Чего не успел сделать Асет Магауов

6596

Глава министерства энергетики Канат Бозумбаев озвучил на заседании правительства меры по стабилизации ситуации на рынке ГСМ. 

Чего не успел сделать Асет Магауов

Напомним, что во вторник, 10 октября, премьер-министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев распорядился уволить вице-министра энергетики Асета Магауова и освободить от занимаемой должности заместителя главы правления национальной компании "КазМунайГаз" Данияра Берлибаева. Попутно инициировав процедуру объявления выговора их непосредственным начальникам – министру энергетики Канату Бозумбаеву (выговоры министрам выносит президент страны Нурсултан Назарбаев) и председателю правления АО "НК "КМГ" Сауату Мынбаеву (здесь выговоры находятся в компетенции главы фонда "Самрук-Казына" Умирзака Шукеева).

На первый взгляд формулировка всех этих дисциплинарных взысканий/увольнений (ненадлежащее исполнение возложенных обязанностей) полностью оправдана той ситуацией, которая сложилась ныне на рынке ГСМ в стране с дефицитом бензина марки Аи-92. Министр энергетики, правда, пытался убедить изумленного премьера в том, что очереди на АЗС еще не есть признак дефицита, чем, возможно, и спровоцировал окончательный вердикт о виновности себя и своего подчиненного. И слегка отвлек внимание этим диспутом от собственных заключений о том, откуда взялся этот "недефецит" и что с ним теперь делать.

ПНХЗ – начало начал

А началось все, если следовать логике выступления главы Минэнерго, в мае, когда руководство Павлодарского нефтехимического завода попросило перенести сроки очередного ремонта с июня на сентябрь. ПНХЗ подвели поставщики, сорвавшие сроки поставки оборудования для его модернизации: запуск этого оборудования руководство завода планировало сделать одновременно с выходом из планового ремонта из благих побуждений, чтобы не останавливать завод повторно. В результате благими намерениями частично оказалась выстлана дорожка к нынешней ситуации.

"Перенос сроков планово-предупредительных работ на Павлодарском заводе – это основная причина, почему выработка казахстанского бензина по стабильной казахстанской цене несколько снизилась, и эту долю занял более дорогой российский бензин", – сказал Канат Бозумбаев.

"Проведение ремонта ПНХЗ и его модернизации в ранее намеченные сроки позволило бы сгладить сентябрьскую динамику снижения запасов бензина, кроме того, эффект модернизации обеспечил бы дополнительную выработку 92-го бензина по 35 тысяч тонн в месяц, или 100 тысяч тонн за июль-сентябрь", – добавил он.

В принципе, в Минэнерго ничего страшного в совпадении ремонтных сроков двух НПЗ поначалу не видели, поскольку совокупные запасы по 92-му бензину по состоянию на 1 июня 2017 года составляли 292 тысячи тонн, что было равно примерно месячному объему потребления в стране. Но потом грянула пора отпусков и ЕХРО 2017, объем потребления резко вырос, а запасы 92-го и 93-го бензинов на нефтебазах страны к концу лета снизились до уровня 140 тысяч тонн, что покрывало внутреннюю потребность, по оценке министра, "где-то на 15 дней".

Восполнять же эту разницу за счет импортного российского бензина субъекты рынка не торопились, поскольку российское топливо, как известно, резко подорожало, а у хозяев АЗС не было уверенности, что ввезенные по новой цене ГСМ будут раскупаться при наличии старых запасов, которые антимонопольщики настоятельно рекомендовали сбывать по старой цене.

"Летом произошло снижение импорта 92-го бензина из РФ из-за увеличения цены на границе России и Казахстана с 517 долларов до 573 долларов с одновременным изменением курса доллара по отношению к тенге в тот же период с 314 до 340 тенге", – напомнил Канат Бозумбаев. И если за первые пять месяцев этого года ежемесячно импортировалось 90 тысяч тонн, то летом импорт составил 35-50 тысяч тонн в месяц, в тенговом эквиваленте цена на границе выросла со 160 до 196 тысяч тенге за тонну импортируемого бензина.

"Текущая цена импортного бензина Аи-92, АИ-93 складывается на внутреннем рынке на уровне 150-155 тенге в зависимости региона, – продолжил он. – Учитывая опыт возбуждения прежде административных дел в отношении сетей АЗС за рост розничных цен, интерпретируемый как согласованные действия или ценовой сговор, субъекты рынка не столь активно наращивали объемы импортного продукта из-за риска очередного административного штрафа, и это привело к снижению предложения на внутреннем рынке".

