RU KZ
Бизнес на похудении в Казахстане

Бизнес на похудении в Казахстане

08:40 17 Декабрь 2020 8217

Бизнес на похудении в Казахстане

Автор:

Виктория Кучма

Тренеры из «Инстаграма» зарабатывают миллионы. В клиниках гибнут от «скрытого голода»?  

Одними из тех, чей бизнес уверенно пошел в гору во время пандемии, стали эксперты по похудению. Карантин, очевидно, добавил стране лишнего веса, и спрос на услуги диетолога в частных клиниках или фитнес-тренера с весны 2020-го существенно вырос. Не бедствуют и активно растущие на рынках мегаполисов компании по «доставке здоровой еды». Но самые востребованные среди худеющих казахстанцев – онлайн-марафоны стройности. Это дешево и при разумном подходе вполне эффективно.  А для тренера из «Инстаграма» очень выгодно: средний ежемесячный доход блогерши, которая на марафоне «ведет девочек» к сбросу лишних килограммов, колеблется в районе 1-1,5 млн тенге. И никаких налогов, большая часть такого заработка – в серой зоне, а новичков-«экспертов», которые поняли, что можно получать стабильный, высокий доход, рассылая меню клиенткам, в соцсетях с каждым днем все больше.

При этом сертифицированных специалистов по диетологии и нутрициологии на рынке Казахстана крайне мало. Клиническая диетология в печальном состоянии. Одноименная кафедра просуществовала при КазНМУ им. Асфендиярова всего два года и закрылась в 2017-м – госстандарта образования по этому профилю нет. Штатная единица диетолога в большинстве больниц не предусмотрена.

Как нет в РК официально и такого вида бизнеса. Различные «школы правильного питания» регистрируются под графой «иные виды бизнеса». А компании, доставляющие пакеты с ежедневным рационом, обычно работают при ресторанах и нередко экономят на услуге диетолога, а также недокладывают продукты. Об этом, в частности, корреспонденту Inbusiness.kz рассказала президент Ассоциации диетологов и нутрициологов Алматы Лилия Карпусевич.

Как работают предприниматели в сфере коррекции питания, почему миллионные доходы и риски для здоровья граждан остаются вне госконтроля, когда чиновники обратят внимание на необходимость вузовской подготовки диетологов и комплектации больниц и рынка в целом дипломированными специалистами?

Как устроены инстаграм-марафоны?

«Марафоны популярнее, в первую очередь, потому что они гораздо дешевле услуг фитнес-тренера, диетолога в клинике и тем более доставки готовой здоровой еды», – рассказывает Юлия Жевлакова, организовавшая уже 81 такой марафон в Казахстане.

Стоимость участия – от четырех тысяч тенге на месяц. Выгодно, учитывая, что все это время клиентка получает на свой телефон в ватсап-группе готовые меню, списки необходимых продуктов, базовые физические упражнения и ответы от тренера на любые сопутствующие вопросы. Приятный бонус в таких марафонах, добавляющий участницам мотивации, – денежный приз. У Юлии каждый месяц это около 200 тысяч тенге. Позволить себе такую щедрость несложно, учитывая стабильный доход, близкий к 2 млн тенге. Набор в группы – каждые две недели. За месяц удается привлечь до 500 «девочек». За счет большого охвата людей при низкой стоимости участия блогер получает хороший, как правило, не облагаемый налогами заработок. Юлия подчеркивает, что сама она работает «вбелую», ее ИП, зарегистрированное под «прочие услуги образования» с 2020 года – на упрощенном режиме. До этого отчитывалась перед фискалами по патенту.

«Именно сейчас, в последние несколько лет, их (тренеров из соцсетей. – Ред.) стало очень много. Причем основная часть людей, которая организует марафоны, – это девочки, которые сами попробовали, скинули вес и теперь ведут людей. Либо есть много девочек, которые пришли ко мне в марафон, увидели, что так можно заработать, скопировали меню и продали другим. О компетентности там я ничего не могу сказать. Наверное, когда люди идут, нужно интересоваться, почему тренер занялся этой деятельностью, есть ли у него спецификация, какая-то документация», – отметила собеседница Inbusiness.kz.

Сама Юлия имеет сертификат специалиста по рациональному питанию от Казахстанской академии фитнеса, является членом Ассоциации превентивной и антиэйнджинг медицины. Поработала персональным фитнес-тренером, прежде чем три года назад занялась групповыми марафонами стройности. В то время в казахстанском сегменте «Инстаграма» их еще практически никто не проводил, вспоминает она.

