/img/tv1.svg
RU KZ
Цифры не «бьют»: достоверно неизвестно о ситуации на рынке труда

Цифры не «бьют»: достоверно неизвестно о ситуации на рынке труда

Реальное число самозанятых гораздо выше официальных данных: правительство не владеет ситуацией, сообщили в центре прикладных исследований «ТАЛАП».

11:01 02 Март 2018 3128

Цифры не «бьют»: достоверно неизвестно о ситуации на рынке труда

Автор:

Татьяна Батищева

Согласно официальной статистике, из девяти миллионов трудоспособного населения занятыми считаются 8,6 миллиона человек, и порядка 400 тысяч остаются неохваченными рынком труда. В структуре занятых 6,5 миллиона человек – наемные работники,  еще 2,1 миллиона  человек относят себя к самозанятым.

Безработные и самозанятые формируют так называемую группу риска – людей с непостоянным или с низким доходом. Нормативы разделяют их на непродуктивных самозанятых, неформально занятых наемных работников и на безработных (часть неактивного населения, которая выпала из рабочей силы, но готова работать). По официальным оценкам, в категорию риска попадает миллион человек из девятимиллионного экономически активного населения.

Поясним, что статус самозанятых – абсолютно домашнее изобретение и включает в себя работников семейных предприятий; лиц, работающих на индивидуальной основе без найма работников; членов производственных кооперативов; работодателей. В мировой практике эти категории выделены в отдельные группы, понятия «самозанятые»  нигде в мире больше  нет. И тем более наша собственная инициатива  – разделение самозанятых на непродуктивных и продуктивных. Критерием продуктивности является доход свыше 28 тысяч тенге в  месяц, и насколько правилен подход к определению – поле для дискуссии, полагают экономисты.

Проблема самозанятых – одна из самых острых в обществе и в экономике. Как недавно отмечала  бывший министр труда и социальной защиты Тамара Дуйсенова, собираемость налогов у самозанятых составляет лишь 2%. Они фактически не перечисляют деньги в пенсионный фонд  и в фонды медицинского и социального страхования. Затраты по их лечению, пособиям и по будущей пенсионной поддержке фактически ложатся на бюджет, хотя категория самозанятых не является социально уязвимой. Соответственно, неформально занятые казахстанцы нуждаются в легализации, и профильное министерство вступает за изменения в законодательстве по рынку труда – получить право применять фискальные меры для стимуляции граждан показывать доход и платить налоги.

Центр «ТАЛАП» презентовал исследование «Актуальные вопросы рынка труда Казахстана», в котором проанализировал рынок труда и пришел к неожиданным выводам. Хотя официальная статистика формируется по мировым стандартам и вполне легитимна, другие базы данных показывают иную картину на рынке труда. Согласно данным исследования, в группу риска попадает от 2,2 миллиона до 3,4 миллиона человек, или от 24% до 37% экономически активного населения страны. Это существенные цифры и существенное отклонение от официальных данных.

Разрыв в данных обозначили несколько источников. Во-первых, в начале прошлого года

министерство труда и социальной защиты провело подворовой обход, фактическую перепись большой группы населения. Обход показал, что разные государственные структуры дают отличные друг от друга данные по безработным и самозанятым.

Например, в IV квартале 2017 года комитет по статистике  путем статистического обследования  получил 439 тысяч безработных. Центры занятости акиматов через регистрацию и учет насчитали за этот же период 129 тысяч безработных, а министерство труда и социальной защиты через подворовой обход – 258 тысяч человек.

Неформально занятые у статистиков и министерства тоже не совпадают: 382 тысячи человек насчитывает статистика, обход показывает 1,5 миллиона человек. Непродуктивно самозанятых у комитета по статистике получилось 256 тысяч человек, по итогам подушевого обхода – порядка  1,1 миллиона человек.

Идентичная картина по безработным. В центрах занятости зарегистрировано 129 тысяч безработных, по итогам обхода – 258 тысяч человек, по данным статистики – уже 439 тысяч человек. 

Как отмечают эксперты, официальные данные  рассчитываются в соответствии с мировыми стандартами и вполне легитимны. Проблема – в однобокости исследуемых баз данных. Например, статистика по самозанятым формируется на опросах населения, а не по данным ЕНПФ и Государственного фонда социального страхования (ГФСС). По данным ЕНПФ, при общем числе занятых в 6,3 миллиарда человек число вкладчиков, сделавших 12 взносов за 2016 год, составляет 1,4 миллиона человек.  Вкладчиков, сделавших хотя бы один взнос, – 5,8 миллиона человек. Получается, что часть безработных скрыта в неактивной части населения.

