/img/1920х100.png
/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 403,19 Brent 36,55
Бизнес-ангелов не выбирают

Бизнес-ангелов не выбирают

COVID-19 качнул венчурный рынок в сторону инвесторов.

11:05 30 Июнь 2020 1515

Бизнес-ангелов не выбирают

Автор:

Карина Алимова

Условия на рынке венчурных инвестиций при COVID-19 диктуют инвесторы, а не фаундеры, как это было до кризиса. О том, как изменилась индустрия во время пандемии, ее участники рассказали на панельной сессии «Оценка экосистемы венчурного капитала в регионе СНГ» Astana finance day.

Если ранее на крупнейших мировых рынках венчурных капиталов инвесторы боролись за стартапы, то с наступлением коронакризиса ситуация изменилась в противоположную сторону.

«Рынок качнулся в сторону инвесторов очень серьезно. Мы видим, как оценки компаний проседают. Либо у стартапов появился сильный попутный ветер. Таких ниш несколько: онлайн-образование, телемедицина, автоматизации работы команд из дома, например, Zoom прибавил количество пользователей с 10 млн человек до 430 млн человек. Либо, наоборот, компании в «тревеле», например, в Airbnb (онлайн-аренда жилья), сократили 30% сотрудников. Они выкарабкались из кризиса, взяв два кредита по $1 млрд», – отметил генеральный партнер венчурного фонда FortRoss Ventures Виктор Орловский.

На рынке, по его словам, по разным причинам было отозвано 50% term sheets (соглашение об условиях договора), только 40% из них вернулись, но уже с условиями, которые защищают инвесторов. По мнению Виктора Орловского, венчурные капиталисты заняли выжидательную позицию. Профессиональные инвесторы предпочитают заключать сделки с фаундерами офлайн.

Локдауны вынудили стартап-компании принимать непопулярные решения. Большей части из них пришлось сократить штаты сотрудников. Что позволило им сократить расходы и аккумулировать запас капитала для поддержания жизни компании. Если ранее для стартапа нормальным считался резерв на 12 месяцев, то сейчас компании должны иметь кеш на 18 месяцев

«Сегодня очень хорошие возможности для входа. И это будет сохраняться. Рынок станет рано или поздно снова стартаперским. Но это зависит от волн Covid-19. Существует неопределенность, мы не можем сказать, закроются ли страны на карантин», – сказал генеральный партнер венчурного фонда FortRoss Ventures

Сильные стартап-проекты стали доступнее. Войти в них в период экономической лихорадки можно с чеком $500 тысяч, отметил казахстанский венчурный инвестор Мурат Абдрахманов.

«По американским меркам это совсем небольшой чек. Тем не менее они стали доступными. Появился опыт работы в удаленном режиме. Я впервые в жизни удаленно две сделки уже закрыл полностью. Людей живьем не видел вообще. При этом я совершено спокоен, потому что я заходил с ведущими инвесторами, фондами, я общался с ребятами, разговаривал. Еще два-три проекта у меня на выходе. Такой эффективности у меня никогда прежде не было. Раньше, чтобы такие проекты отработать, нужно было слетать, съездить, два-три месяца потратить, кучу приложить усилий. Сейчас это все делается гораздо быстрее и эффективнее», – рассказал Мурат Абдрахманов.

Инвестор продолжает работать на казахстанском рынке, где его интересуют проекты, ориентированные на внешние рынки.

Больших изменений в инвестиционной политике или стратегии не произошло в венчурном фонде Quest Ventures.

«Мы инвестировали, продолжаем инвестировать. У нас в работе находится ряд сделок. Не так давно на рынке Юго-Восточной Азии мы закрыли ряд сделок. В том числе в период карантина мы их закрывали. Также мы сохраняем и активно настраиваемся на работу в Казахстане», – сказал директор по инвестициям Quest Ventures Ануар Сейфуллин.

Фонд запустил акселерационную программу в Казахстане, которая ориентирована на стартапы в Казахстане и в Центральной Азии. Проекты, которые находятся на ранней стадии, могут получить по ней до $50 тысяч. Также компания планирует работать с более зрелыми проектами, которые в перспективе могут выйти на зарубежные рынки.

