/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 23 784,15 РТС 1 155,49
Hang Seng 24 275,22 KASE 2 243,54
FTSE 100 5 842,66 Алюминий 1 484,00
Бизнес на смерти – похоронная индустрия по-алматински

Бизнес на смерти – похоронная индустрия по-алматински

Оборот алматинской ритуальной индустрии, по самым приблизительным подсчетам, составляет более 2,5 млрд тенге в год.

03 Сентябрь 2019 08:00 16064

Бизнес на смерти – похоронная индустрия по-алматински

Автор:

Венера Смаилова

Точную цифру никто назвать не может, как и размер теневого сектора.

Расследование inbusiness.kz: деньги, которые не знают счета. Как в Алматы обстоят дела с организацией похорон и связанных с ними услуг.

Только неофициально

Ежегодно в Алматы умирает около 11 тысяч человек. По данным Комстата, в 2018 году было зарегистрировано 11 678 фактов смерти, в 2017 году – 10 935. За каждый «факт смерти» у ритуальных коммерсантов идет жесткая борьба.

«Это такая очень деликатная тема, от которой никто не ускользнет: ни нищий, ни олигарх, ни больной, ни здоровый, ни студент, ни профессор, ни спортсмен, ни слабак, – заметил в разговоре с inbusiness.kz президент Алматинской ассоциации предпринимателей Виктор Ямбаев. – Понятное дело, что это еще и бизнес, где все работают в связке: морги, полиция, скорая, больницы...»

Дикая, безудержная конкуренция ритуальных контор недавно привела к массовому увольнению полицейских в Нур-Султане. Столичные майоры продавали похоронным бюро сведения об умерших. Знатоки алматинского рынка тоже признаются: ритуальный бизнес – один из самых темных в городе, и о честной конкуренции говорить не приходится.

«Много теневых схем, в том числе продажа элитных мест. Даже на кладбище есть дорогие элитные места, не только на госслужбе», – говорит Виктор Ямбаев.

По словам заместителя директора ТОО «Специализированный комбинат ритуальных услуг города Алматы» Марата Исмаилова, нет достоверной информации по количеству похоронных организаций. В 2017 году в городе официально работало около 80 ритуальных фирм и около 200 «черных похоронщиков», сейчас их, может быть, стало больше.

«Очень большой оборот денег, и в основном нелегальный. Ни одна частная контора не дает точные данные по продажам своей продукции и оказанию услуг», – утверждает Исмаилов.

Кладбищенский монополист

Заведует всеми городскими кладбищами ТОО «Специализированный комбинат ритуальных услуг города Алматы». Все остальные, как «черные», так и «белые» ритуальщики, сражаются только за возможность помочь в организации похорон и поиметь с этого свой процент.

«У нас есть несколько крупных производителей, которые производят ритуальную продукцию – гробы, венки, кресты, оградки. А мы больше по организации, – в частной беседе с журналистом inbusiness.kz рассказала Галина Шведова, представитель одной из ритуальных компаний. – У некоторых ритуальных компаний есть машины, то есть могут организовать автобусный трансфер и предоставить катафалк».

По сути, спецкомбинат – это кладбищенский монополист. Именно в этой компании решают, кому и где предоставить место, а также сколько все будет стоить.

К примеру, для новых захоронений на городских кладбищах выделяют участки в обход Земельного кодекса РК. На каждого умершего жителя для захоронения бесплатно выделяется земельный участок не менее шести квадратных метров. Но в спецкомбинате выделяют только пять квадратов. Как пишут на форуме, если хочешь получить участок законных размеров, нужно произвести оплату в двойном размере, то есть фактически оплатить дважды за по закону бесплатную землю.

В спецкомбинате говорят, что таким образом экономят. Земли под захоронения в городе не хватает. Из 69 алматинских кладбищ открыты с возможностью расширения площади 14. На 27 кладбищах допустимо только подзахоронение в родственных могилах. Еще десять полностью закрыты.

Сколько стоит место на кладбище

Согласно официальному прайсу, установленному спецкомбинатом, в среднем работы по захоронению стоят 54 тысячи тенге. По левую руку от окошка оплаты на центральном кладбище висит стенд, где можно ознакомиться с ценами. Однако на деле все совсем не так. Отдавая в кассу десятки тысяч тенге, многие люди уверены, что платят госпошлину на похороны или за место на кладбище, и никаких услуг за это не требуют.

