RU KZ
Что мешает бизнесу работать?

Что мешает бизнесу работать?

08:51 22 Октябрь 2020 3730

Что мешает бизнесу работать?

Автор:

Семен Данилов

Малинового рая пока не получилось.

Крупнейший в Казахстане производитель ягоды не может работать на полную мощность из-за банальной нехватки рабочих рук во время сезона.

Актюбинская компания на 30 гектарах (20 километров от областного центра) выращивает малину, используя ремонтантные саженцы польской селекции «полана» и «полка», которые признаны лучшими сортами в Европе. Это поздние, так называемые осенние сорта, потому пик массового сбора урожая приходится на середину сентября. Товарищество является крупнейшим производителем садовой малины в Казахстане. Предприниматели амбициозны и не хотят останавливаться на достигнутом, стремятся к расширению и повышению урожайности, что по законам рынка поможет снизить себестоимость. На предприятии утверждают, что могут своей продукцией снабдить не только местный, но и соседние региональные рынки и даже выйти на экспорт. Но этому мешает человеческий фактор, а в этом году и пандемия.

Человеческий фактор

«Польские сорта рассчитаны на мягкий влажный европейский климат – где-то 25-28 градусов по Цельсию в летние месяцы. А у нас резко континентальный климат, в июле воздух прогревался до 40 градусов. Естественно, малина из-за высокой для нее температуры болела и замедлила свой рост. Так что урожай созревает чуть позже обычного», – говорит директор ТОО «Болат ЛТД» Данат Шураханов.

По его словам, этого можно было избежать, если бы накрыть поле специальной солнцезащитной пленкой. Ее купили, да вот беда – натягивать некому. Это же касается и сбора урожая. Свои особо работать не хотят, а трудовым мигрантам путь на плантации заказан. Мало того что квота на привлечение иностранной рабочей силы очень мала, так еще из-за пандемии ее вообще в этом году нет.

Понятное дело, что сбор малины является довольно трудоемким процессом. Но сборщикам платят 500 тенге за килограмм собранной ягоды. На постоянной основе в ТОО работают 15 человек. В прошлом году урожай помогали собирать (естественно, не бесплатно) 50 членов отрядов «Жасыл ел» и 30 студентов Актюбинского регионального госуниверситета имени Кудайбергена Жубанова. Плюс к этому человек 80 из числа местных жителей (из близлежащих поселков). Еще раньше производственную практику проходили студенты Актюбинского высшего сельскохозяйственного колледжа. Но по причине пандемии коронавируса компания лишилась этой помощи лишилось. В этом году на поля выходили только 50-60 человек из числа местных жителей. Но для оптимального сбора урожая необходимо 100-150 человек. В прошлом году где-то 150 сборщиков у нас и было.

«Трудовым мигрантам въезд запрещен, квота на привлечение иностранной рабочей силы сокращена. Местные за не такие уж и большие деньги, как они считают, заниматься кропотливой работой не хотят. И в этом вся проблема. Хотя это была реальная возможность подзаработать во время карантина», – утверждает Данат Шураханов.

Он, как и его коллеги, работающие в сфере растениеводства сельскохозяйственной отрасли, убежден: нужно менять сознание, психологию людей, убрать выплаты, способствующие чисто потребительскому мышлению и образу жизни.

Дорогое удовольствие

«Мы начинали пять лет назад с одного гектара. Потом было 5, 10, 25, теперь 30 гектаров. Мы могли бы и хотели бы расширяться и дальше, довести посадочные площади до 100 гектаров и более. Тем более что продукция востребована. Но все упирается в человеческий фактор – нехватку рабочих рук. Конечно же, нам хотелось механизировать процесс уборки малины при помощи комбайна с дистанционным управлением, который на Всемирной выставке сельхозтехники был признан самым инновационным комбайном в мире. Но его цена около $200 тыс. А вообще, подобная техника с доставкой начинается от $150 тыс. Работать же такой комбайн будет лишь месяц-полтора. 25% субсидирование на покупку сельхозтехники – это, считаю, недостаточно. Должно быть минимум 50%. Но еще было бы лучше, если бы заработала схема через социально-предпринимательские корпорации. СПК закупала бы технику у производителя, а мы бы ее арендовали», – мечтательно рассуждает Данат Шураханов.