Импортный краник "прикрыли" антимонопольщики

Ну а требование антимонопольщиков по реализации ранее приобретенных остатков по старой цене приводило к тому, что отдельные сети продолжали держать более низкую цену, создавая очереди на своих АЗС.

"Например, реализация на Sinooil по 148 тенге без ограничений привела к росту объемов реализации только по Алматы с 600 до 1100 тонн в сутки, а другие участники рынка были демотивированы к завозу дорогого импорта, – утверждает Канат Бозумбаев. – Также были введены ограничения бензина со стороны отдельных нефтебаз и АЗС по субъективным и объективным причинам, для выполнения своих обязательств перед клиентами, а где-то и в ожидании роста розничных цен".

В итоге все это вылилось в то, что "в стране на вчерашний день 138 тысяч тонн в регионах на нефтебазах и в пути есть", но очередей на АЗС это не отменяет. При этом, как считает глава Минэнерго, "по состоянию на вчерашний день (заседание правительства проходило 10 октября) благодаря отгрузкам с казахстанских НПЗ – Шымкентского и Атырауского – была нормализована ситуация в Атырау, Алматы, Астане и в Кызылординской области".

"По Актюбинской, Мангистауской и Жамбылской областям еще низкий остаток, данные вопросы будут урегулированы путем отгрузок нефтепродуктов до конца текущей недели", – пообещал Канат Бозумбаев.

"Заводам рекомендовано производить приоритетную отгрузку в адрес АЗС с низким уровнем запасов. Таким образом, при ожидаемом потреблении 92-го по республике в октябре на уровне 280-288 тысяч тонн и производстве 160 тысяч тонн внутри объем импорта будет где-то от 100 до 120 тысяч тонн, примерно 40%. Производство 92-го в ноябре и декабре составит соответственно 236 и 266 тысяч тонн, с понижением доли импорта до 20%", – добавил он.

Помимо этого, по его словам, Минэнерго удалось убедить комитет по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей министерства национальной экономики "при последующих проверках учитывать возможность импорта бензина" с увеличившейся закупочной ценой.

"Это дает возможность участникам рынка активизировать работу по импорту ГСМ в октябре без риска возбуждения административных дел за согласованные действия", – констатировал министр.

А глава правления нацкомпании "КазМунайГаз" Сауат Мынбаев напомнил, что в ноябре этого года завершается модернизация двух заводов – ПНХЗ и АНПЗ.

"Это значит, что с 1 января 2018 года Казахстан в светлых нефтепродуктах будет обеспечен на 100 процентов. Вопрос по цене – это другой вопрос", – добавил он. Что касается вопроса об импорте и влиянии на него антимонопольных структур, то тут Сауат Мынбаев был лаконичен.

"Касательно импорта: у нас были вполне согласованные планы импорта, но в сентябре нас комитет (антимонопольный. – Прим. авт.) оштрафовал на 500 миллионов тенге", – заявил он.

"Основанием было, что мы, занимая всего 15 процентов рынка, якобы находимся в сговоре с крупными участниками при установлении цены. При этом мы полагали, что нужно принимать во внимание не только себестоимость на заводах, но и по какой цене импортируется бензин из Российской Федерации. К слову, в России бензин в пересчете стоит 220 тенге. У нас 150 тенге – будет кто-нибудь завозить этот бензин? Мы, понятно, остановились. Не только мы, все крупные сети остановились. Вот и дефицит", – констатировал глава правления КМГ.

Достигнутое в начале октября соглашение с антимонопольщиками о том, что теперь при рассмотрении обоснованности стоимости Аи-92 будет учитываться и российская составляющая, по его словам, импорт и реанимировало.

"Чтобы быть конкретным, в Астане у нас без ограничения отпускается бензин по талонам и по карточкам и 20 литров на одного потребителя. Импорт подходит, 15 октября по Астане на своих заправках ограничение снимем", – резюмировал Сауат Мынбаев.

Но ни его заместителя Данияра Берлибаева, ни вице-министра энергетики Асета Магауова это объяснение от увольнения уже не спасло.

Игорь Воротной 

Telegram
ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАС В TELEGRAM Узнавайте о новостях первыми
Подписаться