Баннер втб
RU KZ
Рекламный баннер Dell
Булбул Картанбаева: «Мне четыре раза отказывали в американской визе!»

Булбул Картанбаева: «Мне четыре раза отказывали в американской визе!»

08:03 01 Сентябрь 2020 2943

Булбул Картанбаева: «Мне четыре раза отказывали в американской визе!»

Автор:

Азамат Ашимов

О ее дополнительной тренерской деятельности, о приложенных усилиях в покорении США и что пришлось для этого заложить в банке – в нашем интервью.

Булбул Картанбаева – первая представительница Казахстана в WNHL – Женской национальной хоккейной лиге. Последним ее клубом был «Метрополитан Риветерс» из Нью-Джерси. В настоящее время у нее есть приглашение из двух других заокеанских клубов.

Булбул, сейчас ты в Турции. Отдых, каникулы?

Нет, не совсем, я помогаю тут проводить хоккейные сборы. Тут знакомые тренеры, и они предложили приехать и поучаствовать в их тренировках.

Давай поговорим по поводу твоей нынешней спортивной деятельности. Скажи, пожалуйста, как ты, казахстанка, оказалась в США и сейчас выступаешь в самой сильной женской хоккейной лиге мира?

Я могу сказать, что это не было неожиданностью. Шла к этому целенаправленно: делала документы, собирала деньги, портфолио, учила язык, просматривала команды, тренировалась. Тратила время, свою энергию для всего этого, и в итоге все получилось так, как я хотела.

То есть у тебя была изначальная цель выступать в США, покорить Америку, заокеанскую лигу?

Да, конечно. У меня эта цель появилась еще в 17-18 лет, когда я впервые начала ездить с юниорской сборной Казахстана за границу. Тогда я и подумала, как было бы классно оказаться в топовых командах, странах. Потом, когда мне было 23, я поставила цель. Потихоньку начала собирать информацию, расспрашивать разных людей. Было тяжело, сложно. Особенно с этими часовыми поясами, разницей во времени. Иногда, чтобы поговорить, приходилось выходить на звонки ночью. В 2018 году я поехала в США, там были отборочные тренировки, пробовалась в нескольких командах. В итоге контракты мне предложили две команды. Это были «Бафоло Бьютс» и «Метрополитан Риветерс», которую я в итоге и выбрала.

У тебя еще вроде была канадская команда…

Да, в 2017 году меня задрафтовала команда из Бостона. Но, так как у меня были проблемы с визой, мне не давали визу четыре раза, я так и не поехала, но написала об этом везде, писала, что так нечестно. Получается, из-за каких-то документов ты не можешь поехать в команду, потому что самая главная цель была найти команду. Откликнулись канадцы, мы начали переписываться, и они меня пригласили. В итоге я поехала в Калгари и играла там целый сезон.

То есть американцы вначале тебе не давали визу, хотя на руках у тебя было приглашение от Бостона. Визу дала Канада, пригласили в Калгари. Ты поиграла там год, потом американцы, увидев это, все-таки решили дать визу, и сейчас ты в «Метрополитане». Так получается?

Да, но, когда я играла в Канаде, мне написал тренер из американской «Миннесоты». И говорит: мы тебя знаем, хотели бы позвать на сборы, приезжай, как раз это было в преддверии чемпионата мира. В феврале 2018-го я поехала в Миннесоту, тренировалась там до марта, потом мы поехали со сборной Казахстана в Италию на чемпионат мира, после чего вернулась в Казахстан и снова поехала в Америку, в ту самую Миннесоту, и оттуда уже пробовалась в три разных клуба.

А в Миннесоте, получается, не получилось закрепиться?

Нет, в Миннесоте была тренировочная школа, у них не было команды. Их тренер предложил приехать, потренироваться, хотел помочь, говорит, что увидел во мне потенциал и что я попаду в свою лигу, если захочу. В итоге да, все получилось.

Почему ты все-таки решила уйти из Калгари? Канада – это ведь хоккейная страна, законодатели мод в этом виде спорта?

Тут очень много разных факторов. Во-первых, в Канаде закрывалась хоккейная лига, потому что не было финансирования, я отыграла всего год, не было возможности где-то играть дальше. Женская же американская НХЛ очень престижна, и все туда мечтают попасть. Последние три года Америка лидирует именно в женском хоккее. Они всегда играют с Канадой, и Америка, бывает, выигрывает, что чемпионаты, что Олимпийские игры. И, судя по результатам, можно сказать, что Америка сейчас на первом месте.

На сколько лет у тебя контракт с Metropolitan Riveters? Какие планы в дальнейшем?

Контракт с Metropolitan Riveters у меня закончился, был на один сезон. Сейчас я получила два предложения от команд – North Jersey Phoenix и New Hampshire. Пока думаю. В сентябре обратно вернусь в Нью-Джерси и поеду на отбор.

Свои игры ты совмещаешь и с тренерской деятельностью в команде Princeton Tiger Lilies. Как ты к этому пришла? Не сложно совмещать?

Тренирую я уже шесть-семь лет. В Казахстане помогала хоккейной школе Hockey Room в Астане, потом была команда «Бригантина». Но, если честно, в Казахстане девушкам негде особо работать, потому что мы все привыкли, что тренеры – мужчины. Когда я поехала в Канаду, у меня рамки расширились, я начала развивать себя. Там были private lessons (частные тренировки). И, когда приехала в прошлом году в Америку, мне предложили быть одним из ассистентов главного тренера.

Получается, они знали, что ты имеешь определенный тренерский опыт?

Да, они сначала распрашивали про опыт. Высылала всю свою документацию, портфолио, волонтерский опыт, рекомендации всякие, все как на обычную работу, и в итоге в прошлом году они взяли меня ассистентом тренера. Я должна была пройти дополнительное обучение, сертификацию, подала свою заявку на свободную вакансию, после чего меня утвердили.

Немного было тяжеловато. Я боялась что не справлюсь именно с документацией на английском языке, для этого нужен хороший язык, хотя бы даже в общении с родителями хоккеистов и переговорах с руководством. Мне на самом деле было немного не по себе. Но я прошла первое интервью, потом второе, в итоге меня утвердили.

А в целом каково тебе было с адаптацией в США? Как тебя приняла команда?

В Канаде мне было тяжело первые три месяца, у меня был базовый английский. Я жила там в канадской семье. Конечно, пожив какое-то время, стало более или менее легче. Команда встретила хорошо. Все были на позитиве. Все стараются приходить на тренировки в хорошем настроении.

Сейчас ты живешь в Нью-Джерси? У тебя свои отдельные апартаменты или клуб снимает в аренду?

Живу со своей сокомандницей, с ней вместе снимаем квартиру, так выгоднее, потому что в США очень дорогая аренда и страховка.

Ты назвала две команды, куда, возможно, перейдешь, там будет отбор?

Эти две команды, они в совершенно разных лигах. North Jersey Phoenix – это обычная городская команда из Нью-Джерси, они играют только в США. New Hampshire – это такая же профессиональная команда, как и НХЛ, но она считается еще престижнее, потому что там играют игроки сборной США, Канады, есть и финки. То есть они основали свою лигу недавно, и лига набирает очень хорошую популярность. Вот там и будет отбор. А North Jersey Phoenix уже дали мне контракт, это я еще думаю – подписывать или нет. Если будет шанс играть за New Hampshire, я с удовольствием им воспользуюсь, и там, безусловно, я буду расти.

Скажи, пожалуйста, для тебя сейчас больше в приоритете финансовая сторона или значимость, титул и регалии самой команды?

За все время, что я играю в хоккей, для меня деньги не приоритет, не думаю, что я когда-то играла за деньги. Впрочем, что в Казахстане, что в США, даже в Канаде, в женском хоккее не так много денег, как в мужском. Мир пока что на пути к тому, чтобы женских хоккеистов признали, чтобы они могли заниматься только хоккеем и при этом чтобы зарплата была достаточной. К примеру, в США, в Канаде они играют, но у них есть другая, основная работа, где они зарабатывают раз в 10 больше. Поэтому дело не в деньгах, а, конечно же, в мастерстве. Побывать на одном льду, поиграть в одной команде с чемпионами мира, с олимпийскими чемпионами для меня будет большой честью. И, если я отберусь, это будет для меня больший шаг вперед.

Булбул, ты родом из Тараза. В детстве ты занималась: боксом, борьбой и даже регби. Как в итоге оказалась в хоккее?

Если быть точнее, родилась в Жамбылской области. Там из секций была только борьба, бокс, и то для мальчиков. Потом мы переехали в Талгар, что под Алматы. Там я начала заниматься футболом. Мне было немного тяжело совмещать спорт и учебу. В итоге мои родители нашли спортивную школу. Там мне сказали, что я хорошо подготовлена, но у них не было футбольной команды. Была хоккейная. Как раз это было летом, льда не было. Мне не было разницы, где тренироваться. В итоге меня взяли в эту школу, и я начала кататься, научилась всему этому. Мне понравилось, я осталась.

Сколько лет тебе было, когда ты пришла в хоккей?

