/img/tv1.svg
RU KZ
ЕЭК необходимо создать союзный эксимбанк

ЕЭК необходимо создать союзный эксимбанк

Фининститут можно построить на базе ЕАБР за счет расширения мандата. 

11:00 02 Декабрь 2019 3430

ЕЭК необходимо создать союзный эксимбанк

Автор:

Султан Биманов

Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) необходимо реформировать правовую базу, включив понятие «союзный экспорт» или «экспорт Евразийского экономического союза (ЕАЭС)» в третьи страны, а также рассмотреть возможность создания союзного экспортно-импортного банка. Последний можно сделать путем расширения текущего мандата Евразийского банка развития (ЕАБР). Это позволит странам кооперироваться ради совместной конкуренции на внешнем периметре союза и проводить большее импортозамещение на союзном рынке не в ущерб взаимной торговле. Соответствующее предложение озвучил председатель правления АО «ЭСК KazakhExport» Руслан Искаков.

«Нам нужна нормальная правовая база внутри ЕАЭС, которая будет регламентирована и утверждена всеми, что даст толчок развитию союза, и создать те самые добавленные цепочки внутри него. Если говорить об имплементации и институциональном развитии, то сегодня у нас есть разрозненный вес, рост. У нас нет союзного эксимбанка, поскольку нет даже понятия общего экспорта ЕАЭС. И этого института сегодня не хватает. Этот институт можно было создать на базе ЕАБР, просто расширить его мандат», – подчеркнул глава государственной страховой компании, специализирующейся на продвижении несырьевого экспорта.

В союзном масштабе создание соответствующего института на базе ЕАБР улучшит кооперацию бизнеса на территории стран-участниц и позволит лучше взаимодействовать с институтами развития, отметил Искаков на XIV Ежегодной международной конференции «Евразийская экономическая интеграция», прошедшей в Москве в минувшую пятницу.

«Если раньше ЕАБР генерировал интеграционные процессы, то совместный экспорт из ЕАЭС – чем это не интеграция? Это как раз та самая интеграция, которая позволяет развиваться предприятиям, генерировать цепочки добавленной стоимости, формировать конкурентные условия как внутри ЕАЭС, так и за его пределами. Поэтому одно из условий, которое можно было бы поставить перед ЕЭК, – это создание союзных институтов развития, как эксимбанк ЕАЭС, например, который может функционировать на базе ЕАБР. Мы даже разбирали конкретную ситуацию. Сейчас ЕАБР не может кредитовать заемщиков в Узбекистане, даже если поставки будут осуществляться из Казахстана, России и Белоруссии», – приводит пример глава АО «ЭСК KazakhExport».

При этом развитие экспортного финансирования должно осуществляться в нацвалютах, что может стать как инструментом стимулирования продаж внутри ЕАЭС, так и весомым конкурентным преимуществом на внешних рынка ЕАЭС, отмечает Руслан Искаков.

Пока же экспорт, который мы осуществляем и поддерживаем, больше связан с понятием национального экспорта, констатирует Искаков. И в рамках целей углубления интеграции в формате создания взаимных цепочек с добавленной стоимостью и промышленной кооперацией назрела необходимость ставить вопрос о внедрении понятия «экспорт ЕАЭС» и его стимулирования за периметром союза.

Ранее inbusiness.kz писал о том, что внутри ЕАЭС растет внутренний протекционизм, что приводит к стагнации взаимной торговли, ставя крест на общих интеграционных проектах с созданием взаимных цепочек добавленной стоимости на евразийском пространстве.

Султан Биманов

Вес Казахстана в кредитном портфеле ЕАБР может вырасти до 50%

В горизонте нескольких месяцев банк планирует профинансировать ряд проектов в энергетической и добывающей отраслях на территории Казахстана.

15 Декабрь 2019 09:08 1666

Вес Казахстана в кредитном портфеле ЕАБР может вырасти до 50%

Подписание всех запланированных соглашений по финансированию может увеличить долю казахстанских проектов в структуре ссудного портфеля Евразийского банка развития (ЕАБР) с текущих 40% до 50%. Об этом inbusiness.kz в кулуарах XIV Международной конференции «Евразийская экономическая интеграция» заявил заместитель председателя правления банка, Амангельды Исенов.