«Две цены – 19 415 тенге и 42 245, разный набор услуг. В большей сумме заложены установка временного памятника, установка оградки, опускание в могилу и засыпка землей (так называемые услуги рабочих при захоронении). На моей памяти ни разу рабочие с кладбища за эти деньги этого не делали, – написала на тематическом форуме представительница фирмы ритуальных услуг. – Найдутся граждане, кому за новое место предлагали оплатить в кассу 19 415 тенге? Думаю, нет. Или те, кто на Нижней Пятилетке или Центральном за подзахоронение без «отягчающих» (необходимость демонтажа плитки, стола, скамейки и т. п.) заплатил всего 35 950 тенге? Поэтому еще раз повторюсь, что нет у нас при оплате услуг на кладбище ни налога на землю (она предоставляется на сегодняшний день бесплатно), ни госпошлины».

Получается, спецкомбинат не просто не доводит до родственников информацию о предоставляемых услугах и расценках, но, пользуясь тем, что убитые горем люди не вникают в детали и платят, сколько скажут, вводит в заблуждение.

Ни прибыли, ни убытков

«Предприятие не убыточное, но и не прибыльное. Притом что мы много зарабатываем, мы и много тратим. Содержание и благоустройство – все это полностью на нас. У нас в ведении находятся все кладбища, а это около 900 га земли. Из всех кладбищ 32 – недействующие, они находятся на нашем содержании, но прибыль не приносят, только расходы», – рассказал замдиректора спецкомбината Марат Исмаилов.

Здесь стоит пояснить, что на содержание и благоустройство кладбищ деньги тратит городская казна. При этом выбор поставщика услуг осуществляется на конкурентной основе. Если внимательно изучить историю контрактов, становится понятно, что никакого конкурса на самом деле нет. Единственная фирма, рискнувшая составить конкуренцию спецкомбинату, не имеет достаточной материально-технической базы. ТОО «Табиғат әлемі kz» относится к категории микропредприятий с количеством сотрудников до пяти человек, тогда как, согласно конкурсной техспецификации, необходимо как минимум 65 рабочих и 22 единицы различной техники.

На сайте для проверки контрагентов Учет.kz сообщается, что в ТОО «Специализированный комбинат ритуальных услуг города Алматы» работают от 151 до 200 человек и налоговые отчисления платят исправно. К примеру, в 2019 году компания уже отдала в казну 16,6 млн тенге.

До августа 2017 года фирма принадлежала городу на 100%, но потом 51% доли был приватизирован Адилетом Аязовым за 411 млн тенге. В 2017 году, на момент приватизации, гражданину РК Аязову было 24 года. 

В работе компании после приватизации ничего не изменилось – земля как была государственной, так и осталась, и акимат как выделял, так и продолжает выделять деньги из бюджета на благоустройство кладбищ.

Между тем, согласно сведениям о финансовой деятельности, опубликованным на сайте Реестра государственного имущества, выручка спецкомбината за прошлый год составила более 572 млн тенге, расходы – 567 млн, а прибыль – всего 4,8 млн тенге. 

Информация, использованная в этой статье, взята из открытых источников.

Венера Смаилова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Женщин в управлении стало больше

Как гендерный баланс сохраняют в Казахстане.

07 Апрель 2020 14:42 648

Женщин в управлении стало больше

В прошлом месяце женщина в Казахстане впервые получила столь ответственное назначение. Президентом Касым-Жомартом Токаевым было принято решение о назначении Гульшары Абдыкаликовой акимом Кызылординской области. Казахстанцы впервые увидели на таком посту женщину, что вызвало определенный общественный резонанс, тем более для консервативного Кызылординского региона.

Между тем по всему миру тенденция увеличения женщин на руководящих должностях и в правлении компаний активно набирает обороты. Глава Goldman Sachs Group Inc. Дэвид Соломон на форуме в Давосе заявил, что банк не будет больше готовить IPO компаний, в руководстве которых нет женщин. По его словам, новые правила вступят в силу уже с 1 июля 2020 года.

На площадке Astana International Exchange в марте состоялась конференция «Гендерный баланс в управлении», где участники дискуссии обсудили эти вопросы. Оказалось, среди самих женщин-лидеров единого мнения нет – необходимы разные подходы.