Карина Алимова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Как банки развития и инвестбанки помогают национальной экономике?

В структуре общестранового объема производства на долю малого и среднего бизнеса приходится 29,5%, при этом в данной сфере занято около 3,4 млн человек.

02 Июль 2020 09:16 1181

Как банки развития и инвестбанки помогают национальной экономике?

В условиях кризиса, вызванного пандемией коронавируса, правительству важно не допустить проседания данного сектора и минимизировать последствия ограничительных мер для субъектов МСБ, говорится в обзоре FinReview. Однако, очевидно, бизнес уже испытывает затруднения из-за нехватки финансовых средств. Помочь предприятиям увеличить собственный капитал могут банки развития и инвестиционные банки, которые уже функционируют на территории Казахстана, а с открытием МФЦА казахстанский рынок может привлечь новых игроков.

Казахстан целенаправленно идет к увеличению роли частного сектора в экономике страны. К примеру, еще десять лет назад доля МСБ в структуре ВВП составляла 21%, а уже по итогам 2019 года показатель вырос до 29,5%.

Развитие МСБ находится в приоритете правительства, так как сектор формирует средний класс, обеспечивает работой 37% экономически активной части населения, создает «здоровую» конкурентную среду, что в итоге благоприятно сказывается на уровне жизни граждан. Для стимулирования населения заниматься бизнесом в стране действует государственная программа «Дорожная карта бизнеса – 2020», запущенная еще в 2010 году. За годы ее реализации на поддержку МСБ было выделено 457,1 млрд тенге.

Но, очевидно, этих средств недостаточно. По-прежнему в структуре МСБ более 60% субъектов представлены в форме индивидуальных предпринимателей, которые фактически не формируют рыночные механизмы. Ежегодно они выпускают около 8% продукции от общего объема сектора. Основной же объем выпуска, а именно 87%, обеспечивают юридические лица малого и среднего предпринимательства. Именно эти предприятия, составляющие пятую часть от численности МСБ, формируют более 60% прибыли сектора.

Усилить вклад МСБ в экономический рост могут помочь частные инвестиции, в частности те, которые можно привлечь через банки развития и инвестиционные банки. Такие финансовые институты инвестируют не только в новые проекты, но и помогают действующим компаниям выходить на рынки капитала, чтобы привлечь средства для своего развития.

Чем они отличаются от обычных банков и в чем их значимость для экономики?

В традиционном понимании людей банк – это структура, работающая со вкладами, переводами средств, кредитованием и другими финансовыми услугами. Но на этом деятельность банков не ограничивается. В государствах с высоким экономическим уровнем имеются так называемые банки развития. В основном они специализируются на льготном финансировании инвестиционных проектов. Их главной задачей является создание условий для экономического роста и стимулирования инвестиций.

Для этого банки развития оказывают поддержку в национальных проектах, выстраивают экономическую коммуникацию с другими странами, и «зарабатывают деньги» для государства. Делятся такие банки на два типа: национальные и многосторонние.

Национальные банки создаются внутри страны самими правительствами для достижения определенных целей. В нашей стране таким банком является Банк развития Казахстана.

К многосторонним банкам развития относятся фининституты, создаваемые несколькими акционерами для функционирования в интересах всех стран-участников. В мире действуют более 13 таких банков. Самыми крупными из них являются Евразийский банк развития, Европейский банк реконструкции и развития, Государственный банк развития Китая, Азиатский банк развития, Международный банк реконструкции и развития.

Другим институтом привлечения инвестиций в экономику страны выступают инвестиционные банки. Эти финансовые структуры являются мостом между крупными предприятиями и их потенциальными инвесторами. Они организуют привлечение капитала на мировых финансовых рынках, а также оказывают консультационные и брокерские услуги, выступая посредником в операциях с ценными бумагами, сырьевыми активами, денежными валютами. Самые известные примеры – J.P.Morgan, Goldman Sachs, Credit Suisse.

