/img/1920х100.png
/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 384,89 Brent 36,55
Какие выплаты полагаются для ветеранов ВОВ в Казахстане

Какие выплаты полагаются для ветеранов ВОВ в Казахстане

В стране проживает 1025 ветеранов и инвалидов ВОВ.

15:00 05 Май 2020 4327

Какие выплаты полагаются для ветеранов ВОВ в Казахстане

Автор:

Айгуль Тулекбаева

Фото: astana.gov.kz

Об этом подробно рассказал вице-министр труда и социальной защиты населения Ерлан Аукенов.

«Мы всем акиматам рекомендовали базовую сумму (к празднику для ветеранов и инвалидов ВОВ) не менее 500 тыс. тенге. Практически все регионы, 95%, выплатили в пределах 1 млн тенге или приближены к этому», – сказал он на брифинге в СЦК.

Выплаты производятся во всех регионах, в семи областях они уже завершены. Это Актюбинская, Атырауская, Восточно-Казахстанская, Карагандинская, Кызылординская, города Нур-Султан и Алматы.

Также в честь празднования 75-летия Победы в ВОВ ветеранам будут вручены юбилейные медали «75 лет Победы» и продуктовые корзины.

Жители блокадного Ленинграда и бывшие несовершеннолетние узники концлагерей получат к 9 Мая не менее 50 тысяч тенге, жены умерших, инвалидов ВОВ, вдовы воинов, погибших в период ВОВ, и труженики тыла в годы ВОВ – не менее 30 тысяч тенге.

К 75-летию Победы в местных бюджетах на эти цели предусмотрено 7,6 млрд тенге. В частности, это участники, инвалиды ВОВ – 1025 человек, жители блокадного Ленинграда – 87 человек, бывшие несовершеннолетние узники концлагерей – 289 человек, жены умерших инвалидов ВОВ – 4866 человек, вдовы погибших во время ВОВ – 15 человек и труженики тыла – более 100 тысяч человек, другие лица, приравненные к участникам и инвалидам ВОВ, – 8,9 тысячи человек.

В целом единовременные выплаты получат 124 242 человека.

По состоянию на 1 мая 2020 года средний совокупный размер получаемых соцвыплат составляет для участников ВОВ более 164 тысяч тенге, инвалидов ВОВ – 169 тысяч тенге, лиц, приравненных к участникам ВОВ, – более 156 тысяч тенге, лиц, приравненных к инвалидам ВОВ, – более 109 тысяч тенге, тружеников тыла – 107 тысяч тенге.

Айгуль Тулекбаева

Больше четверти в структуре доходов населения составляют социальные трансферты

Поддержка государства вышла на максимальный уровень.

23 Июнь 2020 11:10 1238

Больше четверти в структуре доходов населения составляют социальные трансферты

Фото: voxpopuli.kz

По уровню жизни населения в Казахстане среднедушевые доходы населения в I квартале 2020 составили 177,4 тыс. тенге. При этом в сравнении с показателями I квартала 2019 года прирост составил 7,4%. Вместе с тем с учетом сложившегося уровня инфляции за январь-март 2020 года (6%) по отношению к аналогичному периоду прошлого года доходы населения в реальном выражении выросли всего на 1,4%. Об этом говорится в анализе доходов населения, подготовленном АО «Центр развития трудовых ресурсов».

В отчете отмечают тенденцию замедления темпов роста доходов населения. Так, если в IV квартале 2018 года они выросли на 11,3% (в сравнении с аналогичным кварталом предыдущего года), то в последнем квартале 2019 года – всего на 8,1%.

В структуре доходов населения республики 9,3% – доходы от самостоятельной занятости или предпринимательской деятельности, 3,7% – прочие доходы. В сравнении со структурой доходов в I квартале 2019 года доли доходов от работы по найму (на 3,2 п.п.), доходов от самостоятельной или предпринимательской деятельности (на 0,9 п.п.) и иных доходов (на 0,3 п.п.). По всей вероятности, подобный рост доли социальных трансфертов связан с тем, что в 2019 году произошло усиление социальной поддержки населения со стороны государства путем увеличения размера базовой пенсии на 67% с 1 января 2019 года, а также повышения стипендий на 30% с 1 сентября 2019 года студентам, обучающимся по рабочим квалификациям, по поручению главы государства.

Также надо отметить, в анализируемом периоде на доходах населения негативно сказались введенное чрезвычайное положение в стране и карантинные меры из-за пандемии коронавируса, в связи с чем работодатели, не имея возможности выплачивать заработные платы сотрудникам, были вынуждены отправлять подчиненных в неоплачиваемые отпуска или же увольнять.

По данным за I квартал 2020 года в разрезе регионов наибольший доход на душу населения отмечается в г. Нур-Султане и составляет 241,6 тыс. тенге, а наименьший – в Туркестанской области – 102,8 тыс. тенге. Также в сравнении с данными I квартала 2019 года сокращение доходов произошло только в г. Алматы – на 3,4% и в Туркестанской области – на 1,1%, что может быть связано с быстрым ростом численности населения данных регионов и нехваткjq соответствующих источников доходов от трудовой деятельности. В свою очередь, наибольший прирост доходов наблюдался в Западно-Казахстанской и Алматинской областях и составил 15,5% и 15% соответственно.

В структуре квартальных доходов населения по регионам стоит отметить, что в Мангистауской и Атырауской областях наибольшую долю доходов формируют доходы от работы по найму, а именно 77,8% и 72,1% от всех доходов соответственно. Наименьшие показатели доли дохода от работы по найму приходятся на Северо-Казахстанскую и Туркестанскую области (46,3% и 42,5% соответственно). При этом стоит отметить, что в Туркестанской области доходы от самостоятельной занятости и предпринимательской деятельности составляют 30,4% всех доходов региона. Это может являться следствием того, что в Туркестанской области наибольшая численность самозанятых – 361,5 тыс. человек. по данным I квартала 2020 года.В Северо-Казахстанской области 42,4% доходов сформированы социальными трансфертами (включая пенсии). В Северо-Казахстанской области наибольшая доля получателей пенсий в численности населения – почти 19% (по данным за 2018 год), и при этом размер номинальных заработных плат в регионе – минимальный по Казахстану и, по данным I квартала 2020 года, составляет всего 141,7 тыс. тенге.

Доходы от самостоятельной занятости или предпринимательской деятельности по республике снизились в сравнении с I кварталом 2019 года на 2,4%, составив 16,5 тыс. тенге на душу населения в I квартале 2020 года. Наибольший доход от самозанятости получают в г. Шымкенте – 32,4 тыс. тенге, а наименьший – в Атырауской области – 7,5 тыс. тенге. В сравнении с I кварталом 2019 года наибольший спад в доходах от самозанятости наблюдается в Актюбинской области (на 39,1%), а наибольший рост – в г. Шымкентe (на 78,2%). Несмотря на то, что в долгосрочной перспективе доходы от самозанятости и предпринимательской деятельности в Казахстане росли, нынешний спад может являться последствием введения чрезвычайного положения в стране.

Социальные трансферты по Республике Казахстан в I квартале 2020-го составили 49,3 тыс. тенге на душу населения, при этом увеличившись на 27,5% в сравнении с I кварталом 2019 года. Наибольшие социальные трансферты получают в Северо-Казахстанской области – 79,9 тыс. тенге на душу населения, а наименьшие – в Туркестанской области (27,4 тыс. тенге на душу). В сравнении с I кварталом 2019 года во всех регионах произошел рост, а наибольший при этом – в г. Шымкенте (на 65%).

В целом доходы населения от социальных трансфертов имеют восходящую тенденцию роста, но в I квартале 2020 года произошел резкий скачок в доходах; так, для сравнения, в IV квартале 2019 года доходы составили 42,4 тыс. тенге. Этот быстрый рост социальных выплат мог быть вызван тем, что порядка 4,7 млн человек обратились за социальной помощью в связи с потерей дохода из-за введения карантина и часть из них могли получить эту выплату еще в течение I квартала, то есть до конца марта.

Данияр Сериков


Подпишитесь на наш канал Telegram!

«На территории Казахстана велись боевые действия во время ВОВ»

Такое мнение озвучивают члены поисковых отрядов. 

01 Июнь 2020 14:00 2270

«На территории Казахстана велись боевые действия во время ВОВ»

Фото: Елена Калинина

Принято считать, что на территории Казахстана военные действия не велись, однако факты – вещь упрямая. С 2014 года Вахту Памяти (поиск братских могил, установление личностей, торжественное захоронение останков) с энтузиастами из числа  местных жителей начал Жубан Гумаров из Бокейординского района ЗКО, позже к ней подключился поисковый отряд имени Героя Советского Союза Маншук Маметовой во главе с Сергеем Лапшиным из Таскалинского района.

