня в одном из посёлков открыли спорткомплекс на 120 миллионов тенге. Частные предприниматели построили. Это тоже поддержка бизнеса государству.

– Как часто Вы проводите мониторинг цен? Замечаете ли вы ценовой сговор между поставщиками, реализаторами?

– Регулярно посещаю без афиширования наши продуктовые магазины. Есть специальная мониторинговая группа, которая мне показывает цены на рынке и в розницу. Конечно, отслеживаем ситуацию. Что касается ценовых сговоров, не исключаем такие факты, но опять же, регион небольшой и все на виду, информация доступная, открытая. Мы знаем, кто является оптовым поставщиком, кто является посредником между оптовым поставщиком и розничной сетью, местных производителей. То есть, таких серьёзных фактов ценового сговора я пока не видел.

Мы вскрываем факты коррупции в регионе – аким ЗКО

– Как обстоят дела с коррупцией? Как часто вскрывают факты коррупции среди госслужащих?

– Скажем так, уровень коррумпированности регионов – ситуация субъективная, есть разные рейтинги. Недавно была в СМИ информация, что мы на первом месте по уровню коррупции. Хотя, наоборот, мне кажется, это результат проявления нетерпимости к коррупции. У нас есть проблемы на дороге с безопасностью. Были факты многочисленных жалоб, в том числе и мне жаловались, что есть факты коррупции среди сотрудников департамента полиции. Поэтому департамент полиции вместе с руководством антикоррупционной службы принимали меры, чтобы выявлять и регистрировать, и уменьшать, конечно, такие факты. Мы вскрываем факты коррупции. Из-за того, что среди полиции стали выявлять недобросовестных сотрудников, количество зарегистрированных случаев росло и это наш рейтинг, скажем так, подпортило. Но я, наоборот, считаю, что это хорошо. Мы не скрываем, мы, наоборот, работаем на то, чтобы выявлять среди сотрудников государственных органов недобросовестных людей. Мы в этом направлении будем работать. Среди сотрудников акимата, на сегодняшний день, насколько я знаю, нет судебных решений по факту коррупции. За акиматы я могу сказать, что уровень коррупции небольшой.

– Какие задачи в краткосрочной и долгосрочной перспективе стоят перед вами, как перед руководителем области в ближайшее время? То есть, задачи минимум и максимум.

– Вообще, основная цель – это постоянное повышение доходов населения, персонально на каждого человека. Для этого есть, условно говоря, разные источники, в том числе государственный бюджет и краткосрочная задача – искать резерв внутри государственного бюджета, анализировать поверхностную документацию, анализировать проблемы, которые возникают и находить системные решения, чтобы они помогли сократить расходы бюджета и качественно развить представление услуг или качественно отразить на строительстве объектов.

Второе, это то, что я не скрываю – я считаю, что государство не должно управлять или владеть объектами, где это мог бы сделать бизнес. И мы будем постоянно в этом направлении работать. В этом году мы передали бизнесу колледж, спортивные объекты, коммунальный рынок, услуги по стерилизации бродячих животных и т.д. Что касается среднесрочных, долгосрочных задай, это, конечно, поиск резервов внутри субъектов естественных монополий. Это вода, тепло, электроэнергия. У нас относительно низкие тарифы для населения, и есть необходимость сохранить приемлемый уровень тарифа для жителей.

Ну и, не связанные с деньгами, цели – это повышение доверия населения к власти. Я всеми своими действиями, словами стараюсь, чтобы доверие росло. От этого очень многое зависит. От этого зависит стабильность в регионе, его развитие. Если все решения будут приниматься на основе обсуждения с населением, с потребителями, конечно, я думаю, нам легче будет работать.

Когда ты честен в работе, у тебя нет обязательств перед кем-то и тебе никто не должен – аким ЗКО

– Говоря о доверии. Я мониторила вашу работу, прежде чем записать интервью. И не нашла ни одного репутационного скандала. Хотя мы знаем, что у глав областей, министерств часто всплывают какие-то скандалы с родственниками, с распределением средств, часто звучат нарекания и, соответственно, это вызывает недоверие. Как удаётся сохранить такую безупречную репутацию?

– На самом деле, это не сложно. Надо просто честно работать. Когда честно работаешь, так легко. У тебя нет обязательств перед кем-то, тебе никто не должен. Есть работа, есть информация, есть люди, с которыми ты работаешь. И когда ты честен со всеми, то тебе не надо никого обманывать, это помогает в работе. Соответственно, из этого складывается репутация.

– Вы думаете, одной честности достаточно? Бывает же что у одного министра, допустим, брат ввязался в скандал, где-то подчинённый нарушил какие-то этические нормы.

– Знаете, на государственной службе очень сложно оставаться с хорошей репутацией. Не только потому, что человек такой, что он хотел пойти на какое-то нарушение. Достаточно много ограничений, барьеров законодательных, где можно споткнуться. Поэтому, говорить о том, что это, просто…

– Я веду к тому, что это говорит об окружении человека тоже.

– Я бы не хотел, наверное, совсем такие высокопарные вещи говорить.

– В соцсетях вас часто критикуют?

– Я все соцсети, честно говоря, не мониторю. Я в Facebook нахожусь, у меня есть открытый доступ к моему мобильному WhatsApp номеру. Критика есть.

– Как вы реагируете на критику, когда это не какое-то замечание по работе, а пытаются задеть лично вас, когда это деструктивная критика?

– В первое время, скажу сразу честно, немного переживал. Сейчас уже научился не обращать на это внимание и, наверное, такой критики стало меньше. На конструктивную критику реагирую так, как должен реагировать. То есть, ищу системные решения. Потому что обычно конструктивная критика не относится персонально к одному человеку, она относится к широкому слою населения и выявляет большие общие проблемы региона или действий властей, которые вызывают эту критику. Поэтому конструктивную критику я приветствую. Еще больше импонирует желание людей подсказать решение, принять участие в решении той или иной проблемы.

– К журналистам как относитесь? Я заметила, что вы собираете журналистов не тогда, когда нужно что-то пропиарить, открыть объект, а когда нужно вскрыть какую-то проблему. То есть, вы используете средства массовой информации не как инструмент для пиара, а как источник информации.

– Это и есть главная задача СМИ, чтобы доводить до населения решения властей и наоборот, доводить до властей проблемы и пожелания населения. Поэтому, я считаю, что это правильный подход, когда со СМИ работают конструктивно.

– А не боитесь, что население это может не правильно воспринять, не боитесь выглядеть не в лучшем свете на фоне коллег, которые показывают, что они начали работу над чем-то и стараются не освещать какие-то проблемные моменты.

– Такие риски, наверное, существуют, присутствуют. По крайней мере, формат работы у меня такой.

– То есть, подход будет таким же?

– Пока, я не планирую его менять.

– Гали Нажмеденович, спасибо большое, что уделили время, несмотря на то, что сегодня суббота, выходной день, желаю Вам дальнейших успехов в работе!

– Приезжайте почаще, самый чистый город у нас, всегда рады.

Мольдир Абдуалиева


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!

Материалы по теме:

×