/img/tv.svg
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 184,31 Пшеница 465,40
Бизнес-скандал в центре Астаны

Бизнес-скандал в центре Астаны

Взаимоотношения между банком и двумя заемщиками грозят коммерческим крахом случайно втянутым в это дело бизнесменам. 

08 Октябрь 2016 19:40 7152

Бизнес-скандал в центре Астаны

Судебная тяжба «Нурбанка» с собственниками коммерческих и жилых помещений в столичном ЖК и бизнес-центре «Седьмой континент» приняла новый оборот. Фемида, до этого защищавшая владельцев недвижимости, неожиданно встала на сторону банка. Объекты, о которых идет речь, находятся в самом центре старой части Астаны.

Претензии «Нурбанка», по сути, обращены к двум ТОО - Capital Petrol и Shyryn LTD, которые не исполняют кредитных обязательств. Финансовый институт утверждает, что в 2008 году выдал им займы на приобретение прав требования на долевое участие в жилищном строительстве на общую сумму более 100 млн тенге. Поскольку на тот момент бизнес-центр и жилой комплекс «Седьмой континент» не были достроены, в качестве залога было принято право требования на передачу помещений в залог после ввода в эксплуатацию. Заемщики не оформили залог, хотя были обязаны, и незаконно продали имущество, заявляет «Нурбанк».

Суды признали незаконными действия Capital Petrol и Shyryn LTD, которые достоверно знали о притязаниях со стороны кредитора, и удовлетворил иск «Нурбанка» о признании всех заключенных сделок в отношении спорного имущества недействительными.

При этом, если суды первой инстанции поддержали собственников недвижимости, то апелляционным судом по обращению «Нурбанка» вынесено обратное решение - истребовать предмет спора у нынешних владельцев нежилых помещений и выселить их. Многочисленную группу владельцев квартир в этом же жилом комплексе суд постановил не трогать.

Сейчас борьбу за имущество продолжают 25 предпринимателей. Они направили письма в разные инстанции и обратились в Национальную палату предпринимателей «Атамекен» (НПП).

Юридический диссонанс
Масса противоречий в этом деле стала предметом рассмотрения на заседании Совета по защите прав предпринимателей НПП.

У всех пострадавших собственников одинаковая история: купили помещения у физического лица и на момент покупки они не были юридически оформлены в качестве банковского залога. Законность сделки не вызывала сомнений, заявляют предприниматели. 

«Я в 2013 году приобрел помещение в «Седьмом континенте» в блоке D у третьего человека, частного собственника. 10 месяцев делал перепланировку помещения - сделал входную группу. Ходил в ЦОН, к нотариусу, в БТИ, в архитектуру - никаких проблем не было. В первой инстанции суда сказали, что вы полностью доказали, что приобрели это помещение, и мы уже успокоились. И вот в августе говорят, что при апелляции признают, что я неправильный покупатель, и просят истребовать эти помещения», - говорит предприниматель Иван Калашников.

Другая собственница коммерческих помещений Зарина Апизова рассказывает, что, продав квартиру, в 2015 году приобрела в данном бизнес-центре более 500 квадратных метров: «Суд первой инстанции - районный суд - признал нас добросовестными покупателями, мы выиграли. Вторая инстанция – апелляционный суд – ломает решение. Мы даже были не в курсе об этих судах, я случайно узнала у моих, так сказать, коллег – у них уже истребовали их имущество. Я стала бегать и узнавать, когда у меня суд. На апелляции нас целый час выслушивали судьи, мы приводили все доводы, показывали документы, судьи кивали головой. Нас попросили выйти и ровно три минуты мы постояли в коридоре. Мы вернулись – судьи достали готовую бумажку и зачитали. Для чего мы выступали и для чего был весь это цирк – непонятно! Понимаете, что они даже не посовещались между собой!? Они вынесли заведомо готовое решение. Я не понимаю, почему с нами так поступили».

Юридический представитель группы предпринимателей Марат Бишаров говорит о неправомерных действиях со стороны как суда, так и банка. 

«Между банком и заемщиками был договор залога права требования, а право требования - это срочное право, оно истекает с момента реализации этого права требования. То есть, когда Shyryn LTD в 2013 году по договору передачи получил себе в собственность этот жилой комплекс, право требования истекло. Соответственно, прекратил действие договор залога. Суды первой инстанции на это глаза закрыли, апелляционный суд это тоже упускает. Они просто это умолчали. Право требования является неимущественным правом, которое не может быть истребовано в порядке статьи Гражданского кодекса РК, на которую ссылается суд апелляционной инстанции. Они полностью извратили нормативное постановление от 7 июля 2016 года. Апелляционная коллегия города Астаны утверждает, что договор залога имел место быть, причем договор залога недвижимого имущества. Но в этом случае, в соответствии с действующим законодательством, договор залога считается состоявшимся с момента его госрегистрации, но госрегистрации не было!», - говорит Марат Бишаров.