Однако в соседней России такие марафоны уже были очень востребованы. Некоторые из них, например, «Бешеная сушка» или «Жирунет», в 2017-м имели колоссальный успех. Организатор «Сушки», блогер Василий Смольный, устроил среди участниц настоящую фитнес-битву. Обещанные призы в виде миллиона рублей, авто, сертификата на пластику груди или улыбку от стоматолога привлекли более 15 тысяч человек.  Выручка всего от одного инстаграм-марафона составила порядка 50 млн рублей, из которых 13 млн Смольный смело потратил на призовой фонд.

Но вокруг подобных марафонов и немало критики: ради большого приза участники могут пойти на крайние меры, например, пить мочегонные средства, экстремально голодать и пр.

В Казахстане даже те, кто только начинает свой марафонный бизнес, стартуют с заработка примерно в 100 тысяч тенге. Чтобы раскрутить это дело, по словам Юлии, необходимы инвестиции в самообразование – очевидная некомпетентность помешает собирать большую аудиторию; регулярные траты на размещение рекламы в пабликах «Инстаграма» и продвижение своей страницы – качество публикаций в профиле, отзывы и количество подписчиков выглядят для многих убедительнее, чем наличие сертификата или диплома; а также на денежные розыгрыши, которые Юлия отдает не за количество сброшенных кило, а за наиболее видимое изменение внешности.

«Основным для любого человека, который начинает ЗОЖ-марафон, должно быть желание не заработать, а именно работать – помочь большому количеству людей и отдавать свое время. Быть постоянно на связи, без выходных и отпусков, быть терпеливым, отзывчивым, никого не игнорировать. Деньги в любом случае придут, когда ты делаешь что-то полезное. …У меня на сегодня уже около двухсот постоянных участниц, которые переходят из марафона в марафон», – отметила тренер.

Основная аудитория марафонов, по наблюдениям Юлии, женщины 25-45 лет. Как правило, это те, кто не имеет возможности регулярно посещать спортзал: матери в декрете или, наоборот, активно работающие женщины. Мужчины в таких марафонах участвуют редко, предпочитая персональные консультации.

Что касается медсправок от клиентов, то никто из инстаграм-тренеров их не спрашивает. Перед началом марафона Юлия, как и многие, просит лишь заполнить анкету, где интересуется наличием дополнительных тренировок, возможной беременностью, кормлением грудью, хроническими заболеваниями.  Если тренер видит большой переизбыток массы тела, то дает индивидуальные рекомендации по правильному питанию.

«Я не врач-диетолог, которому нужны медсправки, чтобы назначать специальную диету, исключать из рациона какие-то продукты.  Я не работаю с больными людьми, я работаю со здоровыми, которым просто нужно дать базовые знания о культуре питания. Моя основная задача – донести до людей, что здоровое питание – это не дорого, это действительно может быть вкусно, и это только доступные продукты, а не «авокадо, руккола и рог единорога»…. Все это возможно узнать в формате группового марафона. И это даже лучше, чем индивидуальные консультации, потому что ответственность на другого специалиста за свое похудение тут уже не переложишь. …«Не спрыгивают» и с хорошими результатами к концу марафона обычно приходит половина участниц», – подытожила спикер.

Спрос-предложение

Каждый пятый казахстанец, по данным Национального центра общественного здоровья за прошлый год, страдает ожирением. В лидерах – жители Центрального Казахстана, Мангистауской области и севера страны. Самое тревожное, говорят эксперты наццентра, что ожирение из года в год молодеет. Сегодня уже 20% детей и подростков имеют избыточный вес. И это в десять раз выше аналогичной статистики 40-летней давности.  

В свою очередь Казахская академия питания провела свое исследование, в котором отметила, что лишний вес наблюдается у гораздо большей части населения. В статье на сайте больницы медцентра управделами президента РК профессор медицины Алмаз Шарман отмечает, что лишние кило есть у каждой второй женщины и каждого второго мужчины в республике.  Причем проблема «тучности» населения общемировая. Каждые 10 лет количество полных людей прогрессивно увеличивается на 10%. Ученый подчеркивает, что жизнь полного человека в среднем короче на семь лет. А «избыточная масса тела» занимает пятое месте в списке основных причин смертности на планете.