В этом году местные поисковики ждали на помощь коллег из Волгограда, Павлодара, Астаны. Разработали план совместной работы, утвержденный местными властями. Карантин, закрывший границы, спутал планы.

«Наш отряд с 2007 года поднимал солдат в Новгородской области, Краснодарском крае, Горячих ключах, Ржеве. В 2017 году мы приступили к работе к Бокейординском районе. На станции Шунгай до сих пор заметны воронки. Братских могил, я уверен, десятки. В одной из них, как мы выяснили, должно лежать до 200 человек, потому что после бомбежки однажды погиб весь эшелон, а траншею для могилы копал трактор. Искать предстоит не далее 100 метров от железной дороги», – говорит Сергей Лапшин.

Он имеет опыт работы в горах, в лесах, болотах и степи. В ЗКО, вдоль железной дороги, по его словам, работать трудно. Некоторые участки проверялись особо тщательно, по сантиметрам, однако найти могилы после того, как здесь поработали путейщики, восстанавливая насыпь, связисты, быстро не удалось. Но зацепки у поисковиков имеются. А фактов военных действий – предостаточно.

«Бомбардировки приграничных с Россией Бокейординского и Жанибекского районов Западно-Казахстанской области велись, зенитные орудия по самолетам стреляли, братские могилы имеются, значит, военные действия велись. Чекисты этих районов принимали участие в вооруженных столкновениях с диверсантами-парашютистами, пытающимися совершить здесь диверсии с сентября 1942 до мая 1944-го», – информирует магистр истории, директор частного фонда «Фонд содействия научным исследованиям» Айбулат Курумбаев.

Железную дорогу на казахстанском участке, по его словам, защищали 8 зенитных бронепоездов, несколько авиаполков (№№629, 731, 788), 102 истребительная авиационная дивизия ПВО, которые сбили 21 и подбили еще 3 вражеских самолета.

По железной дороге в Сталинград (ныне Волгоград) из Казахстана прибывало пополнение, провиант, техника, обратно шли эшелоны с раненными. На границе с Россией много населенных пунктов, но чаще всего бомбардировкам подвергались казахстанские станции Сайхин и Шунгай Бокейординского района, Джаныбек Жанибекского района прилегающие села и аулы, разъезды железнодорожной магистрали. Ныне это Приволжская железная дорога, а в то время называлась Рязано-Уральской. Нас интересует участок  Урбах – Астрахань, вдоль которого и располагаются вышеуказанные населенные станции и поселки. От них до Сталинграда рукой подать –  150-200 км. С осени 1942 они находились на военном положении, применяли режим светомаскировки, однако бомбардировки велись до 5 раз в день.

«Первая бомбардировка зафиксирована 13 сентября 1942 года, последняя 3 января 1943 года, время сражений на Сталинградском фронте. Всего на эту дорогу фашистская авиация совершила 398 налетов, сбросив 8650 бомб. Материальный ущерб – по этим двум районам – составил более семи миллионов рублей, 300 мирных жителей погибло во время бомбежек, 250 были ранены. Согласно военным сводкам, собранным мною лично, на территории РК на железной дороге погибло 285 воинов. На самом деле, жертв было больше. Пока найдены две братские могилы», – рассказал Айбулат Шамуратович.

В первой находятся останки 97 воинов 196 Краснознаменной Гатчинской стрелковой дивизии, воевавших в составе 62 Сталинградского фронта. Их, как и многих других, вывозил санитарный эшелон с фронта, который попал под бомбежку 1 октября 1942 года. Эшелон атаковали девять самолетов «Ю-88». 97 человек погибло, их похоронили на месте, 112 солдат и офицеров были ранены. 66 из них доставили в госпиталь №1584 села Джаныбек, а остальных в госпиталь №415 станции Эльтон. В 1984 году состоялось перезахоронение воинов в братскую могилу во двор спортшколы села Сайхин. Идентифицировать удалось менее половины: 40 воинов из 97 павших.

В другой братской могиле находятся морские пехотинцы. 4 октября 1942 года на разъезде №365 (относится к территории современного Сайхинского сельского округа Бокейординского района Западно-Казахстанской области) в результате бомбежки эшелона №16734 погиб личный состав Тихоокеанского флота, направлявшийся в состав Красной Армии. Установлены 38 фамилий погибших, но найти и поднять удалось останки менее половины. Возможно, они похоронены рядом, но поверхностные поиски положительного результата не дали.

«В 2015 году мы обнаружили и перезахоронили останки двух бойцов, в 2019-ом – еще условно 15 (черепов обнаружено меньше). Вес бомб доходил до 500 кг и после прямого попадания происходило всякое. Но мы надеемся найти всех 38, как и указано на страницах ОБД «Мемориал», – рассказал поисковик и краевед Жубан Гумаров.

Поисковики на 99% уверены, что это именно те морские пехотинцы. Основания для этого дают личные вещи, найденные на месте их захоронения: звездочки от бескозырок, пуговицы с якорями, застежки от черных бушлатов – именно такого цвета форму носили моряки. Кроме того, по останкам понятно, что принадлежат они рослым воинам, под два метра, каковых и брали в морпехи.

«Документов и медальонов смерти не находили. И это не рождает вопросы, потому что старший по званию всегда забирал их для составления списков погибших и сдавал по месту прибытия. Невыполнение этого регламента, по положению военного времени, считалось подсудным делом. Поэтому отсутствие документов в поисковой работе никого не смущает. Другое дело – смертные медальоны. У морпехов  «смертники», как их называли, имелись, но были не эбонитовыми черными, а деревянными (чтобы не тонули в воде). Так что если они и были, то давно сгнили», – считает Ж. Гумаров.

Вообще, находка «смертников» для поисковиков – явление редкое, потому что эбонитовый или пластиковый медальон, введенный в  Красной армии приказом Реввоенсовета в 1925 году, был не герметичен, не жаростоек. Информация внутри (листок с данными о бойце) быстро приходил в негодность. В ноябре 1942 года эбонитовые медальоны вышли из употребления, их заменили на красноармейскую книжку, которые забирали выжившие товарищи…

Сергей Лапшин и Олег Припадчев, поисковик с 30 летним стажем из Актобе работали на станции Шунгай в 2017-ом, затем помогали Жубану Гумарову поднимать морпехов. На месте первой братской могилы, считают они, может лежать до 400 воинов. По морпехам – также есть версия.

«Мучил вопрос – где искать остальных воинов? Из местных кто-то обронил фразу, что лет 50 назад, во время высадки лесополосы, техника в неизвестном направлении вывезла машину останков. Возможно, это ответ на вопрос, но поиски продолжим. Кстати, мы установили личность одного из погибших морпехов: пулеметчика Власа Головко, родившегося в селе Цветном Елизаветградского района Кировоградской области. Его призвали в 1940 году в возрасте 20 лет. Мы нашли и связались с его родственниками на Украине. Это и есть «момент истины» - то, ради чего мы работаем, финансируя работы за свой счет – чтобы дать информацию. Это счастье, ведь многие ни разу не получали весточки с фронта, не знают места, причин гибели, не могут поклониться могиле», – рассказал Сергей Владимирович…

До поисковиков установлением фамилий погибших на территории Казахстана занимались энтузиасты во главе с Гульнар Утеевой с 1981 года. Они шесть лет вели сбор информации архивных документов, переписку с ветеранами Советского Союза, опрос очевидцев событий.

Электронных помощников, столь популярных сегодня, где есть и списки погибших и разсекреченные документы, в то время не было. Информация и найденные личные вещи воинов были выставлены в школьном музее – уголке боевой славы и музее-заповеднике Хан Ордасы Бокейординского района. На этом работа закончилась. В 1998 году ее продолжил Айбулат Курумбаев, возобновив переписку с ветеранами, с 2009-го – как только Интернет провели в этот район, - установлением имен погибших посредством электронных баз данных.

Братские могилы, отбросив лишние разговоры о патриотизме, нужно искать. Нередко останки лежат под 10-сантиметровым слоем земли. Их не хоронили, а присыпали. Конечно, есть общие правила – лучше вести поиски весной, пока земля мягкая, не заросла травой, работать вручную: щупом и лопатой, забивать шурфы. Металлоискатель – не помощник, нужны добровольцы, долгая и кропотливая работа.

Сара Бухина