«Квоты в нашей стране непременно нужны. Женщины не занимают руководящие должности не из-за того, что некомпетентны или не соответствуют своим должностным обязанностям, а потому, что они не участвуют в неформальных сетях организации. К примеру, если мужчины-коллеги продолжают обсуждать рабочие моменты после работы за футболом или в ресторане, женщины не могут принять участие в подобных мероприятиях, которые, по сути, формируют неформальную сеть и продвигают внутри организации», – поделилась мнением Гаухар Нургалиева, руководитель лаборатории евразийских исследований Института исследования развивающихся рынков при Московской школе управления «Сколково».

«Для меня звучит немного оскорбительно то, что должны применяться государственные меры касательно квотирования. Зачем вовлекать государство, чтобы женщину впустили в совет директоров компании? Если женщина имеет желание и соответствующие компетенции, она уже имеет право занимать управляющую должность», – отметила Ирис Мариич, директор отдела инвестиций и рынков капитала KPMG в Казахстане и Центральной Азии.

По словам эксперта по нетворкингу, генерального продюсера проекта UMAY Global Мерей Мустафиной, квотирование на уровне правления необходимо.

«Это ни в коем случае не попирает права женщин в формате «Раз мы такие умные, мы и так туда пройдем». Когда женщина приходит в корпоративный мир, она не видит других женщин на уровне принятия ключевых решений, на уровне правления. Сейчас же нам точно нужны ролевые модели, нужны женщины на уровне правления, которые участвуют в принятии решений и их внедрении», – говорит Мерей Мустафина.

В Казахстане уже второй год при поддержке компании «Шеврон» в рамках трансформационной обучающей программы Umay Boost для женщин-предпринимателей проводится обучение для женщин-лидеров в бизнесе, включая менторинг и коучинг от лучших казахстанских и российских бизнес-тренеров, консультантов и владельцев бизнеса. По словам организатора программы и генерального продюсера Мерей Мустафиной, это тот проект, который создает сообщество женщин в бизнесе:

«У нас менторами выступают мужчины, для того чтобы можно было увидеть синергию мужского и женского подхода в бизнесе, подходы к построению бизнеса совершенно разные у мужчин и женщин».  

В начале этого года журнал Forbes Woman опубликовал первый и единственный рейтинг топ-25 компаний, которые придерживаются принципов гендерного равенства и создают максимально комфортные условия для своих сотрудниц. Рейтинг составлялся по таким метрикам, как гендерный состав (25%), оплата труда (25%), карьерные возможности (25%), корпоративные программы (15%), особые заслуги (10%).

На 12-м месте рейтинга разместилась золотодобывающая компания Polymetal, промышленные объекты которой расположены в российских регионах и Казахстане. Компания внимательно следит за отсутствием gender gap, обеспечивая равные ставки для любой профессии вне зависимости от пола. Непростое производство компенсируется женщинам-сотрудникам обширным социальным пакетом.

Как отмечает технический директор Бакырчикского горнодобывающего предприятия Галина Ефремова, в компании на производстве трудится немало женщин, которые стали руководителями разного уровня.

«В компании сформирована единая корпоративная культура: мы носим единую рабочую одежду, мы пользуемся одинаковыми регламентами. И в этом смысле компания похожа на семью с ее общим подходом к делу», – отмечает Ефремова.

Уже несколько лет женщины из России и стран СНГ участвуют в международном рейтинге ассоциации Women in Mining UK «100 вдохновляющих женщин в горнодобывающей отрасли». В 2018 году в рейтинге были представительницы России и Казахстана: Баян Алжанова и Мадина Капарова (KAZ Minerals), Агнес Риттер («Северсталь») и Дарья Гончарова (Polymetal).

А совсем недавно при участии Polymetal, «Норникеля» и Deloitte запущен проект профессионального развития и поддержки женщин в горнодобывающей промышленности Women in Mining Россия. Он предусматривает проведение тематических мероприятий, обмен опытом, программы менторства и коучинг, сотрудничество с вузами и помощь в продвижении талантливых женщин в отрасли.