«Последние несколько лет очень активно казахстанцы обращаются за помощью в похудении. Но в период пандемии, наверное, ситуация обрела просто другую форму. По своей нагрузке, или по своим ученикам, я вижу, что она реально возросла. Многие люди в условиях ограниченной активности не хотят или не могут тренироваться, но пытаются вернуть форму хотя бы правильным, сбалансированным питанием. Кроме того, сейчас стало удобно проводить консультации в онлайн-формате», – рассказала inbusiness.kz президент Ассоциации диетологов и нутрициологов Алматы Лилия Карпусевич.

Удручающий факт, по мнению специалиста, в том, что серый рынок услуг по здоровому питанию сегодня тотально доминирует над рынком профессиональным. Наличие сертификата, опыта, репутации и глубоких знаний часто проигрывает красивой инстаграм-картинке, количеству подписчиков и ценовой разнице на услуги блогера и квалифицированного диетолога. Причем первые даже не трудятся создавать юрлицо, заработки в этой отрасли по большей части находятся в тени. А тем, кто стремится работать легально, не удается даже зарегистрировать свой бизнес по конкретному направлению. Понятий «нутрициология», «диетология» в налоговых системах просто нет.

«Мы будем на госуровне поднимать этот вопрос. Потому что их действительно огромное количество, и они могут получить любой сертификат, а могут просто даже его не получать. Я бы хотела всех специалистов призвать к тому, чтобы постоянно повышать свою квалификацию, обучаться, а не пытаться в легкую заработать, если «сам себя накачал». В Европе, например, не пойдут к человеку, который не состоит в какой-то гильдии, ассоциации профессионалов», – отмечает Лилия Карпусевич.

Действующая в Алматы ассоциация, по словам спикера, сейчас находится в стадии расширения и проходит регистрацию в России. Ожидается, что к ней будут присоединяться специалисты двух стран, учиться на базе ассоциации, сдавать экзамен и получать (подтверждать) свой сертификат. Официально же критерии для медицинской госаккредитации по диетологии в РК пока не прописаны.

«В России это более или менее прописано. Там я, например, получала спортивное образование, для того чтобы стать нутрициологом. Я бы очень хотела, чтобы в Казахстане это тоже запустилось: аккредитация, сертификация», – считает эксперт.

Важно, по мнению главы ассоциации, организовать работу самозанятых тренеров.

«В Алматы у меня ТОО, чтобы его открыть, мне нужно было купить кассовый аппарат, приложения, пока ты открываешь счет, тоже платишь. Поэтому все работают в серую – все сложно, в отличие от Москвы. Здесь очень просто оформиться как самозанятый: скачиваешь приложение «Мой налог», интегрируешь его с банковской картой, куда клиент будет переводить деньги, а я тут же выдам ему чек. Это все бесплатно. Плюс дотация от государства мне 20 тысяч рублей на полгода, за счет которых я гашу налог, как только я исчерпала эту сумму, я уже сама плачу налог. Это дает мне возможность попробовать свои силы в бизнесе, работая легально и без лишних затрат. Если дело не пойдет, просто написать заявление онлайн, и все», – проинформировала Лилия Карпусевич.

Что касается медсправок, то здесь специалист придерживается категоричной позиции: сдавать хотя бы общие анализы (биохимия крови и обследование щитовидной железы) перед началом марафона или перехода на меню от сервиса доставки еды обязательно. Хотя, хватит ли инста-диетологам знаний, чтобы расшифровывать анализы своих клиенток, это большой вопрос, сомневается Карпусевич. Она подчеркивает, что соревнование участниц, замотивированных изначально на быстрые и видимые результаты, может быть крайне опасным для их здоровья. Оптимальная для организма потеря веса – это всего один килограмм в неделю.

«Скрытый голод» на казахстанском рынке

Квалифицированных специалистов-диетологов в вузах Казахстана сегодня не готовят. Образовательного госстандарта по этой отрасли нет, а кафедра диетологии и пищевой безопасности просуществовала в КазНМУ им. С. Д. Асфендиярова всего два года и закрылась в 2017 году. Об этом inbusiness.kz рассказал доцент медицинского вуза, кандидат медицинских наук, ведущий научный сотрудник Казахской академии питания Айдар Бердыгалиев.