Другая проблема запутанной статистики – в отсутствии внятных инструментов формализации самозанятых. Высокая нагрузка на фонд оплаты труда никак не толкает самозанятых показывать доходы и через них учитываться в той или иной группе занятости. И до сих пор не понятно, какие изменения предлагаются в налоговой политике для формализации этой части населения. 

Министр труда и социальной защиты населения Мадина Абылкасымова на заедании правительства в феврале сообщила, что «будут предусмотрены меры налогового стимулирования при выходе самозанятых из тени и упрощения налогового администрирования. В свою очередь министр национальной экономики Тимур Сулейменов тогда же, в феврале заявил, что нужно стимулировать переход людей, не имеющих постоянного источника заработка, в «светлый» сектор экономики, чтобы они платили пенсионные взносы (10%), либо предусмотреть для них условный фиксированный платеж: 10-15 тысяч тенге в месяц. 

Есть еще и технические моменты. Так, официальная статистика фиксирует снижение числа самозанятых лиц. В I квартале 2016 года непродуктивно самозанятые сократились сразу на 213 тысяч человек. Интересно то, что почти на это же количество увеличились лица, не входящие в состав рабочей силы.

В «ТАЛАП» ситуацию связали с изменением методики подсчета.

«Мы подозреваем, что произошло очень серьезное изменение методологии, и приличная статистика по самозанятым может объясняться тем, что из-за пересчетов растут другие категории. Причем до конца не понятно, какие категории могут быть отнесены к новым категориям, – поделился сомнениями  руководитель центра «ТАЛАП» Рахим Ошакбаев. – В 2016 году по новой методике Минтруда большая часть «непродуктивно самозанятых», не вставшая на официальный учет в качестве безработных, была отнесена к «неактивным», что позволило сохранить общий уровень безработицы в 5,1% вместо роста до 6,4%».

Что касается безработных, то разночтения в их количестве – отсутствие детального изучения вопроса и интеграции баз данных заинтересованных министерств. Исследование отмечает, что не все безработные обращаются в центры занятости, хотя ищут работу. Комитет по статистике выяснил, что основными способами поиска работы в IV квартале 2017 года оказались: обращение за помощью к друзьям или родственникам – им воспользовались 247 тысяч человек; на втором месте – поиск работы через Интернет, к нему прибегли 221 тысяча человек; 186 тысяч человек сами размещали объявления в открытых источниках. Лишь 53 тысячи человек обращались в центры занятости.

Анализируя рынок труда, в «ТАЛАП» называют ключевые проблемы в сборе и анализе данных. Во-первых, требование отмечаться не реже раза в 10 рабочих дней в центре занятости является препятствием для регистрации безработных. «ТАЛАП» предлагает пересмотреть требования с учетом наступающей цифровизации и перевести регистрацию в онлайн.

Во-вторых, разделение самозанятых на продуктивных и непродуктивных на основе ниже или выше прожиточного минимума не отражает реальную ситуацию. Предлагается использовать в качестве основного критериия продуктивной самозанятости регистрацию и осуществление деятельности в рамках ИП.

В-третьих, отсутствуют достоверные данные о численности наемных работников, занятых неформально и на минимальную зарплату. Предлагается открыть обезличенные данные ЕНПФ и ГФСС для анализа, и на их основе формировать статистику по неформальной занятости.

В-четвертых, отсутствует статистика по потенциальной рабочей силе, тех, кто никогда не был ни занятым, ни безработным, но готов работать. По мнению экспертов «ТАЛАП», в рамках обследования следует формировать более детальные данные о причинах такой неактивности.

Ну и, конечно, исследование делает выводы. Вывод первый: достоверно неизвестно, какая ситуация на рынке труда. Вывод второй: условная группа риска – люди с низким доходом и без социальной поддержки составляют 1/3 рабочей силы. Вывод третий: ни общество, ни правительство не имеют понимания о государственной политике в сфере занятости, которая сейчас сводится к учету и регистрации самозанятых. Вывод четвертый: действующая система налогообложения максимально дестимулирует формализацию трудовых отношений. В 2017 году совокупные налоги составляли 32%, к 2020 году они вырастут до 38%.

Необходимо уйти от практики контроля, выявления и наказания – к пониманию того, что требуется для создания эффективного рынка труда, и создать для этого комфортные условия.

Татьяна Батищева

Казахстанские безработные «опустошили» казну на 150 миллионов

Электронная биржа труда, заработавшая в РК с января 2018 года, может значительно расширить свою географию.