Программ поддержки для женщин сейчас огромное количество. К примеру, Coursera – крупнейший в мире провайдер онлайновых образовательных курсов и Goldman Sachs Group имеют программу подготовки 10 000 женщин для работы в финансовом секторе для женщин из 56 разных стран мира. Проект запустился около полутора лет назад.

В Казахстане правительство уже начало рассматривать вопросы большего присутствия женщин и в политике.

«Ранее президент на втором заседании Нацсовета выдвинул инициативу, чтобы 30% партийныx списков составляли женщины и молодежь. Уже подготовлен соответствующий законопроект, который сейчас проxодит обсуждение», – написал Ерлан Карин в Telegram.

Режим ЧП: бизнес & власть

Ситуацию с высвобождением кадров, мерами поддержки государства эксперты обсудили в ходе телемарафона ATAMEKEN BUSINESS и НПП «Атамекен».

01 Апрель 2020 10:44 2010

Режим ЧП: бизнес & власть

По данным вице-министра труда и социальной защиты населения Наримана Мукушева, за получением соцвыплаты в размере 42,5 тыс. тенге в Казахстане поступило более 11 тыс. заявлений. 

 

Не время проявлять излишнюю строгость

Практика показала, что не у всех граждан есть возможность оформить заявления из-за техпроблем, связанных и с доступом к сайту электронного правительства (egov.kz), и к оргтехнике, и так далее.

В ближайшее время для удобства будет запущен еще Telegram-бот.

«Но для этого нужно быть зарегистрированным в базе мобильных граждан», – говорит он.

По его словам, у многих граждан есть соответствующая регистрация, и они смогут воспользоваться услугами этого помощника.

При заполнении заявки многие допускают ошибки.

«Там всего пять полей: ИИН, Ф. И. О., телефон, дата выхода в отпуск и номер банковского счета, который нужно указать по каждому работнику. К сожалению, мы эту информацию получаем в очень грязном виде. Конечно, рекомендуем не отказывать, а максимально с каждым работодателем созваниваться, чтобы полностью заполнить эти данные, а потом обслуживать, потому что сейчас не время проявлять излишнюю строгость», – говорит вице-министр.

Няни и таксисты могут получить соцвыплаты

Он еще раз напомнил, кто может претендовать на соцвыплаты, которые будут начисляться на период действия ЧП. Как стало известно накануне, число получателей увеличено. В их числе граждане, которые работают на себя, неофициально, без каких-либо отчислений.

«Это могут быть няни, садовники, таксисты – те, кто не отчисляет пенсионные либо соцотчисления. Мы даем возможность получать данным гражданам 1 МЗП (42,5 тыс. тенге), но важно условие – это легализация, нужно войти в систему страхования, для этого следует внести единый совокупный платеж (ЕСП) в размере 1 МРП. Это можно сделать через банки либо посредством SMS. И после уплаты гражданин имеет полное право обратиться за МЗП», – говорит вице-министр.

Что, если предприниматель доплатит работнику?

А именно подаст на выплату для работников, на эти 42,5 тыс, тенге и еще сверху добавит ему свои средства.

Вице-министр труда пояснил, что соцвыплата предназначена для тех, кто потерял свой доход.

«1 МЗП – это та помощь, которая направляется гражданам. И ключевое слово здесь «потеряли часть доходов в связи с вводом чрезвычайного положения». Если работники не потеряли доход, то претендовать на 1 МЗП они не должны. В случае если работодатель за счет внутренних резервов продолжает выплачивать зарплату либо он сам дополнительно что-то субсидирует и в итоге работник имеет деньги не в меньшем размере, чем получал ранее до ЧП, то, наш взгляд, он не должен подавать списки. Все-таки эта помощь тем, кто пострадал и у кого доход был потерян», – говорит Нариман Мукушев.

Почему не разрешают работать мебельному цеху?

На этот вопрос предпринимателей ответил зампредседателя НПП РК «Атамекен» Олжас Ордабаев.

«Ограничение работы – это вынужденная мера, для того чтобы в общественном транспорте, при производстве не заразить друг руга, не разносить инфекцию. Наверное, сейчас нужно как минимум дождаться спада пика по заражаемости, и тогда можно говорить о возвращении на прежние рельсы, восстанавливать экономические цепочки. В первую очередь важно максимально здоровой нацией выйти из этой пандемии», – говорит он.

Айгуль Тулекбаева

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: