RU KZ
Что будет с тенге и базовой ставкой?

Что будет с тенге и базовой ставкой?

19:48 31 Март 2021 3580

Что будет с тенге и базовой ставкой?

Автор:

Елена Тумашова

Аналитики Евразийского банка развития сделали прогноз и поделились мнением о том, как будет восстанавливаться экономика региона и, в частности, Казахстана.

Агрегированный ВВП шести стран, входящих в состав банка, вырастет в 2021 году на 3,3% после сокращения на 3% в 2020 году. ВВП Казахстана может вырасти на 4%, ВВП России – на 3,3%. «С очень высокой долей вероятности Казахстан выйдет на свои докризисные уровни и преодолеет их уже в IV квартале этого года. Россия – или в IV, или в начале I квартала следующего года. Остальные страны – в течение 2022 года», – представил данные макроэкономического обзора, подготовленного аналитиками банка, главный экономист ЕАБР и Евразийского фонда стабилизации и развития Евгений Винокуров.

Чем подкреплен сильный прогноз

По словам спикера, согласно базовому прогнозу, экономический рост в этом году будет очень сильным по всему миру, и он будет носить восстановительный характер. «Так обычно бывает после кризисных годов, когда в следующий год или два экономика восстанавливается, запускаются те отрасли, которые отставали или упали сильнее других. И за счет этого рост получается очень сильным», – говорит спикер. Мировой ВВП вырастет на 5,7%, показатель Китая – на 8,5%, Еврозоны – 4,3%, США – 5,5%.

«Экономики адаптировались. Промышленность и обрабатывающие отрасли уже вышли на докризисные уровни и продолжают расти, мы видим это по февральской статистике и индикаторам марта. Разумеется, отстал сектор услуг, это естественно. Взять, например, пассажирские перевозки, которые в прошлом году «лежали», в этом году они будут постепенно восстанавливаться. И это тоже один из факторов, который стоит в основе предположения о быстром восстановительном росте. Выход сферы услуг на положительные темпы роста мы ожидаем уже во II квартале этого года», – говорит Евгений Винокуров.

Он поясняет, что восстановление идет на фоне сверхмягкой денежно-кредитной политики и существенного бюджетного стимулирования, которое привело к тому, что этот кризис шел на фоне очень сильной инфляции активов, прежде всего, биржевых. «Эти бесплатные деньги – триллионы от ведущих мировых центробанков – попали на биржу и разогнали цены на торгуемые товары. Продовольствие, например, за последний год выросло на 24%, промышленные металлы – очень важный для всех экономик нашего региона экспортный ресурс – выросли на 37%, чего не было с 2011 года. Нефть немного отставала, но в начале года догнала – $60-65 за баррель, это соответствует докризисному уровню, то есть провал 2020 года полностью закрыт. Экономикам евразийского региона это выгодно, поскольку мы экспортеры сырьевых и полусырьевых товаров, и все это идет в копилку наших экономик. Это стоит за нашим достаточно сильным прогнозом на 2021 год», – отмечает аналитик.

Риски не остановят экономику

Так, базовый сценарий банка предполагает постепенное затухание пандемии и выход на нормальную экономическую и социальную ситуацию уже летом. Это прогноз, но и риски, как отмечают в банке, четко видны.

Сейчас, в моменте, идет всплеск пандемии («не в наших странах, но и у нас не все гладко»). Поэтому рассчитан еще рисковый сценарий, в котором пандемия затянется, и выход из нее будет осложнен. Согласно этому варианту, цены на нефть будут находиться на уровне $44 за баррель. В таком случае рост мирового ВВП в этом году окажется на 1,1 п. п. ниже, чем в базовом сценарии, в следующем году – ниже на 1,6 п. п., в дальнейшем останется на 1 п. п. ниже.

Тем не менее, как считают аналитики банка, даже в таких условиях экономики шести стран продолжат восстановление. В частности, ВВП Казахстана вырастет не на 4%, как в базовом сценарии, на 2,2%, ВВП России – не на 3,3%, а на 1,9%.

Добавим также, что, согласно базовому сценарию. ВВП Казахстана может вырасти на 4,5% в 2022 и 5,1% в 2023 году (в сопоставимых ценах).

Фактор продовольствия исчерпает себя

В I квартале этого года наблюдается ускорение инфляционных процессов, причем как в странах – участницах банка, так и в целом в мировой экономике. Основной фактор здесь – это, в первую очередь, удорожание продовольствия на мировом рынке (рост с начала 2020 года – на 24%, максимум с 2013 года, о чем уже говорилось выше), чему способствовало в том числе затруднение в цепочках поставок. Кроме того, в I квартале наблюдалось сохранение эффекта переноса ослабления обменного курса, который мы видели во второй половине 2020 года.

«По итогам февраля средняя инфляция по странам банка составляет 6,3% год-к-году, что несколько выше действующих целевых ориентиров. По нашим оценкам, это ускорение временное, и во втором полугодии и по итогам года мы увидим постепенное замедление роста цен. Обозначенный инфляционный фактор – цены на продовольствие – себя исчерпает, что позволит инфляции выйти на уровни вблизи уровня целевых ориентиров центробанков. При этом денежно-кредитная политика останется стимулирующей», – говорит руководитель центра странового анализа дирекции по аналитической работе Алексей Кузнецов.

