Баннер втб
RU KZ
Авторские права: единое окно или конкуренция?

Авторские права: единое окно или конкуренция?

12:27 13 Июль 2016 2461

Авторские права: единое окно или конкуренция?

Автор:

Игорь Воротной

Споры о том, должна ли собирать авторские вознаграждения одна аккредитованная организация или их может быть несколько, не утихают в Казахстане. 

Напомним, что с 2009 года в Казахстане сбором авторских вознаграждений может заниматься любая организация по коллективному управлению авторскими и смежными правами (ОКУ), прошедшая аккредитацию в уполномоченном государственном органе. Причем она имеет право собирать вознаграждение как в пользу тех правообладателей, с которыми непосредственно заключила договор о представительстве их интересов, так и в пользу тех авторов, с которыми формальных договоренностей у такой ОКУ нет.

Это предсказуемо приводит к некоторому конфликту интересов между конкурирующими организациями по управлению правами – рано или поздно, одна из них начинает "откусывать" кусок пирога другой, взимая с пользователей авторское вознаграждение за использование контента правообладателя, заключившего договор с другой ОКУ. Именно эту "картинку" вынес в фокус международной конференции "Охрана и защита авторских и смежных прав в РК" почетный председатель Казахстанского авторского общества (КазАО) Маралбай Ыскакбай.

Не трогайте "наших" авторов! 
Если верить словам главы старейшей в стране организации по коллективному управлению авторскими правами, то с 1996 года, когда был принят первый казахстанский закон об охране авторских прав, и до 2009 года в сфере охраны авторского права в стране царил порядок, авторы начали забывать о правовом беспределе лихих 90-х. А вот после 2009 года "сферой авторских прав в нашей стране стал править хаос". "Виной тому внесенные изменения в закон "Об авторском праве и смежных правах" статьей 46-1, по которой любая организация, если она аккредитована комитетом по правам интеллектуальной собственности, имеет право осуществлять сбор авторских вознаграждений не только от стороны, являющейся членом этой организации с передачей ей своих прав, но и тем авторам, которые не передавали ей на то полномочия. Независимо от того, являются они казахстанскими авторами или зарубежными", - заявил Маралбай Ыскакбай.

По его мнению, это положение правоприменительной практики "игнорирует исключительные права автора" по определению, ибо позволяет взимать вознаграждение без договоренностей с правообладателем. Иными словами, автор песни может и не знать, кто именно собирает гонорар от его имени – а это чревато тем, что гонорар до него так и не дойдет. Более того, в редакции статьи от 2009 года, по словам главы КазАО, ничего не говорится о праве выдавать лицензионное соглашение пользователю, а говорится лишь о праве сбора авторского вознаграждения. Иными словами, это как если бы кондуктор в автобусе собирал бы деньги за проезд, не выдавая взамен билетов: пользователь в этом случае становится столь же беззащитен, как и пассажир – без билета (лицензионного соглашения) как ты докажешь, что уже платил за проезд (использование объекта авторского права)?

Ну и, наконец, КазАО, возмущено тем, что конкуренты, получившие доступ к сбору авторских вознаграждений, стали осуществлять этот сбор на демпинговых условиях. Чем и переманили к себе изрядную часть клиентуры. "В результате происходят многослойные нарушения, не заметить этого могут только далекие от юриспруденции люди, - подчеркнул Маралбай Ыскакбай. - Если разработчиками преследовалась цель создать в сфере организаций коллективного управления конкурентную среду, то они должны были конкретно прописать это в указанной статье, прописать наряду с правом сбора авторского вознаграждения и о праве ОКУ выдавать лицензионный договор пользователям. Естественно, упразднив ряд императивных норм в других статьях закона – однако это не было сделано, потому что не представлялось возможным, так как в таком случае понятие "исключительное право автора", отраженное во всех нормах закона и Гражданского кодекса, потеряло бы весь свой юридический смысл. В результате в закон внесена коллизия", - убежден он.

И пояснил, что в 2009 году механизм аккредитации был списан с соседней России, но без учета главного новшества россиян в этой сфере: у них согласно закону в каждой сфере авторского права аккредитовано только по одной организации, то есть введен в действие принцип так называемого "одного окна", когда каждый пользователь знает, кто с него может собирать авторское вознаграждение, и каждый автор знает, с кого свое вознаграждение спрашивать. "А у нас сегодня только по публичным исполнениям осуществляет сбор авторских вознаграждений 9 организаций, из которых 4 раньше занимались только смежными правами. Некоторым из них выданы свидетельства по 6 видам авторских прав. Министерству юстиции как уполномоченному органу следовало бы вникнуть в суть сферы авторского права и стараться заполнить пустующие ниши все эти 20 лет, такие, как права на аудиовизуальные произведения, права художников. Нет, всем выдают лицензии только по публичному исполнению, - развел руками Маралбай Ыскаков. - При этом в таких обществах состоит мизерное количество местных авторов, на их сайтах зачастую не выставлен ни список авторов, ни их репертуар, хотя по закону все это должно там присутствовать еще до аккредитации. Вот, у "Абыройя" около 250 малоизвестных молодых авторов, но они не имеют договоров. Авторское вознаграждение зачастую не выплачивается авторам, нашим членам не выплачивают. "Абырой" выплатил членам нашего общества и зарубежным авторам за первые три года всего 88 миллионов тенге, тогда как по нашим расчетам эта сумма должна была быть не менее 300 миллионов тенге, о чем нами было направлено им официальное письмо. Но объяснений не последовало. Чтобы отбить пользователей у Казахстанского авторского общества, они предлагают демпинговую ставку почти в 10-12 раз ниже нашей ставки, что ниже даже минимальной ставки, установленной правительством, это уже само по себе нарушение законодательства", - добавил он.

Пир во время чумы?  
Свои претензии Маралбай Ыскакбай подкрепил внушительной судебной статистикой, согласно которой КазАО за последние 5 лет инициировало 235 судебных разбирательств с конкурентами, выиграв по итогам этих разбирательств около 400 миллионов тенге. "Речь идет о сотнях миллионов тенге, не дошедших до правообладателей – это разве не посягательство на чужие имущественные интересы? У нас чиновников–коррупционеров за какие-то несколько сотен долларов привлекают к ответственности, а за растранжиривание подобных сумм надевают на их руки наручники. Разве гонорары авторов – бесхозные деньги? Почему допускается их разбазаривание? Мы сегодня собрались отметить 20-летие первого казахстанского закона об авторских правах, но этот праздник похож на пир во время чумы", - заключил глава КазАО.

Вроде бы все ясно и очевидно: необходимо незамедлительно вернуть прежние нормы законодательства, по примеру россиян оставив в каждой сфере авторского права по одному уполномоченному – и все встанет на свои места. Однако ж не все так просто хотя бы потому, что все на рынке авторских прав не совсем так, как это представило КазАО. О чем сразу после выступления Маралбая Ыскакбая заявила вице-министр юстиции республики Эльвира Азимова, предложившая иностранным гостям не делать далеко идущие выводы на основе выступления одного ОКУ, но послушать и остальные. "Я извиняюсь, но все общества равны и все имеют равные права на мнение, поэтому то, что выступило одно общество, это не означает, что все остальные придерживаются такого же мнения, - сказала Эльвира Азимова. - С точки зрения законодательных изменений, направленных на разрешение проблем, они будут у нас внесены, о них, к сожалению, не прозвучало. Что касается дальнейшей работы, если бы это был пир во время чумы, мы бы не собирались. Здесь все в зале люди, заинтересованные в том, чтобы улучшить ситуацию и продвигать ее дальше. У нас есть определенные положительные результаты и определенные проблемные вопросы, что мы тоже признаем", - добавила она.

А независимый эксперт Нургайша Сахипова, модерировавшая эту часть конференции, добавила: не все так плохо, как было рассказано КазАО. Хотя бы потому, что после появления на рынке конкуренции увеличились объемы собранных авторских вознаграждений – и выплаты авторам тоже возросли. "Видимо, вам неизвестно, что эти общества, которые работают наравне с вами, в прошлом году собрали полтора миллиарда тенге гонораров, чего никогда не было. И распределили их между авторами, и это сделали другие организации, о которых вы сейчас не очень лестно отзывались, мягко говоря, но я думаю, что они сами за себя скажут", - обратилась Нургайша Сахипова к представителю руководства КазАО.

Рассказ о себе не заставил долго ждать – тут же председатель авторского общества "Абырой" (одного из помянутых «всуе» КазАО) Азамат Тлеужанов не без ехидства сообщил, что по состоянию на 30 апреля в его ОКУ состояло в членах (то есть передало ему исключительные права) "немного больше, чем 250 незначительных авторов". "У нас на тот момент было 576 авторов, которые составляют по моим прикидкам где-то порядка 80 % основных популярных авторов, которых мы сейчас слышим на эстраде, состоят в нашем обществе, - подчеркнул Азамат Тлеужанов. - С начала деятельности и по 31 декабря прошлого года мы собрали в общем 1 миллиард 108 миллионов тенге, причем выплачивали их и за рубеж, основные такие платежи пришлись на Англию - 33 миллиона тенге, на втором месте Франция – 18 миллионов", - добавил он.

Но потом ироничность свою отставил в сторону и показал, что корни свои, уходящие в КазАО, не забыл. "У нас давние и тесные отношения с КазАО, благодаря им 3 июня нас приняли в СИЗАК (Международная конфедерация обществ авторов и композиторов – прим. авт.), - сказал Азамат Тлеужанов. - Благодаря тесным  отношениям с КазАО мы заработали достаточно хорошую историю выплат авторского вознаграждения, которое мы выплачивали в зарубежные авторские общества, осуществляли свои платежи через КазАО, думаю, у нас наступил тот период, когда мы немного подросли, начали играть во взрослые игры и готовы к заключению прямых международных договоров", - добавил он.

В общем, вся проблема в том, что, как сказала бы Земфира Рамазанова, вчерашняя "девочка созрела", и таких созревших "девочек" по стране аж восемь, не считая старожила рынка – КазАО. В Минюсте ничего страшного в таком обилии игроков на рынке не видят – наоборот, как пояснил в интервью корреспонденту abctv.kz директор департамента по правам интеллектуальной собственности министерства юстиции Абзал Естаев, именно и только конкуренция может заставить авторские общества республики совершенствовать методы предоставления своих услуг как авторам, так и пользователям. "Если мнение одного общества взять, то оно в целом не показывает, что творится в этой сфере. Если послушать другие общества, то каждое из них будет тянуть одеяло на себя. Проблема не в количестве организаций – во Франции их вообще 25, но там рынок большой. Здесь вопрос в другом – если за последние 4 года объем платежей в два раза вырос, надо говорить о том, что некоторые организации просто лучше работают, - сказал Абзал Естаев. - Я, например, в 2012 году пришел, ставил вопрос – почему пользователи КазАО стали уходить к другим? Прежде всего, они сервисом услуг недовольны", - предположил он. И подчеркнул – конкуренция на рынке нужна для того, чтобы представители услуг – авторские общества – бегали за потребителями и авторами, а не наоборот, как это будет, если в этой сфере будет монополизм.

"Вот представляете – вы приходите к одной организации, которая одна имеет право работать в этой сфере, а она говорит: "Завтра приди", вы придете завтра, она скажет – "Ой, у меня этот человек занят, послезавтра приди", - не исключил Абзал Естаев, что в случае введения в Казахстане системы "единого окна" возродятся и "лучшие" бюрократические традиции. - Другая ситуация – когда общества приходят к вам сами, через электронный платеж предлагают вам оплачивать авторские вознаграждения, а в этом случае система по определению прозрачна, электронный платеж в отличие от наличного платежа не скроешь. Вы же выберете систему, когда к вам придут, помогут заполнить электронный бланк, если вам программу на персональный компьютер соответствующую поставят, чтобы никуда не ходить с платежом, в очередях не стоять", - заключил он.

С ним солидарна и независимый эксперт Нургайша Сахипова, которая заметила, что наличие на рынке авторских прав одного монополиста – "это тоже не панацея и не идеальный вариант". "Поэтому мы выбрали другой путь, хотели, чтобы было несколько ОКУ, чтобы правообладатель мог выбрать одну из аккредитованных организаций. Я не думаю, что уполномоченный орган дает возможность собирать средства с нарушениями, поэтому надо садиться за стол переговоров и решать спорные моменты", - обратилась она к представителям авторских сообществ Казахстана.

