RU KZ
Банки устроили всплеск на рынке госдолга

Банки устроили всплеск на рынке госдолга

17:23 15 Июль 2020 8917

Банки устроили всплеск на рынке госдолга

Автор:

Елена Тумашова

Что происходило на KASE в последние полгода.

Госбумаги отправились в «приключение»

«События рынка государственных ценных бумаг я склонен называть самым интересным приключением этого полугодия. Дело в том, что по итогам шести месяцев на рынке первичного государственного долга наблюдается рост объема заимствований в два раза – с 889 млрд тенге до 1,8 трлн тенге. Из них 445,2 млрд тенге привлекли акиматы 14 областей, городов Алматы, Нур-Султана и Шымкента, почти 1,4 трлн тенге привлекло министерство финансов», – рассказал во время подведения итогов работы за первое полугодие этого года зампред правления Казахстанской фондовой биржи Андрей Цалюк.

Он уточнил, что основные цели заимствования – реализация государственных программ: «Дорожная карта занятости», «Экономика простых вещей», «Дорожная карта бизнеса – 2025» и др. Акиматы привлекали деньги для реализации госпрограммы жилищного строительства «Нурлы жер».

Минфин выполнил план по заимствованию на 74%

Объемы выпуска государственных ценных бумаг определяются в зависимости от дефицита госбюджета. «На этот год дефицит определен как 3,5% к ВВП, или 2,4 трлн тенге (озвучено 2 апреля, 10 апреля некоторые параметры скорректировали. – Ред.). По информации, которую мы имеем, 1,9 трлн тенге будет заимствовано на внутреннем рынке, 400 млрд тенге – на внешнем рынке, также планируется выпуск на 50 млрд рублей на российском рынке», – отметила председатель правления KASE Алина Алдамберген.

Отметим, что о планах размещения на российском рынке минфин объявил в конце февраля. Сначала озвучивалась сумма, эквивалентная $500 млн, затем – $1 млрд. В ответ на запрос inbusiness.kz, почему выбран именно российский рынок, в ведомстве пояснили, что дебют суверенных облигаций Казахстана на рынке России станет бенчмарком для будущих размещений, и основные цели этого размещения – минимизация стоимости заимствований и снижение валютных рисков, а также выход на новые перспективные рынки долгового капитала. Но это, отметим, было по пандемии.

Возвращаясь к заимствованиям на внутреннем рынке: запланированный объем выпуска ГЦБ минфина – 1,9 трлн тенге, это на 19% больше плана, актуального на начало года. «Но уже сейчас на KASE обновленный план выполнен на 74%», – сообщил Андрей Цалюк.

Сумма государственного долга, торгуемого на KASE, в номинальном выражении составила 15,1 трлн тенге ($37,5 млрд), увеличившись с начала года на 16,6%, или 2,2 трлн тенге.

Алина Алдамберген поделилась мнением, что в Казахстане обычно «достаточно положительная» ситуация с госбюджетом (от его потребностей и реализации госпрограмм зависит объем привлечений), но этом году в связи со снижением цен на нефть, возможно, возникнет определенная потребность в привлечении финансирования. Хотя долговая нагрузка Казахстана достаточно низкая.

Андрей Цалюк также добавил, что в первом полугодии по активности на KASE не отставал и вторичный рынок ГЦБ. «Объем торгов вырос в 2,3 раза и превысил 0,5 трлн тенге. Порядка 74% – доля Нацбанка, по-прежнему много, но уже не 98%, как раньше», – прокомментировал спикер.

БВУ стали покупать ценные бумаги государства

В структуре инвесторов на рынке ГЦБ доля банков второго уровня достигла 28% (другие институциональные инвесторы – 52%, прочие юрлица – 19%, брокеры-дилеры – 1%, физлица – менее 0,1%. – Ред.).

«Примечательно, что коммерческие банки стали заходить на рынок и покупать эти бумаги. Такого не было достаточно давно. В 2017-2019 года были достаточно большие объемы заимствования, но они шли в рамках госпрограмм, и значительное количество бумаг выкупали структуры, которые находятся под управлением Нацбанка, в том числе ЕНПФ. В этом году благодаря росту доходности произошло изменение», – прокомментировал зампред правления биржи.

Почему выросла доля банков на рынке ГЦБ?

Отвечая на этот вопрос, эксперт международной брокерской группы TICKMILL Арман Бейсембаев указывает три возможных варианта. Первый связан с тем, что государственные ценные бумаги часто выступают защитным активом (вероятность банкротства государства намного ниже, чем вероятность банкротства какой-либо корпорации). ГЦБ, хоть и предлагают меньшую доходность, но они более надежные.

«В связи с пандемией, карантином, остановкой бизнеса, скорее всего, очень сильно просядет кредитование и качество активов, будут определенные проблемы с возвратом долгов. В этой ситуации банки, вполне возможно, используют ГЦБ, во-первых, как способ защититься от потерь, во-вторых, как способ иметь хоть какой-то денежный поток», – говорит эксперт.

На его взгляд, особенно актуально это сейчас, когда в условиях потерь необходимо сохранять рабочие места и заработные платы, а банки, в силу того, что находятся под надзором государства, ограничены в маневре в этом смысле.