И все же господдержка есть

Были проблемы с поливом. Раньше товарищество пользовалось насосом для подачи воды из реки Каргала, что протекает рядом с плантацией, мощностью 100 кубометров в час. Этого было недостаточно. Благодаря меморандуму, подписанному акиматом области с Европейским банком реконструкции и развития, предприятие заключило долгосрочный договор с облфилиалом РГП «Казводхоз». В его рамках хозяйству переданы в доверительное управление три новых насоса мощностью 400 кубометров воды в час каждый и подстанция. Товарищество платит «Казводхозу» лишь за потребленную воду.

«Вот такая помощь и должна быть от государства, чтобы мы не брали кредиты под огромные проценты. Для сельского хозяйства это слишком дорогое удовольствие», – рассуждает директор ТОО.

А как там, за кордоном?

Стоит отметить, что в этом году на актюбинском рынке активно реализовывались черная смородина и малина из Кыргызстана. Цена ягоды на оптовом рынке составляла 1400 и 2200 тенге за килограмм соответственно. Черную смородину в промышленных объемах в регионе не выращивают. А вот местную малину непосредственно с поля ТОО «Болат ЛТД» реализовывало по 2000 тенге за килограмм. Но это более 20 километров от Актобе. В село Садовое, где находятся малиновые поля, ходит только один автобус с большим интервалом движения. В самом же областном центре в розничных точках продаж ягода уже реализуется по 2500 тенге за 800-граммовый контейнер. А это 3125 тенге за килограмм.

Почему же происходит так, что продукция из соседней республики с большим логистическим плечом стоит дешевле местной или находится примерно в одной ценовой категории?

«Сегодня производство малины активно внедряется в Кыргызстане. Страна находится в высокогорье – более половины ее территории располагается на высотах от 1000 до 3000 м над уровнем моря. Летом там постоянная температура 27-29 градусов по Цельсию. Ранняя весна и поздняя осень, воды с горных склонов Тянь-Шаня много. Земледельцы работают сами, никого не приглашают – местных рабочих ресурсов хватает. И сейчас в аулах переходят на малину и перестают сажать персики и абрикосы, которые растут Ферганской долине. Почти вся ягода уходит на экспорт. В Польше самое большое малиновое поле – 5 га. В Российской Федерации (Краснодарский край) – 20 гектаров. А в Кыргызстане – 300 га. Это самые крупные плантации в мире. Киргизские аграрии уже завалили малиной рынки России и завоевывают Казахстан. Большие объемы, хорошая урожайность – как следствие, более низкая себестоимость. Мы также можем увеличить посадочные площади, получать больший объем продукции, снизить себестоимость, но нужны рабочие руки», – рассуждает Данат Шураханов.

Ягода-малина нас к себе манила

Сезон завершен в конце сентября. Удалось собрать 85% урожая. По скромным подсчетам, это 35 тонн малины. Ягода реализовывалась как в свежем, так и в переработанном виде – варенье. Пока стоит теплая погода, еще можно собирать малину, так как это ремонтантные сорта. Планируется до холодов заготовить в общей сложности около 25 тонн малинового варенья. Кстати, цех по переработке ягоды мощностью три тонны в сутки находится непосредственно возле поля. Здесь варят варенье-пятиминутку.

«Щадящая технология варки позволяет сохранить все ценные, полезные и целебные свойства. Собственно, поэтому ее и выбрали. В прошлом году варенье реализовывалось через торговые сети. Но недолго оно стояло на полках – очень быстро наш сладкий товар раскупили. Ритейлоры говорили, что необходимо производство поставить на поток, чтобы товар круглый год был представлен на полках. Но нам не хватает сырья. Мы и 300 га посадим – земли хватает. Но пока стоят вопросы: механизация, субсидирование, рабочая сила. Продукт востребованный, в принципе, экспортно ориентрованный. Покупатель его оценил. В сентябре возили малину и варенье на ярмарку в Нур-Султан – ушли на ура. Были поставки в Атырау и Уральск. В прошлом году отправили партию малины и варенья в Оренбург – все влет прямо с машины ушло. Учитывая, что коронавирус и пневмония гуляют по планете, малиновое варенье – это сладкое и вкусное лекарство. Несмотря на негативные факторы, усугубившиеся пандемией Covid-19, мы в будущее смотрим с оптимизмом. Так как знаем и верим: малиновый тренд только начинает набирать обороты», – резюмировал директор, надеясь, что в правительстве и министерстве сельского хозяйства учтут их предложения.

Семен Данилов


Подписывайтесь на Telegram-канал Atameken Business и первыми получайте актуальную информацию!