Он также прокомментировал тот факт, что суд постановил изъять только нежилые помещения, а жилые - оставить у нынешних владельцев: «Они понимают, что если начнут забирать жилое помещение у тех, у кого это единственное жилье, то завтра народ может пойти на крайности. Это создаст социальное напряжение. А если дело касается бизнеса, то у нас считается так - если сумел такое купить, то сможет еще купить. Хотя бывает, что люди последнее закладывают. У нас среди бизнесменов есть женщина, которая без мужа воспитывает троих детей. Есть пенсионер, которому 71 год. Есть парень-инвалид, ему 30 лет, он свой бизнес ведет и у государства ничего не просит».

Банк vs. заемщики
И юрист, и пострадавшие предприниматели задаются вопросом: почему банк не требовал с заемщиков юридической регистрации залога в целях собственной же безопасности и позволял не исполнять кредитные обязательства.

«Нур банк» мог это право требования зарегистрировать как юридическое притязание, и тогда бы мои клиенты и все предыдущие покупатели, которые покупали непосредственно у Capital Petrol и Shyryn LTD видели бы, что есть юридическое притязание и ни один нотариус бы сделку не удостоверил», - отмечает Марат Бишаров.

О довольно странных между двумя субъектами бизнеса взаимоотношениях рассказал юрист Марат Бишаров. Представители компаний-заемщиков и «Нурбанка» на заседание НПП приглашались, но не пожелали присутствовать.

По словам юриста, на судах Capital Petrol и Shyryn LTD отрицали получение заемных средств в «Нурбанке». Он изучил кредитное досье только Capital Petrol; по Shyryn LTD банк документы не предоставил.

«Я изучал кредитное досье Capital Petrol - там даже при выдаче кредита говорили, что залог в виде права требования не покрывает сумму кредита. То есть выдали практически невозвратный кредит. В 2010 году они уже его перевели в проблемный кредит. Каждые полгода банк обязан проводить мониторинг залогового имущества. Я изучал результаты мониторинга – они проводились формально. В квартирах жили, офисы работали, машины припаркованы, а в мониторинге «Нурбанка» в 2014 году пишут, что дом не эксплуатируется и ничего не делается. Это имеет значение в том отношении, что если залоговое имущество используется, то значит оно зарегистрировано. Значит банк с того времени должен был говорить Capital Petrol о необходимости регистрации залога и подписания договора», - говорит юрист.

Более того, говорит юрист, Capital Petrol в ежегодной финансовой отчетности отражал свою неплатежеспособность и не платил банку ни копейки с 2008 года: «Каждый год они писали, что у них в штате работает всего один человек, оборот за год – миллион тенге. И им давали отсрочку по выплате кредита. Видя такое печальное положение, банк должен был бить во все колокола, требовать регистрации залога и проверять жестко».

Борьба продолжается
Нацбанк при оценке действий «Нурбанка» сослался на то, что в данной ситуации спор касается гражданско-правовых отношений. И поскольку финрегулятор в данном судебном процессе не участвовал ни в одном качестве, то у него нет никаких полномочий.

«Мы думаем, что судами были всесторонне изучены материалы, и мы в данном случае как госорган не можем вмешиваться в судебные процессы. Это будет рассматриваться как давление с нашей стороны, однозначно. Что может сделать Нацбанк в данной ситуации? Мы можем провести проверку в отношении банка и посмотреть были ли процедурные нарушения, нарушения требований закона и актов Нацбанка, которые обязан соблюдать банк. Проблема в чем в данной конкретной ситуации? Мы обратились в банк, чтобы запросить документы и проверить на правильность процедур выдачи и ведения кредита. Однако мы получили письмо, что сейчас у них этих материалов нет, они изъяты у банка. Соответственно, как только эти документы поступят в банк, у нас будет возможность провести проверку. Сейчас мы бессильны», - сказала на заседании НПП представитель юридического департамента Нацбанка Айнур Шукубасова.

Представитель Генеральной прокуратуры Мейрам Таутенов отметив, что предприниматели вправе обжаловать вынесенное судом решение, добавил: «Другой вопрос – наверное, нужно разбираться не только в гражданско-правовой плоскости. Возможно, тут необходимо посмотреть на наличие признаков состава преступления».

Как заявил председатель Совета по защите прав предпринимателей НПП Гани Касымов, Палата продолжит оказывать правовую помощь по подготовке материалов для дальнейшего обжалования решения суда. «Мы от имени Совета направим обращение в Генеральную прокуратуру с просьбой рассмотреть вопрос о привлечении виновных лиц к установленной законодательством ответственности за то, что с людьми так поступили», – заключил Гани Касымов.

Дина Ермаганбетова

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости: