/img/tv1.svg
RU KZ
Эльдар Жумагазиев: «Зачем нам дипломированные безработные?»

Эльдар Жумагазиев: «Зачем нам дипломированные безработные?»

НПП «Атамекен» попросила у министерства труда и соцзащиты 36 миллиардов тенге.

12:19 19 Февраль 2018 30919

Эльдар Жумагазиев: «Зачем нам дипломированные безработные?»

Автор:

Алина Альбекова

Фото: atameken.kz

Из 2,1 миллиона самозанятых казахстанцев, согласно официальной статистике, более миллиона человек имеют только школьное образования. Из более чем 400 тысяч безработных 28 тысяч человек пребывают в этом статусе более трех лет, тогда как 119 тысяч казахстанцев и вовсе никогда не работали.

Отсутствие навыков порождает безработицу
Реальная ситуация по стране, по словам заместителя председателя правления национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Эльдара Жумагазиева, выходит далеко за рамки официального уровня безработицы.

«Вот на примере одного колледжа – по трем специальностям там оказалось нулевое трудоустройство. А ведь по ним выделяются гранты и обучаются в течение трех-четырех лет. Все из-за того, что сегодня нет реального анализа востребованных профессий. У нас есть методика, которую мы ранее уже презентовали министерству. Мы посмотрели макроэкономику Акмолинской области, а также существующие и перспективные отрасли. Потому что была практика, когда область продавала на экспорт руду, а потом покупала производные из нее у России. Примеряя все полученные данные на существующие учебные заведения, уточняли, готовят ли они таких специалистов, и предлагали переформатировать подготовку. Зачем выпускать дипломированных безработных?» – высказал он свою точку зрения.

По мнению представителя палаты предпринимателей, профессиональные навыки сегодня главнее диплома и профессии. В НПП намерены в ближайшее время создать рейтинг депозитарий. Эльдар Жумагазиев уверен: этот инструмент станет хорошим ориентиром для системы образования, точнее, для формирования новых современных образовательных программ, а также хорошим инструментом для министерства труда в части обеспечения занятости населения.

В настоящее же время совместно с объединениями работодателей определяется 550 основных профессий, востребованных в отраслях экономики.

«До 2020 года стоит задача разработать по ним современный профессиональный стандарт с четким закреплением навыков и компетенций. Разработаны и будут внедрены с 2019 года 70 профстандартов, а до конца года будет разработано еще 230 профстандартов. На основе них будут обновлены образовательные программы, направленные на освоение новых трудовых функций, квалификаций и компетенций», – отметила министр труда и соцзащиты Мадина Абылкасымова.

В министерстве также напомнили: в 2017 году по всей стране была внедрена национальная система квалификации на основе европейской модели. А с этого года был разработан новый, более детальный классификатор занятий, который включает в себя 1274 детализированных профессии взамен 426 укрупненных. Его введение позволит проводить качественный анализ рынка труда, а также прогнозировать потребность в разрезе узких специальностей.

Кроме того, как уточнили в ведомстве, на сегодняшний день более 21 тысячи молодых людей охвачены бесплатным техническим образованием, а 72 тысячи человек проходят краткосрочное профессиональное обучение востребованным профессиям. Причем из завершивших обучение около 60%, или 40 тысяч человек, уже трудоустроены. А в целях подготовки кадров с техническим профобразованием, учитывая потребности рынка, еще порядка 90 тысяч граждан, преимущественно молодых людей, будут направлены на обучение по востребованным на рынке труда профессиям.

В МСБ самая дешевая рабочая сила
А в целях повышения доходов и содействия продуктивной занятости населения в 2017 году и вовсе начата реализация новой программы продуктивной занятости и массового предпринимательства до 2021 года, на реализацию которой из бюджета было выделено 85,3 миллиарда тенге. Благодаря этому, уточнили в министерстве, мерами занятости только за прошлый год было охвачено более полумиллиона граждан, из которых около 70%, или 300 тысяч, безработных и самозанятых трудоустроены на постоянные рабочие места.

Помимо этого, в 2017 году выдано 7217 микрокредитов, из которых 57% направлено на реализацию стартап-проектов. В результате 4123 человека открыли собственное дело.

«В целях расширения доступности кредитов был введен механизм гарантирования – до 80% для начинающих и до 50% для действующих предпринимателей. В прошлом году гарантию получили 420 участников программы», – уточнила министр труда и социальной защиты Мадина Абылкасымова.

Одной из программ по развитию массового предпринимательства стала инициированная нацпалатой программа «Bastau Бизнес» по обучению населения основам предпринимательства и поддержке перспективных бизнес-проектов. Только за прошлый год предпринимательским навыкам в рамках нее было обучено 15000 человек, из которых более 8000 защитили свои бизнес-проекты, а 3314 человек получили микрокредиты.

В текущем году по программе «Bastau Бизнес» предполагается обучить еще 30 тысяч человек за счет госбюджета. Правда, на сегодняшний день из бюджета выделено лишь 50% средств на обучение 15 тысяч человек, или 1,2 миллиарда тенге. В НПП намерены добиваться дополнительного финансирования.

«Мы понимаем: если в среднем мы обучим до конца года 30 тысяч, из них только 18 тысяч защитят свои бизнес-проекты. Средний чек проекта составляет где-то два миллиона тенге, и примерно по индустриальной карте можно трудоустроить 54 тысячи человек. Себестоимость одного рабочего места по этим картам составляет 173 миллиона тенге, а по развитию малого и среднего бизнеса всего 700 тысяч тенге. Разница в 250 раз. Получается, в МСБ самая дешевая рабочая сила, благодаря чему можно потратить меньше государственных денег, но при этом трудоустроить огромное количество людей. Но для того, чтобы эти 18 тысяч человек защитили свои проекты и получили заемные средства, мы просим министерство выделить дополнительно 36 миллиардов тенге», – разъяснил представитель палаты предпринимателей.

Мадина Абылкасымова пообещала внести конкретные предложения по перераспределению бюджета в рамках его уточнения. Заметив при этом, что эффективные меры должны работать.

В качестве доказательства эффективности программы в пример Эльдар Жумагазиев привел Катон-Карагайский район Восточно-Казахстанской области, где в настоящее время работает сразу несколько программ, включая «Агрокомпетенции» и «Дорожную карту бизнеса –2020». По данным НПП, из 25700 жителей района, исключая 7000 домохозяек, более 7000 человек там являются самозанятыми, 1630 сельчан объединились в сельхозформирования, а 11 – в сельскохозяйственные кооперативы. Район является донором для ближайших центров, так как объем производства молока там в семь раз превышает объем потребления, а объем производства мяса – в три раза. Продукция вывозится в Зыряновск, Усть-Каменогорск и Алматы. А панты маралов и вовсе экспортируются в Южную Корею. Около 13% от всех личных подсобных хозяйств этого района, отметили в нацпалате, вовлечены в экономический оборот и имеют твердый постоянный доход.

«Если поставить цель довести нынешний показатель до 150%, обучая в год до 37% домохозяйств, или 2200 личных подсобных хозяйств, мы сможем «прогнозно» поднять экономику данного района на 120% уже в этом году. Однако ресурсов действующих программ сегодня достаточно только для обучения 400 человек. Для обучения оставшихся 1800 человек с возможным дальнейшим финансированием необходима организационная финансовая поддержка местных исполнительных органов и увеличение планов по обучению в рамках этих программ. Я думаю, что подобное масштабирование позволит обеспечить постоянным доходом до 360 тысяч самозанятых», – поделился он своим мнением.  

Программа «Bastau Бизнес», по его словам, не только обучает, но и предлагает траекторию бизнес-роста для каждого своего выпускника. Так, одна из участниц – женщина 52 лет, защитившая свой проект и получившая кредит на 3,8 миллиона тенге под 6% годовых, закупила 10 голов крупного рогатого скота. Получая в день примерно 135 литров молока и ежемесячный доход в 264 тысячи тенге, она окупила взятый кредит всего за девять месяцев. Консультанты программы предложили ей приобрести аппарат по производству сыра и продавать Зыряновскому маслозаводу, благодаря чему ежемесячный доход предпринимательницы повысился до 440 тысяч тенге. Следующим этапом, по словам Эльдара Жумагазиева, должно стать кооперирование сельхозпроизводителей.

«Народ, не скрывая, говорит: если им просто так давать деньги, они их истратят, и просят вместо этого дать знания, помочь со стартом. Для примера, мы съездили в самый активный район страны – Сарыагашский, где сконцентрировано около 90% теплиц Казахстана. Там люди не знают, как делать добавленную стоимость. А ведь это самый активный район. Это реальная проблема. Если мы не поможем этим людям, они будут пять-десять лет по одной траектории ходить», – отметил он.

Предприниматели хотят в Шымкент
Для того чтобы выяснить реальную ситуацию по малому и среднему бизнесу в районных центрах, НПП «Атамекен» провела скрининг двух районов – Сарыагашского и Мактааральского с общим населением в 740 тысяч человек. Результаты, уточнил представитель нацпалаты, показали пятикратную разницу по количеству безработных между результатами официальной статистики и скрининга. При этом, несмотря на то, что у многих безработных не оказалось дипломов, у всех были выявлены навыки в 40 различных направлениях. Помимо этого, скрининг показал: около 90% безработных получают теневой доход и не скрывают этого. Больше двух тысяч предпринимателей оказались незарегистрированными, обеспечивая при этом работой в четыре раза больше людей, чем показывает официальная статистика. Но самое главное, в ходе исследования было выявлено 47 ниш для бизнеса, куда можно было бы трудоустроить до 10% безработных сельчан.

Результаты скрининга также показали сильный миграционный потенциал среди предпринимателей. Более 460 предпринимателей готовы переехать из Сарыагаша: 76% хотели бы перебраться в Шымкент, 1% – в Россию, 0,5% – в Астану и 22% домохозяйств готовы переехать в северные регионы для получения жилья, работы и доступного финансирования.

«Мы просим провести аналогичный скрининг в населенных пунктах Южно-Казахстанской области, где очень большая скученность людей на небольшой территории, с целью выявления зон риска безработного и самозанятого населения, непродуктивно занятой молодежи и экономически активного населения с низким денежным доходом. Просим сформировать повестку по миграции трудовых ресурсов из южных регионов страны в трудодефицитные регионы севера. Для этого предлагаем переселять жителей единым сообществом, без разделения людей в разные населенные пункты. Вот история была, когда 200 семей переселили, их просто размазали по области. В итоге 130 семей переехали обратно на юг. Они сами говорят, что потеряли привычный социально-культурный быт и родственные связи, а они привыкли общаться», – обратился Эльдар Жумагазиев к министру труда и соцзащиты.

Отметим, в 2017 году правительством принята новая концепция миграционной политики до 2021 года и план по ее реализации. Для обеспечения трудодефицитных регионов рабочей силой, устранения региональной диспропорции и демографического дисбаланса запланировано добровольное переселение порядка 9000 человек и предоставление субсидий на возмещение затрат для работодателей, которые трудоустроят переселенцев на постоянную работу. В результате за прошлый год в северные регионы переехало 408 семей, или 1600 человек, из которых порядка 65% переселились в сельские округа, порядка 30% переехали в районные центры и моногорода, а 5% предпочли перебраться в областные центры.

В этом году программа дополнится новыми инструментами стимулирования работодателей – субсидированием оказывающих содействие добровольному переселению граждан и предоставлением безвозмездных грантов на реализацию новых бизнес идей. Эти меры, уверены в министерстве, позволят охватить в текущем году порядка 571 тысячи человек, в том числе трудоустроить на постоянные рабочие места более 300 тысяч безработных и самозанятых. Предполагается, что в 2018 году порядка 7,5 тысячи граждан получат микрокредиты, а более чем 3000 граждан из числа социально уязвимых групп получат безвозвратные гранты.

Помимо этого, концепция направлена на совершенствование механизмов привлечения квалифицированной иностранной рабочей силы, а также возвращение на родину этнических казахов, проживающих за рубежом. С 1 января 2017 года внедрены новые подходы по упрощению механизмов привлечения иностранной рабочей силы. Была введена платная система выдачи разрешений, согласно которой для получения разрешения работодатель платит налоговый сбор, ставки которого устанавливаются в коридоре от 137 до 250 МРП (1 месячный расчетный показатель = 2405 тенге) в зависимости от квалификации. В целом разрешения выдаются в сжатые сроки. Если раньше вся процедура занимала около месяца, то сегодня решения принимаются в течении семи рабочих дней. В результате по итогам 2017 года порядка 3,5 тысячи работодателей получили 21 тысячу разрешений на привлечение иностранной рабочей силы, а в местные бюджеты дополнительно поступило до девяти миллиардов тенге. К слову, в прошедшем году в сфере миграции произошли институциональные изменения с перераспределением полномочий между центральными госорганами. Так, министерству труда были переданы функции по формированию государственной политики в сфере миграции населения, а функции в области межведомственной координации и реализации государственной политики отнесены к компетенции министерства внутренних дел.