Достаточно поздно. 13 лет. Например, здесь, в США, уже с пяти лет ставят девочек на коньки, и в 13 лет у них уже достаточно соревнований за плечами.

Сложилось ли у тебя понимание, в каком направлении стоит развиваться нашему женскому хоккею?

Я буду говорить именно про женский хоккей. Самое главное – нам надо двигаться вперед. Нужно смотреть новые программы, привлекать других профессионалов из разных стран, вносить свежий подход к тренировкам. Потому что здесь, в Америке, например, в нашей профессиональной команде всего два раза в неделю тренировки, по часу. Два раза в неделю – лед, два раза – зал и один или два раза в неделю – игры. То есть очень эффективные тренировки. А у нас в Казахстане, как я помню, четыре-пять раз в неделю лед, иногда даже по два раза в день, изнашиваешь свое тело, работаешь.

Сейчас тут очень много специалистов таких, которые говорят, как надо работать руками, разбирают тактику, показывают новые упражнения. Фитнес-тренеры, они узко направленые для женского хоккея, они не дают тебе базовые упражнения, ты их делаешь и чувствуешь, что ты прибавляешь. Это все помогло бы нашему женскому хоккею сделать большой шаг вперед.

Но, тем не менее, есть отличия в тренировочном процессах твоей нынешней команды от последней казахстанской команды «Томирис»?

Конечно.

Скучаешь по Алматы, Казахстану? Когда у вас игры в рамках женской сборной?

В этом году должен был быть чемпионат мира в Польше, но из-за вируса все отменилось. И теперь мы просто ждем ответа от федерации. А так вроде женская сборная Казахстана начала тренироваться, с перерывами, потому что ситуация с вирусом часто меняется. Не знаю, ждем пока.

Но, тем не менее, ты всегда готова приехать в сборную и сыграть?

Да, конечно. У меня контракт. Я думаю, что я всегда буду выступать за Казахстан. У меня нет причин не выступать. Если только по здоровью, но так, конечно, всегда бы хотелось выступать за Казахстан и показывать миру, что есть такая страна, есть такие люди и что мы тоже не лыком шиты.

Что говорят про Казахстан, когда ты говоришь, что ты отсюда? Как относятся?

Те, кто знает, говорят, что тут такие прекрасные люди, такие все гостеприимные. Еда, говорят, вкусная. А кто не знает, те не знают.

Что бы ты посоветовала молодым казахстанским хоккеистам, которые, наверное, и не мечтают о том, что, в принципе, можно попробовать себя и в заокеанской хоккейной лиге, потому что есть Америка, есть Канада. Что бы ты им посоветовала?

Я бы посоветовала в первую очередь спросить себя, насколько серьезно ты относишься к этому делу. Насколько серьезно ты готова вкладывать свое время и энергию именно в хоккей и быть профессиональным атлетом. Если на все эти вопросы ответ «да, я хочу», то надо не только мечтать, но ставить себе задачу, прописывать каждый шаг. Общаться с людьми, находить связи, читать, узнавать и, конечно же, идти к этому. Какая бы ни была игра и тренировка, надо просто делать все постепенно, и все придет, я так думаю.

Отправившись за рубеж, ты поняла, что, в принципе, надо стремиться туда, на Запад. Ты сама начала всем этим заниматься? Без агентов, консультантов?

Да, не было, только я и моя мама. Мы обращались в министерство иностранных дел РК, чтобы нам помогли сделать документы, но никто не помог, нам самим пришлось все делать, и то что сейчас занимаюсь здесь тренерством, в США, мне это очень нравится, потому что я учусь всему новому, прохожу разные программы, сдаю тесты и прохожу сертификацию на тренера, это важные шаги, я считаю, которые нужно сделать и привнести в Казахстан.

Куда был твой первый выезд в рамках зарубежных поездок, после чего ты поняла, что надо реализовывать себя на Западе?

В Словению. Мне было 17 лет, мы первый раз выехали на чемпионат мира. Когда я летела на самолете, увидела duty free, увидела доллары и евро в своих руках, для меня это был совсем другой мир, для девочки которая приехала из села и ничего, грубо говоря, не видела. Я посмотрела вокруг, на другие команды, там была сборная Швейцарии, и у них настолько все было организованно. Кроме 25 человек игроков, приехали еще 10 человек персонала, меня это очень удивило, я на них смотрела, у них все было очень организованно, они были в одинаковых спортивных костюмах, все по режиму, все аккуратные, дружные, и тренировки другие, мне все это было интересно. И я тогда подумала, что было бы здорово, играть где-нибудь за границей.