Деятельность банков развития и инвестиционных банков в Казахстане

Банк развития Казахстана существует в стране с начала 2000-х годов. За годы функционирования банком одобрено финансирование 144 проектов на сумму 9,8 трлн тенге. В основном это проекты обрабатывающего сектора промышленности. Их запуск позволил создать в стране 28,2 тыс. новых рабочих мест.

Что касается многосторонних банков развития, то в Казахстане работают сразу несколько. Например, Евразийский банк развития, учрежденный Казахстаном и Россией в 2006 году. Он финансирует прежде всего в предприятия промышленного сектора и с момента создания уже инвестировал 3,4 млрд долл. США в 79 казахстанских проектов.

Азиатский банк развития, членом которого Казахстан стал еще в 1994 году, профинансировал 128 проектов на сумму 5,2 млрд долл. США. Около 90% этих средств направлено в транспортную инфраструктуру, государственное управление и финансовый сектор.

В еще большем числе проектов участвует Европейский банк реконструкции и развития – 273 проекта на сумму более 9 млрд долл. США. В основном это проекты в сферах агробизнеса, инфраструктуры, энергетики, финансов и ЖКХ.

Инвестиционных банков в стране представлено также несколько. В их число входят, например, «Казкоммерц Секьюритиз», Halyk Finance, BCC Invest.

«Казкоммерц Секьюритиз», входящий в состав Halyk Group, признан лучшим инвестбанком на пограничных рынках в 2019 году по результатам исследования международного издания Global Finance. Среди последних его сделок можно выделить выпуск 9,5-летних облигаций АО «Аграрная кредитная корпорация» на 32,9 млрд тенге или проведение пяти выпусков облигаций АО «Банк развития Казахстана» на общую сумму 212,5 млрд тенге.

Другой инвестбанк Halyk Finance выступил одним из организаторов вторичного размещения акций Halyk Bank и атомной компании Kazatamprom на бирже Международного финансового центра «Астана» – Astana International Exchange (AIX). Также с помощью Halyk Finance в 2020 году Банк развития Казахстана выпустил пятилетиние еврооблигации на сумму 62,5 млрд тенге.

Тем не менее бизнесу этих средств недостаточно

О необходимости привлекать в МСБ частные инвестиции говорят ежегодно, однако упростить этот процесс достаточно сложно. Всё, что остаётся МСБ – венчурные фонды, облигации и частные капиталовложения. Но найти фонд или инвестора, который захотел бы вложиться в малое предприятие, сложно – от соискателей обычно требуют высокого финансового результата и чрезмерные для молодой компании гарантии.

Поэтому бизнес традиционно привлекает средства через банки посредством займов. По состоянию на 1 июня 2020 года совокупный объем таких займов достиг почти 14 трлн тенге. Эти средства, как правило, предприятия направляют на пополнение оборотных средств, то есть на текущую деятельность компании, а не на развитие производства.

В свою очередь инвестиции в основной капитал, которые предприятия вкладывают для увеличения производственных мощностей, на 80% формируются из их собственных средств. При этом кредиты банков составляют лишь 2%.

Очевидно, что низкая популярность банковских займов среди предприятий вызвана их невыгодными условиями. Поэтому пока бизнес пользуется программами субсидирования процентных ставок от государства. К примеру, с начала апреля 2020 года банки начали кредитовать МСБ под 8% годовых. На реализацию такого льготного кредитования Нацбанком выделено 600 млрд тенге. По состоянию на 1 июня льготные кредиты уже получили 116 субъектов МСБ на сумму порядка 160 млрд тенге.

Тем не менее государству необходимо снижать долю участия в экономике. В этом вопросе стране как раз могут помочь банки развития и инвестиционные банки.

Тем более для них открылась новая возможность по привлечению на рынок новых игроков

Речь идет об открытом в 2018 году Международном финансовом центре «Астана». Финцентр предоставляет сразу несколько возможностей для банков развития и инвестиционных банков.

Во-первых, это юрисдикция, основанная на принципах английского права, которое знакомо и удобно для инвесторов.