22 Февраль 2018 14:24 14338

«Все идет к тому, что у нас будет единая электронная онлайн-площадка, и люди смогут находить себе работу не только на территории Казахстана, но и на территории стран ЕАЭС», – сообщил вице-министр труда и соцзащиты Нуржан Альтаев, подводя итоги первых месяцев работы нового казахстанского онлайн-портала enbek.kz.

Но если создание единой биржи труда на Евразийском пространстве всего лишь вопрос времени, электронная биржа труда в Казахстане уже реальность. Правда, не дешевая – на поддержку и развитие портала из бюджета ежегодно планируется затрачивать более 150 миллионов тенге.

Зато эффект налицо, уверили в Минтруда. По данным ведомства, только за январь этого года на онлайн-площадке по трудоустройству, разработчиком которой выступило само министерство, было зарегистрировано свыше 50 тысяч резюме от соискателей и более 30 тысяч вакансий от работодателей. Большая активность потенциальных работников отмечена из Южно -Казахстанской области – жители этого региона оставили на сайте уже более 15 тысяч резюме. Тогда как большинство вакансий поступает на портал от работодателей Астаны и Алматы. К слову, минимальное количество соискателей отмечено из Акмолинской, Атырауской и Мангистауской областей, примерно по 2000 резюме из каждого региона.

Особой популярностью у работодателей, уточнили в Минтруда, пользуются: подсобный рабочий (1695), воспитатель (406), водитель автомобиля (405), уборщик производственных и служебных помещений (378), медсестра/медбрат (335), помощник воспитателя (286). Тогда как среди соискателей оказалось: 8406 подсобных рабочих, 2542 социальных работника, 1022 юриста, 840 водителей и 805 уборщиков территорий. 

По словам Нуржана Альтаева, благодаря электронной бирже труда, которая работает всего пару месяцев, около 18 тысяч казахстанцев уже нашли себе работу. Во многом благодаря тому, что к порталу были подключены все 199 государственных центров занятости, 34 частных агентства по трудоустройству и четыре сайта по поиску работы, как hipo.kz, market.kz, rabota.nur.kz, zarplata.kz.

Электронная биржа труда, отметил чиновник, даст возможность частным кадровым агентствам использовать базу данных портала для осуществления своей коммерческой деятельности, а государственным центрам занятости населения поможет трансформироваться в эффективные HR-службы. Если сегодня они работают в формате госучреждений, получая фиксированный оклад в размере 80000-120000 тенге, вне зависимости от проделанной работы, то с нынешнего года система изменится. Сотрудники государственных центров занятости будут получать зарплату за количество трудоустроенных людей, по принципу «чем больше результат, тем больше зарплата».

Более того, министерство труда и соцзащиты пообещало устроить в сфере услуг по трудоустройству жесткую конкуренцию, введя в игру на правах аутсорсинга частные агентства занятости. Их финансирование, уточнил вице-министр труда, также будет заависеть от результатов работы. По словам Нуржана Альтаева, расчеты на сегодняшний день уже ведутся, но тариф пока не утвержден.

В том виде, в котором сегодня работают государственные центры занятости, отметил чиновник, они оставаться больше не могут. Об этом говорит и официальная статистика: из 2,2 миллиона человек, которые постоянно находятся в движении, меняют работу, впервые устраиваются, уходят с рынка труда, государственными службами занятости охватывается только 10%. Тогда как 1,7 миллиона человек трудоустраиваются самостоятельно. Правда, не всегда по своей профессии.

По словам президента АО «Центр развития трудовых ресурсов» Даулета Аргандыкова, это следствие недостаточной информированности населения о бесплатных и эффективных инструментах трудоустройства.  

«Симметрия информации на рынке труда, согласно исследованиям McKinsey & Company, ежегодно ведет к потере более 2% роста мирового ВВП, который мог быть достигнут при равновесном рынке труда, то есть при полном соответствии трудовых ресурсов и рабочих мест», – прокомментировал глава центра, сославшись на исследования зарубежных консультантов.

Но при этом добавил: активное использование онлайн-площадок для трудоустройства населения, по оценке этой же компании, к 2025 году может добавить к мировому ВВП порядка 2,7 миллиона долларов. И электронная биржа труда Казахстана должна сыграть в этом хоть и маленькую, но все же роль.

Алина Альбекова

«Пишите в закон»

Депутаты рекомендовали министру труда законодательно закрепить все нормы о частных агентствах занятости.