Представитель палаты предпринимателей отметил, что в ходе реализации программ по всему Казахстану в НПП пришли к выводу о несостоятельности планов развития территорий и предложили переформатировать их, предварительно определив перспективные ниши для бизнеса и реальные потребности работодателей, а также рассмотреть в этих планах образовательные программы, как «Bastau Бизнес», «ДКБ-2020» и «Агрокомпетенции», в качестве реального инструмента борьбы с безработицей и развития массового предпринимательства.

Алина Альбекова

Цифры не «бьют»: достоверно неизвестно о ситуации на рынке труда

Реальное число самозанятых гораздо выше официальных данных: правительство не владеет ситуацией, сообщили в центре прикладных исследований «ТАЛАП».

02 Март 2018 11:01 3142

Согласно официальной статистике, из девяти миллионов трудоспособного населения занятыми считаются 8,6 миллиона человек, и порядка 400 тысяч остаются неохваченными рынком труда. В структуре занятых 6,5 миллиона человек – наемные работники,  еще 2,1 миллиона  человек относят себя к самозанятым.

Безработные и самозанятые формируют так называемую группу риска – людей с непостоянным или с низким доходом. Нормативы разделяют их на непродуктивных самозанятых, неформально занятых наемных работников и на безработных (часть неактивного населения, которая выпала из рабочей силы, но готова работать). По официальным оценкам, в категорию риска попадает миллион человек из девятимиллионного экономически активного населения.

Поясним, что статус самозанятых – абсолютно домашнее изобретение и включает в себя работников семейных предприятий; лиц, работающих на индивидуальной основе без найма работников; членов производственных кооперативов; работодателей. В мировой практике эти категории выделены в отдельные группы, понятия «самозанятые»  нигде в мире больше  нет. И тем более наша собственная инициатива  – разделение самозанятых на непродуктивных и продуктивных. Критерием продуктивности является доход свыше 28 тысяч тенге в  месяц, и насколько правилен подход к определению – поле для дискуссии, полагают экономисты.

Проблема самозанятых – одна из самых острых в обществе и в экономике. Как недавно отмечала  бывший министр труда и социальной защиты Тамара Дуйсенова, собираемость налогов у самозанятых составляет лишь 2%. Они фактически не перечисляют деньги в пенсионный фонд  и в фонды медицинского и социального страхования. Затраты по их лечению, пособиям и по будущей пенсионной поддержке фактически ложатся на бюджет, хотя категория самозанятых не является социально уязвимой. Соответственно, неформально занятые казахстанцы нуждаются в легализации, и профильное министерство вступает за изменения в законодательстве по рынку труда – получить право применять фискальные меры для стимуляции граждан показывать доход и платить налоги.

Центр «ТАЛАП» презентовал исследование «Актуальные вопросы рынка труда Казахстана», в котором проанализировал рынок труда и пришел к неожиданным выводам. Хотя официальная статистика формируется по мировым стандартам и вполне легитимна, другие базы данных показывают иную картину на рынке труда. Согласно данным исследования, в группу риска попадает от 2,2 миллиона до 3,4 миллиона человек, или от 24% до 37% экономически активного населения страны. Это существенные цифры и существенное отклонение от официальных данных.

Разрыв в данных обозначили несколько источников. Во-первых, в начале прошлого года

министерство труда и социальной защиты провело подворовой обход, фактическую перепись большой группы населения. Обход показал, что разные государственные структуры дают отличные друг от друга данные по безработным и самозанятым.

Например, в IV квартале 2017 года комитет по статистике  путем статистического обследования  получил 439 тысяч безработных. Центры занятости акиматов через регистрацию и учет насчитали за этот же период 129 тысяч безработных, а министерство труда и социальной защиты через подворовой обход – 258 тысяч человек.

Неформально занятые у статистиков и министерства тоже не совпадают: 382 тысячи человек насчитывает статистика, обход показывает 1,5 миллиона человек. Непродуктивно самозанятых у комитета по статистике получилось 256 тысяч человек, по итогам подушевого обхода – порядка  1,1 миллиона человек.

Идентичная картина по безработным. В центрах занятости зарегистрировано 129 тысяч безработных, по итогам обхода – 258 тысяч человек, по данным статистики – уже 439 тысяч человек. 

Как отмечают эксперты, официальные данные  рассчитываются в соответствии с мировыми стандартами и вполне легитимны. Проблема – в однобокости исследуемых баз данных. Например, статистика по самозанятым формируется на опросах населения, а не по данным ЕНПФ и Государственного фонда социального страхования (ГФСС). По данным ЕНПФ, при общем числе занятых в 6,3 миллиарда человек число вкладчиков, сделавших 12 взносов за 2016 год, составляет 1,4 миллиона человек.  Вкладчиков, сделавших хотя бы один взнос, – 5,8 миллиона человек. Получается, что часть безработных скрыта в неактивной части населения.