Во-вторых, – современная фондовая биржа AIX для привлечения капитала, на которой уже листингованы 62 ценные бумаги, а объем торгов за два года функционирования превысил 84 млн долл. США.

В-третьих, независимый суд и международный арбитражный центр для разрешения споров. Главными преимуществами судебной системы МФЦА являются независимость от существующей в стране судебной и политической системы и обязательное исполнение решений суда и арбитражного центра как на территории Казахстана, так и в других странах, с которыми у нашей страны имеются договоренности. В их числе, например, страны СНГ.

Уже инвестиционные банки открываются в Казахстане через МФЦА, в их числе европейский WOOD&Co и китайский China International Capital Corporation. Они являются торговыми членами AIX, что открывает дополнительный доступ международным инвесторам к ценным бумагам биржи. А это означает, что казахстанские компании могут привлечь большие объемы инвестиций через ценные бумаги.

Также в МФЦА зарегистрированы международные банки развития, как например, крупнейший в мире – China Development Bank. Он работает в Казахстане с 2005 года, но впервые открыл свое представительство в 2018 году с созданием МФЦА.

Возможности и финансовые инструменты, которые предлагает МФЦА могут стать импульсом для прихода в страну новых банков развития и инвестиционных банков. Экономический эффект от их деятельности заключается в развитии реального сектора экономики и увеличении роли частного сектора в экономическом росте страны.

Однако важно отметить, что результаты от привлеченных инвестиций наблюдается только через несколько лет. Так, вклад инвестиционных потоков в экономику страны заключается в том, что рост инвестиций на 1 п. п. через год может привести к увеличению ВВП на 0,07 п. п., а через два года накопленный эффект может достичь 0,1 п. п.


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Андрей Сидельников: «Из-за отсутствия знаний и опыта я потерял полтора миллиона долларов»

Андрей Сидельников – известный казахстанский футболист, в прошлом вратарь сборной РК, клубов «Актобе», «Ордабасы» и «Кайрат».

22 Июнь 2020 08:00 932

Андрей Сидельников: «Из-за отсутствия знаний и опыта я потерял полтора миллиона долларов»

Также в карьере голкипера были российские команды и даже голландский «Херенвен» в далеком 1996 году. Карьеру игрока Сидельников завершил в январе 2018 года. Сейчас Андрей нашел свое применение в онлайн-школе, обучающей и консультирующей профессиональных спортсменов по самостоятельному управлению деньгами. О том, почему Андрей Сидельников решил заняться онлайн-обучением, для чего спортсмены должны научиться правильно распоряжаться деньгами, об этом и другом – из нашей беседы.

Андрей, приветствую! 31 год посвятить себя футболу, а потом стать соавтором образовательного онлайн-проекта для профессионального спортсмена…

C 26-27 лет я понял, что не хочу быть тренером по футболу после окончания карьеры. Я четко понимал, что это та же самая жизнь с постоянными переездами. В 15 лет я уехал из дома, менял города, страны, клубы, не видел своих родных и близких, потом, когда женился, не видел своей семьи. Хотя в целом тренерская деятельность мне нравится, я даже получал какую-то практику, и у меня даже есть лицензия, но те знания я получал на всякий случай, так сказать, потому что понимал, что если у меня не получится стать предпринимателем, то у меня есть план «Б».

С 26-27 лет я четко знал, что хочу быть предпринимателем. Я инвестировал свои деньги в теннисный центр, который находится в Московской области. Но моя главная ошибка была в том, что я инвестировал и при этом ничего не делал, не предпринимал того, чтобы самому «прокачиваться» (получать знания. – Прим. авт.), узнать больше информации, читать книги, знакомиться с людьми, у которых есть опыт. Сейчас я пытаюсь дать понять спортсменам, что нужно менять сознание, нужно развиваться, не нужно жить одним спортом, чтобы не допускать тех ошибок, которые допустил я. Спортсмены получают деньги в короткий период времени, и именно этими деньгами нужно уметь распорядиться так, чтобы был доход и после завершения карьеры, хотя бы пассивный. Я сам наошибался в свое время и вкладывал деньги непонятно куда, как слепой котенок. Все инвестируют в недвижимость, и я пошел туда же, инвестируют в какой-то бизнес – и я туда же, повторял за многими. Любой финансовый эксперт скажет, что инвестировать в один инструмент – большая ошибка.