Второй вариант ответа, на взгляд Армана Бейсембаева, может быть связан с уменьшением количества других участников на рынке ГЦБ, что автоматически могло увеличить долю банков.

Третий вариант связан с тем, что Нацбанк обязывает банки покупать государственные ценные бумаги, поскольку это способ финансирования дефицита бюджета. «Физлиц к этой задаче привлечь нельзя (интерес к фондовому рынку в стране маленький, а количество частных инвесторов в большим кешем, который они могли бы одолжить государству, не так много). Поэтому самые очевидные участники – банки», – считает спикер.

Генеральный директор DAMU Capital Management Мурат Кастаев согласен с тем, что это защитная мера от коронакризиса со стороны банков.

«В условиях пандемии, весеннего режима ЧП и карантинных мер банки просто не знают, кого сейчас можно кредитовать, потому что никто не может быть уверенным в будущем. Поэтому кредитование идет в основном только текущих проверенных и работающих заемщиков по ранее утвержденным кредитным линиям либо по государственным программам субсидирования», – отмечает эксперт.

В таких условиях, по его словам, БВУ проще держать ликвидность в нотах Нацбанка (где размещено свыше 3 трлн тенге) и государственных ценных бумагах. «Банки винить нельзя, уж очень высоки риски в целом в финансовой системе. Как только пандемия пойдет на спад и нормальная работа субъектов экономики возобновится, надеюсь, банки начнут выходить из ГЦБ и оживят кредитование», – говорит Мурат Кастаев.

Ценовой консенсус вылился в спрос

Продолжая подводить итоги полугодия, зампред правления KASE Андрей Цалюк заметил, что доходность на рынке ГЦБ – это тоже «очень интересная новость этого года». «Минфин стал выпускать относительно короткие бумаги и после длительного перерыва даже показал МЕККАМ (государственные краткосрочные казначейские обязательства со сроком обращения 3, 6, 9, 12 месяцев; выпуски, предшествовавшие размещениям этого года, по данным Нацбанка, датируются 2015 годом. – Ред.). Причем доходность бумаг варьировалась от 9,47% до 12% годовых. Я, например, уже не помню, когда минфин в последний раз давал такую доходность», – продолжил спикер.

По его словам, «это результат не одной встречи представителей минфина, Нацбанка, БВУ». В конце прошлого года и в этом году они проводились, в том числе на площадке KASE и при участии Азиатского банка развития, который оказывает консалтинговые услуги министерству финансов.

«И вот, получается, банки и минфин идут навстречу друг другу. Есть ценовой консенсус, он сразу же вылился в значительное повышение спроса. И ГЦБ минфина сейчас составляют определенную конкуренцию нотам Нацбанка. Спрос на МЕККАМ со стороны частных инвесторов существенно вырос. Поэтому мы видим здесь позитивные перемены на рынке», – добавил Андрей Цалюк.

Чем объясняются высокие ставки

«Высокая доходность, особенно по краткосрочным ценным бумагам, начинает расти в турбулентные времена. Есть некоторые представления о том, что на горизонте 20-30 лет все будет неплохо, страна так-то и так-то будет жить и ничего страшного не произойдет. И вот на этом длинном конце доходность может падать. Но когда краткосрочные риски повышаются, их становится слишком много, начинает расти доходность по краткосрочным ценным бумагам», – объясняет высокие ставки Арман Бейсембаев.

К тому же, замечает эксперт, сами краткосрочные ценные бумаги – это способ изъятия ликвидности из экономики. «Когда Нацбанк, условно, начинает стерилизовать кеш из экономики путем того, что предлагает ценные бумаги в обмен на деньги под определенную доходность. Доходность может расти на этом фоне», – комментирует собеседник, добавляя, что одной причины здесь не может быть, поскольку много процессов происходит внутри экономики.

Мурат Кастаев, отвечая на вопрос о высокой доходности размещенных краткосрочных бумаг, говорит о том, что минфин и Нацбанк продолжают формировать кривую доходности. «Это делается в первую очередь для институциональных инвесторов, для включения ГЦБ нашей страны в международные индексы облигаций. Что касается доходности, то базовая ставка у нас 9,5%, поэтому по облигациям доходность складывается чуть выше. Также нужно учитывать, что инфляция у нас по итогам года ожидается на уровне 8-8,5% (по поручению президента. – Ред.), а чтобы бумага была интересной инвесторам, доходность по ней (реальная ставка) должна быть хотя бы в пределах 3%», – поясняет собеседник.

Отметим, что, по данным Нацбанка, в мае этого года объем размещения МЕККАМ составил 106 млрд тенге, эффективная доходность – 10,78%, в июне – 251,3 млрд тенге при 10,77%. При этом объем краткосрочных нот Нацбанка в мае составил 3159,8 млрд тенге (эффективная доходность – 10,33%), в июне – 3283,6 (10,40%). Общий объем размещенных ГЦБ – 11448,7 млрд тенге в мае и 12069,5 млрд тенге в июне.

Елена Тумашова

Подпишитесь на наш канал Telegram!