И тогда тебе пришла идея попробовать себя в заокеанской лиге в США…

Ну, я сначала думала про команду, я ничего не знала, я знала, что Канада – родина хоккея, надо в Канаду, а потом где-то в 2013-2014 году открылась женская НХЛ в Америке. Помню, когда она открывалась, все так внимательно за ними следили, да, думаю, классно было бы поехать поиграть, это была мечта, но кто меня возьмет. Потом я начала над этим работать, и в итоге получилось.

Работать одна, с мамой, без какой-либо профессиональной консультации…

Нет. Проблемы были в основном с часовым поясом, потом с поисками, нам никто не говорил: идите туда, пишите этим. Я рассылала письма командам, нанимала людей, чтобы мне правильно сделали портфолио на английском, правильно отправили его. Единственно, что было очень тяжело, – это в финансовом плане, это были огромные затраты на то время.

То есть финансовые затраты на поездку, житье-бытье на время сборов?

Да, конечно.

За счет собственных средств или тебе помогала команда?

Нет, мне никто не помогал, у меня мама взяла кредит, и мы пошли в банк. Мама поставила дом, и нам дали большой кредит, мы взяли деньги на визу, на документы, на билеты, на все, потому что помощи ждать было неоткуда, но цель оправдала свои средства, все окупилось, теперь мы рады, что так рискнули.

Если не секрет, сколько у тебя ушло? Возможно, такая информация будет полезна для других казахстанок, которые также захотят отправиться покорять США.

Билеты мне обошлись в 1,5-2 тысячи долларов, виза – 700 долларов. Проживание, если у вас есть у кого остановиться, – это хорошо, если нет, можно ежемесячно 1,5-2 тысячи долларов оставлять на проживание, если идешь в супермаркет, то продуктов на неделю надо закупать минимум на 20 000-30 000 тенге, если считать на наши деньги, тут идешь в супермаркет купить что-нибудь – оставляешь 50 долларов.     

В месяц у тебя ушло тысяч пять-шесть вместе с перелетом?

Да.

Но, как говорится, ожидания оправдались, это очень классно. Мама гордится тобой!

Да. Я знаю, что мама всегда переживала и поддерживала, даже в те моменты, когда ничего не получалось и в визе отказывали, я думала, что можно заканчивать карьеру, но мама все время была стабильна, была со мной, поддерживала, думаю, мамы все такие, поддержат и направят в самый тяжелый момент.

Следишь за НХЛ, есть ли у тебя любимые игроки или те же тренеры, с кого можно взять пример?

Раньше я смотрела и следила за «Барысом», потому что это единственная казахстанская команда в Континентальной хоккейной лиге, а насчет НХЛ я не могу сказать, что у меня есть какая-то любимая команда, есть пара игроков, которые нравятся своим напором, настойчивостью, трудолюбием. Среди тренеров я не рассматриваю, потому что это другой уровень в сравнении со школьным хоккеем, я сейчас тренирую деток – это другой уровень.

А из игроков кто тебе импонирует?

Мне больше всего нравится Панарин (Артемий Панарин – российский хоккеист, игрок «Нью-Йорк Рейнджерс». – Прим. авт.) В него, в принципе, никто не верил, он приехал и просто доказал, что он может, к нему никто так серьезно не относился, как к Александру Овечкину и Евгению Малкину, которых уважают, а когда приехал Панарин, над ним все смеялись, что он там не продержится, а он приехал и продержался и подписал самый дорогой контракт с «Нью-Йорк Рейнджерс».

Забегая вперед. Предположим, ты подпишешь контракт с командой New Hampshire, которая выступает в НХЛ, могут ли у них возникнуть такие условия, чтобы ты занималась только игровой деятельностью, а тренерскую деятельность отложить?

Я думаю, если они предложат хорошую заработную плату, то можно было бы договориться, но так как лига молодая, и они в процессе привлечения спонсоров и партнеров, то я не думаю, что может быть такое предложение. В Бостоне есть в женской НХЛ «Бостон Прайд», в прошлом году появились люди, собственники, которые вкладывают, и девочки только играют в хоккей, потому что у них очень хорошие заработные платы.

Но смотри, твоя будущая команда находится в одном городе, команда, которую ты тренируешь, – в другом городе, наверное, сложно будет совмещать?

Не особо, я буду жить в Нью-Джерси, потому что девочки, которых я тренирую, они живут в этом городе, я тут все организовала, мне есть, где жить. А в Нью-Хэмпшир я буду ездить два-три раза в неделю на тренировки и игры.

Азамат Ашимов
Фото из «Инстаграма»: @
kartanbay


Подпишитесь на наш канал Telegram!