В отраслевом аспекте речь в первую очередь идет о проектах в сфере энергетики, а также добывающем секторе, уточнил он, отметив, что сейчас идет подготовительный этап, предполагающий конфиденциальность всех сторон и операций.

В 2016-2018 годах казахстанский кредитный портфель ЕАБР немного снизился.

«Причиной [снижения казахстанского портфеля] стало снижение потребности в долларовом финансировании, как базовой валюте банка, со стороны потенциальных клиентов после девальвационных событий в Казахстане, подчеркивает Исенов.- Это не целенаправленное наше решение, а скорее последствия девальвации и не высокой деловой активности. Если посмотреть на динамику корпоративного кредитования банков второго уровня, прослеживаются коррелирующие тренды».

По словам банкира, большой вклад в казахстанскую копилку внесло строительство газопровода «Сарыарка», и ЕАБР имеет аппетит участвовать в финансировании строительства газораспределительных сетей в столице Казахстана.

«Говорить о том, приглашали нас или нет, сейчас, наверное, неправильно. Если бы кого-то приглашали, мы бы уже знали. Потому что для таких проектов рынок кредиторов узкий. Пока непонятен формат реализации по внутригородским сетям. И, насколько мне известно, нет четкой конфигурации по реализации перехода на газ для ТЭЦ. Насколько я знаю, там технически решение пока не готово, но я могу ошибаться. Возвращаясь к газораспределительным сетям, если речь будет идти о внятных структурах проекта, мы готовы. Мы готовы вплоть до того, что сами отструктурируем проект. Для нас важно понимать, какие будут источники для погашения инвестиций. Какие обеспечительные меры будут приниматься. Но в целом к проекту мы готовы, это наш мандат абсолютно», – отметил зампредправления ЕАБР.

Другим крупным проектом в казахстанском портфеле ЕАБР может стать строительство Большой Алматинской кольцевой автодороги (БАКАД).

«Ожидаем, сейчас идет организация пула кредиторов. С реализацией проблем не вижу. Там же ГЧП – концессия. Условия я не могу разглашать. Вопрос в том, какой будет сформирован пул кредиторов и когда будет подписана сделка. Мы, как банк, ориентируемся, что примем участие. Наш объем [в составе синдиката] пока не определен. В потенциале, зная значимость этого проекта, ЕАБР готов участвовать в значимом объеме. Для нас это не препятствие», – резюмировал Аменгельды Исенов.

Саян Абаев

«Неужели на развитие инфраструктуры Казахстан не нашел собственных средств?»

Политолог Досым Сатпаев – о рисках займа на сумму 2,062 млрд юаней, который Казахстан берет у Китая.

11 Апрель 2019 16:43 8562

«Неужели на развитие инфраструктуры Казахстан не нашел собственных средств?»

Фото: Серикжан Ковланбаев

«Сегодня главными «китайскими» должниками в Центральной Азии являются Кыргызстан и Таджикистан. Меня лично удивляет то, что Казахстан сейчас тоже активно наращивает свою задолженность перед Китаем, беря займы и кредиты», – отметил в эксклюзивном комментарии корреспонденту inbusiness.kz политолог Досым Сатпаев, отвечая на вопрос о том, насколько это рискованное предприятие – занимать у КНР.

Напомним: cенат Парламента РК ратифицировал рамочное соглашение между правительствами Казахстана и Китая о предоставлении Казахстану льготного кредита от Экспортно-импортного банка Китая. Сумма займа – 2,062 млрд юаней (в тенге – 116 млрд в тенге, в долларах – 300 млн), процентная ставка – 2%, срок кредитования – 20 лет, включая льготный пятилетний период. Общая сумма погашения составит 2,5 млрд юаней (около 154 млрд тенге). Сроки реализации проекта, согласно планам, с начала IV квартала этого года до конца 2022 года.