21 Февраль 2018 17:31 4522

Фото: primeminister.kz

На пленарном заседании в среду депутаты мажилиса одобрили в первом чтении поправки в законодательство по вопросам занятости и миграции населения. Представляла законопроект недавно назначенная министром труда и социальной защиты населения Мадина Абылкасымова, что депутаты отметили особо. 

«Мадина Ерасыловна сегодня впервые, поэтому от имени всего депутатского корпуса поздравляем Вас и желаем вам успехов», – поприветствовал министра председатель мажилиса Нурлан Нигматулин. 

Разработанные поправки направлены на реформирование центров занятости населения, создание единой онлайн-платформы и разграничение полномочий между госорганами. 

В частности, пояснила г-жа Абылкасымова, упрощены процедуры, связанные с обращением за содействием в трудоустройстве.

«Лица, ищущие работу, могут обратиться не только в центры занятости через веб-портал электронного правительства, как предусматривает действующий порядок, но и посредством госкорпорации «Правительство для граждан». Для ускорения процедур трудоустройства безработным устанавливается срок в течение трёх рабочих дней уведомить центр занятости о согласии или отказе от предложенной работы посредством информационно-коммуникационных технологий или абонентских устройств сети сотовой связи», – объяснила она. 

Также предлагается расширить предусмотренные законом возможности для студентов и учащихся старших классов «участвовать в общественных работах не только в период летних каникул, но и в свободное от учёбы время, как это разрешено Трудовым кодексом».

Для снятия дополнительной нагрузки с работодателей в части излишней отчётности и документирования предлагается исключить из обязанностей предоставлять сведения о количестве прошедших профессиональную подготовку, переподготовку и внутрипроизводственное обучение. Соответственно, исключается ответственность работодателей за неисполнение вышеуказанной нормы закона. 

«Главой государства поручено реформировать центры занятости населения и создать единую онлайн-платформу по всем вакантным рабочим местам и всем населённым пунктам. В этих целях предусматривается создание государственного интернет-ресурса «Биржа труда», под которым понимается электронный информационный ресурс, содержащий базу рынка труда, функционирующую в сети Интернет. Данный интернет-ресурс представляет собой единую онлайн-площадку по всей республике, содержащую информацию о соискателях и работодателях. При этом законопроектом закрепляется возможность для центров занятости заключать с частными агентствами занятости договор об аутсорсинге услуг в сфере занятости населения», – объяснила министр. 

При этом законопроектом предусматриваются функции по разработке и утверждению методики формирования тарифов на услуги в сфере занятости населения, оказываемых за средства госбюджета, перечня услуг, предлагаемых в рамках аутсорсинга услуг в сфере занятости населения. Центры занятости населения будут осуществлять аутсорсинг услуг в сфере занятости услуг в порядке, определяемом министерством.

Именно эта часть поправок и вызвала особый интерес депутатов. Как отслеживать эффективность выделяемых средств для частных агентств занятости и кто будет этим заниматься – на этот вопрос мажилисмены не нашли ответа в законопроекте и спросили у министра. 

«В рамках законопроекта мы предусмотрели норму, что министерством будет утверждаться порядок контроля мониторинга за расходованием средств и использование их частными агентствами занятости. Мы считаем, что очень важно в рамках данных правил установить конкретные показатели эффективности деятельности для этих агентств. Прежде всего, это будет норма по трудоустройству, которая будет подтверждаться конкретным трудовым договором, это должна быть легальная длительная трудовая деятельность, должна подтверждаться обязательными пенсионными отчислениями, которые мы сможем отследить», – объяснила г-жа Абылкасымова. 

Такой подход категорически не устроил председателя мажилиса.

«В законе необходимо предусмотреть норму, что договоры аутсорсинга, которые должны содержать конкретные индикаторы, и частные агентства, коль мы допускаем их на этот рынок, должны обеспечить их выполнение и нести ответственность, – твердо заявил г-н Нигматулин. – Потому что в бюджете предусмотрены большие финансовые средства. Бюджетные средства выделяются для того, чтобы людям приносить пользу, чтобы люди почувствовали конкретный результат. А не так, чтобы выделили деньги, потратили, отчитались, и никто не получил конкретной помощи. Чтобы это было больше подконтрольно, и вашему органу будет легче, вы в этом, вообще-то, должны быть заинтересованы первой. Эту норму нужно прописать в законе, а не просто приказом министра. Сегодня один приказ, завтра другой приказ, а там, на земле, что называется, люди не знают, где ориентироваться, правила меняются каждый день. А так и искушения меньше будет лезть с этими изменениями». 

Ирина Севостьянова