Мой пример. В 2005 году купил квартиру в Актобе, чтобы иметь пассивный доход, в то время сдавать квартиру можно было за 1000 долларов в месяц, проходит какое-то время, наступает всем известная девальвация, моя квартира падает в цене на 30%, и пассивный доход у меня падает до 500 долларов. Я мог бы просчитать тот риск, если бы рядом со мной был специалист, который сказал бы: «Андрей, в Казахстане каждые три-четыре года происходит девальвация», но ведь я-то не знал. Помимо этого, есть риски в доверительном управлении. Когда-то я доверил свои деньги одному из банков Москвы, с которым в итоге случился прокол, и я понял, что так ошибаются многие мои друзья, в том числе спортсмены.

А сколько в общей сложности ты потерял денег?

Полтора миллиона долларов. Часть из них я потерял из-за покупки недвижимости. Инвестировал в бизнес, который на протяжении нескольких лет не приносил денег из-за того, что мы просчитались, к примеру плохая локация, неплатежеспособное население и т. д.

Расскажи, пожалуйста, о своем проекте.

Онлайн-школу мы открыли с моим партерном два года назад. Он финансист до мозга костей. Я бывший футболист. Мне пришлось всему обучаться с нуля. Это онлайн-школа, образовательный проект. Исходя из своего опыта, я понимал, что спортсмен не может обучаться в каких-то заведениях, потому что у них свой график, свое расписание, постоянные переезды, разные города, страны, поэтому и учиться где-то в одном месте нет такой возможности. Онлайн-образование – это лучшее, что может быть для спортсмена, даже, наверное, единственная возможность. Вообще онлайн-платформа нужна для того, чтобы спортсмены умели: первое – это управлять своими финансами, думать о будущем и создавать источники пассивного дохода, для того чтобы на спортивной пенсии жить хорошо, и второе – это для саморазвития, потому что спортсмены совершенно не развиваются, не учатся, максимум, что бывает, это языки какие-то, книги и все.

Почему ты решил этим заниматься? Чтобы помочь спортсменам правильно инвестировать их накопления? Ведь многие по окончании карьеры чаще всего остаются в спорте: тренерами, менеджерами или уходят в бизнес.

Потому что я сам раньше ошибался, я сам делал неправильные инвестиции, которые не приносили денег, и вот и вижу по своим друзьям и вообще по всем спортсменам, что очень многие ошибаются. Есть статистика, около 70% спортсменов в течение пяти лет после окончания карьеры становятся банкротами. То есть все деньги, которые они заработали, они неправильно инвестируют, неправильно распоряжаются, покупают лакшери-сегмент: дорогие дома, машины, все остальное, и после карьеры у них, по сути, ничего не остается. Очень важно понять спортсмену, что нужно делать правильные инвестиции и самому развиваться, чтобы были еще какие-то знания, помимо футбольных. То, что идут в тренеры… потому что больше ничего не умеют и ничего не остается. Есть люди, которые не получают удовольствия от своей работы, а идут только из-за того, что больше ничего не умеют.

Есть ли у тебя хорошие примеры, когда твои курсы действительно помогли кому-либо из спортсменов? Хорошие кейсы, которые сейчас работают им на прибыль?

Нашему проекту всего два года, и на данный момент у нас работают около 60 человек. Все, кто проходят обучение либо прошли, точно научились сохранять деньги, точно знают, куда стоит инвестировать, куда не стоит. Открыли инвестиционные счета, знают, что такое диверсификация, как инвестировать в фондовый рынок, что это такое, такие примеры реально есть. Футболисты, которые зарабатывают очень неплохие деньги в российском чемпионате: Александр Максименко, Николай Рассказов, Артём Ребров. К примеру, Артём. После полученных знаний от нас он понял, что, в принципе, в банке держать деньги не совсем правильно, он понял, что его там, условно говоря, «дурят».