Что касается обменных курсов в странах – участницах банка, то в I квартале этого года они остаются «достаточно устойчивыми» к доллару в сравнении с ситуацией в 2020 году. «Поддержку оказал рост нефтяных котировок и постепенное снижение неопределенности. Ожидаем, что в рамках режима денежно-валютного регулирования центробанки продолжат сглаживать излишнюю волатильность обменных курсов в случае возникновения дополнительных внешних шоков», – отметил Алексей Кузнецов.

Казахстан: базовая ставка, инфляция, курс тенге

Говоря о ситуации в Казахстане, старший аналитик центра странового анализа дирекции по аналитической работе Айгуль Бердигулова отметила, что программы государственного развития окажут поддержку строительному сектору, в то же время частные инвестиции будут несколько сдержанными на фоне неопределенности.

«Инфляция в стране к концу этого года замедлится до уровня 6,3%. Во многом это будет связано с тем, что действие проинфляционных факторов – в первую очередь эффект ослабления тенге и рост мировых цен на продовольствие – потихоньку ослабнут. Дополнительное понижательное давление окажет относительно невысокий внутренний спрос», – говорит спикер.

Согласно расчетам банка, при базовом сценарии инфляция в Казахстане может сложиться на уровне 5,0% к концу 2022 и на уровне 4,8% к концу 2023 года.

Денежно-кредитная политика в 2021 году продолжит ориентироваться на поиск баланса между проинфляционными рисками и необходимостью поддержки экономического роста. «Сейчас инфляционные риски превалируют, поэтому мы полагаем, что базовая ставка может сохраниться на уровне 9,00% к концу этого года. Но если проинфляционные риски будут ослабевать, то ставка максимально может быть понижена на 0,25 б. п.» – озвучила аналитик прогноз ЕАБР.

Напомним, 9 марта Нацбанк сохранил базовую ставку на уровне 9,00% с процентным коридором +/-1 п. п. Очередное решение запланировано на конец апреля. Спикер считает, что действующее значение сохранится, потому что «регулятору необходимо балансировать риски усиления инфляции и поддержку экономического роста».

«Тенге по нашей оценке остается недооцененным, имеется потенциал для его укрепления. Мы полагаем, что сейчас тенге отыгрывает утерянные в прошлом году позиции. По мере роста и экономического развития повысится спрос на импортные товары, что будет оказывать давление на внутреннем рынке, с одной стороны, и с другой стороны, это давление может быть компенсировано более благоприятным уровнем мировых цен на нефтепродукты. В целом по году прогнозируем курс на уровне около 422 тенге за доллар (точнее – 421,6 тенге за доллар. – Ред.)», – сообщила Айгуль Бердигулова.

В 2022 году, прогнозируют аналитики, курс может сложиться на уровне 424,8 тенге за доллар, в 2023 году – 430,0 тенге за доллар в среднем по году.

Спикер также заметила, что по мере увеличения экономической активности импорт товаров будет расти, потребности во ввозе машин и оборудования в этом году может увеличиться. В то же время экспортные доходы также будут расти на фоне увеличения мировых цен на нефть. «Полагаем, что профицит торгового баланса Казахстана в 2021 году сохранится», – считает аналитик.

«Пандемический» госдолг: опасен ли он?

По итогам 2020 года во всех странах, входящих в состав банка, долговая нагрузка выросла. Основная причина – потребность в финансировании бюджетных дефицитов, которые образовались как по причине снижения доходов бюджета из-за падения экономической активности, так и из-за снижения расходов на реализацию антикризисных мер в период пандемии.

Евгений Винокуров отметил, что все государства региона в прошлом году делали заимствования на внешних рыках и увеличили долговое бремя.

«И в России, в Казахстане значение выросло, но оно по-прежнему очень низкое, оно абсолютно не вызывает стресса в плане обслуживания и не является бременем для госбюджетов. Это с одной стороны. Но с другой стороны, финансовые потребности по обслуживанию госдолга выросли и будут оставаться повышенными в ближайшие годы. То есть для того, чтобы обслуживать госдолг, на исходящие платежи бюджетам придется каждый год закладывать больше денег, чем раньше. И это определенное ограничение», – говорит аналитик.

Второе ограничение, по его словам, заключается в том, что если государство взяло на себя существенный долг, то это значит, что оно уже не сможет привлекать средства дальше в тех же объемах для финансирования капитальных расходов.

«Другими словами, если в течение 2010-х годов многие государства, малые экономики нашего региона привлекали суверенное финансирование, чтобы строить дороги, реабилитировать гидроэлектростанции, то в 2020-х этот процесс будет затруднен. Поле для маневра сузилось. А, следовательно, придется больше усилий прилагать как к обслуживанию госдолга, так и к привлечению внешних источников финансирования, может быть, через прямые иностранные инвестиции. То есть то что, не ложится в государственный долг. Это новая реальность, с которой нашему региону придется жить», – говорит Евгений Винокуров.

Однако, подчеркивает он, ситуация с госдолгом пока управляемая, несмотря на повышенные финансовые потребности. Фундаментальных опасений она не вызывает. «Это связано в основном с тем, что большая часть госдолга привлечена на льготных условиях в международных финансовых организациях. Госдолг большой, а ставка по нему маленькая. Поэтому бремя для бюджетов остается на управляемом уровне», – считает спикер.

Уровень госдолга Казахстана составил на 1 января 2021 года 29,4% ВВП, увеличившись за год на 5,7 п. п., в России – 17,7% ВВП (составляет 19 трлн рублей) на конец 2020 года, по расчетам банка.

Напомним, членами ЕАБР в настоящее время являются Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия и Таджикистан.

Елена Тумашова

Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!