Средства кредита будут направлены на разработку проектно-сметной документации, поставку оборудования и проведение работ по подведению инженерных сетей для модернизации девяти автомобильных и одного железнодорожного пункта.

«Я не вижу выгоды для экономики Казахстана»

«Почему меня это удивляет? – продолжает Досым Сатпаев свою мысль о рисках и необходимости Казахстана в кредите от КНР. – Потому что Кыргызстан и Таджикистан понять я могу. Это не очень богатые государства. У них нет собственных финансовых ресурсов – у них нет своего Национального фонда. У нас он есть. Но если посмотреть на историю Нацфонда, то можно увидеть, что в основном его ресурсы тратились на спасение банковской системы. Не на развитие реального сектора экономики, не на поддержку инновационных проектов. Основные деньги (трансферты из Нацфонда. – Ред.) уходили на спасение крупных, системообразующих банков, которые аффилированы с элитой».

Поэтому, говорит эксперт, когда поднимается вопрос о том, какие кредиты у кого нужно брать, у него возникает вопрос: неужели на развитие таможенно-пограничной инфраструктуры Казахстан не нашел собственных денег?

«Мы и так уже у Китая взяли достаточно кредитов. Потом опять же мы с Китаем подписали соглашение о создании 50 предприятий на своей территории, 28 миллиардов долларов собираются китайцы вкладывать», – говорит собеседник.

Самое интересное, по его словам, в том, что «когда государство одобряло этот кредит, оно не говорило об очень важных пунктах, которые прописаны в этом соглашении». Это закуп оборудования у КНР, что означает, что «опять мы будем поддерживать не собственного товаропроизводителя, а китайского». И также рабочая сила – китайская: специалисты, по мнению эксперта, скорее всего, будут привлекаться из Поднебесной.

«Я не вижу выгоды для экономики Казахстана. В каком плане? Если бы мы привлекали кредиты и создавали собственные рабочие места – это понятно. Если бы мы благодаря этим кредитам создавали новые технологические производства, казахстанские, привлечение кредитных средств можно было бы понять. Но когда мы за счет таких кредитов кормим саму же китайскую экономику, мне кажется это сверхнелогично», – говорит Досым Сатпаев.

Тем более, продолжает он, в обществе и так очень сильны антикитайские настроения. В двух республиках из пяти стран Центральной Азии – Казахстане и Кыргызстане – такие сильные настроения. И они будут нарастать.

«Более того, я думаю, через 15-20 лет многие граждане стран Центральной Азии будут считать себя больше частью мусульманского мира. А это значит, что они будут довольно негативно относиться к Китаю, который оказывает давление на мусульман СУАР. И проблемы будут у китайцев в будущем в любом случае – в политике и инвестициях. Рисков много в долгосрочном плане», – заключает собеседник.

Эффекты и преимущества для сторон

Отметим, ранее inbusiness.kz приводил слова министра финансов Алихана Смаилова, касающиеся необходимости займа. «Имеющаяся инфраструктура не позволяет осуществлять равномерный и ускоренный пропуск возрастающего потока. Примером является ситуация на казахстанско-узбекской границе (ежедневные очереди из 300 транспортных средств. – Ред.)», – сказал он на пленарном заседании сената.

Руководитель управления Комитета государственных доходов Минфина Кайрат Маубаев пояснял, что Китай заинтересован в развитии автомобильных перевозок и видит в этом большой потенциал, поскольку в сравнении с перевозками грузов морским и железнодорожным транспортом срок доставки значительно сокращается (с полтора месяцев и 30-35 дней до 10-15 дней).

Казахстан на полученные средства сможет заменить досмотровой комплекс на железнодорожном пункте пропуска «Достык». На автомобильных пунктах – увеличить пропуск в пять раз.

«Экономический эффект мы видим в том, что дополнительно в год будет поступать порядка 300 миллиардов тенге таможенных платежей и налогов, то есть будет полная автоматизация всех процессов прохождения границы, плюс еще мы строим главное управление в Астане, где многие функции забираем с пунктов пропуска. Таким образом, будут уменьшены коррупционные риски», – сообщил Кайрат Маубаев.

Елена Тумашова