Саня Максименко понял, что ему не нужно сразу покупать дом за миллион долларов. Почему? Потому что это лакшери-сегмент, который через 10 лет станет сложнее обслуживать. Вначале нужно создать источники пассивного дохода, а потом с них же уже получать прибыль.

Наверное, не совсем правильно вкладывать деньги в дорогие машины и дома?

Абсолютно. Многие спортсмены, тратя все деньги на такие вещи, потом через некоторые время понимают, что им сложно это все содержать, и начинают это все распродавать.

Сколько в среднем накапливает денег футболист к окончанию карьеры? К примеру, из твоих слушателей.

Это зависит от того, сколько зарабатывают спортсмены. Например, сейчас те ребята, которые учатся, они откладывают с каждой зарплаты от 80%, не меньше. Если зарплаты высокие, то люди могут откладывать больше, естественно, понимая из нашего обучения, что чем больше они отложат, тем больше смогут инвестировать, тем больше у них будет денег на пенсии, когда зарплаты не будет. В среднем мы стараемся обучать и консультировать тех спортсменов, которые зарабатывают в год от 150 тысяч долларов.

Твой курс советует им, куда вложить и как правильно распорядиться деньгами?

Естественно, этот курс построен так, что есть определенные рекомендации, инструменты безопасного инвестирования, где спортсмены могут это все изучить и получить практику.

Помогают ли твои онлайн-курсы тем спортсменам, которые остались практически без денег?

Что касается курсов по финансовой грамотности, то тут уже ничем особо не помочь, то есть если денег нет, то и, соответственно, инвестировать нечего. Что касается курса «личная эффективность», то здесь можно помочь. Как? То есть спортсмен завершил карьеру либо подходит к ее завершению, то мы можем помочь с выбором определенного направления, в чем он может уже сейчас начинать развиваться, учиться, для того чтобы выбрать для себя новую профессию.

Что бы ты посоветовал нашим казахстанским спортсменам?

Хочу сказать, что карьера спортсмена коротка и заканчивается в 33-37 лет. Не нужно думать, что вот придет возраст, тогда и подумаем, что делать и как дальше жить. Это очень большое заблуждение, нужно заранее решать. Когда у тебя на душе все спокойно, есть контракт, любимая работа – это одно, но важно еще и саморазвитие, нужно набрать себе материалов, книг, аккуратно подпускать к себе людей, потому что, когда у тебя есть деньги, к тебе многие тянутся (смеется). Сфокусироваться и понять то, чем ты хочешь заниматься после спорта: менеджером, предпринимателем? Сейчас возможностей много, вот мой главный совет: читать, думать, фокусироваться над будущим, не жить одним днем, аккумулировать деньги и учиться их приумножать.

Сейчас ты постоянно живешь в Москве. Чем занимаешься в свободное время? Скучаешь ли по футболу, тренировкам, нет ли желания надеть перчатки и встать на ворота, как в былые времена?

(Смеется.) Перчатки? Разве что боксерские! Уделяю время собственному бизнесу – это теннисный центр, гостиница, зал тренажерный. Дополнительно постоянно учусь, развиваюсь для того, чтобы развивать свою школу, это у меня первоочередная задача. В футбол играю, но не постоянно, так, любительски, потому что есть небольшие проблемы с тазобедренным суставом. Посещаю тренажерный зал, теннис, плавание.

Титулы:

  • Трехкратный чемпион РК и дважды обладатель суперкубка РК в составе ФК «Актобе».
  • Обладатель суперкубка РК – 2016 в составе ФК «Кайрат».
  • Лучший вратарь чемпионата-2012 в списке 33 лучших футболистов ФФК.
  • Лучший вратарь чемпионата-2013 в списке 33 лучших футболистов ПФЛ РК.

Сара Бухина
Фото из Instagram: @
andrei_sidelnikov_


Подпишитесь на наш канал Telegram!