Другая проблема запутанной статистики – в отсутствии внятных инструментов формализации самозанятых. Высокая нагрузка на фонд оплаты труда никак не толкает самозанятых показывать доходы и через них учитываться в той или иной группе занятости. И до сих пор не понятно, какие изменения предлагаются в налоговой политике для формализации этой части населения. 

Министр труда и социальной защиты населения Мадина Абылкасымова на заедании правительства в феврале сообщила, что «будут предусмотрены меры налогового стимулирования при выходе самозанятых из тени и упрощения налогового администрирования. В свою очередь министр национальной экономики Тимур Сулейменов тогда же, в феврале заявил, что нужно стимулировать переход людей, не имеющих постоянного источника заработка, в «светлый» сектор экономики, чтобы они платили пенсионные взносы (10%), либо предусмотреть для них условный фиксированный платеж: 10-15 тысяч тенге в месяц. 

Есть еще и технические моменты. Так, официальная статистика фиксирует снижение числа самозанятых лиц. В I квартале 2016 года непродуктивно самозанятые сократились сразу на 213 тысяч человек. Интересно то, что почти на это же количество увеличились лица, не входящие в состав рабочей силы.

В «ТАЛАП» ситуацию связали с изменением методики подсчета.

«Мы подозреваем, что произошло очень серьезное изменение методологии, и приличная статистика по самозанятым может объясняться тем, что из-за пересчетов растут другие категории. Причем до конца не понятно, какие категории могут быть отнесены к новым категориям, – поделился сомнениями  руководитель центра «ТАЛАП» Рахим Ошакбаев. – В 2016 году по новой методике Минтруда большая часть «непродуктивно самозанятых», не вставшая на официальный учет в качестве безработных, была отнесена к «неактивным», что позволило сохранить общий уровень безработицы в 5,1% вместо роста до 6,4%».

Что касается безработных, то разночтения в их количестве – отсутствие детального изучения вопроса и интеграции баз данных заинтересованных министерств. Исследование отмечает, что не все безработные обращаются в центры занятости, хотя ищут работу. Комитет по статистике выяснил, что основными способами поиска работы в IV квартале 2017 года оказались: обращение за помощью к друзьям или родственникам – им воспользовались 247 тысяч человек; на втором месте – поиск работы через Интернет, к нему прибегли 221 тысяча человек; 186 тысяч человек сами размещали объявления в открытых источниках. Лишь 53 тысячи человек обращались в центры занятости.

Анализируя рынок труда, в «ТАЛАП» называют ключевые проблемы в сборе и анализе данных. Во-первых, требование отмечаться не реже раза в 10 рабочих дней в центре занятости является препятствием для регистрации безработных. «ТАЛАП» предлагает пересмотреть требования с учетом наступающей цифровизации и перевести регистрацию в онлайн.

Во-вторых, разделение самозанятых на продуктивных и непродуктивных на основе ниже или выше прожиточного минимума не отражает реальную ситуацию. Предлагается использовать в качестве основного критериия продуктивной самозанятости регистрацию и осуществление деятельности в рамках ИП.

В-третьих, отсутствуют достоверные данные о численности наемных работников, занятых неформально и на минимальную зарплату. Предлагается открыть обезличенные данные ЕНПФ и ГФСС для анализа, и на их основе формировать статистику по неформальной занятости.

В-четвертых, отсутствует статистика по потенциальной рабочей силе, тех, кто никогда не был ни занятым, ни безработным, но готов работать. По мнению экспертов «ТАЛАП», в рамках обследования следует формировать более детальные данные о причинах такой неактивности.

Ну и, конечно, исследование делает выводы. Вывод первый: достоверно неизвестно, какая ситуация на рынке труда. Вывод второй: условная группа риска – люди с низким доходом и без социальной поддержки составляют 1/3 рабочей силы. Вывод третий: ни общество, ни правительство не имеют понимания о государственной политике в сфере занятости, которая сейчас сводится к учету и регистрации самозанятых. Вывод четвертый: действующая система налогообложения максимально дестимулирует формализацию трудовых отношений. В 2017 году совокупные налоги составляли 32%, к 2020 году они вырастут до 38%.

Необходимо уйти от практики контроля, выявления и наказания – к пониманию того, что требуется для создания эффективного рынка труда, и создать для этого комфортные условия.