А BMI – против!
На том бы можно было поставить точку в повествовании о победе идей здоровой конкуренции над жалким монополизмом, кабы не мнение эксперта международной организации - представителя BMI (Broadcast Music, Inc, американская организация защиты интеллектуальных прав) по странам Восточной Европы Елены Лиговой-Бруннер. Которая участникам казахстанской конференции напомнила о том, что в соседнем Кыргызстане авторские права вообще обеспечиваются госорганом, он и контролирует сферу, и собирает авторские вознаграждения – и они растут год от года, несмотря на всю забюрократизированность системы сборов.

К чему это было сказано? Да просто американский эксперт пыталась напомнить, что главной целью сборов авторских вознаграждений является доведение их до правообладателей, а вовсе не удобство пользователя и не конкуренция на рынке. Что тоже, конечно, хорошо – но вторично, и не должно сказываться на выполнении главной цели – доведении до автора как можно большего размера его вознаграждения. А безмерное количество игроков на рынке может стать препятствием для достижения этой основной цели.

"Что касается ситуации в Казахстане, то мне лично кажется, что экономически нецелесообразно создавать все больше и больше обществ, которые не могут себе позволить вложить средства для того, чтобы были правильно распределены вознаграждения, - сказала Елена Лигова-Бруннер. - В конце концов, когда мы говорим о коллективном управлении правами, мы никогда не должны забывать, что за нами стоят конкретные люди, и они творцы, они нуждаются в нас, очень часто их жизнь зависит от этих средств. Так что наше общество старается как можно больше снизить расходы на нашу деятельность для того, чтобы как можно больше средств приходилось авторам. Поэтому когда много обществ, есть опасность, что они будут расходовать на себя 30-50 % от авторских вознаграждений, но даже 30 % - это огромная сумма, которая абсолютно нецелесообразна", - подчеркнула она.

"Я хочу сказать уже от своего имени, потому что у меня 19 лет опыта в области коллективного управления прав, я была директором аудиовизуального общества Болгарии, и после этого уже 13 лет я работаю представителем BMI в Восточной Европе, я была во всех странах Восточной и Центральной Европы, и вижу, как важна консолидация прав. Фактически во всех этих странах с очень маленькими исключениями существует одна организация, но я думаю, что если в вашей стране – Казахстане, существует их несколько, то нужно найти механизм, чтобы они могли взаимодействовать, - продолжила представительница BMI. – То, что я услышала, что каждое общество может заключать договора на абсолютно все права, которые существуют в мире, это, конечно, абсолютно недопустимо. В США общества конкурируют между собой, но не на основе тарифов, мы конкурируем на основе того, кто будет иметь больше членов. Наши общества играют очень важную роль в культурной жизни каждой страны, поэтому, к сожалению, во многих странах Восточной Европы (я не знаю, как у вас) законодатели больше прислушиваются к голосам лоббистов или представителей пользователей и изменяют законы в ту сторону, чтобы создавать им больше удобств. Но я думаю, что нужно, чтобы законодательные органы заботились, прежде всего, об интересах авторов. Поэтому мне кажется, что в Казахстане при наличии многих обществ нужно создать механизм, чтобы каждое общество представляло своих правообладателей, но нужно, чтобы оно заключало лицензионные договора с пользователями и, соответственно, распределяло вознаграждения. Поэтому я бы призвала российский опыт с одним окном, в которое могут обращаться пользователи, использовать. Представитель России рассказала о положительной стороне одного окна, а я бы сказала – нужно, чтобы общества не боролись друг с другом, а сели за один стол под эгидой министерства юстиции и нашли путь для согласия", - подытожила дискуссию Елена Лигова-Бруннер.

Представители Минюста выразили готовность предоставить свою площадку для того, чтобы авторские общества закопали топор войны и выработали общие правила игры. Теперь очередь за казахстанскими авторскими обществами и их согласием этот топор войны закапывать…

Игорь Воротной

Новости

Все новости