Для студентов четвертых курсов факультетов общей медицины и общественного здравоохранения читается лишь небольшой цикл лекций на эту тему. Для первых – неделя на изучение клинического питания, для вторых – месяц на вопросы нутрициологии.

Между тем в США, по данным ученого, диетологов профквалификации готовят более 250 учебных заведений, а число работающих специалистов в этой сфере свыше 75 тысяч. А Япония по этому показателю даже опережает Штаты. Там насчитывается 306 учебных заведений с подобной образовательной программой, количество практикующих диетологов – около ста тысяч человек.

Айдар Бердыгалиев вместе с коллегами в течение многих лет, начиная с 2011 года, пытается обратить внимание чиновников на важность подготовки для казахстанского рынка профессиональных диетологов, а также на организацию лечебно-профилактического питания в больницах. Суть проблемы доцент изложил ранее в своем выступлении на Первом международном форуме ученых-медиков «Шипажай-2016».

Преподаватель отмечает, что в большинстве казахстанских клиник не предусмотрена штатная единица диетолога. Специальным питанием тяжелые больные в должной мере не обеспечены. Тогда как свыше 50% пациентов больниц РК в нем нуждаются.

«Страдают пациенты.  Я могу вам хоть сколько таких данных предоставить о том, что смертность в клинике связана не с низкой эффективностью проводимой фармакологической терапии, а в большей степени именно с тем, что у нас пациенты умирают от скрытого голода. От недостатка пищевых веществ», – отмечает собеседник.

Нарушения питания, как пояснил эксперт, снижают эффективность лечения, особенно при травмах, ожогах, операциях, увеличивают риск развития септических и инфекционных осложнений, отрицательно влияют на продолжительность пребывания больных в стационаре, сроки реабилитации больных, ухудшают показатели летальности.

По необходимости клиники в протоколах лечения, по словам Бердыгалиева,  все же назначают своим пациентам диету в рамках «15 лечебных столов Певзнера». Однако эта базовая модификация диет разработана еще в 20-х годах прошлого столетия, она сильно устарела, рассчитана «на обобщенную модель болезни, а не на больного, у которого может быть несколько недугов». Кроме того, качество «больничной» еды в Казахстане очень низкое и не покрывает потребностей пациентов.  Специализированные продукты на больных не выделяются.

«Вот сейчас, во время коронавирусной инфекции, все пациенты нутрициональную поддержку не получают. Соответственно, у них при высокой потребности в пищевых веществах – белках, жирах, углеводах, витаминах, минералах – именно в клинике накладывается дефицит. А ведь потребность в пищевых веществах зависит от переносимой температуры, хирургической операции, наличия новообразования в организме. Одно и то же лекарство может оказать разное влияние на пациентов в зависимости от состояния здоровья. Все это важно, все это должен учитывать при лечении специалист-диетолог. А у нас, в Алматы, по моим данным, только центральная горбольница имеет в штате одну единицу диетолога, ГКП на ПХВ «Каменское плато» тоже одна. И все. В городской клинической больнице № 5 – полставки, детский противотуберкулезный санаторий – полставки, и все. Во всех остальных лечебных учреждениях контроль за питанием отдан медсестрам», – сообщил ученый-медик.

Первопричина – в пробелах в нормативно-правовой базе, считает Айдар Бердыгалиев.  Специальности «диетолог» в действующем Приказе об утверждении номенклатуры медицинских и фармацевтических специальностей РК нет.

«В Казахстане нет, например, таких документов, как приказ министерства здравоохранения и соцразвития РФ «Об утверждении порядка оказания медпомощи по профилю «диетология». Этот документ определяет основные правила организации системы лечебного питания в различных субъектах. У них также есть еще один документ: «О мерах по совершенствованию лечебного питания в лечебно-профилактических учреждениях РФ». Он устанавливает требования к организациям лечебного и энтерального питания, определяет суточные потребности в продуктах питания для разных категорий пациентов, систему документооборота. Прописан даже стандарт оснащения кабинета врача-диетолога и отделения диетологии дневного стационара! У нас таких приказов не существует», – подытожил Айдар Бердыгалиев.

Ученый уже направлял в минздрав предложения внедрить дисциплины по клинической диетологии и фармацевтической нутрициологии в перечень специальностей и содержание госстандарта магистратуры, ввести обязательный штатный норматив диетолога для клиник, а также другие необходимые поправки в НПА. Но предложения специалиста пока услышаны не были.

Виктория Кучма

Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!