Татьяна Батищева

Казахстанские безработные «опустошили» казну на 150 миллионов

Электронная биржа труда, заработавшая в РК с января 2018 года, может значительно расширить свою географию.

22 Февраль 2018 14:24 14378

«Все идет к тому, что у нас будет единая электронная онлайн-площадка, и люди смогут находить себе работу не только на территории Казахстана, но и на территории стран ЕАЭС», – сообщил вице-министр труда и соцзащиты Нуржан Альтаев, подводя итоги первых месяцев работы нового казахстанского онлайн-портала enbek.kz.

Но если создание единой биржи труда на Евразийском пространстве всего лишь вопрос времени, электронная биржа труда в Казахстане уже реальность. Правда, не дешевая – на поддержку и развитие портала из бюджета ежегодно планируется затрачивать более 150 миллионов тенге.

Зато эффект налицо, уверили в Минтруда. По данным ведомства, только за январь этого года на онлайн-площадке по трудоустройству, разработчиком которой выступило само министерство, было зарегистрировано свыше 50 тысяч резюме от соискателей и более 30 тысяч вакансий от работодателей. Большая активность потенциальных работников отмечена из Южно -Казахстанской области – жители этого региона оставили на сайте уже более 15 тысяч резюме. Тогда как большинство вакансий поступает на портал от работодателей Астаны и Алматы. К слову, минимальное количество соискателей отмечено из Акмолинской, Атырауской и Мангистауской областей, примерно по 2000 резюме из каждого региона.

Особой популярностью у работодателей, уточнили в Минтруда, пользуются: подсобный рабочий (1695), воспитатель (406), водитель автомобиля (405), уборщик производственных и служебных помещений (378), медсестра/медбрат (335), помощник воспитателя (286). Тогда как среди соискателей оказалось: 8406 подсобных рабочих, 2542 социальных работника, 1022 юриста, 840 водителей и 805 уборщиков территорий. 

По словам Нуржана Альтаева, благодаря электронной бирже труда, которая работает всего пару месяцев, около 18 тысяч казахстанцев уже нашли себе работу. Во многом благодаря тому, что к порталу были подключены все 199 государственных центров занятости, 34 частных агентства по трудоустройству и четыре сайта по поиску работы, как hipo.kz, market.kz, rabota.nur.kz, zarplata.kz.

Электронная биржа труда, отметил чиновник, даст возможность частным кадровым агентствам использовать базу данных портала для осуществления своей коммерческой деятельности, а государственным центрам занятости населения поможет трансформироваться в эффективные HR-службы. Если сегодня они работают в формате госучреждений, получая фиксированный оклад в размере 80000-120000 тенге, вне зависимости от проделанной работы, то с нынешнего года система изменится. Сотрудники государственных центров занятости будут получать зарплату за количество трудоустроенных людей, по принципу «чем больше результат, тем больше зарплата».

Более того, министерство труда и соцзащиты пообещало устроить в сфере услуг по трудоустройству жесткую конкуренцию, введя в игру на правах аутсорсинга частные агентства занятости. Их финансирование, уточнил вице-министр труда, также будет заависеть от результатов работы. По словам Нуржана Альтаева, расчеты на сегодняшний день уже ведутся, но тариф пока не утвержден.

В том виде, в котором сегодня работают государственные центры занятости, отметил чиновник, они оставаться больше не могут. Об этом говорит и официальная статистика: из 2,2 миллиона человек, которые постоянно находятся в движении, меняют работу, впервые устраиваются, уходят с рынка труда, государственными службами занятости охватывается только 10%. Тогда как 1,7 миллиона человек трудоустраиваются самостоятельно. Правда, не всегда по своей профессии.

По словам президента АО «Центр развития трудовых ресурсов» Даулета Аргандыкова, это следствие недостаточной информированности населения о бесплатных и эффективных инструментах трудоустройства.  

«Симметрия информации на рынке труда, согласно исследованиям McKinsey & Company, ежегодно ведет к потере более 2% роста мирового ВВП, который мог быть достигнут при равновесном рынке труда, то есть при полном соответствии трудовых ресурсов и рабочих мест», – прокомментировал глава центра, сославшись на исследования зарубежных консультантов.

Но при этом добавил: активное использование онлайн-площадок для трудоустройства населения, по оценке этой же компании, к 2025 году может добавить к мировому ВВП порядка 2,7 миллиона долларов. И электронная биржа труда Казахстана должна сыграть в этом хоть и маленькую, но все же роль.

Алина Альбекова